Общественно-политический строй Македонии в VI - IV вв. до н.э. (56124)

Посмотреть архив целиком

Общественно-политический строй Македонии в VI - IV вв. до н.э.

Жителей всех областей Македонии объединяла общность языка, образа жизни и исторических судеб. Среди областей главенствовала Эмафия, так как ее центр Эги благодаря удачному географическому положению держал в своих руках путь из горных областей в прибрежные. Здесь же находилась резиденция Аргеадов. Местные властители довольно быстро распространили свое господство на центральные и восточные области Македонии. Только князьки западных горных районов сумели отстоять свою независимость, лишь номинально признав верховную власть Аргеадов. Правители города Эги именовали себя «царями Македонии», хотя в западных областях они владели только Линкестидой, Орестидой и Элимиотидой. Нередко происходили кровавые столкновения враждовавших между собой мелких князьков и царей Македонии. Гордые жители Линкестиды при малейшем признаке слабости Аргеадов начинали плести против них интриги или даже открывали военные действия. Поэтому Аргеадам приходилось вести сложную политическую игру. Они сталкивали между собой владык отдельных горных областей, оказывая некоторым из них свое покровительство и не позволяя, таким образом, князьям Линкестиды объединить западномакедонские области.

Положение на востоке страны было более благоприятным для Аргеадов. Они расширили свои владения, вытеснив пеонян с низовьев Аксия (Вардара) и присоединив области вплоть до реки Стримон, Им пришлось отказаться лишь от захвата Халкидекого полуострова и части македонского побережья, так как выход к морю им преграждала цепь греческих городов.

Для того чтобы правильно понять причины, которые впоследствии привели Александра к разрыву с его родиной, необходимо проникнуть в самую суть социальных отношений и структуры македонского общества. При этом следует помнить, что речь идет лишь о районах, которые находились под властью Аргеадов непосредственно, а не в зависимости от них. Внутри самой Македонии существовали три силы, которые вели борьбу между собой: царь, знать и свободные общинники. Царь стоял над знатью, а знать — над свободными, в то время как свободные в каком-то смысле стояли над царем. Получался замкнутый круг. Как же все это выглядело в действительности?

Аргеады, двигаясь от Эмафии, копьем и мечом покорили Центральную и Восточную Македонию, превратили их в царские земли и раздали своим соратникам и сторонникам. И хотя эти земли давались с правом наследования, македонские цари сохраняли над ними верховную власть. Маловероятно, чтобы цари брали с этих земель подати, но такие их требования, как военная служба в царском войске и поставка определенного числа конных воинов в зависимости от размеров полученного надела, выполнялись беспрекословно. Таким образом, в Македонии наряду со знатным сословием гетайров существовала также и «кавалерия» этих гетайров, состоявшая не только из знати, но и из общинников. При этом содержание войска царю ничего не стоило. Гетайры содержали не только себя, но и своих всадников, не получая за это никакого вознаграждения. Именно в этом и заключалась их повинность, которую они были обязаны выполнять за полученные от царя земли. Долгое время конница представляла собой главную военную силу Македонского царства.

Тесные связи между царем, главным собственником всех земель, и гетайрами, владевшими ими, нашли выражение не только в несении военной службы, но и в личных взаимоотношениях. Цари, представители старой родовой знати, считались в своем замкнутом кругу primi inter pares. Поэтому гетайры не только сопровождали царя в битвах, но были и его сотрапезниками на пиршествах. Как лица, приближенные к царскому двору, они составляли особый круг и имели постоянный доступ к царю. Если они появлялись при дворе, то их непременно приглашали к столу. Эти двойные узы — боевые и застольные (кстати, значению последних исследователи до сих пор уделяли мало внимания) — в Македонии сохранялись очень долго. Даже Александр считал само собой разумеющимся, что он должен сражаться во главе конницы гетайров и пировать с ними. Несомненно, что гетайры и были товарищами царя в буквальном смысле слова, и составляли его непосредственное и постоянное окружение. Сюда входили его советники, соратники, другие придворные чины и телохранители. Некоторые из приближенных постоянно проживали в резиденции царя. Таким образом, среди гетайров кроме представителей сельской знати появилась прослойка придворной челяди.

Назначение новых гетайров сопровождалось по усмотрению царя пожалованием им земельных наделов. При этом даже чужеземцы, и прежде всего эллины, не только становились македонскими землевладельцами, но и получали доступ в круг македонской знати.

В отличие от пожалованных земель царские домены находились в непосредственном управлении царя. Наряду с этим (во всяком случае, в Эмафии и тех областях, которые не были завоеваны) имелись еще поселения, жители которых были свободными, независимыми крестьянами.

Для ведения хозяйства как на царских, так и на дарованных землях требовалось большое число крестьян, пастухов и батраков. Поскольку все население пользовалось землей, «приобретенной копьем», оно зависело от царя. Однако на дарованных землях македоняне в первую очередь подчинялись их владельцам. По-видимому, земледельцы и пастухи вели довольно сносную жизнь, поскольку их зависимость не выражалась в слишком высоких податях. Что касается права наследования, то оно оставалось в силе, равно как и свобода личности. Во всяком случае, эти люди не считали уплату податей бесчестьем и чувствовали себя свободными. Вместе с независимыми крестьянами они образовывали класс, который принято называть свободными общинниками.

Хотя царь и гетайры практически жили за счет труда зависимых от них крестьян, классовые противоречия никогда не обострялись настолько, чтобы вылиться в открытую вражду. Кроме того, следует учесть, что привлечение крестьян к воинской службе в коннице создавало для них определенные выгоды, как хозяйственные, так и социальные: они образовывали как бы прослойку низшей знати.

У нас есть все основания считать свободными общинниками и рядовых воинов-пехотинцев, так как они имели право участвовать в войсковом собрании. Правда, у них не было специальной воинской подготовки, необходимого вооружения и организации и как военная сила стоили они немногого. Кроме того, требовались средства на их содержание, что не соответствовало той реальной пользе, которую они могли принести. Поэтому всю эту массу редко призывали на военную службу.

Значительную роль в македонском войске играло общевойсковое собрание. В нем принимали участие на равных правах как всадники, так и пехотинцы, т. е. и знать, и свободные общинники. И хотя к высказываниям знатных лиц старались прислушиваться, решающее значение имели здесь голоса более многочисленных простых людей. Поэтому для простого народа это войсковое собрание было своего рода палладиумом права и свободы. Вряд ли собрания решали вопросы мира и войны, однако в их компетенции было избрание нового царя и вынесение приговора, когда речь шла о серьезных преступлениях. В этих вопросах войсковое собрание стояло выше царя, так как оно представляло македонский народ, тот народ, который был сувереном при выборе царя и решал вопрос о жизни и смерти каждого члена общества. Не следует, однако, думать, что войсковое собрание представляло собой одновременно и государственную власть (как это было, например, в греческих государствах). У македонян государство представлял царь со своими сановниками. Но в какой-то мере народ все же был выше их и осуществлял власть через войсковое собрание.

Вожди племен всеми силами содействовали сохранению этих древних обычаев. На примере соседей они не раз убеждались, чего стоят цари, опирающиеся исключительно на знать. Стремясь возвыситься над царями, ограничить их власть и, наконец, вообще упразднить ее, лишив свободных общинников их древних прав, они ставили своей целью создать новую аристократическую республику и пользоваться там безграничными правами. Однако, хотя во время войны все зависело от гетайров, во внутренней политике решающее значение имели широкие народные массы. Это знали все — от царя до последнего бедняка. Поэтому народ старался держаться вместе, для того чтобы обезопасить себя от посягательств знати. Это стали понимать и гетайры, которые в конце концов оставили попытки расширить свои прерогативы. Таким образом, в стране сложилось равновесие политических сил.

Опираясь на верховную собственность, на земли, «приобретенные копьем», царская власть добилась того, что на основе четко зафиксированных правовых норм и отношений стала значительным фактором в политической жизни Македонии. Каждый чужеземец, получивший надел у царя, тем самым уже становился македонянином. В государстве не существовало, по-видимому, оседлого населения, которое не воспринималось бы как македонское. Таким образом, это своего рода «право на землю» автоматически предоставляло и право принадлежности к македонскому народу и государству.

Вот и все данные, которыми мы располагаем относительно социальной структуры Македонии Аргеадов. В западных горных областях, видимо, существовала сходная социальная структура. Там также процветала знать и, возможно, существовало войсковое собрание, отражавшее тесные взаимоотношения между простыми людьми и княжескими династиями. Разница состояла в том, что здесь верховная власть принадлежала местным владетельным князьям.


Случайные файлы

Файл
GUB.DOC
36767.rtf
16363-1.rtf
70041.rtf
160652.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.