Истоки мирового конфликта: причины Второй мировой И Великой Отечественной войн (56235)

Посмотреть архив целиком

Истоки мирового конфликта: причины Второй мировой И Великой Отечественной войн

Выполнил Швец Я.А.

Дальневосточный государственный университет путей сообщения

Хабаровск 2007

1.Введение

Причины Второй Мировой Войны коренятся в положении народов начала века. Ряд стран : Австро-Венгрия, Россия, Германия имели монархическое правление и препятствовали установлению мировой демократии. Реальной властью в ней является «скрытая» финансовая «власть над властью», организованная в «строгий орден с беспощадными законами морали и хищными ритуалами»(Ж.Аттали). И.А. Ильин назвал ее "мировой закулисой", поскольку эта власть не прописана в демократических конституциях и потому, чтобы не разоблачать их декоративность, она предпочитает действовать скрытно, закулисно, манипулируя "волей народа" через свои СМИ и управляя через своих зависимых ставленников. Если наследственная власть монархов не нуждалась для своего обоснования в политической борьбе, пропаганде СМИ, деньгах, то демократически избираемые правители не могут без всего этого обойтись, тем самым попадая в зависимость от финансистов. Таким образом первая мировая война была организованна “мировой закулисой” для уничтожения монархических режимов. Это доказывает провокационное начало войны – убийство эрц-герцога Фердинанда масонскими агентами.

Европа была погружена в кровопролитную войну, в результате которой были разрушены монархии и на их обломках возникли три идеологические формации, которые немедленно начали борьбу друг с другом.

2.Идеологии предвоенных лет

XX век стал ареной ожесточенной борьбы друг против друга трех идеологий: либеральной демократии, коммунизма (марксизма) и фашизма. Каждая из них под тем или иным влиянием уклонилась от следования истинному идеалу(православной государственности), поэтому все они противоборствовали друг с другом.

1. Либеральная демократия стала исторически первым принципиально новым общественным строем, возникшим на Западе в результате апостасийного отхода христианских стран Европы от традиционного христианства (Православия) и затем от монархического принципа власти.

Такая демократия еще не отвергает Божий Замысел и религию столь яростно, как позже большевицкий режим. Она поначалу лишь игнорирует этот Замысел, провозглашая свободу человека самому выбирать путь личного земного «счастья». Так, в частности, записано в первом государственном документе антимонархической демократии: Декларации независимости США 1776 года. Это «счастье» каждый волен понимать по-своему, этого «требует уважение к мнениям человечества». И поскольку у большинства оно связывается с земным «благоденствием» (так сказано и в Декларации независимости, и в принятой в 1787 году поразительно мелочной Конституции США), то этим и определяется государственный гедонистичный идеал: сообщество сытых эгоцентричных особей, живущих по своему хотению, для земных удовольствий. И источник государственной власти при этом, в отличие от монархии, видится не в Боге, а в "воле народа". То есть демократия (в переводе с греческого "власть народа") опирается на суммарную волю греховных индивидуумов, которым государство необходимо лишь как арбитр в их спорах между собой и как полицейский, разграничивающий личные свободы и охраняющий накопленное имущество. А во внешней политике - как страж благосостояния сообщества таких индивидуумов, даже ценой эксплуатации и истребления других народов. Более высокой теоретической цели западная демократия себе не ставит.

Более того: либеральная демократия даже отрицает существование у народа и государства более высокой, духовной цели, стоящей над земными эгоистичными заботами данной массы индивидуумов. Принципиально отвергается возможность единой для всех высшей Истины; провозглашается принцип плюрализма как равенства всех мнений. Это размывает границу между добром и злом и тем самым ведет к легализации все больших форм греха. Устойчивость такого общества достигается не ограничением порока, а взаимным "уравновешиванием" множества пороков, что, однако, неизбежно ведет к нарастанию их общего уровня. Властители такого государства заинтересованы в этом по чисто прагматической причине: упрощенной однородной биомассой легче управлять, контролируя ее материальные потребности. Такая свобода греха превращается в контролируемую "войну всех против всех", что ослабляет и возможность организованного сопротивления народа.

Таким образом, демократия развилась на основе намеренного злоупотребления свободой личности. При этом человек "расчеловечивается", опускается на ступень ниже - к состоянию животного - не насильственно, как это нам было знакомо при марксизме, а "свободно". И чем свободнее делается человек в таком обществе, тем несвободнее он становится с христианской точки зрения, становясь рабом своих грехов и сил зла — в этом великая тайна демократии как наиболее благоприятной среды для антихристианской "тайны беззакония".

Вот в чем суть и главная тайна демократии.

Сегодня очевидно, что в развитой демократии сторонники служения высшим ценностям не имеют шансов прийти к власти путем выборов, поскольку эти люди призывают людей к духовному усилию и борьбе с грехом, что демократизированному обывателю дается труднее, чем следование посулам свободы греховных наслаждений. Наиболее полно эта модель ныне осуществлена в США.

И поскольку в яростной демократической борьбе за власть используются самые аморальные средства (подкуп, дезинформация, провокация, шантаж, дискредитация соперников и их убийства) - это дает Мировой закулисе дополнительное средство управления своими ставленниками — компромат на них. Либерально-демократическое государство может быть даже беспощадным к духовному пониманию свободы, если она направляется на служение абсолютным ценностям, стоящим выше денег и земного благополучия. Более всего это заметно не во внутренней жизни демократических государств (где инакомыслящим пока еще разрешается "свобода писка", не угрожающая системе), а во внешней политике применительно к государствам с иным, самобытным строем, основанным на духовных ценностях.

Такая демократия стремится вовне к упростительному всесмешению народов в виде атомизированного космополитичного сообщества индивидуумов как биологических особей. Для этого "права человека" (индивидуума) провозглашаются более важными, чем права и ценность государства, вследствие чего оно ослабляется. И этот принцип навязывается всему миру как единственно верный. Отстаивание каким-либо народом или его частью своих национальных традиций считается демократическими идеологами (3. Бжезинский, С. Хантингтон, Ф. Фукуяма, Ж. Аттали и др.) не только "отсталостью", но и "опасностью для прогресса человечества", причем опасностью тем большей, чем больше осуждается господствующая система греха.

Мировая закулиса жизненно заинтересована в удержании общества в столь атомизированном и бездуховном состоянии, как и в распространении этой модели на весь Mиp -только это обеспечивает абсолютную власть ее деньгам. В этом смысл западного "поощрения демократии" в глобальном масштабе. Таким планируется капиталистический "рай на земле" для мировой закулисы и кровно связанного с нею "богоизбранного" народа.

Это все больше ведет к тоталитаризму демократического типа, унифицирующему все развитые страны по американскому образцу и колонизирующему остальные как сырьевые придатки. Демократический тоталитаризм открыто провозглашает свое мировое господство, чему свидетельство не только работы его упомянутых идеологов, но и официальная "Стратегия национальной безопасности США". Впрочем, для ядра мировой закулисы даже развитые демократические народы - всего лишь необходимая питательная среда для паразитарных мировых амбиций, ведущих ко всеобщему концу.

Посткоммунистические демократические вожди в РФ (типа Явлинского, Гайдара, Немцова), как и демократические СМИ, о разрушительности западной демократии для всего Mipa даже не задумываются. Очарованные фикциями и витринами западного образа жизни, они лишь выполняют роль "пятой колонны" для идейной оккупации нашей страны.

2. Коммунизм (марксизм) в своей политической теории вдохновлялся протестом против описанной выше эгоистичной власти капитала (мировой закулисы). Но он отличается от нее только тем, что хотел бы установить точно такой же материалистический "рай на земле" ("светлое будущее") не для господствующих верхов, а для всех трудящихся - и как можно быстрее, не считаясь с жертвами.

Марксизм стал секулярным коллективистским вариантом иудейских чаяний "земного рая" - в этой оценке сходились и русские философы (B.C. Соловьев, о. Сергий Булгаков, Н.А. Бердяев, С.Л. Франк, Г.П. Федотов, А.Ф. Лосев), и один из духовных лидеров сионизма - М. Бубер ("Еврейство и человечество"), и даже некоторые связанные с масонством большевики (А.В. Луначарский в работе "Религия и социализм"). Поскольку к тому же революционные марксистские структуры поддерживались еврейским Финансовым Интернационалом и руководящий состав большевицкого режима, особенно в 1920-1930-е годы, был соответствующим - не удивительно, что эта власть отождествлялась русским народом с еврейской властью. Это с горечью признавали и честные еврейские публицисты-эмигранты в известном сборнике "Россия и евреи"(1923).

Хотя марксизм впервые захватил власть именно в России - к Православию он отношения не имеет и в своей духовной основе является его полной богоборческой противоположностью. Марксистское учение, насильственно внедренное в Россию с Запада, категорически отвергло религиозное мировоззрение как "средство классовой эксплуатации". Не понимая природы Mиpoвoгo зла, марксизм стремился победить его собственным превозмогающим злом, присвоив себе право на его использование в виде "последнего и решительного боя" против старого Mиpa.


Случайные файлы

Файл
127728.doc
163398.rtf
185103.rtf
184063.doc
169732.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.