Берия - портрет политического авантюриста (56667)

Посмотреть архив целиком


Берия – портрет политического авантюриста

Несмотря на известный тезис о необходимости заполнить белые пятна советской истории, картина послевоенного развития скорее напоминает эскиз, который требует приложения немалых усилий, чтобы составить представление о новейшей советской истории. Очевидный прогресс в исследовании послевоенной советской истории не сделал менее актуальным ироническое выражение о Советском Союзе как о стране непредсказуемого прошлого. Это непредсказуемое прошлое по-прежнему обращается в различных вариантах и контекстах к современности. Внимание, например, привлекают попытки некоторых современных русских авторов переписать портрет Лаврентия Павловича Берии, считающегося одним из самых больших злых гениев современной русской истории.

Как появился Берия.

В период становления режима сталинской диктатуры для организации массовых репрессий были нужны Ягода и Ежов, позднее потребовался человек, способный продолжить и завершить дело создания и укрепления храма личной власти Сталина, окончательного превратить партийный аппарат в послушного исполнителя воли вождя. Этим человеком стал Берия, для которого жизнь других людей не представляла особой ценности. При нем карательные органы были не только гигантским аппаратом репрессий, но и стали крупнейшим промышленно-строительным ведомством, эксплуатировавшим труд заключенных.

Тем временем поток приветствий "славному руководителю большевиков Грузии и Закавказья" набирал силу. Отныне каждое собрание, каждый съезд заканчивались непременным возгласом: " Да здравствует наш боевой и любимый руковводитель-сталинец Лаврентий Берия!" Вскоре, после назначения Берии руководителем Тбилисского горкома, начались, так называемые открытые судебные процессы, которые Берия устраивал в Грузии по московским образцам. Берия утвердился в положении вождя Закавказья, но он рвался выше. Для того чтобы проникнуть в высший партийный свет, ему недоставало одного – покушения на собственную жизнь. Тридцать седьмой год принес ему искомое: в январе на судебном процессе Пятакова были названы руководители партии и государства, которых намеривались уничтожить террористы. Этот почетный список открывался именем Сталина; за ним следует Молотов, Коганович, Ворошилов, Орджоникидзе, Ежов и Берия. Пусть замыкающим, но попал, наконец, Лаврентий Павлович в список вождей. Многого достиг тогда Берия по предотвращению покушений на жизнь Сталина, здесь и роль непременного спутника-хранителя, прикрытие собой вождя в момент выстрела на озере Рица, и возглавление поисковой группы по поимке террориста. Теперь Сталин знал, что на Лаврентия можно положиться решительно во всем. Но Берия выполнил лишь первую часть намеченного плана... Среди тех, кто окружал Сталина, был его ближайший соратник – Серго Орджоникидзе. По разному относились к нему члены Политбюро: Киров с любовью; Молотов со скрытой неприязнью; Берия в душе его ненавидел, но не упускал ни одного случая для дружеских излияний. Орджоникидзе – доверчивый и преданный, был из тех немногих, кто, подобно Кирову, осмеливался критиковать действия генсека. Неизбежную развязку готовил Лаврентий Берия. Опытный интриган, он не упускал ни малейшего повода для того, чтобы расшатать авторитет Орджоникидзе. По обвинению в измене Родине был арестован брат Орджоникидзе Панулия. Теряя лучших своих друзей и помощников, вдруг оказавшихся "врагами народа", Серго уже в 1935 году, после гибели Кирова, чувствовал глубокую внутреннюю тревогу. Все чаще в беседах с Калининым, Молотовым и Ворошиловым он говорил о самоубийстве, как о единственном исходе. Старания Берии не прошли даром. Орджоникидзе застрелился ... Летом 1938 года Берия был назначен первым заместителем наркома внутренних дел и начальником Главного управления госбезопасности. Ставя Берию на ключевой пост своей системы, Сталин тщательно обдумал сей ответственный шаг. Теперь на Лубянку пришел "профессионал". В этом был смысл перемещения Берии в Москву. Началась переналадка механизма репрессий, разведки и контрразведки. Летом 1938 Сталин поручил Берии заняться весьма необычным делом – выявить и ликвидировать группу врагов народа, пробравшихся в аппарат ЦК. Жертвы, как обычно, Сталин наметил заранее. Арестованным А.И. Стецкому, А.С. Якубову и А.Б. Халатову объяснили при помощи обычных аргументов, что они еще в 1932 году вошли в преступный контакт с вождями оппозиции Рыковым, Бухариным, Каменевым и Зиновьевым и организовали в недрах самого ЦК "Контрреволюционный правотроцкистский центр". Сам факт отстранения от этого дела Ежова, тогда еще остававшегося наркомом, достаточно красноречив. Берия вел это дело с большой осторожностью: предстояло выбивать признания из бывших соратников генсека, а нрав Властителя ох как переменчив... Не обошел своим вниманием Берия и командный состав армии. И здесь, на его кровавом пути попался маршал Блюхер. Блюхер знал, что его ждет, еще летом 1937 года, когда казнили полководцев, соратников по гражданской войне. Блюхер был убит в тюрьме... Год тридцать восьмой принял кровавую эстафету у тридцать седьмого. Многих деятелей – военных, партийных, государственных, взятых ранее, казнили теперь уже при Лаврентии Берии. Нельзя утверждать, что Сталин передавал в руки Берии всех старых большевиков. Он оставил жизнь Григорию Петровскому, Максиму Литвинову, Елене Стасовой, Глебу Кржижановскому. Нельзя представить себе массовый террор, как внезапный выброс звериной жестокости самозванных вождей. Террор имел свой внутренний смысл: сковать страхом весь народ, привести его, вместе с партией, к абсолютному послушанию и заодно сменить полностью руководство в столице и на местах. После отстранения Ежова, Берия провел тотальную чистку руководящего состава органов. Подошло время устранять свидетелей и исполнителей кровавых злодеяний. Ежовский аппарат был обречен – Берия уничтожил его без колебаний. Итак, Берия стал хозяином Лубянки. Никогда ни до, ни после в кресле шефа тайной службы не сидел столь могущественный человек, как Лаврентий Берия. Генриху Ягоде и Николаю Ежову Сталин только приказывал, с Лаврентием Берия мог и посоветоваться, с ним даже планировал отдельные операции. Именно такой человек нужен был Сталину для душевного комфорта. Не одну шестилетку культивировал Сталин среди своих подчиненных страх и разобщенность. Внедрение пресловутого коллективизма, казарменное воспитание и обучение, отказ от всего индивидуального, потакание стадным инстинктам, попрание личности – на этой почве всходили тогда ростки нового "гуманного" общества. Исследователям еще предстоит прояснить многие сложные и трагичные страницы истории нашей страны в тридцатые годы. Но уже сейчас можно сказать с уверенностью – всевластие Сталина нуждалось в соответствующем "историческом облике", а точнее, требовалась новая, основательно переделанная история партии. Карьеристское политиканство, циничное искажение исторических фактов и конституционных идей, предпринятые Берия, открыли последний, самый мощный шлюз в создании фальсифицированной истории партии. Именно таким образом историко-партийная наука стала как инструментом утверждения личной власти Сталина, так и методом легализации административно-командной системы. Проблема власти и контроля над ней очень сложна. Считать столь тонкого, изощренного политика, как Берия, лишь орудием в руках Сталина наивно. Как знать, как бы сложилась судьба самого Сталина, проживи он еще некоторое время... Внезапная смертельная болезнь И.В. Сталина заставила его ближайших соратников срочно принимать меры для сохранения и укрепления своих позиций. В последние часы жизни вождя полным ходом шло совещание о судьбе сталинского наследия. За 40 минут – с 20 ч. до 20 ч.40мин. 5 марта 1953 г. – на совещании, которое назвало себя Совместным заседанием пленума ЦК КПСС, Совета министров СССР и Президиума Верховного совета СССР, состоялся передел власти. Председательствовал Н.С. Хрущев. После информации о состоянии здоровья Сталина, слово было предоставлено Г.М. Маленкову. Тот сообщил, что Бюро Президиума ЦК КПСС поручило ему «доложить ... ряд мероприятий по организации партийного и государственного руководства с тем, чтобы принять их в качестве совместного решения пленума Центрального комитета партии, Совета министров Союза ССР и Президиума Верховного совета СССР». Однако слово было передано Берия. Процитируем запись его выступления: «Бюро Президиума ЦК тщательно обсудило создавшуюся обстановку в нашей стране в связи с тем, что в руководстве партией и страной отсутствует товарищ Сталин. Бюро Президиума ЦК считает необходимым теперь же назначить председателя Совета министров СССР. Бюро вносит предложение назначить председателем Совета министров СССР тов. Маленкова Г.М. Кандидатура тов. Маленкова выдвигается членами Бюро единодушно и единогласно. Мы уверены – вы разделите это мнение о том, что в переживаемое нашей партией и страной время у нас может быть только одна кандидатура на пост председателя Совета министров СССР – кандидатура тов. Маленкова». Получив такую поддержку, Маленков объявил, что на должность первых заместителей председателя Совета министров рекомендованы Берия, Молотов, Булганин, Каганович. Маленков внес предложения о кадровых перемещениях и назначениях, в том числе о слиянии министерств внутренних дел и госбезопасности в одно – МВД, и о назначении министром внутренних дел Л.П. Берия.



Берия после смерти Сталина

После сообщения о смерти Сталина, Советский Союз залился слезами. Кто-то откровенно скорбел и с опаской думал о безнадежной будущей судьбе народа, который потерял заботливого и мудрого отца. Кто-то плакал от счастья и надежды встретится со своими близкими, которых потерял в круговороте чисток. Народ стоял в огромных очередях перед Колонным залом, чтобы увидеть лицо вождя. А чувства были столь же противоречивые, как и при известии о смерти Сталина. Кто-то шел проститься с недостижимым гением, кто-то шел убедиться, что чудовище действительно мертво.

Кандидатов на высшее место было несколько, но позиция министра внутренних дел Берии казалась наиболее выигрышной. Он действительно мог иметь и имел самые большие надежды. Интрига, тем не менее, разрешилась по-другому. Кажущийся неприкасаемым и всемогущим Берия был, после периода некоторых сомнений и зондирования ситуации, ликвидирован со скоростью молнии.

Первое время после смерти Сталина ничто не свидетельствовало о таком развитии событий. Берия кипел энергией, и в форме записок c марта до июня 1953 года передавал свои инициативы в Президиум Центрального Комитета КПСС (ПЦК КПСС). Стремления Берия были нацелены на исправление части репрессий, проведенных в период правления Сталина, а так же касались некоторых других вопросов. Изменение ряда этих инициатив в постановлении ПЦК КПСС свидетельствует о силе позиции Берии. Но за кулисами уже подготавливалось его отстранение. Почему попытка некоторой демократизации общества в СССР должна была начаться ликвидацией именно Берии?

Деятельность Берии после смерти Сталина давала возможность ясно предположить, что он метит из МВД к высшим постам. Из интервью с Сергеем Хрущевым: «Берия начал создавать поддержку в республиках, для этого он использовал их националистические чувства и использовал силы КГБ. Тогда он задумал освободить некоторых заключенных, а потом хотел обвинить своих коллег, посадить их и начать новый период чисток и жестокости, которые были при Сталине. Отец сказал, что знал Берию. Знал, что его ничего не остановит при попытке получить высшую власть. Отец этого действительно боялся и думал, что жизни большинства членов руководства в опасности».

Берия понимал свою силу, ему удалось сплести свою паутину практически везде, где ему было необходимо. Поэтому приобрел чувство, что контролирует ситуацию. Берия к тому же явно недооценил своих конкурентов, ни кого из них он не считал реальным соперником. Прежде всего Берия сильно недооценил Хрущева, который также как и он, желал власти и на ее получение имел, в соответствии со своим положением в партийном аппарате, очень хорошие перспективы.

Хрущев, напротив, понимал, в чем сильные и слабые стороны Берии и мог внести все необходимые компоненты в свой план, что и сыграло в его пользу. Ключевую роль Хрущева в ликвидации Берии не оспаривает ни кто из его сотрудников.

После ареста, который был для Берии шоком, им завладел панический страх, поскольку он мог достаточно точно представить, что его ожидает. Его письма из заключения, направленные в ЦК КПСС, являют собой смесь ужаса и лести и повествуют об отношениях внутри коммунистической верхушки того времени.

Арест произошел на заседании пленума ЦК 26 июня 1953 года, несмотря на то, что против Берии не было вынесено ни каких конкретных обвинений1. Его противники это понимали. Сначала даже Хрущев говорил только о "задержании" в интересах последующего расследования. Предполагалось лишь отстранить Берия от занимаемой должности.

В обвинении против Берии нет также и упоминания о его размышлениях разделить полномочия между партией и правительством. Это тем более удивительно, что сам Берия в письме из заключения считает именно эту мысль одной из своих главных ошибок.

Из доступных материалов, можно показать, что ключевым поводом ликвидации Берии, был страх, вызываемый им у своего окружения. Свою роль сыграли и реальные опасения, и определенная «демонизация» Берии.

Деятельность Берии в отношении союзных республик, без сомнения, усилила его позицию в центре сразу в нескольких направлениях. Он разместил своих людей на ключевых местах. Поэтому Хрущев и другие высшие представители были обеспокоены тем фактом, что Берия давал задание выработать анализ ситуации республиканским органам МВД, а не республиканским партийным структурам, которые в большинстве случаев находились вне сферы влияния Берии. Также он имел возможность собирать информацию о старых грехах партийного руководства. В этом контексте, немалое значение имела его деятельность на Украине, где он нервировал и ослаблял позиции Хрущева.

Следующее из предложений Берии, весной 1953 г. была массовая амнистия. Причины, приведшие Берию, до этого времени выступающего в роли тюремщика, к принятию амнистии, не до конца ясны. Обычно предлагается сразу несколько объяснений: хотел дестабилизировать ситуацию в стране, тем самым повысить роль силовых структур, которые имел под своим контролем; планировал получить расположение «твердого» ядра общества, которое могло бы поддержать его в случае, если бой за власть в какой-либо форме вылился бы на улицы. Следующая версия предполагает возможность подготовки Берией новых чисток, для которых были необходимы места в лагерях. Ему казалось напрасным, держать в лагерях около одного миллиона заключенных: «Содержание большого количества заключенных в лагерях, тюрьмах и колониях, среди которых имеется значительная часть осужденных за преступления, не представляющие серьезной опасности для общества … не вызывается государственной необходимостью». В группе, которая, по словам Берии, не представляла опасности, находилось 590 тыс. заключенных, осужденных сроком до 5ти лет, 6286 беременных женщин, 35505 женщин, с детьми до двух лет, 31181 несовершеннолетних и т.д. Естественно к ней не принадлежали политические заключенные, их амнистия откладывалась.

Смотря на Берию как на чудовище, нельзя забывать, что он был, очевидно, наиболее информированным человеком в стране и имел определенную концепцию, как вывести СССР из нелегкой ситуации. Это и могло привести его к мысли реформы тюремной системы – в первой половине 1953 г., в тюрьмах и лагерях находилось 2 526 402 человек, что являлось неиспользованной рабочей силой, в которой нуждалась страна. Возможность размышлений Берии в этом направлении косвенно доказывают следующие мероприятия, в ответ на его предложение «Об упразднении паспортных ограничений и режимных местностей» (20.05.1953). Постановление явно облегчало передвижение по территории СССР прежде всего тем гражданам, которые были ранее осуждены, и давало им возможность находить работу в больших городах, куда раньше они не имели доступа. До принятия этого постановления, в 1943-1953 годах, институтом регистрации было блокировано за пределами больших городов и других режимных областей около 3,9 миллионов граждан.

В связи с выше приведенными фактами, нельзя исключить экономический мотив действий Берии. Непродуктивное сельское хозяйство держало значительное количество рабочих сил в деревне. Значительное количество рабочих сил держала также армия, и, наконец, не были компенсированы человеческие потери, причиненные войной. Пропорция между городским и деревенским населением еще в 1959 году была в пользу деревни, а промышленности не хватало рабочей силы. Амнистия и отмена ссылки для миллионов граждан могли значительно улучшить эту неблагоприятную ситуацию. Не был ли и этот факт одним из причин, почему лубянский маршал предложил столь радикальные мероприятия?

Шаги, предпринятые Берия в рамках МВД, и, прежде всего, скорость, с какой он занимал министерские структуры, не могли не волновать товарищей из высшего руководства партией. Активность Берии вызывала беспокойство, боязнь за собственные судьбы, исходящие из возможности, что Берия возьмет власть в стране. Булганин на июльском Пленуме вспоминал, как Хрущев перед самой смертью Сталина боялся, что Берия с помощью структур МВД займет власть в стране.

Берия конечно больше, чем другие члены высшего советского руководства, видел проблемы и предлагал относительно радикальные перемены вытекающие из признания реального положения экономики социалистических стран. Она страдала не только от ошибок системы, но и от непрофессионального вмешательства со стороны советского руководства. Часто дилетантские советы для советских сателлитов становились законом, что отражалось на их экономике. Опасение руководства перед негативной советской реакцией вело к замалчиванию реального положения и к дальнейшему углублению кризиса.



Заключение

После смерти Сталина в руководстве СССР господствовало не только некоторое облегчение, но одновременно и понимание того, что необходимо приступить к проведению некоторых реформ. Эту необходимость понимала, по крайней мере, хотя бы часть руководства, к которой принадлежал и Берия, и у которого были амбиции стать мотором этих перемен. Ряд его инициатив был позднее реализован, но остановить его быстрый конец они не могли, поскольку для своего окружения он был слишком опасен.

Берию явно нельзя упрекнуть в отсутствии кругозора и высокой степени информированности о реальной ситуации в стране. Это позволяло ему смотреть на вещи более реалистично, чем другим членам политбюро.

10 июля пресса сообщила об аресте Берия, обвиненного в том, что он был английским шпионом и ярым врагом народа. По официальным сведениям, суд, вынесший смертный приговор, и казнь Берия состоялись в декабре 1953 года; по другим же сведениям, исходившим, в частности, от Хрущева, он был расстрелян сразу после ареста.

Общество имело все основания задуматься о смысле свержения Берия... Скрывая обстоятельства убийства Берия и прикрываясь мнимым соблюдением «законности», его противники заботились о собственной безопасности и, одновременно, утверждали свою легитимность, чтобы развенчать положительную репутацию, которая стала складываться у Берия.

1 М. Смиртюков: «Товарищи по президиуму ЦК арестовали его превентивно. Уж очень они его боялись. Ни какого "заговора Берии", о котором так много говорили потом, на самом деле не существовало. Его придумали, чтобы как-то объяснить массам, за что арестовали самого верного ученика Сталина».


Случайные файлы

Файл
DOC5.doc
118380.rtf
14393.rtf
14766.rtf
3265-1.rtf