Государственная и зарубежная помощь пострадавшим от голода (57010)

Посмотреть архив целиком








Реферат

На тему:

Государственная и зарубежная помощь пострадавшим от голода



1. Помощь голодающим России


Непризнание факта голода в стране позволяло правительству пренебрегать организацией необходимой продовольственной помощи. Руководство областей, краев и республик, наученное отказами, не спешило в 1946 г. информировать центр о бедствии и обращаться за помощью. Сообщали в Москву только тогда, когда массовое голодание населения грозило остановкой производства. Без постановления Совета Министров СССР или распоряжения Сталина помощь не оказывалась. На переписку и согласование во многих инстанциях уходило не меньше месяца, тем самым упускалось драгоценное время, стоившее жизни тысячам людей. Выделялось из госрезерва меньше того, что испрашивалось. К тому же отпускали совсем не те продукты: вместо крупы — соевый жмых, вместо мяса и рыбы — овощи, а вместо молока — обезжиренная молочнокислая смесь. Бывало и так, что предлагалось обойтись за счет экономии собственных средств и подсобных хозяйств.

Государство почти бесплатно получало от колхозов и совхозов продовольствие, а помощь голодавшим выдавалась в виде суды с процентами. Ссуда могла быть обычной — в 10 ц или льготной — в 2 ц начисления на каждые выданные 100 ц при возврате из очередного урожая, а в виде редчайшего исключения беспроцентная и с рассрочкой на 2 года. Многие колхозы до голода являлись вечными должниками государства, поэтому для них 10%-я зерновая ссуда была очередным ярмом. Некоторые председатели с ведома районных "вождей", чтобы избавиться от компенсации, переоформляли если не всю, то значительную часть ссуды в счет хлебопоставок. В ряде районов Воронежской, Курской, Тамбовской и других областей партийные и советские работники просто обязывали председателей колхозов зачислять отпущенную колхозам государственную хлебную ссуду в выполнение "взятых" обязательств и зерно оставалось на прежнем месте — в "почтовых ящиках". Правительству предоставлялась заведомо ложная отчетность о хлебозаготовках, а колхозники не получали выделенную специальным постановлением помощь. При этом все закрывали глаза на обман.

Больше пользы, чем продссуда и коммерческая торговля, приносило обеспечение хлебом через государственную торговлю, а оно было совершенно недостаточным и не распространялось на колхозное население. Постановлением Совмина СССР от 12 февраля 1947 г. руководству Курской области было разрешено принять на снабжение хлебом в сельской местности по 200 г — 20 тыс. человек и по 100 г. — 30 тыс. человек, что позволило оказать помощь семьям рабочих и служащих, проживавших на селе. Помимо продссуды помощь производилась и в порядке продажи. Твердо соблюдалось правило: весной получил, осенью отдай с процентами. Все постановления и распоряжения об оказании помощи заканчивались требованием возместить резервы в кратчайший срок. Это вынуждало министерство заготовок идти на крайние меры и применять всевозможные ухищрения при выдаче ссуд, вывозить зерно из одних голодных районов в другие и проч.

Решение об оказании помощи больным дистрофией железнодорожникам готовилось правительством в течение месяца. В прошении министра путей сообщения чего только не запрашивалось: фруктово-овощные консервы, соки и фирменный шоколад. Министр не забыл и голодных рабочих. Для них он просил субпродукты III и IV категории, картофель, овощи для бескарточного питания и 6 тыс. пайков на 2 месяца. Главное, о чем просили больные путейцы, — не отбирать у них при госпитализации карточки, чтобы дома их жены и дети, а у некоторых и престарелые родители не умерли бы от голода, пока кормильца спасали от истощения. Сталин не дал министру ни шоколада, ни соков, но разрешил перебронировать резерв картофеля и овощей из урожая собственных подсобных хозяйств, не отбирать у госпитализированных путейцев хлебные карточки, но количество пайков урезал. Больным дистрофией рабочим Ленинграда спустя месяц отпустили продовольствия втрое меньше запрошенного. Такая же участь постигла и рабочих авиационных заводов южных районов и Комсомольска-на-Амуре, которые просили 300 т сои-бобов, 200 т жмыхов сои, 200 т жмыхов других культур и 50 т соевого творога. Соевые бобы не дали вообще, а выдачу жмыхов сократили в 2 раза.

Совмин СССР 1 марта 1947 г. принял секретное постановление о создании в РСФСР и Казахской ССР запасов продовольствия для оказания помощи населению в случае возникновения заболеваемости септической ангиной. Создали необходимый запас продовольствия: муки — 1000 т, крупы — 100 т, сахара — 350 т, жиров животных — 200 т, яиц — 200 ящиков. Расходование велось сверхэкономно, исключительно для больных септической ангиной, ни под каким видом не разрешалось отпускать продовольствие "простым дистрофикам". Продовольственные запасы были выбраны менее чем на 50%. Помощь, в 2-3 раза меньше запрошенной, получили 7 областей и автономных республик России и 3 области Казахстана.

Горьковские облисполком и обком партии, чтобы открыть сто питательных пунктов для больных септической ангиной, просили выделить 200 т муки, 50 т масла, 25 т рыбы, 15 т животных жиров, 15 т сахара и 20 т крупы, а получили треть названных продуктов питания, без мяса и рыбы. Для той же цели, вдвое меньше Горьковской получила продовольственную помощь Курская область. Символическое пособие в размере 15т муки и 0,5 т крупы было выдано больным Ярославской области. Даже если это делалось в зависимости от потребности каждой области, то из столь малого количества продовольствия едва ли что-то доходило до больных септической ангиной.

Упор больше делался на медико-просветительскую сторону дела, чтобы предупредить возможные отравления. По решению бюро Башкирского обкома ВКП(б) и СНК республики в районы массовых заболеваний септической ангиной была направлена специальная литература и плакаты, агитаторы и врачи. Министерство торговли СССР отпустило на питание больным 110 т муки, 10 т жиров, 8 т крупы, 12 т сахара, 12 ящиков яиц.

В то время самой эффективной мерой по предупреждению заболеваний септической ангиной считался обмен населению перезимовавшего в поле под снегом зерна на доброкачественное. В организованные пункты обмена в 1947 г. поступило от населения 9287 т зерна, не убранного вовремя колхозами и совхозами и собранного весной руками голодных людей. В Красноярском крае на обменных пунктах было принято 227 ц пшеницы, ржи, овса. Обмен зерна был организован настолько плохо, что через год, когда сложилась аналогичная ситуация, пришлось принимать по этому же вопросу секретное распоряжение за подписью главы правительства Сталина, которое обязывало Министерство заготовок и Центросоюз обеспечить обмен и отдельное хранение зерна, а также своевременную передачу его спиртзаводам для переработки.

На селе первыми продовольственную и семенную суду получили колхозы и совхозы Черноземной полосы, более других пострадавшие от засухи и находившиеся под угрозой голода летом 1946 г. В конце июля — начале августа Курская область получила 66 тыс. т ржи и 30 тыс. т овса; Воронежская, соответственно — 64 и 45, Тамбовская — 33 и 25; Орловская — 24 тыс. т ржи. Зерно было отгружено и доставлено с баз Министерства продрезервов из Саратовской, Полтавской (УССР), Ульяновской и других областей, где урожай был ниже среднего, а колхозные амбары пустыми. Контроль за выполнением постановлений по помощи возлагался на секретаря Сталина Поскребышева. Первая ссуда колхозам и совхозам черноземных областей была беспроцентной и выдавалась из государственных ресурсов с возвратом натурой равными долями из урожая 1947-1948 гг., но далеко не все районы пострадавших областей ее получили. В Орловской области завезли рожь только в восточные и юго-восточные районы.

Помощь задержала надвигавшийся голод, вселила в людей надежду в преодоление трудностей, приостановила на какое-то время бегство в другие края. В спецсообщении МВД Тамбовскому обкому ВКП(б) о настроениях населения в связи с решением правительства об оказании помощи приведены высказывания колхозников: "Мы думали, погибнем с голоду. У нас все выходило плохо, так как не было дождей всю весну. Однако тов. Сталин о нас позаботился. Нам дали 6 пудов ржаного хлеба. Пошли дожди и картофель неплохо растет. Настроение... поднялось, помощь пришла вовремя" (Лысогорский район); "... Тов. Сталин подумал о нас в своем Кремле и приказал дать хлебушка, скоро получим и с голоду не умрем. Хлеб было дошел до 1000 руб., а теперь скостили до 300 руб." (Знаменский район); "... Мы ожидали голодовку, но государство пошло нам навстречу и дало ссуду, хотя государственные запасы за войну крепко истощали. Дали всем по 2 пуда на едока. Слава Богу и тов. Сталину! Народ воскрес. Помогать будут и скоту сеном... " (Каменский район). Помощь была явно недостаточной и больше рассчитанной на пропагандистский эффект. Осенью того же года она иссякла, никакой другой материальной поддержки не последовало.

Руководство Курской области 27 февраля 1947 г. сообщило Сталину, Молотову, Маленкову и другим о тяжелом продовольственном положении в колхозах, о массовой дистрофии и смертных случаях от истощения. Просило выделить хлеба в продссуду колхозам в размере 2 500 тыс. пудов (40 тыс. т), а также восстановить до августа 1947 г. ежемесячный отпуск 200 т ржи для продажи трактористам, комбайнерам, бригадирам и др. Просьбу удовлетворили через 3 месяца — выдали 10 тыс. т зерна вместо 40 тыс. т.


Случайные файлы

Файл
114809.rtf
102489.rtf
kursovik.doc
ref-16625.doc
142281.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.