Внутреннее устройство Персидского царства при Ахеменидах (56230)

Посмотреть архив целиком

Внутреннее устройство Персидского царства при Ахеменидах

Персидское царство было разделено на большие области, называвшиеся, по титулу их правителей «кшатрапаван» — сатрапов («блюститель области»), сатрапиями. Число их у Геродота, сведения которого в данном месте (III, 89) происходят из официального источника, двадцать; число это, однако, не было постоянным, так как бывали случаи, что управление двумя или более сатрапиями поручалось одному лицу (например, Уштану — Вавилон и Заречная область) и, наоборот, одна область делилась, или, наконец, перетасовывались составные части сатрапий. В своих надписях — Накширустамской и иероглифической суэцкой — Дарий приводит двадцать четыре имени: «Волею Ормузда подчинены мне страны, которые я получил, кроме Персии. Я — их господин; они приносят мне дань. Что я им говорю, то они исполняют. Мой закон для них руководство; это — Мидия, Сузиана, Парфия, Ария, Бактрия, Согдиана, Хорасмия, Дрангиана, Арахозия, Саттагида, Гайдара, Индия, Хумаваргские скифы, скифы с остроконечными шапками, Вавилон, Ассирия, Аравия, Египет, Армения, Каппадокия, Сарды, Иония, скифы по ту сторону моря, Скудра, ионяне с курчавыми волосами (возможно, «со щитами»), Пунт, Куш, Мексии, Карка». Этот список не имеет в виду перечисление сатрапий — это видно уже из того, что в нем народы помещены наряду с областями, упомянуты «скифы по ту сторону моря», т. е. европейские, Пунт, Ливия, Карфаген (Карка), никогда не управлявшиеся никакими сатрапами, зато не упомянуты Сирия и Палестина, если только они не считаются входящими в состав Ассирии или Вавилонии, и т. п. Перед нами не административная роспись, а историко-географический список, как и приличествует надписи на царской гробнице. Как Геродот, так и Дарий исключают из списка персов, так как они не платили податей; отсюда видно, что деление преследовало, главным образом, фискальные цели, но считалось иногда с этнографией и историей. Сатрапы и начальники более мелких областей были не единственными представителями местного управления. Кроме них, во многих местах существовали наследственные туземные цари, князья или владетельные жрецы, а также вольные города и, наконец, «благодетели», получившие в пожизненное, а то и наследственное владение города и округа.

Эти цари, князья, первосвященники по положению отличались от сатрапов только тем, что были наследственны и имели историческую и национальную связь с населением, которое видело в них носителей древних традиций. Будучи вполне самостоятельными во внутреннем управлении, сохраняя местное право, меру, вес, язык, налагая подати и пошлины, они находились под контролем сатрапов, которые имели часто повод вмешиваться, особенно при постоянных смутах греческих городов. Они решали пограничные споры, тяжбы по частным делам, не входящие в компетенцию городов, например, когда стороны были гражданами различных городских общин или различных вассальных областей; они регулировали политические отношения, — например, после ионийского восстания Артаферн созывает конгресс в Сардах для унификации права и т. п. Династы, как и сатрапы и даже правители областей, имели право непосредственно сноситься с центральным правительством; мало того, цари финикийских городов, Киликии, греческие тираны и некоторые другие имели свои войска и флот, которыми лично командовали, сопровождая персидскую армию в больших походах или исполняя военные поручения царя. Однако сатрап имел право во всякое время потребовать эти войска на царскую службу, поставить в цитадели гарнизон и т. п. Главное командование над войсками провинции также принадлежало ему; он являлся, в полном смысле слова, генерал-губернатором своей сатрапии, что было необходимо для безопасности области извне и внутри, для прочности власти, при обширности царства и затруднительности сношений. Сатрапы могли даже самостоятельно и за свой счет вербовать солдат и наемников; в известной степени это право стало предоставляться и губернаторам областей.

Высшее командование войсками принадлежало начальникам четырех или, во время зависимости Египта, пяти военных округов, на которые было разделено царство.

Кроме военного командования, сатрапам принадлежал суд, и это едва ли не было главной их функцией, что видно из арамейского технического термина для «провинции» — медине («судебный округ»). О том, какое внимание персы оказывали правосудию, известно достаточно, но нельзя не заметить, что для деспотизма и произвола все-таки имелся простор в судопроизводстве. Что касается жестоких казней, которыми так обильна персидская история и в которых они едва ли не превзошли даже ассирийцев, то они обычны на Востоке и до сего дня, а на западе Европы практиковались еще в начале XIX в. Во всяком случае, заслуживает похвалы обычай персидских судов не наказывать жестоко за первое преступление и смотреть на поведение в прошлом. Интересно также уважение, оказывавшееся во многих случаях местному праву покоренных народов. Так, в Вавилонии вся масса документов времен персидского владычества в юридическом отношении не отличается от тех, которые датированы царями халдейской династии; даже наследник престола Камбис и сатрап Уштани, заключая сделки в Вавилоне, следуют местному праву. То же самое мы видим в Египте и Иудее (Ездра). Конечно, центральное правительство и сатрап во всякое время могли вмешаться и решать дела по своему усмотрению, но большей частью для них было достаточно, если в стране спокойно, подати поступают исправно, войска находятся в порядке. В Египте персы оставили нетронутыми не только прежнее деление на номы, но и прежнее распределение войск и гарнизонов (Геродот, II, 165—166) и, наконец, прежние владетельные фамилии в номах, а также податную неприкосновенность храмов и духовенства. Чрезвычайно характерно также, что все время персидской власти в Египте документы юридических частных отношений писались на местном языке демотическим шрифтом, что же касается официальных сношений с центральным правительством или с двором сатрапа, то здесь употреблялся тот же язык, который при персидском владычестве получил значение официального для всей западной половины империи, включая и Малую Азию, — арамейский.

Арамейский язык был языком персидской канцелярии, на котором даже издавались для запада царские указы (например, сохраненные в книге Ездры) и на котором сносились с правительством даже персидские гарнизоны (страсбургский папирус) в Египте. Очевидно, персидская клинопись была только монументальным письмом и не годилась для скорописи; и действительно, впоследствии арамейский шрифт был приспособлен к пехлевийскому языку и распространился вплоть до Средней Азии и Монголии. Эта блестящая судьба его объясняется тем, что фактически он был общеупотребительным в Ассирии и Вавилонии еще в ассирийские времена. Завоевания ассирийских царей и Навуходоносора, в связи с вавилонским пленом, еще более содействовали его распространению, и иудеи, вернувшись из плена, уже говорят, а частью и пишут по-арамейски. Язык этот занял место клинописи в международных сношениях; он употреблялся даже на монетах малоазиатских сатрапов персидского царя.

Обширное государство нуждалось в средствах сообщения, необходимых и для контроля центральной власти над местными чиновниками. Много говорят о прекрасных персидских дорогах, описанных так обстоятельно и Геродотом, и Ксенофонтом в рассказе о походе Кира и при перечислении остановок и расстояний; итинерарий Исидора Харакского по Парфии также, вероятно, дает право делать выводы о персидских временах. Эти дороги следующие: так называемая «Царская» от Эфеса на Сарды и Сузы через Евфрат, Армению и Ассирию вдоль Тигра; от Вавилонии через Загр мимо Бехистунской скалы на Экбатану, а отсюда к бактрийской и индийской границе: от Исского залива к Синопу поперек Малой Азии и др. Дороги эти едва ли были всецело созданием персов; большинство их существовало уже в ассирийское и даже более раннее время. Равным образом и хеттское царство, расположившись в Малой Азии на рубеже европейского и восточного миров, вероятно, положило начало той «Царской» дороге, которая была главной артерией персидской монархии. Уже в древности Сарды были соединены с Птерией, откуда дорога шла к Евфрату и пересекалась поперечным путем из Тарса к Синопу. Геродот, говоря о лидийцах, называет их первыми лавочниками, что вполне соответствует их положению хозяев дороги между Европой и Вавилоном. Персы только связали этот путь со своими столицами, усовершенствовали его и приспособили не только для торговых целей — караванов, но и для государственных потребностей — почты.

Персидское царство при Дарии воспользовалось и другим изобретением лидийцев — монетой. До VII в. до н. э. на всем Востоке господствовало натуральное хозяйство, денежное было лишь в зачаточном состоянии — ходили слитки металла определенного веса и формы. Хаос был полный; слитки имели форму колец, пластинок, кружков и т. п., без чеканки и изображений. Вес везде был различен, а потому вне места происхождения слиток окончательно терял характер монеты и должен был каждый раз вновь взвешиваться, т. е. делался товаром. На рубеже Европы и Азии, у головы Царского пути впервые ощутили неудобство такого порядка, и лидийские цари перешли к чеканке настоящей монеты. Отсюда употребление ее распространилось по Малой Азии, на Кипр и даже в исходный пункт аравийской торговли — Газу. Древние торговые страны — Вавилон, Финикия и Египет еще очень долго сохраняли старую систему; они (кроме Финикии) начали чеканить монету уже после Александра Великого, и в них пока встречались монеты, чеканенные в Малой Азии. Зато на индийской границе чеканка появляется сравнительно рано, но самостоятельного типа. Дарий, устанавливая податную систему, не мог оставить дело в хаотическом состоянии; кроме того, потребности государства, державшего наемников, а равным образом небывалый простор для мировых торговых сношений вызвали необходимость в монетной единице для возможности установления жалования.


Случайные файлы

Файл
80348.doc
93531.rtf
138358.rtf
18100-1.rtf
66281.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.