Буржуазная национальная революция в Турции (56758)

Посмотреть архив целиком

Введение


Еще в 1913–1914 гг.ж Турция испытывала большие трудности, так как мировой войне предшествовали потрясения триполитанской и балканской войн. Но по сравнению с 1913–1914 гг. экономика Турции к концу мировой войны обнаружила дальнейший упадок. Вместе с тем в Турции за годы войны происходил важный процесс перемещения центров хозяйственной жизни из Стамбула в Анатолию.

Одновременно на чала усиливаться роль внутренней (анатолийской буржуазии), которая прежде совсем не занималась внешней торговлей, а в промышленности имела очень слабые позиции. Режим капитуляций и общее стремление капиталистических держав консервировать феодальные или полуфеодальные отношения в Турции препятствовали развитию турецкой промышленности.

За время мировой войны положение изменилось. Торговая буржуазия Анатолии, усилились в связи с вывозом сельскохозяйственных продуктов в Германию и Австрию. Во-вторых в Анатолии стали создаваться мелкие предприятия, которые было необходимо создать по условиям военного времени. Усилению анатолийской Буржуазии содействовало и то, что режим капитуляций фактически перестал применятся во время войны.

Ввиду этого анатолийская буржуазия стала сознавать свою силу и выдвигать свои требования. Во время мировой войны анатолийская буржуазия боролась, хотя и очень слабо, против засилия немцев. Ее деятельность не привела к положительным для Турции результатам.

После окончания войны эта буржуазия не могла примирится с перспективой утраты приобретенных позиций. Она не желала возвращаться к прежнему положению, лишавшему ее и прибыли и самостоятельности. Попытка держав Антанты прекратить государственное существование Турции толкнула анатолийскую буржуазию на путь национальной революции.


1. Объективные предпосылки и особенности буржуазной революции в Турции


Народное движение в Турции возникло сразу после Мудросского перемирия. Оно развивалось в Анатолии – в той части Турции где издавна складывалось основное ядро турецкой нации. Основной движущей силой движения было крестьянство. Вначале выступления крестьян носили стихийный характер и выражали, по сути дела, протест против феодально-помещичьего гнета. В ряде случаев в конце 1918 и в начале 1919 г. крестьяне-партизаны вели вооруженную борьбу с жандармами, видя в них своих непосредственных и ближайших врагов. Но вторжение чужеземных войск переключило эту борьбу в национальное русло. Оккупация важнейших районов страны принесла крестьянству новые тяготы, новое разорение, произвол и насилия иностранных захватчиков, множество крестьян, находивших ранее заработок в Стамбуле, Измире и т.д., лишились, в связи с войной и оккупацией, и этого источника существования. Оккупация Измира греками тяжело отразилась на окрестном турецком крестьянстве. Возникла угроза полной потери земли, а быть может, и самой жизни. И прежде в Анатолии существовала глубокая греко-турецкая рознь. Она усиливалась тем, что, благодаря «капитуляциям» и иностранному покровительству, греческая буржуазия пользовалась особыми привилегиями в Оттоманской империи. К тому же в Измирском районе было немало греков-помещиков, владевших обширными землями и подвергавших турецких крестьян жестокой эксплуатации. Рабочий класс Турции был слишком малочислен и политически слаб, чтобы стать гегемоном движения. Главные промышленные центры с более или менее компактными массами рабочего класса, как Стамбул, Измир, Адана, были оккупированы в самом начале национальной революции и потому не могли активно участвовать в национальной борьбе. Ввиду этого крестьянские стихийные выступления, при отсутствии руководства со стороны передового класса, не приобрели характера аграрной революции, и крестьянство, быстро переключившись в русло национальной борьбы с чужеземными захватчиками, не сумело в ходе этой борьбы осуществить и даже выдвинуть (за исключением отдельных изолированных выступлений) свои непосредственные классовые требования.

В результате национально-освободительное движение возглавила анатолийская буржуазия, выступившая в качестве представительницы общенациональных интересов. Окрепшая за годы мировой войны, эта буржуазия приобрела серьезную политическую силу. Отторжение развитых в хозяйственном отношении районов – Стамбула, Измира, Киликии и других – не могло не вызвать ее решительного сопротивления. Анатолийская буржуазия видела перед собою реальную угрозу не только утраты этих районов, но и гибели всего турецкого государства. Буржуазные национальные организации стали возникать после Мудросского перемирия одновременно в разных пунктах страны. Они носили различные наименования: «против аннексии», «национальный конгресс», всевозможные «лиги», «комитеты», «союзы», но чаще всего встречалось название «общество защиты прав» того или иного района, вначале национальные организации носили весьма умеренный характер. Турецкая буржуазия, особенно крупная, еще надеялась на султана. Так, например, в Стамбуле национальные организации занимались преимущественно публикацией статей о правах турок на турецкие земли, посылали обращения представителям держав Антанты, ходатайствовали перед султаном о созыве парламента и т.д. Ряд стамбульских деятелей, представлявших интересы компрадорской буржуазии, стоял за принятие американского мандата над Турцией. Даже анатолийские национально-буржуазные организации, настроенные более радикально, чем стамбульские, тоже не сразу примкнули к вооруженной борьбе крестьян. Некоторое время анатолийская буржуазия присматривалась, выжидая того момента, когда определится размах движения. Возглавив национальную революцию, анатолийская буржуазия смогла ограничить ее рамками антиимпериалистической борьбы и воспрепятствовать ее переходу на высший этап.


2. Основные этапы революции


Проводником идей анатолийской буржуазии и организатором движения была турецкая патриотическая интеллигенция, преимущественно ее военные слои. Из этих слоев; выдвинулся руководитель национальной борьбы турецкого народа – Мустафа Кемаль. Мустафа Кемаль родился в 1880 г. в небогатой турецкой буржуазной семье в Салониках. Получив среднее и высшее военное образование, Кемаль, как и многие другие турецкие офицеры, еще юношей, в академии генерального штаба в Стамбуле примкнул к младотурецкому движению. Зимою 1917/18 г. Кемаль, ездил в Германию и там пришел к убеждению, что Турция должна возможно скорее выйти из своей зависимости от немцев. В сентябре 1918 г. Кемаль прибыл в Сирию. Здесь его и застало Мудросское перемирие.

После тщетной попытки склонить Порту к сопротивлению англичанам, неправомерно продвигавшимся за линию, установленную перемирием, в частности, на Александретту, Кемаль сдал командование и выехал в столицу. Он возобновил там связи с военными, пытался пробудить национальные чувства у султана и у депутатов тогда еще существовавшего парламента, но все было бесполезно. Между тем, в Анатолии к этому времени национально-освободительное движение уже достаточно развернулось. На юге турецкие крестьяне начали партизанскую борьбу против французских оккупантов. В восточных вилайетах национальные организации выступали с требованиями дать отпор посягательствам и провокациям греков и дашнаков. В Западной Анатолии ряд турецких офицеров примкнул к крестьянским партизанским отрядам, подготовляя вооруженное сопротивление империалистам.

Мустафа Кемаль понял, что организация национальных сил для борьбы за независимость возможна только в Анатолии – средоточии турецкой нации, вдали от иностранных оккупантов, на основе уже развернувшегося партизанского движения. Кемаль стал при посредстве друзей добиваться командировки в Анатолию. Его желание не встретило возражений ни со стороны султана, ни со стороны великого визиря Дамад Ферида паши. Он сам и его друзья требовали для него места в правительстве. Пребывание столь оппозиционно настроенного и популярного генерала в столице стесняло Порту. Поэтому султан охотно санкционировал предложение командировать Мустафу Кемаля пашу в Анатолию в качестве инспектора армии.

16 мая 1919 г., на другой день после оккупации Измира греками, Мустафа Кемаль выехал из Стамбула и 19 мая прибыл в Самсун.

Мустафа Кемаль взял на себя задачу объединения национальных организаций. Он разослал по всей стране циркулярные письма и телеграммы, в которых заявлял, что «неприкосновенность родины и независимость нации – в опасности», и поэтому необходимо созвать национальное собрание, «свободное от всякого влияния и контроля». Кемаль принял участие в начавшейся еще до его приезда подготовке к созыву конгресса обществ защиты прав восточных вилайетов. Уже в первых обращениях Кемаля содержалось положение о том, что «Стамбул отныне перестает господствовать над Анатолией и должен ей подчиниться». Из Самсуна, уязвимого со стороны британского флота, Кемаль переехал в глубь Анатолии, через Амасью и Сивас, в Эрзерум.

Активность Кемаля вызвала беспокойство султана и его правительства. 'В это время, в июне 1919 г., Порта отправляла делегацию на мирную конференцию в Париж. В начале июля 1919 г., султан передал Кемалю по телеграфу личный приказ немедленно вернуться в Стамбул.

Однако, Кемаль отказался вернуться. Еще сохраняя внешнюю лояльность по отношению к султану, он, чтобы не быть связанным военной дисциплиной, подал в отставку и заявил, что останется в Анатолии как частный гражданин. Оттоманская делегация на Парижской конференции потерпела полную неудачу.

В середине июля 1919 г. делегация вернулась в Стамбул. Дамад Ферид паша дал в газеты ложный отчет, скрыв унижение, которому делегация подверглась в Париже. Но подлинные известия проникли в Турцию, и попытка Ферида исказить истину лишь усилила в стране презрение к великому визирю. Всякие иллюзии в отношении Порты, если они прежде и существовали, окончательно рухнули. Анатолийские национальные организации убедились, что нужно рассчитывать только на народные силы.

23 июля 1919 г. в Эрзеруме под председательством Кемаля открылся конгресс обществ защиты прав восточных вилайетов. На нем обсуждался вопрос о том, как предотвратить расчленение Восточной Анатолии и воспрепятствовать созданию на ее территории греческого и армянского государств.

Эрзерумский конгресс продолжался две недели, до 6 августа 1919 г. Принятые им резолюции и манифест гласили, что турецкий народ не допустит расчленения и закабаления Восточной Анатолии. На съезде был избран «Представительный комитет» во главе с Кемалем, получивший полномочия создать, в случае необходимости, временное правительство. По сути дела Представительный комитет и был если не формальным, то фактическим первым временным правительством новой Турции.

С 4 по 12 сентября того же года в Сивасе заседал конгресс обществ защиты прав уже не только восточных вилайетов, но всей Турции. В Эрзеруме речь шла преимущественно об отпоре попыткам создать армянское и греческое государства на территории Восточной Анатолии. В Оивасе же обсуждалась общетурецкая проблема борьбы против империалистов Антанты. Поэтому Сивасский конгресс не ограничился подтверждением эрзерумских решений, а принял развернутую программу национальных требований: независимость страны, сохранение за Турцией всех земель в пределах линии перемирия, вывод оккупационных войск, право Турции на самостоятельное развитие, без иностранного вмешательства, отмена всяких ограничений, нарушающих суверенитет нации.

Сивасским конгрессом был избран новый Представительный комитет, тоже возглавленный Кемалем. Этому комитету фактически подчинилась вся Анатолия, за исключением районов, оккупированных иностранцами.

Перед самым окончанием Сивасского конгресса султанское правительство и англичане организовали восстание курдов, чтобы разогнать съезд и арестовать его руководителей. Попытка эта потерпела неудачу. В ответ Представительный комитет прекратил почтовую и телеграфную связь между Анатолией и Стамбулом и потребовал от султана замены кабинета Ферида паши правительством, пользующимся доверием нации. Против самого султана кемалисты в этот период открыто не выступали.

По всей Анатолии прокатилась волна митингов и собраний; разрозненные партизанские отряды в Северо-Западной Анатолии объединились в более крупные части и приняли общее наименование «национальные силы»; многочисленные резолюции требовали немедленного похода на Стамбул. Кемаль, сам опасавшийся бурного антисултанского движения, предупредил султана, что если он не даст отставки Фериду, то «нация увидит себя вынужденной обратиться к необходимым действиям, и этому уже нельзя будет ничем помешать».

В целях выигрыша времени султан в начале октября 1919 г. согласился на отставку Ферида. Великим визирем был назначен другой сановник – Али Риза паша. Новое правительство приняло требование, кемалистов о созыве оттоманского парламента, а кемалисты восстановили связь со Стамбулом. Несколько месяцев еще продолжалась видимость мира между Стамбулом и Анатолией. В начале 1920 г. открылся оттоманский парламент. 28 января он принял так называемый «Национальный обет». По существу это было парламентское оформление принципов, провозглашенных Эрзерумским и Сивасским конгрессами. Национальный обет подтвердил эти принципы в форме торжественной декларации независимости Турции и сделался, таким образом, знаменем национальной борьбы.

Документ устанавливал, что «совокупность территорий, находящихся по эту сторону определенной перемирием линии и заселенных османским и мусульманским большинством, которое имеет полную общность происхождения, расы и религии и глубочайшим образом привязано к своим этническим и социальным правам, составляет юридически и фактически неделимое целое». Судьбу земель, заселенных арабским большинством, Национальный обет предлагал решить путем свободного волеизъявления местного населения. Тот же способ предлагалось применить для решения судьбы Западной Фракии и трех восточно-анатолийских санджаков. Выдвигалось требование гарантировать безопасность Стамбула и Мраморного моря от всякого посягательства; этому условию должен соответствовать режим мореплавания в проливах. Одним из наиболее важных пунктов Национального обета был пункт о независимости Турции.

Парламент в начале марта 1920 г. добился новой смены кабинета; в правительство были включены некоторые деятели, близкие к кемалистам. Все это встревожило англичан и султана. Они решили прибегнуть к репрессиям.

16 марта 1920 г. ночью в Стамбуле высадился английский десант, и город был официально объявлен оккупированным. Британские отряды заняли правительственные учреждения, казармы, почту, телеграф и т.д. Было введено военное положение несколько десятков депутатов парламента были арестованы и сосланы на остров Мальту; только части депутатов удалось бежать в Анатолию.

Парламент был разогнан. На пост великого визиря снова вернулся Дамад Ферид паша. Теперь султан и Порта, опираясь па Англию, открыто выступили против Анатолии. Шейх-уль-ислам издал фетву, в которой объявил анатолийское движение мятежом, а Кемаля преступником.

Разгоном парламента и оккупацией Стамбула закончился период относительного «мира» между кемалистами и султанским правительством. Стамбул вступил в войну с Анатолией.

Теперь Анатолия перестала уже и формально признавать султанское правительство. Вслед за разгоном парламента Кемаль собрал в Анкаре новый парламент, принявший название Великого национального собрания Турции. Он открылся 23 апреля 1920 г. В него вошли депутаты, бежавшие из Стамбула, а также новые депутаты от Анатолии, избранные теми же выборщиками, которые выбирали депутатов разогнанного парламента.

Все распоряжения султана и его правительства, изданные с момента оккупации Стамбула, были объявлены не подлежащими исполнению. Но кемалисты все еще сохраняли фикцию султаната и халифата. Поэтому Великое национальное собрание объясняло свои действия тем, что султан-халиф находится «в плену у неверных».

Этим была завершена организация национальной власти в Анатолии.

В конце апреля 1920 г. на конференции в Сан-Ремо державы Антанты приступили к оформлению договоров о разделе Турции. Здесь было достигнуто окончательное соглашение о разделе арабских стран. Под видом «мандатов» Англия получала Ирак и Палестину, а Франция – Сирию и Ливан. При этом Франция уступила Англии район Мосула, который по тайному договору 1916 г. должен был бы отойти к Франции, а Англия выделила Франции долю в мосульской нефти и согласилась на присоединение Киликии к Сирии. В результате конференция выработала окончательный проект «мирного» договора с Турцией. В мае 1920 г. проект был вручен султанскому правительству и опубликован в печати. Султан сформировал в Стамбуле «халифатскую армию» во главе с Анзавуром, по профессии жандармом, получившим для этого случая от султана титул паши. Англичане предоставили Анзавуру вооружение и перебросили его «армию» на английских кораблях в Анатолию.

Силы внутренней контрреволюции оказались недостаточными. «Халифатская армия» рассыпалась в первых же столкновениях с анатолийскими партизанами. Вскоре стамбульское правительство, убедившись в своем бессилии, полностью отказалось от вооруженной борьбы против Анатолии.

Гораздо больше надежд внушал англичанам метод прямой иностранной интервенции. В июне 1920 г. греческая армия выступила из Измира. Уже в июле она заняла Балы-кесир, Брусу и ряд других городов и начала продвигаться в глубь Анатолии. Другая греческая армия вступила во Фракию и заняла Адрианополь.

Союзники в ультимативной форме потребовали от Порты подписания договора. После кратковременной проволочки Порта подчинилась. 10 августа был подписан Севрский договор.

Севрский договор являлся частью версальской системы. Турция теряла в Европе все свои владения, за исключением Стамбула с небольшим прилегающим районом, а в Азии – не только все арабские территории, но также Киликию и широкую полосу вдоль сирийской границы, отходившие к Франции, и Мосул, отходивший к Англии.

Однако еще более важные территориальные постановления содержались в третьей части договора, носившей название «Политические положения». Здесь в различных формах и под разными предлогами державы-победительницы лишали Турцию суверенитета над многими областями и районами.

Согласно этим «Политическим положениям» державы Антанты оставляли за собою право отобрать в будущем у Турции Стамбул. Этот город, столица Оттоманской империи, оставлялся по договору за Турцией лишь условно – под обязательство лояльного соблюдения турками всех статей договора,

Далее, зона проливов передавалась в управление особой международной Комиссии проливов, получавшей право осуществлять, контроль над водами и побережьем Босфора, Мраморного моря и Дарданелл, иметь свой флаг, отдельный бюджет, собственную организацию, в том числе чиновников, офицеров, полицию и пр.

Турция подлежала разоружению. Ее военные силы ограничивались личной гвардией султана в количестве 700 чел., жандармерией и так называемыми «специальными частями», общим числом в 50 тыс. чел. и флотом в составе семи шлюпов и шести миноносцев.

Отныне греческая экспедиция приобрела для Антанты как бы «законное» основание – провести в жизнь постановления.

Для воздействия на кемалистов англичане и французы прибегли к помощи стамбульских кругов.

Осенью 1920 г. Великое национальное собрание издало закон об учреждении чрезвычайных трибуналов, так называемых «судов независимости» Официальной целью этих трибуналов была борьба с дезертирством и с контрреволюционной деятельностью агентов султана.

Зная о внутренних осложнениях в кемалистском лагере, греческое командование решило воспользоваться моментом и пред приняло наступление на Эскишехир – важный узловой пункт.

10 января 1921 г. турецкая армия, только что сколоченная кемалистами, встретила греков у селения Иненю. Все же греки не смогли преодолеть сопротивление турок и отступили.

Вплоть до сражения при Иненю Кемалю и его группе не удавалось преодолеть возражения реакционеров. Успех, достигнутый на фронте, создал более благоприятную обстановку. 20 января 1921 г. законопроект получил, наконец, санкцию Великого национального собрания. Принятый закон гласил, что «верховная власть, без всяких ограничений и условий, принадлежит нации» и что «Турецкое государство управляется Великим национальным собранием», которому принадлежат, в частности, такие права, как формирование правительства, а также, проведение в жизнь постановлений, касающихся религии, опубликование всех законов и их изменение и отмена, заключение мира и договоров, объявление родины в состоянии обороны» и т.д. Закон определял функции председателя Великого национального собрания, депутатов, правительства и местной администрации, вплоть до уездных начальников и волостных старшин. Только о султане-халифе не говорилось ни слова.

Летом 1921 г. греки начали генеральное наступление, чтобы, как гласило воззвание Константина, сломить «сопротивление анатолийских банд», стремящихся «к ниспровержению порядка вещей, установленного Севрским договором».

Это сражение вошло в турецкую историю под названием «второго Иненю» – в отличие от «первого Иненю», происшедшего в январе 1921 г.

Битва закончилась решительной победой турок. Греческий поход на Анкару провалился. Войска интервентов потерпели большой урон и отошли.

Сакарийская победа значительно укрепила международное положение правительства Великого национального собрания. Она показала державам Антанты, что турецкое национально освободительное движение представляет собою реальную силу. Франция и Италия, которые и прежде проявляли недоверие к политике Англии, теперь окончательно убедились в необходимости договариваться с Анкарой.

Сама Англия стала колебаться. Ей не хотелось признавать свое поражение, но и на активные действия против Турции она тоже не решалась.

Непосредственным следствием сакарийской победы турок явилось заключение франко-турецкого договора. Он был подписан в Анкаре 20 октября 1921 г. Переговоры о заключении договора вел с французской стороны специальный делегат французского правительства Франклен-Буйон.

Договор Франклен-Буйона установил новую линию границы между Турцией и Сирией, причем Киликия отошла к Турции, а район Александретты – к Сирии, но Турция выговорила для Александреттского санджака «специальный административный режим», нечто вроде автономии. Участок Багдадской железной дороги от станции Чобанбей до Нусайбина остался на территории Турции. Турецкое правительство согласилось передать французской группе концессию на этот участок железной дороги.

Еще важнее было обязательство Франции немедленно эвакуировать Киликию и территорию Анатолии к северу от сирийской границы. Тем самым Турция высвобождала для борьбы на западном фронте значительное число войск. К тому же, по негласному соглашению, Франция продала туркам большое количество оружия и снаряжения, оказавшегося для нее теперь излишним.

К выгоде турок прекратила интервенцию в Малой Азии также и Италия. Убедившись, что ей не получить ни Измира, ни даже тех экономических привилегий, на которые согласился Бекир Сами бей во время Лондонской конференции в феврале-марте 1921 г., Италия предпочла окончательно отказаться от непроизводительных затрат в Анатолии. Осенью 1921 г. - итальянцы завершили эвакуацию района Антальи и установили внешне вполне дружественные отношения с Анкарой.

В этот период значительно укрепились советско-турецкие отношения. 13 октября 1921 г. в Карее был подписан договор о дружбе между Турцией и советскими республиками Закавказья – Грузией, Арменией и Азербайджаном. В основном этот договор повторил постановления Московского договора. 2 января 1922 г., во время пребывания в Анкаре чрезвычайной миссии во главе с М.В. Фрунзе, был заключен такой же договор между Турцией и Украинской ССР.

Тем не менее, положение Турции продолжало оставаться напряженным. Греческая армия, хотя и не была способна на новое наступление, все же закрепилась на важных стратегических позициях. Эскишехир и Афьон-Карахисар были в ее руках. Мощная артиллерия преграждала путь туркам. Чтобы собраться с силами, подвезти по бездорожью, издалека, орудия и снаряды, кемалистам нужен был большой срок.

Безуспешными оказались также попытки англичан добиться от турок компромиссного разрешения вопроса. Британское правительство, объявив себя в греко-турецкой войне «нейтральным», предложило туркам заключить с греками перемирие, но с сохранением за греками, на время переговоров об окончательном мире, занятых греческой армией территорий. В ответ анкарское правительство выдвинуло в качестве предварительного условия немедленное, до перемирия, очищение Анатолии от оккупантов. Соглашение не было достигнуто.

Наиболее затруднительным оказалось положение Греции. Грекам уже сразу после Сакарьи хотелось выйти из опасной авантюры. Но Англия не разрешала Греции прекратить интервенцию.

Греческое правительство в июле 1922 г. провозгласило район Измира «автономным протекторатом Ионией». В том же месяце греческие войска во Фракии были пополнены несколькими батальонами, переброшенными с Анатолийского фронта, и начали стягиваться по направлению к Стамбулу. Одновременно король Константин и Гунарис обратились к державам Антанты с просьбой разрешить греческой армии вступить в Стамбул.

Подготовка к наступлению велась турками в глубокой тайне. Внешне ничто не предвещало изменений в царившем на фронте затишье. В основу оперативного плана, разработанного Кемалем, было положено полное уничтожение сил противника и освобождение Измира и всей Анатолии. На рассвете 26 августа 1922 г. началось наступление. К вечеру греческий фронт был прорван

27 августа турки заняли Афьон-Кара-хисар. Одновременно был нанесен удар и по эскишехирской группировке греков. Командование греческих войск растерялось. Турецкое наступление оказалось для греков неожиданным. Находясь на враждебной территории, греки не сумели наладить разведку.

30 августа у Домлу-Пынара состоялось последнее, решающее сражение, вошедшее в турецкую историю под именем «битвы главнокомандующего». Турецкие войска наголову разбили остатки армии интервентов.

9 сентября турецкие войска вступили в Измир. Мустафа Кемаль опубликовал воззвание: «Армия приветствует нацию с берегов Средиземного моря». К 18 сентября 1922 г. Анатолия была полностью очищена от греческой армии, а 20 сентября генеральный штаб Греции в Афинах издал коммюнике: «Операции в Малой Азии закончены».

Севрский мир был разорван турецкими штыками. Греческой верхушке пришлось расплатиться в первую очередь: в армии вспыхнуло восстание, король Константин отрекся от престола, пятеро министров во главе с премьером Гунарисом, а также бывший главнокомандующий Хаджиа-нестис были отданы под суд военного трибунала и казнены. Теперь Англия не могла уже и мечтать о разделе Турции. Единственно, чего добивалось британское правительство, – это хотя бы частично «спасти лицо» и не допустить, чтобы, увлеченная военным триумфом, турецкая армия ворвалась в зону проливов и в Стамбул, занятые союзными войсками. Поэтому британское правительство немедленно после разгрома греков предложило Мустафе Кемалю остановить турецкую армию у Дарданелл и не нарушать «нейтральную» зону проливов. Кемаль сперва отвечал англичанам, что ему ничего не известно о существовании какой-либо «нейтральной» зоны на турецкой территории и что он не видит возможности остановить свои войска, которые должны освободить от греческой оккупации также Восточную Фракию. Тогда к Кемалю в Измир прибыл известный туркам по переговорам 1921 г. французский дипломат Франклен-Буйон. Он не окупился на обещания и, ссылаясь на дружественные чувства Франции к Турции, а также на полномочия от всех держав Антанты, заверил Кемаля, что Турция получит Восточную Фракию без боя Кемаль согласился на перемирие и приостановил движение войск.

3 октября 1922 г. в городе Муданья, на берегу Мраморного моря, открылась конференция для заключения перемирия. Турцию представлял командующий западным фронтом Исмет паша, Антанту – верховные комиссары Англии, Франции и Италии в Стамбуле.

11 октября 1922 г. был подписан акт Муданийского перемирия. Согласно его условиям греческие войска немедленно покинули Восточную Фракию. Туда вступила турецкая «жандармерия». Стамбул и проливы еще оставались в оккупации союзников до заключения мира.


3. Историческое значение турецкой революции


Вооруженная борьба против чужеземных захватчиков являлась той общей целью, которая объединила весь турецкий народ и позволила анатолийской буржуазия захватить гегемонию в народном движении. После изгнания греческой армии из Анатолии, когда общая цель была достигнута, дальнейшие пути различных классов, входивших в прежде единый национальный фронт, начали все больше расходиться.

Национально – буржуазная революция в Турции завершилась созданием независимого турецкого государства – Турецкой республики. Она ликвидировала феодально-крепостническую монархию, вернула стране политическую независимость. Однако не решила социально-экономических вопросов, не уничтожила финансово-экономической зависимости от империалистических держав.

Переговоры о заключении мирного договора между державами Антанты и Турцией начались а Лозане 20 ноября 1922 г. После длительных переговоров 24 июля 1923 г. был подписан мирный договор с рядом предложений.

По Лозанскому договору державы Антанты признавали независимость Турции в пределах Восточной Фракии, Малой Азии, западной части Армянского нагорья и северной части Сирийско-Мессапотамского плато. Они признали также отмену капитуляций и основанных на них неравноправных договоров. Но в ряде вопросов анкарское правительство пошло на ряд уступок. В частности, вопрос о проливах, был решен с участием нечерноморских государств – Англии, Франции, Италии, Японии; над проливами установили международный контроль под главенством держав Антанты, зона проливов была демилитаризована.

Наиболее существенным в Лозанском договоре было то, что Турция сохранила единство в своих национальных, этнографических границах. Территории на которые претендовал Национальный обет, за исключением Моссула и Александетты, остались за турками. В Лозане уже не было речи о выделении каких-либо автономных областей, «международных зон» или «зон влияния».

Лозанский мирный договор знаменовал собою международное признание независимости Турции.

Политическое значение этого договора состояло в том, что он устранял главный пункт прежних противоречий в греко-турецких отношениях (конвенция об обмене населением) и открывала путь к сближению между Турцией и Грецией.

Несмотря на ряд уступок и компромиссов, в общем он означал победу новой Турции, добившейся международного признания своей независимости.




Выводы


Итак, как мы видим революция в Турции 1918–1923 гг. Имела огромное значение для развития Турции как независимого государства. Последствием этой революции было то, что Турция обрела независимость, после того как она была разделена в результате Севрского договора.

Эту революцию возглавила анатолийская буржуазия, которая окрепла экономически и приобрела серьезную политическую силу за годы первой мировой войны и отторжение развитых хозяйственных районов вызвало ее сопротивление. Проводником идей анатолийской буржуазии стал Мустафа Кемаль. После того как он смог сплотить вокруг себя патриотическую интеллигенцию, преимущественно ее военные слои.

После продолжительной борьбы, Мустафа Кемаль добился того, что страны Антанты вызнали Турцию как целостное, равноправное и независимое государство на конференции в Лозане.

После чего 29 октября Турция была провозглашена республикой И упразднен халифат, что было не просто так как вокруг него группировались все реакционные силы страны. В нем видело опору духовенство которое было самой консервативной силой.

2 марта 1924 г. Великое национальное собрание постановило ликвидировать султанат.

Таким образом, вследствие революции три политических акта, – ликвидация султаната, провозглашение республики и упразднение халифата – окончательно урегулировали вопрос о государственном строе Турции.

Из прежней феодально-теократической монархии Турция превратилась в буржуазно-национальную республику.



Литература


  1. Миллер А.Ф. Очерки новейшей истории Турции. М. – 1948

  2. История стран Африки и Азии в новейшее время под ред. Юрьева М.Ф.Ч. 1.-М. – 1976

  3. Розалиев Ю.Н. Новая и новейшая история стран Азии и Африки. – «Высшая школа». – М. – 1987

  4. Стегарь С.А. Практикум по новейшей истории (1917–1945) Выпуск 1. – «Просвищение».-М. – 1980

  5. «Всемирная история».-Т. – 8 под ред. В.Г. Трухановского, Н.И. Саморукова. – М. – 1961



Случайные файлы

Файл
4otchet.docx
136781.rtf
28066.rtf
159246.rtf
71568.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.