Административно-территориальное деление Великого Княжества Литовского в XIII – XIV вв. (56423)

Посмотреть архив целиком

Административно-территориальное деление Великого Княжества Литовского в XIII – XIV вв.

Реферат по дисциплине «История государства и права Беларуси»

Студент 1 курса А.Э.Гейшелев Группы ГУП-1

Институт управленческих кадров

Минск 2010

Введение

Великое княжество Литовское, Русское, Жемойтское представляло собой монархию во главе с великим князем ("господарем") — носителем законодательной, исполнительной, судебной, военной власти. Первоначальной резиденцией великих князей являлся древний белорусский город Новогородок (совр. Новогрудок). С 1323 г. официальной столицей Великого княжества Литовского, Русского Жемойтского был город Вильно (совр. Вильнюс). Гербом этой державы являлась "Погоня". В летописях герб "Погоня" впервые упоминается в конце XIII в. В качестве официального государственного символа Великого княжества Литовского "Погоня" в виде серебряного цвета всадника на щите красного цвета была принята в 1384 г.

Государственным языком Великого княжества Литовского был старобелорусский ("руский"). На нем говорил великокняжеский двор, это был язык судов, государственных актов, в одном из которых — Статуте Великого княжества Литовского 1588 г., закреплялся его государственный статус: " А писар земский маеть по руску литерами и словы рускими вси листы, выписы и позвы писати, а не иншим езыком и словы...".

В своей внутренней и внешней политике великокняжеская власть опиралась на феодальную знать. Тому подтверждением существование при великих князьях литовских совещательных органов, куда входили представители великокняжеской семьи и наиболее богатых и влиятельных родов. Свидетельства о деятельности подобных органов относятся к временам Миндовга, Гедимина, Ольгерда, Кейстута, Ягайло, Витовта. Так, в грамоте великого князя Витовта, датированной 1388 г., отмечается, что свои решения он согласовывал с Радой ("умыслили с паны-радами"). Великокняжеская Рада первоначально выступала в качестве совета при "господаре", не имея определенного состава и конкретно очерченных функций. Выделение Рады в самостоятельный, особый орган власти происходило на протяжении 30-40 гг. XV в. Именно во время гражданской войны 30-х гг. в. значительно усилились позиции феодальной знати, именно в их среде искали опору кандидаты на великокняжеский пост.

1. Общие основы государственного устройства

Соединение земель литовской, Жмуди и белорусских княжений на первое время представило собой чрезвычайно сложное и необычайное, с точки зрения и современной науки государственного права и с точки зрения аналогичных примеров средневековья, устройство. Большой сложностью отличается территориальное устройство. Все государство слагается из следующих самостоятельно живущих земель: из удельных княжений, из областей-аннексов, находившихся в состоянии федерации или унии с центральным княжением, т.е. из земель Витебской, Полоцкой, Смоленской и Жмудской и, в известной мере, Подляшской, наконец, из территории собственно Литвы с прилегавшими к ней частями бывших русских областей. Но в смысле государственного устройства части собственно Литвы находились не в одинаковом положении. Земли собственно Литвы в смысле управления притягивали к себе и отдельные русские волости. Наконец, к этим трем частям государства надо прибавить три южные провинции его, не вошедшие в состав Белоруссии, именно земли Киевскую, Волынскую и Подольскую, имевшие особое автономное устройство. Необходимо тут же в кратких словах выяснить положение южных провинций государства, впоследствии составивших польские провинции и положивших начало Южной Украине. Эти земли в древнейшее время имели князей-наместников из числа Гедиминовичей и по уничтожении уделов вошли в состав государства: Волынь в 1444 г. по смерти бездетного Свидригайлы и Киевская земля в 1471 г. по смерти Олельковича. Обе земли получили особое провинциальное устройство с автономным управлением, но без признаков сохранения государственной самостоятельности. Восточная Подолия управлялась винницкими и браславльскими; старостами, не имея значения даже автономной провинции .

Все эти провинции до присоединения их в 1569 г. к Польше несли на себе еще последствия татарского разорения были слабо заселены, здесь почти незаметно торгового движения. Частые нападения татар сдерживали колонизацию этих южных провинций. Центральные города имели лишь значение крепостей (Киев, Черкассы, Канев, Браслав, Винница, Луцк, Владимир), охраняющих юг от татар. Немногочисленное население их ютилось под крепостными стенами, ища здесь защиты. Только Волынь была гуще населена и имела весьма развитое частное землевладение. Напротив, Киевщина и Подолия ждали еще колониста и заселение их началось только после 1569 г[4, с. 49].

Общий принцип, исторически заведенный в эту сложную конструкцию государства, состоял в признании «старины», то есть из старинного уклада жизни каждой обособленной части государства, и в признании господства древнерусских правовых норм.

Это значит, что каждая часть сохраняла свои права и государственное устройство. По тогдашним понятиям, в Смоленске или в Полоцке, например, княжил князь, «который у Вильни и на Троках»! Некоторые ученые называют такое соединение земель федерацией под главенством князя собственно Литвы. Это определение верно с точки зрения современного права, но люди 15 в. углубляли это понятие федеративного устройства в смысле понимания этого строя как личной унии, причем князь Вильны объединял в своем лице остальные земли-княжения. Поэтому литовский князь одновременно рассматривался как князь смоленский, полоцкий и витебский, что иногда выражается в документах. Но наряду с князем Литвы, объединявшим ряд княжений, были и особые удельные князья, находившиеся в вассальной зависимости от великого князя [2, с. 186].

2. Строй удельных княжений

В удельных княжениях сидели частью Рюриковичи, частью Гедиминовичи. Рюриковичи со своими княжениями или сами переходили в вассальную зависимость от великого князя, или принуждаемы были к тому великими князьями. В положении Рюриковичей и Гедиминовичей замечается немалая разница: в смысле большей зависимости от великого князя и в смысле большей легкости, с которой великие князья лишали уделов непокорных им Гедиминовичей. Однако внутренняя жизнь удельных княжений не терпела изменений от этих различий. Удельный князь приносил «покору» великому князю, то есть акт подчинения, обычно выражавшийся в особой присяжной записи. Верная служба и военная помощь великому князю составляли обязанность удельного. К этому присоединялся платеж дани. Но удельный князь связан с великим «братством». Он имеет право давать советы великому князю — заседать в его раде, то есть в совете. Но внутри удел управляется по старине, великокняжеская власть в нем не действует. Жизнь удела протекает в нормах древнерусского права. При удельном князе есть боярская дума, состоящая из управителей областей, придворных чинов, вообще из боярства. С этой думою князь решает все дела и она скрепляет своим согласием и присутствием акты его правительственной деятельности. Дело суда, раздача земель, устроение военной службы и прочее находится всецело во власти удельного князя. Наряду с боярством бытуют и вечевые собрания [1, с. 231]!

В смысле территориальном уделы были разбросаны в различных частях государства. В границах собственно Литвы были разбросаны преимущественно уделы Гедиминовичей, которые с течением времени вошли в состав собственно Литвы. Таковы, например, уделы: Городенский, Новгородский, Минский, вошедшие в состав собственно Литвы во второй четверти 14 в., Мстиславский (на Соже) с Могилевом и Мглином (Черниговская губ.), просуществовавший до 1527 г.; Подляхия во главе с Берестьем была уделом при Гедимине и Витовте; Турово-Пинское княжество имело князя до 1524 г.; тогда же закончило свое существование княжество Городецкое (Давыд-Городок на Припяти); Слуцкое и Копыльское княжества просуществовали до начала 17 в. Все эти княжения были вкраплены в территорию земель, находившихся в непосредственной власти великого князя. Густой ряд княжений, составлявших почти сплошную территорию, находился на востоке. Здесь были почти исключительно княжения Рюриковичей. По территории этих княжений легко видеть, как далеко, даже за пределы белорусской народности, заходила власть великого князя в первый период истории Литвы и Руси.

Так, в пределах бывшей Смоленской земли важнейшими уделами были: Вяземский, Торопецкий, Вельский. В пределах Чернигово-Северской земли важнейшими уделами были: на землях древних радимичей разделившиеся с 1356 г. на Трубчевский и Новгород-Северский и потерянный Литвою в 1499 г. Стародубовский уезд с городом Гомелем, бывшим в составе Литвы по 1432 г., причем, однако, Гомель остался за Литвою. На крайнем юго-востоке были уделы Новосильский, Белевский, Одоевский, Воротынский, Мазецкий, Тарусский (в Калужской губ.) и др., отошедшие к Москве большею частью в 15 и начале 16 в [3, с.148].

3. Конституции земель-аннексов

Очень интересно устройство земель Полоцкой, Витебской и Смоленской, из которых первые две очень рано вошли в состав Великого княжества. Сначала у них были князья. Но в этот ранний период сложения государства даже право избрания удельных князей, признававших власть великого князя, и даже признание власти великого князя зависело от согласия веча каждой отдельной земли, т.е. держался еще древнерусский вечевой уклад. Так, в половине 13 в. в Полоцке водворился не без помощи военной силы литовский князь Мингайло, но его внук Борис княжил в Полоцке только потому, что держался старины: «Пануючи ему в Полоцку, был ласков на подданных своих и дал им, подданным своим, вольности и вечу мети и в звон звонити и потому ся родити как у Великом Новгороде и Пскове». При сменах великих князей в Вильне каждая земля в отдельности признавала над собой власть великого князя. Власть Витовта в 1404 г. утвердилась в Смоленске только потому, что здесь великий князь имел свою партию и сверх того приказал смольнянам «лготу многу чинити». В 1440 г. паны литовские посадили в Вильне великого князя Казимира, но каждая земля в отдельности признавала его не без переговоров и уступок со стороны великого князя. Этот порядок отдельного признания великого князя закончился только в 1492 г. с избранием Александра великим князем на общем сейме в Вильно. В ранний период общегосударственной жизни местные земские веча, каждое в отдельности, решали вопросы войны и мира и не всегда согласно с тем, как решал великий князь. Местные же веча сами определяли уплату экстраординарных налогов на военные нужды. Наконец, местное законодательство находилось во власти областного веча, напр., вопросы торгового, гражданского права, вопросы о местных финансах и т.п. Деятельность местного веча в области правосудия продолжалась до половины 16 в., т.е. тогда уже, когда веча превратились в местные сеймы шляхты [5, с. 87].


Случайные файлы

Файл
15304-1.rtf
181337.rtf
ref-19696.doc
47525.rtf
163148.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.