А.И. Солженицын и А.Д. Сахаров: общественно-политические взгляды и правозащитная деятельность (56502)

Посмотреть архив целиком

ПЛАН.


  1. Содержание………………………………………………………………..1

  2. Введение…………………………………………………………………...2

  3. Биография - Александр Исаевич Солженицын…………………………6

  4. Биография - Андрей Дмитриевич Сахаров…………………………..…10

  5. Первые встречи А.И.Солженицына и А.Д.Сахарова………………..…13

  6. Бой двумя колоннами………………………………………………..…...17

  7. Начало публичной полемики………………………………………...…..23

  8. Годы восьмидесятые……………………………………………………...26

  9. Две утопии………………………………………………………………...30

  10. Заключение……………………………………………………………......33

  11. Примечания………………………………………………………………..35

  12. Литература………………………………………………………………...36



Введение.


Выбранная мною тема актуальна по нескольким объективным причинам:

Во-первых, А.Д. Сахаров и А.И.Солженицын одни из выдающихся представителей России Советского периода. А.Д. Сахаров известен всему миру и как величайший физик-теоретик, который был отцом-основателем водородной бомбы и внес гигантский вклад в развитие ВПК, так и в роли правозащитника, который даже в самые трудные годы боролся против тоталитаризма за торжество конституции и демократических свобод.

Во-вторых, через жизненную призму А.Д. Сахаров, можно увидеть целую эпоху, с закрытой для общественности того времени стороной. В жизни этого выдающегося человека были и такие периоды, как взлет по карьерной лестнице, (лауреат Сталинской и Ленинской премий, трижды герой соц. труда и масса других наград и регалий) тяжелая борьба в оппозиции с властями (лишение всех наград и регалий), и ссылка в Горький и диссидентство, и депутат народного собрания во времена перестройки, и посмертное признание его всем миром, а главное страной. Все эти взлеты и падения, ослабление и ужесточение борьбы за мир, отражают атмосферу целой эпохи. И жизнь Андрея Дмитриевича Сахарова служит наилучшим примером для исследования, изучения и анализа тех непростых времен.

В-третьих, в работах А.И. Солженицына можно найти многие решения на ряд сложнейших вопросов современности. Солженицын был пророком, ему было свойственно предчувствовать и предугадывать ход событий как в СССР, так и во всем мире. Андрей Дмитриевич Сахаров занимался различными аспектами общественной и политической жизни страны. Он был защитником демократических принципов, свободы слова, прав человека во всем мире. Он пытался вмешаться в ход событий, да бы предотвратить негативные последствия необдуманных решений политиков и общественных деятелей. Таких примеров немало, это и война в Афганистане, и разрешение конфликта между Израилем и Палестиной, и ослабление конфрантаций между социалистическим и капиталистическим лагерями, и способствие в урегулировании жизни в странах третьего мира. Он защищал интересы сразу всего народа, примером того может служить ходатайства по поводу Крымских Татар и этнических немцев. Сахаров не раз предупреждал об опасности атомных испытаний: «Созидательная сила атома, станет разрушительной». По прошествии лет мы можем видеть, то что его слова действительно оказались пророческими, и теперь мы можем анализировать и делать выводы, и приходи к тому, что его решения этих проблем были истинными.

В-четвертых, количество его наград, премий и регалий, которые он получил за пределами СССР, еще раз доказывают значимость его вклада в дело мира во всем мире. Следовательно, А.Д. Сахаров является общепризнанным общественным деятелем, на примере которого можно сделать ряд важнейших выводов, воспитывать у подрастающего и будущего поколений нравственные и эстетические принципы.

Всей своей жизнью он показал, что свобода и рабство, апокалипсический ужас и Царство Божие живут сейчас одновременно. Он всегда был свободен, хотя физически всегда был в плену у политиков. Они хватали его и его жену, перемещали из города в город, лишали возможности работать, прослушивали, подглядывали, прощупывали его жизнь до интимнейших подробностей, бесцеремонно залезали в дневники, и он бессилен был вырвать свою жизнь из их нечистых рук.

И все-таки он был свободен. Совершенно неподвластен времени и своим гонителям. В нередко враждебную ему атмосферу залов и заседаний он нес голос совести и разума.

Сахаров первый понял, или, во всяком случае, первый во весь голос сказал, что в наш век термоядерного оружия это противостояние грозит внезапным уничтожением всего живого на Земле и указал выход.

Борьба за права человека, которую он развил, это не филантропическое занятие досужих интеллигентов, а борьба за превращение нашей страны из диктатуры в демократически открытое общество, борьба за международное доверие, преодоление конфронтации, за путь к разоружению.

Насилию он противопоставил добро в жизни общества.

Он - гигант-естествоиспытатель и мыслитель, познавший явления природы, ведущие к управляемому ядерному синтезу и к рукотворному термоядерному взрыву неограниченно большой мощности, развивший глубинное понимание законов космологии, происхождения и развития Вселенной - так же глубоко постиг и закономерности жизни общества, указав пути преодоления катаклизма всеобщей гибели, все еще угрожающей человечеству из-за преступных действий и речей реакционной части КПСС и номенклатуры, которых мы являлись свидетелями.

Солженицын, к счастью, избегает "осмысления"; он записывает, регистрирует, разрабатывает знакомые ему элементы, пережитое и познанное, и раз ему не нужно по ходу повествования бороться с предписанным или надуманным порядком или оспаривать его, то он добивается такой трезвости и сухости, что доказывает свое превосходство как над обычным, оптимистически настроенным социалистическим реализмом, так и над притязаниями "нового романа". Дело не только в том, что он на собственной шкуре узнал вещь, неизвестную его западным коллегам: сталинизм. Дело еще и в том, что на Западе утрачено понимание тайных мук: им находится место только в области сладострастия, и это, быть может, является огромным, пока еще не замеченным, преступлением Я вижу в книгах Солженицына откровение, бесстрастное откровение не только о их чисто историческом предмете - о сталинизме, но и об истории страданий человечества. А раз так, то сталинизм здесь - "всего лишь" повод, достаточно жуткий и тем не менее "всего лишь".

Книги Солженицына начинаются издалека, их своды высоки, и они являются откровением для более или менее беспомощно действующей западной литературы; книги берут начало от великой русской традиции, они прошли через социалистический реализм; преодолели и обновили его, они современны искусностью построения, которое устойчиво и крепко; у них дыхание Толстого и дух Достоевского, хотя в XIX веке да и в сегодняшнем литературоведении они считаются парой противоположных духов; и при всем этом в них безошибочно узнается Солженицын. Оставляя позади Сартра и Камю, он довершает древнее противопоставление "воли" и "тюрьмы" - не образно, не философски, но на самом материале, литейном подпорок, предписаний и надуманности.

"Архипелаг ГУЛАГ" - это история, так она и названа Солженицыным, а мотивы ее публикации вполне очевидны: писатель стремится привлечь внимание мировой общественности (что, возможно, послужит определенной защитой) к тем людям, кто упомянут в "Архипелаге ГУЛАГ", к его оставшимся в живых свидетелям; а кроме того, эта книга - "наш общий дружный памятник всем замученным и убитым". "Архипелаг ГУЛАГ" является документальным подтверждением фактов, что уже известны мировой общественности по многочисленным публикациям; вот как характеризует Александр Солженицын в своей книге те десятилетия террора: "...вас арестовывает странник, остановившийся у вас на ночь Христа ради; вас арестовывает монтер, пришедший снять показания счетчика, вас арестовывает велосипедист, столкнувшийся с вами на улице; железнодорожный кондуктор, шофер такси, служащий сберегательной кассы и киноадминистратор".

Даже самых рьяных противников Солженицына должно удивлять его бесстрашие, у них должна вызывать уважение та неколебимая твердость, с какой он продолжает работу и публикацию своих произведений. Однако ни удивления, ни уважения ждать не приходится. На это нет даже намека.

Одним из постыднейших фактов в истории Союза советских писателей останется то обстоятельство, что он всегда исключает своих членов как раз тогда, когда они находятся в опасности или в опале - вспомним Ахматову, Зощенко, Пастернака, Солженицына. А ведь "Один день Ивана Денисовича" вышел в свет с явного одобрения Хрущева у главного редактора, с которым Солженицын дружил и память которого почтил на его похоронах,- речь идет об Александре Твардовском, коего вряд ли кто-либо решится назвать пособником империализма. Он пал вместе с Солженицыным. Если вспомнить, что поводом для исключения Солженицына из Союза писателей послужил роман "Раковый корпус", кстати уже набранный, и если к тому же учесть, что до сих пор неясно и, видно, навсегда уже останется неясным, кто же все-таки добивался исключения и по каким, собственно, мотивам, то к вероятным мотивам политического характера можно вполне добавить ревность и зависть самого что ни на есть обывательского толка.

Прочие писатели должны бы уразуметь, что писатель, столь предательски изгнанный и лишенный всяческой поддержки, не вправе сдаваться, идти на малейшие уступки, отступать даже на миллиметр, и, возможно, настанет день - я не теряю такой надежды,- когда ненависть, ослепление, клевета, травля и гнусные преследования сменятся пониманием того, что этот человек страдает я борется не только за себя самого, нет, речь идет о большем, гораздо большем, а именно о том, что в конечном счете послужит авторитету и престижу самого же Советского Союза.


Случайные файлы

Файл
176693.rtf
27816.rtf
3747-1.rtf
33645.rtf
evol.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.