Борьба за власть в коммунистической партии в 20-е гг. Причины победы Сталина (56729)

Посмотреть архив целиком











РЕФЕРАТ

Борьба за власть в коммунистической партии в 20-е гг.

Причины победы Сталина.



План работы.


  1. Введение.

  2. Кризис 1920 – 1921 гг.

  3. Ленинское наследие.

  4. Партийная номенклатура.

  5. Возникновение и разгром «троцкизма».

  6. Возникновение «правого уклона» в ВКП(б).

  7. Противоречия советской действительности.

  8. «Новая оппозиция».

  9. «Троцкистско-зиновьевский блок».

  10. «Генеральная линия».

  11. Разгром «левой оппозиции».

  12. Разгром «правого уклона».

  13. Установление сталинской диктатуры.

  14. Заключение.


Введение.


Актуальность данной темы выражается в том, что борьба за власть в рассматриваемый период времени и личность Сталина (одна из самых сложных и противоречивых в истории), оказали огромное, возможно решающее, значение на становление нового государства и определили пути его развития на долгие годы. Рассматриваемые процессы истории, всё более отдаляемые от нас временной дистанцией, продолжают влиять и будут оказывать своё воздействие, как на настоящее, так и на будущее. Объектом исследования послужили произведения отечественных и зарубежных историков. Цель исследования – рассмотреть происходившие события, понять причины разногласий в партии и причины победы Сталина. Для выполнения поставленных задач использованы следующие методы: описательно-аналитический; метод контекстуального анализа; сравнительно-сопоставительный.

Большая часть литературы, посвящённой истории 1920-х годов, рассматривает её исключительно в контексте персональной борьбы за власть. Это - одномерный взгляд. Политическая борьба «наверху» определялась суммой многих обстоятельств, складывающихся во внутренней и международной жизни от самых низших её пластов до высших эшелонов руководства. Если все из коммунистических вождей были согласны в том, что на путях строительства нового общества нужно проводить индустриализацию, кооперирование, культурную революцию, то различия во взглядах касались вопроса о том, можно или нельзя построить социализм в одной стране, если нельзя, то как и каким образом удерживать подступы к мировой революции, можно или нет осуществлять «экспорт» революции в другие страны, какими путями и способами. Сильно расходились точки зрения по вопросу о темпах и методах строительства социализма, об отношении к отдельным классам и слоям советского общества. Дискуссии в ВКП(б) представляли собой смешение разных и весьма противоречивых идей, одни из которых отправились «на свалку истории», другие получили жизнь и конкретное воплощение в советской действительности, правда в сильно отличном от задуманного варианте.

Проблемы, вызванные различными трудностями, и всё более явный провал идеи «союза рабочих и крестьян» вызывали оживлённые внутрипартийные споры на всём протяжении 1920-х годов. Столкнулись два направления: «левое», наиболее последовательно отстаиваемее Троцким, Преображенским и Пятаковым, проводившим эту линию через ВСНХ, и «правое», главным теоретиком которого был Бухарин, а проводником этих идей в ВСНХ – Дзержинский. Троцкий настаивал на установлении «диктатуры промышленности». Одной из главных задач было снижение себестоимости промышленных товаров и увеличение производительности труда. Троцкий полагал, что эти задачи могут быть решены только особыми усилиями пролетариата, который должен оказать кредит своему государству, если государство в данный момент не может выплачивать ему полную зарплату. Наряду с проблемой роста промышленного производства вставал вопрос об инвестициях. В условиях враждебного международного окружения и экономической отсталости страны средства, необходимые для индустриализации, могли быть получены только за счёт их «перекачки» из частного сектора (в основном, сельского хозяйства) в государственный (социалистический). Это «перемещение капиталов» можно было произвести за счёт налогообложения крестьянства и неравного товарообмена. Такое «социалистическое накопление» естественно могло вызвать недовольство большой массы крестьянских производителей, но последующий рост промышленности и снижение цен на товары должны были убедить крестьян в правильности такой политики.

Бухарин считал, что такая политика «убивала курицу, несущую золотые яйца» и лишала «союз рабочих и крестьян» последней надежды на будущее. По его мнению, прежде всего, следовало обеспечить потребности крестьян, убедить их в выгодности производить больше продуктов и последовательно развивать рыночную экономику. Чтобы ликвидировать техническое отставание у крестьян был один выход: объединиться в кооперативы, поддерживаемые государством. Благодаря кооперативам крестьянская экономика постепенно вышла бы на уровень государственного сектора, дав ему нужные средства для того, чтобы он «черепашьими шагами» двигался к социалистической экономике. Бухарин считал, что этот процесс продлится несколько десятков лет, но это менее опасно, чем резкий разрыв отношений с крестьянством из-за слишком высоких темпов индустриализации, осуществляемой за счёт деревни.

У остальных партийных руководителей – Сталина, Каменева, Зиновьева – не было чёткой позиции в вопросе о путях экономического развития страны. В своих решениях они руководствовались сиюминутной политической стратегией, целью которой была борьба за власть. До 1924 г. Зиновьев и Каменев поддерживали Сталина против Троцкого, начиная с 1925 г. они перешли на «левые» позиции и оказались на одной стороне с Троцким против Сталина и Бухарина. Сталин же умел искусно лавировать и вставать в позу беспристрастного судьи между теми и другими, чтобы обеспечить за собой политическую победу и завоевание власти.

В последние годы приходится сталкиваться с множеством различных версий этих событий. Широкое хождение получила их трактовка исключительно как борьба за власть, реализация личных амбиций и проявление властолюбия Сталина. Есть версия о решающем влиянии на судьбу страны её мелкобуржуазности, её крестьянского обличья, которые будто бы тесно связаны с культом верховной власти и царистскими иллюзиями, вознесшими на пьедестал личность Сталина. Очень активно муссировалась идея об отсутствии в стране демократических традиций, в результате чего стало возможным возникновение сталинского культа. Нередко события рассматривались, как неизбежный результат попыток реализовать коммунистическую утопию. Диапазон мнений, таким образом, весьма велик. Каждое из объяснений имеет очевидные слабости. Если всё внимание сосредоточить на сталинских интригах, то как объяснить те сложные процессы, которые происходили в стране. Если придерживаться «крестьянской версии», то встаёт вопрос, почему в других крестьянских странах в аналогичных условиях не возникло ничего подобного, напоминающего Россию. Если говорить о демократии, то очень мало можно назвать стран, которые к началу ХХ в. накопили богатый опыт демократических традиций. Тем не менее, их пути оказались достаточно разветвлёнными. К тому же вряд ли существует какой-то единый рецепт демократического устройства общества. Не годится, видимо, и апелляция к утопии, ибо какая заранее придуманная схема не окажется таковой при воплощении на практике.


Кризис 1920 – 1921 гг.


Ни блестящие победы в гражданской войне, ни героизм её участников не спасли Советскую Россию от глубочайшего кризиса, охватившего все сферы жизни нового общества. Сложным было и положение в партии большевиков. На фоне всеобщего распада единственной цементирующей и связующей силой, ему противостоящей, должна была стать партия – считали большевики. Партия действительно взваливает на свои плечи бремя по руководству страной, старается охватить своим влиянием все стороны жизни общества. Но РКП(б) вовсе не была единой и монолитной. Утвердившись как правящая партия, она словно магнит, стала притягивать к себе самые разнородные элементы, вступавшие в неё из карьеристских, шкурных и иных побуждений.

Многие из большевистских лидеров осознавали, что не всё получалось, как задумано, что возникали или восстанавливались институты, шедшие вразрез с революционными идеями, что вместо государства-коммуны, основанного на самоуправлении трудящихся, образовалась огромная махина с сохранением всех атрибутов, присущих государству. Отчётливо осознавалась опасность бюрократизма.

Ярким проявлением кризиса в партии стала профсоюзная дискуссия, развернувшаяся в конце 1920 г. Участники разбились на восемь платформ и ожесточенно спорили между собой. На Х съезде РКП(б) в марте 1921 г. большинство участников дискуссии сошлись на том, что она несвоевременна ввиду ухудшения положения в стране, что не время делиться на платформы и фракции. С точки зрения дальних политических перспектив определяющим было принятое съездом решение о запрете фракций и фракционных групп под страхом исключения из партии. Этот пункт в дальнейшем был искусно использован во внутрипартийной борьбе и стал одним из постоянных и основополагающих принципов деятельности коммунистов.

Ленинское наследие.


Борьба в высших эшелонах партийно-государственного руководства (начавшаяся ещё до смерти Ленина) поначалу разворачивалась вокруг «ленинского наследия» и выливалась, прежде всего, в проблему лидерства в политической и идеологической области. Теоретическое наследие Ленина оказалось весьма противоречивым. Всякий способный мыслить коммунист мог найти там подтверждение своих собственных взглядов. Защитники внутрипартийной демократии с равным успехом могли ссылаться на Ленина, как и их оппоненты. Сторонники крутых и решительных мер тоже могли опираться на Ленина, как и те, кто призывал к осторожности и умеренности, к поиску компромиссов. К Ленину апеллировали как проповедники мировой социалистической революции, так и теоретики построения социализма в одной, отдельно взятой стране.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.