Александр III и его окружение (56538)

Посмотреть архив целиком

Александр III и его окружение


Великий князь Александр Александрович Романов был вторым из шести сыновей Александра II (Николай, Александр, Владимир, Алексей, Сергей и Павел). Он родился в 1845 г. и не являлся наследником престола. «Александр III совсем не приготовлялся быть императором... - читаем в воспоминаниях С. Ю. Витте, - можно сказать, он был несколько в загоне: ни на его образование, ни на его воспитание особого внимания не обращали». Наследником был Николай.

Эта мысль по разному преподается в историографии, в зависимости от идеологических установок автора. Так, дореволюционный историк Корнилов сухо констатирует данный факт, признавая: да, было, что ж спорить? Зато советские авторы, и прежде всего Зайончковский, сделали из этого целый идеологический бум. Обращалось внимание прежде всего не на то, что цесаревич был не подготовлен к государственной деятельности, а на его общее скудоумие (проводилась ненавязчивая параллель).

Действительно, ни в детстве, ни в юности Александр Александрович не проявлял никаких особых талантов, которые бы позволили говорить о нем как о будущем великом государственном уме. Его можно назвать обыкновенным, даже слишком обыкновенным ребенком, и положение, на наш взгляд, усугублялось тем, что ко второму сыну императора не предъявлялось особых требований; в тени цесаревича Александру позволяли расти, не развивая своих задатков.

В результате, даже если они у него и были, отсутствие должного внимания к развитию великого князя в детстве привело к тому, что в юности он стал обыкновенной посредственностью, и даже не пытался и не стремился что-либо в себе изменить.

Как уже говорилось, великий князь Александр Александрович, не будучи старшим сыном царя, не являлся наследником престола изначально – его объявили таковым в 1865 году, после смерти старшего брата Николая Александровича. Лишь с этого времени Александр Александрович, которому уже минуло 20 лет, стал получать соответствующее его новой исторической роли образование.

Будущий российский император, судя по отзывам его воспитателей, личным дневникам, никогда не отличался широтой интересов. И хотя курс истории ему читал С. М. Соловьев, законоведение – К. П. Победоносцев, стратегию - генерал М. И. Драгомиров, успех в науках был небольшой, да и военные таланты отсутствовали.

Дневники, которые Александр III вел в разные годы своей жизни, не отражают интеллектуальные запросы автора. В них фиксировались факты, мнения, переживания, отношение к тем или иным событиям. Старательно сообщаются данные о погоде, гостях, распорядке дня. Такой же характер носят записи императора в памятных книжках, которые он вел с момента вступления на престол. Из этих записей можно узнать лишь о том, когда император встал, лег спать, каковы успехи охоты и т. д.

Увы, Александр III не отличался большим умом. Об этом свидетельствуют хорошо знавшие его люди. Начальник Главного управления по делам печати Е. М. Феоктистов, в целом положительно относившийся к императору, не очень высоко оценивал его умственные способности: «Нельзя отрицать, что в интеллектуальном отношении государь Александр Александрович представлял собой незначительную вели чину - плоть уж чересчур преобладала в нем над духом... Нередко случалось ему высказывать очень здравые мысли, а наряду с ними такие, которые поражали своей чисто детской наивностью и простодушием».

Даже почитатель Александра III министр финансов С. Ю. Витте вынужден был признать, что «... император Александр III был совершенно обыденного ума; пожалуй, можно сказать, ниже среднего ума, ниже средних способностей и ниже среднего образования…».

С первых дней царствования ближайшим политическим советником императора стал Константин Петрович Победоносцев. "Кто-то будет главным советником молодого царя? - вопрошала А. В. Богданович - жена министра внутренних дел Е. В. Богдановича, хозяйка петербургского салона, где собирались министры и губернаторы, митрополиты и фрейлины, дипломаты и литераторы. - Не дай бог, чтобы остался один Победоносцев. Он вреден и России, и царю".

По своим политическим взглядам, которые изложены в письмах к императору и в книге "Московский сборник" (1896 г.), Победоносцев принадлежал к представителям крайней реакции. "Самодержавие, православие, народность", - так коротко можно сформулировать политическое кредо этого государственного деятеля. Он был сторонником неограниченного самодержавия, сохранения дворянских привилегий, ярым врагом западноевропейских форм общественной жизни.

Будучи министром религии, он подвергал гонениям всех старообрядцев, сектантов и представителей других религий. В литературе мы находим сравнение Победоносцева с Томасом Торквемадой, главой испанской инквизиции в 80-х годах XV в.

И действительно, первыми признаками отхода от принятого в прошлое царствование курса стали удаление с поста председателя Государственного совета великого князя Константина Николаевича, который по своим воззрениям был решительным сторонником буржуазных реформ; попытка примирить Лорис-Меликова с Победоносцевым; высказанное сочувствие выступлению И. С. Аксакова против «неразумных и преступных поползновений и стремлений лжелиберализма, который хочет толкнуть Россию на ложный путь конституционных реформ, чуждых ее национальному гению».

Но немедленно начать реализацию своих замыслов так называемая "реакционная партия", лидером которой был Победоносцев, не могла. В обстановке продолжавшегося брожения в стране Александр III не решался перейти к реакции. На политической сцене России появились фигуры переходного периода: министр внутренних дел граф Н. П. Игнатьев, министр финансов профессор Н. X. Бунге, министр просвещения барон А. П. Николаи.

Согласно принятому "Положению о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия" вся административная власть - от министра, губернатора до уездного исправника - получала исключительные права. Любая губерния могла быть объявлена на военном положении, каждого жителя можно было властью губернатора выслать за пределы губернии.

Но Игнатьев не мог не понимать, что одними репрессивными мерами порядок установить трудно. В мае 1882 г. он представил государю проект совещательного Земского собора, созыв которого следовало приурочить к коронации Александра III.

Вновь незамедлительно последовало вмешательство Победоносцева. 30 мая министром внутренних дел был назначен Д. А. Толстой. Для С. Ю. Витте было очевидно, что "император Александр III назначил его министром внутренних дел... именно потому, что он ультраконсервативных воззрений". Вся либеральная общественность ахнула от негодования. "По общему мнению, теперь должна была наступить диктатура... которая укрепит власть и суровыми мерами положит конец всем неприглядным явлениям в нашей общественной жизни", - читаем в воспоминаниях Е. М. Феоктистова.

Недолго возглавлял министерство народного просвещения и Николаи. Через год его сменил И. Д. Делянов. Д. А. Милютин, узнав об этом назначении, записал в своем дневнике: "Это почти то же, что если б назначен был Катков; это восстановление ненавистного для всей России министерства гр. Толстого. Между прежним режимом и будущим различие только в подкладке: у Толстого подкладка была желчь; у Делянова будет идиотизм. Бедная Россия".

В историографии наблюдается широкий разброс мнений относительно контрреформ Александра III. Был ли он консерватором или возрождал истинно русскую духовность? Советская историография отвечала однозначно: консерватор. Это наблюдается у П. А. Зайончковского, Ю. Б. Соловьева, А. Я. Авреха, В. С. Дякина, Б. В. Ананьича. Сейчас наблюдается крен в противоположную сторону, в частности, у исследователя А. Боханова. Но, несмотря на то, что сейчас ряд историков пытается представить внутреннюю политику Александра III как возрождение России вместо чуждых ей западных заимствований, необходимо признать, что, помимо русской духовности, возрождал Александр III и самые косные, давно отжившие свой век институты прошлого, и губил завоевания своего отца, методично убивал свободную мысль. Вряд ли можно согласиться с мнением современных апологетов Александра III вроде Боханова, который считает внутреннюю политику Александра III положительным моментом в жизни страны, так как император якобы только возвращал Россию на круги своя, искореняя «пагубные» западные начинания.

Итак, мобилизация сил, способных укрепить пошатнувшееся самодержавие, была в сущности закончена. Можно было приступать к реализации программы, которая смогла бы вернуть Россию к дореформенным временам.

Первыми жертвами новой политики стали печать и школа. Новый цензурный устав преследовал цель удушения оппозиционной печати. В 1883- 1884 гг. прекратили существование все радикальные и многие либеральные периодические издания: "Отечественные записки" М. Е. Салтыкова-Щедрина, "Дело" Н. В. Шелгунова, "Голос", "Земство". В 1884 г. была ликвидирована университетская автономия, для студентов вновь вводилась форменная одежда как "средство надзора" за ними, при поступлении в университет необходимо было представить характеристику "о благонадежности", плата за обучение в университетах повышалась в пять раз.

В 1887 г. был издан циркуляр, известный как "о кухаркиных детях", по которому запрещалось принимать в гимназии детей кучеров, лакеев, прачек, мелких лавочников. Все начальные школы были переданы церковному ведомству - Синоду. "Политическая деятельность таких руководителей двух последних царей, как К. П. Победоносцев и Д. А. Толстой, была сознательно направлена к тому, чтобы задержать просвещение русского народа" - такую оценку правительственной политике в области просвещения дал П. Н. Милюков.


Случайные файлы

Файл
183074.rtf
139963.rtf
25396.rtf
112273.rtf
146040.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.