Голлистская партия в борьбе за власть на президентских выборах пятой республики во Франции (56969)

Посмотреть архив целиком


Голлистская партия в борьбе за власть на президентских выборах пятой республики во Франции


Пятая республика существует во Франции уже более сорока лет. На протяжении всей ее истории важнейшую политическую роль в стране играет голлистская партия. В течение этого времени семь раз проводились президентские выборы. И неизменно в борьбу за высший государственный пост вступали голлисты.

Первые президентские выборы Пятой республики завершили собой бурный политическими событиями 1958 год. В мае в результате алжирского мятежа, развязанного ультраколониалистами и поддержанного французской армией и сторонниками де Голля, пала Четвертая республика. В результате генерал де Голль после двенадцатилетнего перерыва вернулся к власти. Национальное собрание утвердило его на посту премьер-министра и предоставило сформированному им правительству чрезвычайные полномочия. Под непосредственным руководством генерала была разработана новая конституция. В духе идеи голлизма о государстве она значительно расширила прерогативы президента страны (исполнительной власти) за счет парламента (законодательной власти). В сентябре 1958 г. конституция была одобрена французами на всеобщем референдуме и вступила в силу. Так начала свое существование Пятая республика.

Сразу после референдума сторонники генерала де Голля объединились в партию Союз за новую республику (ЮНР). Голлистские лидеры представили ее как единственную всецело преданную идеям и личности генерала. Однако сам де Голль отказался встать во главе ее, считая себя надклассовым арбитром, представляющим интересы всей нации в целом. Тем не менее, он постоянно поддерживал связь со своими единомышленниками, объединившимися в ЮНР. А они даже приняли решение не избирать председателя партии, а лишь генерального секретаря.

На первых парламентских выборах Пятой республики, прошедших в ноябре, голлистская партия добилась большого успеха. Она собрала более 28% голосов избирателей, выйдя на первое место и получив 188 мандатов в Национальное собрание.

Президентские выборы прошли 21 декабря. Согласно новой конституции они были косвенными. Президент республики избирался сроком на семь лет коллегией нотаблей, представляющих собой 81 тысячу 512 выборщиков. В их число входили депутаты, сенаторы, члены генеральных советов, представители муниципальных советов, дополнительные делегаты, назначенные крупнейшими муниципалитетами, а также члены генеральных советов заморских департаментов, представители заморских территорий и парламентарии, представляющие Алжир.

Де Голль, основатель нового политического режима, как и следовало ожидать, выставил свою кандидатуру. Конкурировать с ним осмелились лишь два представителя левого лагеря - коммунист Жорж Марран и представитель некоммунистической левой Альбер Шатле. Они добились весьма скромных результатов, а подавляющее большинство нотаблей - 62 тысячи 394 (78,5%) проголосовало за де Голля. Итак, президент республики стал центральной фигурой всей французской политики. В самом начале января генерал назначил премьер-министром своего известного соратника Мишеля Дебре. Ключевые посты в кабинете также получили голлисты. Так закончилось формирование политических институтов Пятой республики.

Образование партии ЮНР ознаменовало собой уже третий этап в истории голлизма - крупнейшего идейного и политического движения во Франции XX в.

Первый этап движения начался еще в 1940 г., когда генерал де Голль создал в Лондоне организацию "Свободная Франция". Ее основной задачей было освобождение родины от немецко-фашистских оккупантов. "Свободная Франция" стала первым, хотя и своеобразным в силу военного времени гол-листским объединением. Во время войны де Голль приобрел своих первых сторонников. Многие из них впоследствии превратились в известных деятелей голлистского движения, так называемых "баронов голлизма".

В 1944 г. в период Освобождения де Голль встал во главе Временного правительства Франции. Однако в 1946 г. генерал добровольно покинул пост премьер-министра, разойдясь во взглядах по основным внутриполитическим вопросам с представителями левых партий.

В 1947 г. наступил второй этап движения. Генерал провозгласил создание Объединения французского народа. Основной своей целью оно ставило борьбу за власть и отмену Конституции 1946 г. Однако на протяжении шести лет существования голлистскому объединению так и не удалось добиться желанной цели.

Во время войны и в период Четвертой республики самим де Голлем и его сторонниками была разработана голлистская доктрина. В основе внутриполитических взглядов голлизма лежит идея сильной исполнительной власти, воплощенная в жизнь в Конституции 1958 г. Во внешнеполитических взглядах главной стала идея "национального величия" Франции и независимого, направленного в первую очередь на отстаивание национальных интересов, внешнеполитического курса. В области социально-экономической политики голлисты выступали с требованием реформы отношений между собственниками и трудящимися в духе так называемой идеи "ассоциации труда и капитала". Отличительной чертой голлистского движения на всех его этапах всегда было строгое подчинение власти лидера.

Конец 50-х - начало 60-х гг. явились для голлистской партии сложным периодом ее становления. Несмотря на то, что ЮНР заявила о своей полной поддержке действий президента республики, в действительности придерживаться такого курса ей удалось далеко не сразу. Причиной тому стала "алжирская проблема", остающаяся еще со времени Четвертой республики главенствующей во всей французской политике. "Проблема Алжира" буквально надвое расколола французов. Одна их часть поддерживала почти миллионное европейское население Алжира, в своем большинстве состоящее из так называемых ультраколониалистов. Они отстаивали лозунг "французский Алжир" и стремились во что бы то ни стало сохранить эту важнейшую колониальную территорию в составе Франции и ратовали за продолжение колониальной войны до победного конца. Другая же часть населения метрополии полагала, что Алжиру следует предоставить независимость и таким образом положить конец затянувшейся кровопролитной войне.

Де Голль, придя к власти, взял твердый курс на самоопределение Алжира. Он настоятельно требовал от ЮНР безоговорочной поддержки своей политики. Однако в рядах голлистов было немало сторонников "французского Алжира". Их лидерами в партийных рядах стали сочувствующие алжирским "ультра" Жак Сустель, государственный министр правительства, и Леон Дельбек. Они требовали, чтобы по всем вопросам партия могла принимать независимые от президента республики решения (в первую очередь, разумеется, это касалось "проблемы Алжира").

Другое направление внутри партии возглавляли премьер-министр Мишель Дебре, председатель Национального собрания Жак Шабан-Дельмас и генеральный секретарь ЮНР Альбен Шаландон. Они отстаивали идею безоговорочного подчинения голлистов президенту республики и правительству.

Шаландон и Шабан-Дельмас даже разработали доктрину так называемой "зарезервированной области", которая определяла, в какой мере ЮНР может принимать участие в государственной политике. В соответствии с этой доктриной партия должна была целиком повиноваться де Голлю во всех вопросах, затрагивающих национальные интересы. Их решение президент республики оставлял за собой как глава исполнительной власти. К таковым относились: Алжир, французское сообщество, внешняя политика и оборона. Это был "президентский сектор" или "зарезервированная за президентом область". Вопросы же внутренней политики относились к "открытому сектору". Сюда входили: экономика, финансы, юстиция, образование, культура. Доктрина "зарезервированной области" на долгие годы стала основополагающей для голлистской партии.

Под давлением де Голля в 1960 и 1961 гг. ЮНР мучительно освобождалась от сторонников ультраколониалистов. С подписанием в марте 1962 г. Эвианских соглашений, предоставляющих Алжиру независимость, голлистская партия окончательно утвердилась вместе с президентом республики у власти и превратилась в его прочную опору. На прошедших в ноябре парламентских выборах ЮНР получила 6,5 млн. голосов избирателей. Вместе со слившимся с ним в период подготовки к выборам небольшим левоголлистским объединением Демократический союз труда и группой "независимых республиканцев" ЮНР получила 279 мандатов в Национальное собрание, т.е. абсолютное большинство мест. На посту премьер-министра Мишеля Дебре сменил Жорж Помпиду.

За месяц до парламентских выборов, в октябре 1962 г., де Голль вынес на всеобщий референдум важнейшую поправку к конституции, по которой отныне президент республики должен был избираться всеобщим голосованием. Французы одобрили предложение генерала. Очередные президентские выборы должны были состояться в декабре 1965 г.

Де Голль не сразу решил выдвинуть свою кандидатуру на второй президентский срок. Возраст давал себя знать. Когда в середине 1965 г. на одной из пресс-конференций его спросили, как он себя чувствует, президент пошутил: "Неплохо, но уверяю вас, что в один прекрасный день я все-таки умру". Генералу было 74 года. Тем временем его политические противники уже начали активную предвыборную кампанию.

Партии правой оппозиции, Народно-республиканское движение и "независимые" выдвинули кандидатуру Жана Леканюэ. Они обвинили де Голля в отходе от проатлантического курса. Франсуа Миттерану удалось объединить почти все левые политические организации страны, включая Коммунистическую партию, и выступить в качестве единого кандидата левых сил. Миттеран яростно критиковал установленный де Голлем режим "личной власти", а также обещал избирателям добиваться национализации крупнейших монополий и сохранять светский характер школы.

Де Голль долго колебался, но в последний момент все-таки решил выдвинуть свою кандидатуру. Он объявил об этом ровно за месяц до выборов - 4 ноября 1965 г. Разумеется, генерала тут же единодушно поддержала голлистская партия. Поначалу де Голль не хотел устраивать какую-либо предвыборную кампанию. Он считал, что его повседневный труд на благо отечества и достижения Франции говорят сами за себя. Но его противники развернули ожесточенную борьбу за власть. Пока де

Голль просто ждал дня выборов, они без конца ездили по стране и беспощадно критиковали его действия.

Каждому претенденту отпускалось два часа телевизионного времени. И здесь противники генерала рассказали буквально все о себе и своих предвыборных программах. Сторонники президента начали просить его, чтобы он тоже выступил перед избирателями по телевидению. Но он долго упорно отказывался, заявляя: "Ну что мне им сказать? Меня зовут Шарль де Голль, мне 75 лет!" И все же генерала уговорили. Он выступил перед телезрителями, хотя, как утверждают, не очень удачно. В первом туре де Голль набрал 44% голосов, Миттеран - 32%, Леканюэ - 16%. Был назначен второй тур. В результате за де Голля отдали голоса около 55% избирателей. Так он был переизбран теперь уже всеобщим голосованием еще на 7 лет. На самом же деле следующие президентские выборы состоялись намного раньше.

1966 и 1967 гг. прошли достаточно спокойно как для де Голля, так и для его партии. Однако следующий, 1968 г. прошел под знаком бурных социальных и политических потрясений. Весной и летом на долю президента и правительства выпали труднейшие испытания. Сначала по стране прокатилась волна студенческих выступлений, а затем началась всеобщая забастовка огромного размаха. Такие события явно свидетельствовали о серьезном кризисе, постигшем французское общество. Левые силы требовали отставки президента и правительства. В ответ на это де Голль принял решение распустить Национальное собрание. Обстановка нормализовалась только летом. Правительство провело удачные переговоры с бастующими. А на новых парламентских выборах в июле 1968 г. голлистская партия, выступившая в качестве "партии порядка", одна без союзников завоевала абсолютное большинство мест в Национальном собрании, получив 297 мандатов. После выборов де Голль принял решение сменить премьер-министра. Вместо Жоржа Помпиду, занимавшего этот пост шесть лет и считавшегося преемником генерала, был назначен Морис Кув де Мюрвиль.

Казалось, общественно-политическая жизнь Франции вошла в обычное русло. Однако бурные майские события не давали себя забыть. Под впечатлением происшедшего президент республики задумал осуществить некоторые реформы в духе "сотрудничества классов". Первым шагом на этом пути стал законопроект о новом районировании Франции и обновлении верхней палаты парламента - Сената. Проект был явно неудачным. В нем объединялись две плохо сочетаемые вещи. Тем не менее, де Голль вынес его на всеобщий референдум и заявил, что в случае неудачи уйдет в отставку. И в апреле 1969 г. французы впервые ответили 52% голосов "нет" генералу. Президент республики сдержал свое обещание и тут же сложил с себя вверенные ему полномочия.

Согласно конституции временно исполняющим обязанности президента стал председатель Сената "независимый" Ален Поэр. Другие политические партии страны начали подготовку к новым президентским выборам. Голлистская партия единодушно поддержала бывшего премьер-министра Жоржа Помпиду.

Левые силы на этот раз не смогли выступить совместно. Социалистическая партия приняла решение о выдвижении Гастона Деффера. Помимо того, небольшая, но самостоятельная Объединенная социалистическая партия объявила своим кандидатом Мишеля Рокара. Наконец, коммунистическая партия также предложила собственного претендента на президентский пост. Им стал Жак Дюкло.

Жорж Помпиду при активной поддержке голлистской партии развернул широкую предвыборную кампанию. Его программа разительно не отличалась от программы Поэра. Голлистский кандидат обещал впредь уделять большое внимание не только проблемам Франции, но и нуждам самих французов. Помпиду действовал энергично, много ездил по стране, выступал по радио и телевидению. Своим соотечественникам он показался простым, естественным, говорящим доходчивым языком. Опросы общественного мнения свидетельствовали о том, что он намного опережает противников.

Результаты первого тура были встречены в голлистских кругах с ликованием. Помпиду удалось собрать почти 44,5% голосов избирателей. На второе место вышел Поэр с 23,3%. Далее следовал Дюкло, получивший более 21%. Деффер набрал чуть более 5%, а Рокар - 3,5%. Второй тур не принес никаких неожиданностей. Голлистский кандидат победил своего соперника Поэра, собрав более 58% голосов.

Итак, голлист Жорж Помпиду стал вторым президентом Пятой республики. Он определил дальнейший политический курс Франции словами "преемственность и диалог". Под преемственностью подразумевалось продолжение основных направлений в экономике и политике, сложившихся при де Голле, а под диалогом - их частичное изменение под нажимом партнеров по правящей коалиции.

Главным партнером была вторая буржуазная партия страны - Национальная федерация независимых республиканцев, возглавляемая молодым политиком Валери Жискар д'Эстеном.

На пост главы правительства Помпиду назначил одного из "баронов голлизма", председателя Национального собрания, реформистски настроенного Жака Шабан-Дельмаса. Премьер провозгласил курс на создание так называемого "нового общества", направленного на проведение ряда реформ, которые могли бы предотвратить возможность повторения социального взрыва, подобного майско-июньским событиям 1968 г.

Шабан-Дельмас оставался на своем посту три года. Однако в июне 1972 г. президент республики решает заменить его более консервативно настроенным премьером. Его выбор пал на Пьера Мессмера, голлиста авторитарного склада, считающего своей основной задачей консолидацию сил правых для борьбы с левым лагерем.

В годы правления Помпиду голлистская партия традиционно поддерживала президента республики. Все важнейшие дела в ней по-прежнему вершили "бароны". Но в партийных рядах появилась также и группа активной молодежи, выпестованная Жоржем Помпиду еще в его бытность премьером. Позднее их назовут "молодыми волками" Помпиду или просто помпидолистами.

В целом период Помпиду был для голлистской партии относительно спокойным. Однако все внезапно переменилось в 1974 г. В апреле президент республики скоропостижно скончался. К такой непредвиденной ситуации в голлистских кругах оказались не готовы. События развивались драматически. Явного преемника у Помпиду не было. Его советники хотели, чтобы свою кандидатуру выставил Пьер Мессмер. Но тот решительно отказался. Официальным кандидатом от голлистской партии был выдвинут Жак Шабан-Дельмас. Его поддержали все "бароны голлизма". От "независимых республиканцев" решил баллотироваться Валери Жискар д'Эстен. Единым кандидатом левых сил как и в 1965 г. стал Франсуа Миттеран.

Началась предвыборная кампания. И здесь произошло нечто совершенно непредвиденное. Один из "молодых волков" Помпиду, энергичный и напористый министр внутренних дел Жак Ширак явился организатором раскола в голлистских кругах. Под его руководством 39 депутатов и 4 министра, представляющих голлистскую партию, открыто выступили в поддержку Жискар д'Эстена. Они совместно подписали так называемый "призыв 43-х", направленный против Шабан-Дельмаса.

В результате случившегося итоги первого тура обернулись для голлистского кандидата полным поражением. Шабан-Дельмас собрал всего 15% голосов, пропустив вперед и Миттерана (43%) и Жискар д'Эстена (32%). Последний получил во втором туре 50,8% голосов избирателей и таким образом был избран третьим президентом Пятой республики.

Так голлисты потеряли пост главы государства, принадлежавший им 16 лет. "Бароны голлизма" заклеймили Ширака "предателем". В ответ "молодые волки" обвинили их в том, что они "завели голлизм в болото, лишив движение динамизма и массовой базы". Впоследствии Ширак объяснил свой поступок тем, что, будучи министром внутренних дел, он располагал всеми данными опросов общественного мнения. А они свидетельствовали о том, что голлистский кандидат во втором туре не имел никаких шансов выиграть у единого кандидата левых сил Миттерана.

Новый президент по-королевски отблагодарил Жака Ширака за оказанную поддержку. Он назначил его ни много ни мало премьер-министром страны. Такое назначение отнюдь не было случайным. Хотя после парламентских выборов голлистский ЮДР несколько утратил свое влияние, он по-прежнему оставался главной правящей партией Франции. Голлисты располагали 183 мандатами в Национальном собрании, "независимые республиканцы" Жискар д' Эстена имели всего 55 мест. Отдав пост премьера Шираку, президент рассчитывал с его помощью подчинить себе голлистскую партию.

Поначалу Ширак был просто счастлив. Однако эйфория вскоре прошла. Между президентом и премьер-министром достаточно быстро возник ряд серьезных разногласий по важнейшим политическим проблемам. Ширак, например, считал социально-экономическую политику президента слишком либеральной. Он также протестовал против проводимой Жискаром тактики "национального примирения", направленной на смягчение отношений с левыми силами. Ключевые посты в кабинете министров (министра экономики и финансов, министра внутренних дел и т.п.) заняли, по настоянию президента, "независимые республиканцы". И действовали они, как правило, через голову премьера, обращаясь непосредственно к главе государства. Таким образом, премьер-министр все время чувствовал себя как бы со связанными руками и не сумел стать "Ришелье при Людовике XIII", на что поначалу он очень рассчитывал. В результате в июле 1976 г. Ширак сам подал президенту прошение об отставке. В кратком коммюнике, опубликованном сразу после этого, теперь уже бывший премьер подчеркивал: "Я не располагал средствами, которые считал необходимыми для эффективного осуществления своих функций и поэтому решил положить им конец".

Голлистское движение после кончины Помпиду и избрания на пост главы государства "независимого республиканца" Жискар д' Эстена переживало явный кризис. Жак Ширак твердо решил его реанимировать и встать во главе ЮДР. В декабре 1974 г. он добился своего избрания на пост генерального секретаря голлистской партии. А после отставки с поста премьера в 1976 г. Ширак делает следующий шаг на пути "возрождения голлизма". Он решает на базе ЮДР создать новую сильную голлистскую партию. Так в декабре 1976 г. на учредительном съезде провозглашается создание неоголлистского Объединения в поддержку республики (ОПР), существующего по сей день. Съезд единодушно избрал Ширака председателем объединения.

Новый голлистский лидер объявил, что "ОПР не имеет другой цели, как вернуться к истокам и вызвать новый порыв". Что подразумевалось под этой красивой фразой? Понять нелегко. Но одно несомненно. Ширак был полон больших честолюбивых замыслов. Он думал уже о самом высоком государственном посте. Так в 1976 г. для голлистского лидера начинается его дорога к власти длиною почти в 20 лет. Но пока он делает лишь первые шаги на столь сложном пути и свою главную опору видит в сильной, полностью подчиненной ему голлистской партии.

Между тем ОПР достаточно тяжело утверждался на политической арене Франции. 1978-1980 гг. прошли для голлистской партии под знаком борьбы за утверждение самостоятельности в правительственной коалиции. Здесь ее ждали серьезные испытания.

В ходе подготовки к парламентским выборам 1978 г. важнейшую цель голлисты видели в победе над левыми силами. В то же время они рассчитывали утвердить свое преобладающее положение в коалиции правых партий. Ширак все чаще позволял себе критику в адрес правительства, порицая главным образом его социально-экономическую политику.

Перед выборами партия президента республики (с 1977 г. она стала называться Республиканской) объединилась с Социально-демократическим центром, Республиканской партией радикалов и радикал-социалистов и Движением социал-демократов в избирательный картель Союз за французскую демократию (СФД). Жискар д'Эстен и его сторонники рассчитывали таким образом создать в Национальном собрании фракцию, по крайней мере равноценную голлистской. Но им этого добиться не удалось. На парламентских выборах 1978 г. ОПР получил 155 мандатов, тогда как СФД - 119.

Такая расстановка сил в Национальном собрании явилась для Ширака отправным пунктом для еще более жесткой критики партнера по коалиции. Теперь "мишенью для его ядовитых стрел" становится уже внешняя политика президента. Причиной именно данной направленности явилась подготовка к намеченным на лето 1979 г. выборам в Европейский парламент. Жискар д'Эстен ратовал за расширение западноевропейской интеграции. Ширак же заявил, что подобная позиция противоречит национальным интересам Франции и заставляет ее приспосабливать свою политику к интересам других стран Европы. Председатель ОПР даже объявил Республиканскую партию, возглавляемую Жискаром, "партией заграницы".

Столь резкое осуждение правительственной политики вызвало недовольство в рядах голлистов. В руководстве ОПР было немало людей либерального толка. Они отнюдь не желали, чтобы их партия вступала в открытый конфликт с главой государства. В ЦК ОПР стала совершенно явной оппозиция председателю, который, по ее мнению, вел себя авторитарно, не считаясь с другими членами руководства партии. В такой обстановке в июне 1979 г. состоялись выборы в Европарламент. На них голлисты потерпели крупную неудачу. Они смогли собрать всего 16% голосов. СФД получил 27,5%.

В следующем году Ширак предпринял немало усилий, чтобы добиться единства в партийных рядах. Ему этого не удалось. А между тем нужно было начинать подготовку к президентским выборам 1981 г. Председатель ОПР и его сторонники в ЦК взяли курс на то, чтобы на предстоящих выборах голлистская партия смогла "выступить как самостоятельная политическая сила, не только противостоящая левым, но и подчеркивающая свою альтернативность политике жискаровцев".

Взятый руководством ОПР курс тем не менее не привел к партийному единству. Многие голлисты были разочарованы деятельностью Ширака. Когда началась предвыборная кампания, помимо председателя ОПР еще два представителя голлистской партии решили выдвинуть свои кандидатуры. Первым из них был известнейший деятель голлистского движения, бывший премьер-министр Мишель Дебре. Он заявил, что стратегия и тактика Ширака губят шансы расширить влияние голлизма в стране. Дебре выступил за сохранение идейного наследия де Голля и формирование правительства "общественного спасения". Еще одним кандидатом от голлистской партии стала бывший советник Помпиду и самого Ширака Мари-Франс Гаро. Главными лозунгами ее предвыборной программы были борьба с коммунизмом и укрепление франко-американского политического и военного сотрудничества. В столь сложной ситуации Шираку все же удалось добиться того, что съезд ОПР именно его выдвинул официальным кандидатом в президенты.

Вести предвыборную кампанию Шираку было нелегко. Помимо соперников из собственной партии кандидатами были президент республики Валери Жискар д' Эстен, опытнейший Франсуа Миттеран, в третий раз штурмовавший Елисейский дворец. На сей раз он выступал в качестве представителя Социалистической партии. Коммунисты также выдвинули своего кандидата - председателя партии Жоржа Марше.

Результаты первого тура не принесли никаких неожиданностей. На первое место вышел Миттеран с 28,3% голосов. За ним следовал Жискар д'Эстен, собравший 25,8%. Ширак сумел выйти на третье место, получив 18%. Более 15% голосов было отдано Марше. За Дебре проголосовало всего 1,6% избирателей, а за Гаро - 1,3%.

Между двумя турами голосования руководство ОПР отказалось выступить с официальной поддержкой в решающем туре Жискар д'Эстена. ЦК партии предоставил каждому голлисту право самому "сделать выбор сообразно со своей совестью и руководствуясь интересами Франции". 10 мая во втором туре победил социалист Миттеран, собравший 51,75% голосов избирателей? На последующих сразу за президентскими досрочных парламентских выборах Социалистическая партия, получив 285 мандатов, добилась значительного перевеса над правыми. Впервые в истории Пятой республики она образовала левое большинство в Национальном собрании и левое правительство. А голлистская партия впервые в истории Пятой республики полностью утеряла власть и перешла в оппозицию.

Лидера ОПР поражение на только что прошедших президентских и парламентских выборах ничуть не подкосило. Он, в отличие от Жискар д'Эстена, достаточно быстро приспособился к новой расстановке политических сил в стране. Теперь Ширак, при единодушном одобрении всех голлистов, подвергает ожесточенной критике практически все реформы, предпринятые правящим левым блоком и утверждает, что они приведут Францию к экономической катастрофе. Он неустанно называет политику левого кабинета "отжившей", "доктринерской", "безответственной". Таким образом, глава ОПР за короткое время становится общепризнанным лидером правой оппозиции.

Между тем политика нового руководства страны уже вызывает разочарование в различных слоях населения, связывавших с приходом к власти левых сил большие надежды на улучшение своего положения. В такой ситуации правые партии начали постепенно отвоевывать свои позиции. ОПР и СФД добились значительного успеха на муниципальных выборах 1983 г. В том же году голлисты во главе со своим лидером разработали новую интересную тактику. Не без основания рассчитывая добиться перевеса над левыми партиями на предстоящих в 1986 г. парламентских выборах, они сочли вполне возможным сотрудничать с президентом-социалистом, мандат которого истекал лишь в 1988 г. Так уже в конце 1983 г. ближайший советник Ширака Эдуар Балладюр заявил об этом на страницах крупнейшей газеты "Монд". Он писал: "Нельзя исключать возможности сосуществования настоящего главы государства с будущим новым большинством... никакими усилиями будущее большинство не сможет прогнать президента республики, и если он сам не уйдет в отставку, то нужно будет управлять вместе с ним".

Как и ожидалось, на парламентских выборах 1986 г. правые добились перевеса. Вместе ОПР и СФД теперь располагали 291 мандатом из 575 в Национальном собрании. Тогда Миттеран предложил сформировать новый кабинет Жаку Шираку. Лидер ОПР при полном одобрении как собственной партии, так и политических объединений, входящих в СФД, согласился. Он явно рассчитывал развернуть активную деятельность на посту премьера и завоевать симпатии соотечественников. Для всех уже было очевидным, что пост премьер-министра Ширак расценивал как "трамплин" для повторного "штурма" Елисейского дворца.

Главной в политике нового правительства стала ее социально-экономическая программа. Она предусматривала, прежде всего, денационализацию и активную либерализацию экономики. Работа кабинета была направлена также на борьбу с преступностью и терроризмом, решение проблем иммигрантов и высшего образования. В целом деятельность правительства Ширака можно было оценить скорее положительно. Однако некоторые мероприятия кабинета встретили большое недовольство. К ним можно отнести в первую очередь отмену налога на крупные состояния и попытку провести реформу высшей школы, обернувшуюся массовыми протестами студентов.

Нелегко складывались отношения премьер-министра с президентом республики. Миттеран обладал непревзойденным политическим талантом и чутьем. Он очень быстро нащупал все слабые стороны своего премьера и при каждом удобном случае умело и незаметно вставлял ему палки в колеса. В результате популярность Миттерана среди французов росла, а Ширака падала.

Тем временем час президентских выборов 1988 г. неумолимо приближался. Шираку было очень трудно заниматься избирательной кампанией и одновременно выполнять обязанности премьера. А круг претендентов на президентское кресло расширялся. Главным соперником голлистского лидера был, конечно, Миттеран. Но даже в правом лагере объявилось еще два кандидата. О своем выдвижении заявили бывший премьер-министр, формально беспартийный, центрист Раймон Барр и лидер ультраправого Национального фронта Жан-Мари JIe Пен.

Голлисты тем не менее активнейшим образом включились в битву за высший государственный пост. В ход были пущены все методы: реклама, поездки по стране, радио и телевидение. Деятели гол-листского движения разных поколений без устали твердили о достоинствах Ширака. Они подчеркивали, что их кандидат самый энергичный, молодой и симпатичный.

Ширак во время предвыборной кампании часто повтор19ял слова, ставшие его девизом: "Всегда, когда есть желание, найдется и путь к его осуществлению". Статьями о нем и интервью с ним в первые месяцы 1988 г. буквально пестрела вся правая пресса. В центральных газетах то и дело печатался портрет премьера и надпись рядом с ним: "Кто такой Ширак? Возвращенная безопасность. Сокращенные налоги. Укрощенная безработица. Защищенное социальное обеспечение. Сильное и свободное предпринимательство. Уважаемая Франция".

Однако лидер ОПР не смог добиться желанного результата. В первом туре президентских выборов в апреле 1988 г.34,1% голосов собрал Миттеран. Ширак получил только 19,9%, Барр - 16,5%. Во втором туре, прошедшем в мае, лидер социалистов одержал решительную победу над председателем ОПР. Миттерану отдали свои голоса 54% избирателей, Шираку - всего 46%. И вновь, как и в 1981 г., Миттеран распустил правое Национальное собрание. На внеочередных парламентских выборах большинство получили социалисты с союзниками. Голлисты опять оказались в оппозиции.

На сей раз председатель ОПР глубоко переживал поражение. Он смог оправиться от полученного удара далеко не сразу. Голлистское движение как бы замерло вместе со своим лидером. Но вот в 1990 г. соратники Ширака по партии, бывшие министры его правительства, Шарль Паскуа и Филипп Сеген осмелились открыто выступить против инертности голлистского движения и бездеятельности председателя ОПР. Кампания быстро стала шириться. Она велась не только в средствах массовой информации, но и на очередном съезде голлистской партии. Подобная шокотерапия быстро подействовала на Ширака. Он, как писали французские журналисты, тут же "проснулся" и "сел на боевого коня". Теперь опять никто не сомневался, что председатель ОПР вновь всеми силами начнет бороться за высший государственный пост.

Тем временем события развивались. Социалистическое правительство явно теряло авторитет. Становилось все более очевидным, что на предстоящих в 1993 г. парламентских выборах верх возьмут правые силы. Президент республики Миттеран спокойно стал готовиться ко второму "сосуществованию".

Ширак, вспоминая о печальном опыте своей работы с Миттераном, задолго до выборов объявил, что не согласится в третий раз сесть в кресло премьера. Но голлистская партия по-прежнему оставалась главной действующей силой оппозиции. В такой ситуации уступить второй государственный пост страны было бы нецелесообразно. Председатель ОПР начал размышлять над тем, как же поступить. Вскоре решение было найдено. Он пришел к выводу, что в случае второго "сосуществования" с

Миттераном, премьер-министром станет представитель ОПР, его ближайший советник, бывший министр экономики и финансов Эдуар Балладюр. Ширак полагал, что пока его друг и соратник понесет на себе нелегкую ношу премьера, сам он спокойно будет готовить свою третью президентскую кампанию. Глава голлистской партии считал, что его верный советник никогда не "перейдет ему дорогу" и не решится вступить в борьбу с ним за верховную власть. Ширак собственными руками сделал все, чтобы Балладюр приобрел высокий политический имидж и выглядел достойным претендентом на пост премьер-министра.

Парламентские выборы, прошедшие в марте 1993 г., принесли огромный успех правым силам. ОПР совместно с СФД получили 480 мандатов в Национальное собрание. И президент республики с подачи Ширака действительно назначил Балладюра премьер-министром. Однако ожидания председателя ОПР не оправдались. Новый глава правительства сразу после назначения начал пользоваться большой популярностью среди французов и поэтому достаточно быстро отстранился от своего благодетеля. Постепенно становилось ясным, что Балладюр сам намерен выставиться на президентских выборах.

Поначалу Ширак просто не хотел верить в то, что его ближайший советник способен нанести ему такой удар в спину. Тем не менее это становилось совершенно очевидным. Ситуация усугублялась еще и тем, что, согласно опросам общественного мнения, Балладюр стабильно считался кандидатом в президенты с самыми большими шансами на успех. Ширак же значительно уступал ему. Тем не менее председатель ОПР твердо решил не складывать оружия. Правда, пока он занял выжидательную позицию и не делал каких-либо решительных заявлений. В партийных рядах сложившееся положение вызвало шок. Такого голлистская партия за свою тридцатилетнюю историю еще не знала. Но пока голлисты лишь пристально наблюдали за тайной войной двух лидеров.

Крайне напряженной ситуации политическая обстановка в стране достигла осенью 1994 г. Балладюр по-прежнему лидировал в списке кандидатов на президентский пост. Ширак отставал от него почти на десять пунктов. Под влиянием такой популярной стабильности премьер-министра в его пользу в первую очередь высказались видные представители СФД Симон Вей, Франсуа Леотар, Клод Байру. Но и в голлистской партии образовалась довольно мощная группировка, ратующая за выдвижение премьера в президенты. В конце 1994 г. Балладюра открыто поддержали голлисты Шарль Паскуа, Николя Саркози, Мишель Барнье. Безоговорочную верность Шираку хранили лишь известные деятели голлистского движения министр иностранных дел Ален Жюппе и председатель Национального собрания Филипп Сеген.

Ширак не дрогнул и в такой сложной и неприятной ситуации. В начале ноября он официально в третий раз выдвинул свою кандидатуру на пост президента республики. Председатель ОПР твердо заявил: "Я следую моей дорогой. Остальное меня не волнует. Ничего еще не решено. Я должен продолжать. Я должен вести диалог с французами".

Четыре месяца казалось, что все его усилия тщетны. Ничего не менялось. И все-таки Ширак, со свойственными ему упорством и силой воли, буквально заставил обстоятельства перемениться в его пользу. Настоящая предвыборная кампания началась лишь в конце февраля, когда стало ясно, что основных претендентов на Елисейский дворец трое - Жак Ширак, Эдуар Балладюр и социалист Лионель Жоспен. Ширак еще более преобразился и ввязался в отчаянную борьбу по завоеванию избирателей, следуя известному выражению генерала де Голля: "Жизнь - это битва, успех в ней стоит усилий". А вести битву он умел прекрасно. Опыта ему было не занимать. Ведь для него это была уже третья попытка. Все больше и больше вовлекаясь в кампанию, председатель ОПР проявил, по словам Алена Жюппе, "свои обычные жизненную силу, динамизм, способность увлекать за собой и железную волю".

Большие митинги, выступления в прессе и по телевидению, простые встречи с избирателями в столице и в провинции следовали нескончаемой чередой. Основным лозунгом третьей президентской кампании Ширака стали слова: "Франция для всех". Лидер голлистов без устали общался с согражданами, стремясь разъяснить им ударные идеи своей программы, которые гласили: вернуть каждому французу его место и его шанс в обществе; поставить все основные силы нации на службу занятости трудящихся; установить истинную солидарность; помочь французам стать хозяевами их судьбы; гарантировать республиканский порядок.

Результат не замедлил сказаться. Ширак снискал благосклонность самых разных слоев населения. В середине марта опросы вывели его в фавориты кампании. Только за ним, примерно с равными шансами, шли Балладюр и Жоспен.

Премьер-министр был явно не готов к подобному повороту событий. Поначалу он вообще не вел предвыборной кампании, а лишь продолжал выполнять обязанности премьера и ждать своего часа. Но, по мере того, как обстоятельства все больше складывались не в его пользу, главе правительства тоже пришлось развернуть кампанию по завоеванию избирателей. И здесь сразу сказалось отсутствие у него опыта в проведении подобных мероприятий. Встретившись, наконец, с французами лицом к лицу, Балладюр не сумел расположить их к себе должным образом.

Итог первого тура выборов, прошедшего 23 апреля 1995 г. оказался несколько неожиданным. Балладюр получил 18,5% голосов, Ширак - 20,8%. А на первое место вышел Жоспен, собрав 23,3%. Таким образом, кандидат социалистов доказал, что он может быть серьезным соперником. Между двумя турами некоторые опросы общественного мнения свидетельствовали, что у Жоспена равные с Шираком шансы на победу. Однако и при таком раскладе председатель ОПР не дрогнул. Он уверенно и энергично провел еще одну, заключительную серию митингов и удачно выступил в теледебатах.7 мая во втором туре выборов Ширак победил, набрав около 53% голосов избирателей. Так в 62 года председатель ОПР с третьей попытки достиг самой вершины пирамиды власти. Жак Ширак стал пятым президентом Пятой республики. Голлистская партия смогла, наконец, вернуть себе высший государственный пост, потерянный двадцать лет назад.




Случайные файлы

Файл
96500.rtf
76656-1.rtf
7096-1.rtf
33970.rtf
160149.rtf