Начало реконкисты в Испании. Мусульманские государства (56184)

Посмотреть архив целиком

Начало реконкисты в Испании. Мусульманские государства

Было бы невозможно объяснить военные успехи христианских государств в этот период, не зная истории мусульманских держав, так как христиане в значительной степени обязаны успехами своих завоеваний их разложению и политическому упадку.

Мы уже знаем, что в последние годы правления Хишама III начали восставать и объявлять себя независимыми многие правители и военачальники мусульманской территории. Это движение закончилось свержением с престола Хишама и провозглашением аристократической республики в Кордове.

На мусульманской территории создалось несколько маленьких государств-эмиратов, известных под названием таифа, что по-арабски означает народ, племя, отряд. Таких эмиратов, вплоть до конца XI в., насчитывалось до 23. Но из них достаточно «будет упомянуть в качестве наиболее важных следующие: Кордовский, Севильский (эта территория вначале имела республиканское управление, а затем — монархическое); Малагский, в котором правил род Хаммудитов; Гранадский; Альмерийский; эмират Дении и Балеарских островов, знаменитый своим флотом и корсарскими набегами на острова Средиземного моря и берега Италии; Сарагосский, которым правил аристократический род Бени-Худов; Толедский и Бадахосский. Титулы эмиров присвоили себе главным образом «славянские» и берберские военачальники; первым принадлежали восточные территории (Альмерия, Дения и др.), вторым — южные и западные (Малага, Гранада, Бадахос, а также Толедо). Таифские эмиры вели между собой постоянные войны. Если некоторые эмиры, как например Дении и Бадахоса, не вмешивались в эту борьбу, то тем не менее они ощущали на себе последствия конфликтов, которые разгорались между государями юга, особенно между Гранадой, Малагой и Севильей. Стремление этих эмиров заключалось в том, чтобы стать халифами и объединить под своим скипетром все мусульманские территории. В середине XI в. было четыре государя, одновременно носившие этот титул.

Вскоре превосходство оказалось на стороне Севильского эмирата. В 1023 г. этот город с прилегающей к нему территорией был объявлен республикой. Его правителем стал кади Абуль Касим Мухаммед из арабского рода Аббадитов, лишь незадолго до переворота занявшего видное место в кругу высшей севильской знати благодаря богатствам и большому авторитету в военных и религиозных делах своего отца — Абуль Касима-Измаила. Кади был умен, честолюбив и обладал сильной волей. Он стремился сперва обеспечить господство в Севилье, а затем подчинить всю Андалусию. Первой цели он достиг очень быстро. Сохранив республиканскую форму правления, Абуль Касим отменил полномочия своих коллег — членов аристократического совета или сената, который был создан по его же инициативе. Он понимал, что в условиях жестокой борьбы между мусульманами наиболее опасными его врагами были короли берберского происхождения (в Малаге и Гранаде). Именно поэтому Абуль Касим полагал, что ему надлежит укрепить связи между «славянами» и арабами. Желая создать большую партию, опираясь на которую он мог бы завоевать для себя господство, Абуль Касим решил снова поднять знамя Омейядов. С этой целью он использовал ремесленника из Калатравы, очень похожего на последнего халифа Хишама III, распустив слух, что Хишам III снова появился в Севилье и якобы назначил кади своим первым министром. Эта хитрость принесла свои плоды, потому что воображаемый халиф был признан правителями Кармоны, Валенсии, Дении и Тортосы и даже кордовской республикой. Усилившийся благодаря поддержке этих держав Абуль Касим мог теперь успешно начать борьбу против малагского князька Яхьи, вождя берберской партии. Абуль Касим разбил его, а затем начал войну против Бадиса Гранадского, который объявил себя преемником Яхьи.

После смерти Абуль Касима в 1042 г. его сын и преемник Аббад, по прозванию аль-Мутадид, обладавший, как и его отец, политическими способностями, но более жестокий, кровожадный и мстительный, продолжал проводить в жизнь план своего отца и вел борьбу против Бадиса и других эмиров. Он овладел городами Мертолой (в Португалии), Ньеблой, Сайта Марией де Альгарве, Рондой, Мороном, Аркосом, Хересом и Алхесирасом, в значительной степени сведя на нет мощь эмиров Бадахоса. В результате Аббадиты в 1058 г. стали владыками всей западной части мусульманской территории и имели союзников на востоке, в Валенсии и Дении.

Эти внутренние войны не оставляли мусульманам ни времени, ни сил для борьбы против христиан, которые как раз в этот период решительно атаковали своих врагов. В результате большая часть таифских эмиров, дабы отдалить опасность, вынуждена была признать себя вассалами королей Леона и Кастилии и платить им дань. Так же поступил и севильский эмир.

Обеспечив свое преобладание в успешных войнах, аль-Мутадид решил, что наступил момент, когда можно обойтись и без лжехалифа, и заявил, что Хишам III умер и в своем завещании назначил его эмиром всей арабской Испании. Сын аль-Мутадида, аль-Мутамид, вступивший на престол в 1069 г., еще в большей степени обеспечил преобладание Севильи, завоевав Кордову (на которую претендовал также эмир Толедский) и мурсийский эмират. Таким образом, большая часть арабской Испании принадлежала теперь Аббадитам, за исключением эмиратов Севера и Востока (Сарагосы, Альбаррасина, Валенсии, Дении, Альпуэнте) и эмиратов Альмерии, Толедо, Гранады, Малаги и Бадахоса и нескольких других незначительных княжеств, сохранявших свою независимость. Мутамид — одновременно воин и человек большой культуры — был покровителем науки и литературы и оставил о себе память как замечательный поэт. Он превратил Севилью (при поддержке своего не менее знаменитого хаджиба Абен Амара) в выдающийся центр культуры, ни в чем не уступавший Кордове эпохи ее расцвета. Это преобладание Севильи, которое расценивалось весьма неодобрительно всеми прочими таифскими эмирами, а также победы, одержанные христианами, которые овладели такими важными городами, как Толедо и Валенсия (а еще раньше завоевавших Коимбру, Визеу, Ламегу, Барбастро и другие пункты), привели к вторжению в Испанию нового мусульманского народа, который тогда начинал приобретать могущество в Африке.

После того как Северная Африка объявила себя независимой от восточного халифата, господствующим элементом стали берберы, поскольку они составляли основную массу местного населения. В последней трети XI в. в Африке возникла новая политическая сила — объединение племен сахарских берберов, ядром которого было племя ламтунов, начавшее свои завоевательные войны под влиянием проповедей факиха Абдаллы. Обращенные в ислам ламтуны предприняли завоевание Африки, именуя себя морабетинами или альморавидами. Название морабетины означает «религиозные люди». Альморавидам к концу XI в. удалось создать обширную империю, простиравшуюся от Сенегала до Алжира. Вождем альморавидов в конце XI в. был Юсуф-ибн-Тешуфин или ибн-Ташфин. Некоторые таифские эмиры поддерживали с ним сношения и неоднократно просили его оказать им помощь в борьбе против христиан.

Однако когда опасность стала совершенно очевидной и эмиры начали думать о том, чтобы сообща испросить помощь у альморавидов, в стане испанских мусульман возникли раздоры. Многие усматривали в самой мощи альморавидов немалую опасность. Сила альморавидов казалась им обоюдоострым оружием, которое могло обратиться и против христиан и против правоверных мусульман Испании.

В конце концов более непосредственная опасность — христианская — заставила андалусских эмиров решиться. Сам Мутамид прекрасно охарактеризовал положение, сказав своему сыну Аррамиду, когда тот предупреждал его, что приход альморавидов может повлечь тяжелые последствия для испанских королей: «Все это истина, но я не желаю, чтобы потомство укоряло меня за то, что я был причиной захвата Андалусии неверными». Было решено послать к Юсуфу посольство в составе кади Бадахоса, Севильи, Гранады и Кордовы.

Послы после совещаний с альморавидским вождем Юсуфом пригласили его от имени своих государей прибыть в Испанию с войском, потребовав от него клятвенного обещания не нарушать целостности владений андалусских эмиров. Юсуф дал клятву, но потребовал предоставить ему крепость Алхесирас. Поскольку послы не решались отдать ему эту крепость без позволения эмиров, Юсуф отпустил их, не дав окончательного ответа.

Однако через некоторое время, основываясь на заявлении своих факихов, признавших за ним право завладеть Алхесирасом, если ему не уступят его добровольно, он явился с сильной эскадрой к этому городу и заставил войска Мутамида сдать его. После этого, укрепив Алхесирас, Юсуф направился в Севилью, где к нему присоединились войска эмиров Гранады, Малаги и Альмерии. Во главе соединенных альморавидско-испанских сил Юсуф отправился в Бадахос, где к нему присоединилось войско местного эмира. Неподалеку от Бадахоса, в пункте, который мусульмане называли Асагал, а христиане — Салакой (это последнее название сохранилось до сих пор), Юсуф встретился с войском короля Леона Альфонса VI.

В решительном сражении (октябрь 1086 г.) христиане были разбиты наголову и понесли громадные потери. Тем не менее мусульмане на этот раз не сумели воспользоваться плодами, которые сулила им эта победа, так как Юсуф, получив сообщение о смерти своего старшего сына, вернулся в Африку, оставив в Испании только один трехтысячный отряд. Христианам, в дополнение к тяжелым потерям, которые они понесли при Салаке, пришлось еще эвакуировать Валенсию, ранее завоеванную ими, а также снять осаду Сарагосы. Таифские эмираты, платившие дань королю Леона и Кастилии, освободились от этого бремени.


Случайные файлы

Файл
179935.rtf
NET.DOC
170217.rtf
11281.rtf
137463.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.