СОДЕРЖАНИЕ.


Введение

Пристрастие царя к военному делу

Пехота и рукопашный бой

«Конные пехотинцы

Цвета дыма и пламени

Спецназ королей

«Солдаты шилом бреются, солдаты дымом греются».

Славные дела Петра



ИСПОЛЬЗУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА.


  • «Армия Петра I», гл. редактор А Перевозчиков, изд. дом «Техника – молодёжи», Москва, 1994г.

  • «История России (конец XVIIXIX век)», В. И. Буганов, П. Н. Зырянов, изд. Просвещение, Москва, 2002г.

  • журнал «Мастер ружьё», №65 2002г., гл. редактор Х. Абдуллаев, ЗАО «Финмедиа», отпечатано в Литве.

  • «Наша Москва (путеводитель)», И. К. Мячин, изд. «Московский рабочий», Москва, 1985 г.

  • еженедельный иллюстрированный справочник «Древо познания», №59 2004 г., учредитель: «Маршал Кавендиш», гл. редактор Джой Кларк.



Введение.


Человека от остальных животных отличает, несомненно, способность мыслить глубоко и продуманно, строить планы на будущее, решать интеллектуальные задачи. Эта способность сильно его испортила. За пару миллионов лет своего существования люди подчинили себе природу, заняли большую часть родной планеты. Им становилось тесно, некоторые из них были согласны сосуществовать бок о бок, другие не могли разобраться в своих отношениях мирным путём. Возникали войны. Вооружённые конфликты продолжали и продолжают уносить жизни людей и других животных. И пока гордый человек не искоренит это явление общественной жизни, он не сможет возвысить себя над окружающим миром и назвать себя разумным.

Однако во все века ведение войн было полной премудростей наукой убивать. В этом она сходна со спортивной охотой или рыбной ловлей. Разница одна – на войне люди убивают себе подобных. Различаются эти занятия человека и по целям. Рыболовы и охотники-спортсмены убивают ради удовольствия, воины – часто ради мира, ради спасения жизни. Да, это дико, страшно, неприятно, но неизбежно.

В разное время войны велись по-разному. На заре становления человека победителя выявляла сила, ловкость и навыки воина. С открытием человеком металлов и изобретением брони сражения стали выигрываться задолго до встречи армий на поле брани. Те, чьи кузнецы ковали броню более прочную, а мечи более острые, разбивали неприятеля на войне. Теперь подготовленность солдат – не единственный способ достижения победы. В наш век высоких технологий от умения солдат вести долгий кровопролитный рукопашный бой не зависит практически ничего. Навсегда ушли в прошлое атаки строем в полный рост, под барабанный бой и генералы, гарцующие перед войсками в расшитых золотых мундирах. Со времени изобретения дальнобойной винтовки Кристофером Шарпсом войска стали буквально вжиматься в землю, спасаясь от снайперского террора. Тогда, в середине XIX в. мир увидел первую траншейную войну. Сейчас всё решает техника, а не выносливость солдат.


Я хочу рассказать о времени Петра I Великого. В этот исторический период военное дело переживало свою «золотую середину». Многое зависело от дальнобойности ружей, пушек, гаубиц, но немалую роль играла отвага солдат, их жажда победы, боевой дух. Можно сказать, что годы правления Петра Великого – время самых «красивых» сражений. Об армии этого Русского Царя я и поведаю в своём докладе.

2


В НАЧАЛЕ СЛАВНЫХ ДЕЛ.


Царевичу Петру едва исполнилось 15 лет, как он всерьез занялся изучением военного дела. Удаленный от кремлевского двора с матерью и немногими приближенными в подмосковное село Преображенское, он выбрал в товарищи не только сверстников из дворянских и боярских детей, но и сыно­вей служителей, и даже местных крестьян. Под руководством и покровительством опытных наставников Б. А. Голицына, Г.И. Головкина, Т. Н. Стрешнева и умудренных в ратном деле иноземцев П. Гордона, Ф. Ле­форта, К. Брандта малолетки-«потешные» обучались ружейным приемам, передвиже­ниям в боевых порядках, стрельбе, фехтова­нию, строевой подготовке. В 1683 году юный царь располагал уже двумя регуляр­ными полками, ставшими впоследствии первыми гвардейскими,— Преображен­ским и Семеновским (названы в честь дере­вень, где они формировались). Кроме того, на его стороне оказались и два полка «ино­земного строя» — Первомосковский (Ле­фортовский) и Бутырский (Гордоновский). Для вполне вероятной схватки со старшей сестрой Софьей, узурпировавшей престол после стрелецкого мятежа 1682 года, это была весьма грозная сила. После Троицкого похода в мае 1689 года она и обеспечила, по существу бескровный, приход к власти Петра и его брата Ивана.

Еще в 1685 году силами «потешных» для воинских экзерциций (упражнений) соору­дили городок Прешбург на Яузе с подлин­ными бастионами, крепостными валами и укреплениями. Была там и настоящая ар­тиллерия. Сам царь скромно присвоил себе чин бомбардира, хотя по росписи числился поначалу сержантом в Преображенском полку. Рядом с ним, не чураясь тяжелого физического труда, учились и работали вместе с рядовыми будущие «птенцы гнезда Петрова» — Александр Меншиков, Федор Апраксин, Михаил Голицын и первые сол­даты новой армии Сергей Бухвостов, Яким Воронин, Лука Хабаров.

Вскоре молодому самодержцу показалось мало «марсовых потех» — подоспел черед «нептуновых». Найденный в сарае села Из­майлово старый ботик (вошедший затем в историю, как «дедушка русского флота») вы­вел на фарватеры Яузы и Просяного пруда «потешную» флотилию. Ее первые настоя­щие маневры состоялись летом 1692-го на просторах Плещеева озера под Переславлем.

А первые «сухопутные» учения провели го­дом раньше — близ Преображенского и Семе­новского. В них участвовали и искушенные в боях вояки — ветераны Крымских и Чигиринских походов. Старательно перенимал их уроки «ротмистр Петр Алексеев». То, что ма­невры оказались нешуточными, свидетель­ствует письмо государя Федору Апраксину: «Против сего пятого на десять числа, в ночи, в шестом часу князь Иван Дмитриевич (Долго­руков — Прим. автора) от тяжкия своея раны, паче же изволением божиим переселися в вечные кровы, по чину Адамову, идеже и всем нам по времени быти».

Но и этого мало — в 1693 году Петр уезжает в Архангельск, увидеть настоящее море, в 1694-м — отправляется в плавания на яхте по Белому морю. В начавшихся летом 1694 года Кожуховских (по названию подмосковного села, вошедшего ныне в состав столицы) ма­неврах участвовало уже 30 тысяч человек. «Кожуховское дело» выявило несомненные преимущества новых полков над стрелец­кими и вселило в Петра уверенность в своих силах, кое в чем переросшую в самоуверен­ность.

4


ПЕХОТА.


Одной из первых реформ, проведенных Пе­тром, стала реформа по переобмундирова­нию и перевооружению армии. Под стенами Азова и Нарвы большая часть русских войск еще облачалась в кафтаны стрелецкого типа, но уже с укороченными полами и, в общем-то, вполне удобными. Но после нарвского «конфуза» государь начал решительнее евро­пеизировать свою армию.

Антишведский союз Петра и Августа II Сак­сонского во многом повлиял на первые воин­ские формирования России. По характеру об­мундирования русские воины немало цен­ного позаимствовали у «немцев». Но все же образцом для армейских частей явились гвар­дейцы Преображенского и Семеновского полков, образовавшихся в 1693 году из по­тешных подразделений юного царя. Петров­ский рядовой пехотинец-фузелер был одет в суконный кафтан, обычно темно-зеленого цвета общеевропейского покроя с красными рукавными обшлагами с 4 большими мед­ными пуговицами на каждом. На дюжину таких же пуговиц застегивался и сам кафтан, а к левому плечу крепился узкий алый погон, придерживающий перевязь патронной сумы. Под кафтаном носился камзол-веста с рука­вами или без рукавов, застегивающийся на пуговицы размером поменьше, а под ним — белая рубаха. Штаны шились из сукна (в ка­валерии — из лосиной кожи), длиной до ко­лен, с теми же камзольными пуговицами. Мундир дополняли чулки с большими тупо­носыми башмаками, снабженными пряж­ками. В походы и караулы фузелер надевал сапоги с высокими голенищами, а в непогоду и стужу еще и плащ-епанчу из толстого сукна с двойным воротником.

Его амуниция состояла из патронной сумы на толстой кожаной перевязи с пряжкой на спине, холстинной или кожаной сумки-ранца и кожа­ной же портупеи с лопастями, в петли которых вставлялась шпага или багинет (байонет) — широкий и длинный штык-нож.

Громоздкая кремневая фузея, которой воо­ружались солдаты, заряжалась со ствола па­троном в бумажном картузе-обертке. Внутри ее находились пуля и порох. Вначале картуз с пулей скусывался зубами, а порох вместе с остатками патрона закладывался в ствол. За­тем очередь шла за пулей с остатками другой половины картуза, и весь заряд плотно заби­вался шомполом. Вся процедура занимала массу времени, и обычно в бою после первого залпа в ход шло холодное оружие.

Первоначально пехотный полк в русской ар­мии состоял из 10 фузелерных рот. После 1704 года число рот уменьшили до 9 (8 фузелерных и 1 гренадерская). По регламентации 1711 года в пехотном полку было уже 4 фузелерных ба­тальона по 4 роты в каждом, а также несколько (от 1 до 3) отдельных гренадерских рот. По уставу 1716 года фузелерная рота включала в себя 4 взвода — 4 офицеров, 10 унтеров, 144 ря­довых, 2 барабанщиков, лекаря и писаря.

Успешному обучению воинов препятство­вали как минимум два обстоятельства. Во-пер­вых, практически поголовная неграмотность рекрутов — крестьянских парней, не отличав­ших левую и правую стороны, и, во-вторых, низкие моральные и интеллектуальные каче­ства иноземцев-офицеров, набираемых зача­стую случайно.


Случайные файлы

Файл
133402.rtf
86390.rtf
41820.rtf
kyrsovaya.doc
28532-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.