Братья и сестры Бестужевы (56075)

Посмотреть архив целиком

Братья и сестры Бестужевы

«Нас было пять братьев, и все пятеро погибли в водовороте 14 декабря».

М. Бестужев.

В воскресенье, 13 декабря 1825 года за 15 часов до восстания декабристов, в квартире на седьмой линии Васильевского острова в Петербурге собралась вся семья Бестужевых. Мать – Прасковья Михайловна, пятеро сыновей и три дочери.

Три старших сына были уже в офицерских чинах: Николай, Александр Бестужев (Марлинский), в то время уже известный писатель, и Михаил. Петр, мичман, был адъютантом главного командира кронштадтской крепости вице-адмирала Моллера, самый младший, Павел, готовился в офицерских классах артиллерийского училища в гвардейскую конную артиллерию.

После обеда старшие братья отправились к Рылееву, возможно они чувствовали, что навсегда покидают материнский дом и позаботились чтобы младшие братья в случае разгрома восстания остались при матери. Они отправили их к местам службы: Петра – в Кронштадт, Павла – в училище. Петр, однако, не поехал в Кронштадт и на другой день был на Сенатской площади: «Я не мог лишить себя завидной участи разделить опасность вашего предприятия», - сказал он братьям.

После восстания первым пришел домой Михаил: «Сестра, я погиб, я теперь ничто!», - сказал он и стал срывать с себя знаки отличия. Потом он простился и навсегда ушел из дома.

Пришел Александр. Он бросился перед матерью на колени со словами: «Это я погубил своих братьев, без меня они не попали бы на Сенатскую площадь». В тот же вечер в полной форме он сам явился в Зимний дворец, рассматривая это как сдачу оружия победившему противнику.

Явился домой и Николай. «И ты тоже замешан?» - спросили сестры. «Да ведь по нашим законам, я уже тем был бы виноват, что знал, да не донес, а мог ли я донести на свою кровь?» Николай хотел перейти по замерзшему Финскому заливу в Швецию. Он загримировался у приятеля, дошел уже до Толбухина маяка и остановился в попутном матросском домике чтобы обогреться. Но его там узнали и выдали сыщикам. В ту же ночь он был доставлен в Зимний дворец.

Ночью в квартире Бестужевых был обыск, чтобы не волновать мать сестры сказали ей, что прислали за братьями для присяги.

Лишь один из братьев не был замешан в восстании. Но и он не избежал общей участи. Проходя по комнатам училища, великий князь Михаил Павлович, брат Николая I, увидел на стоянке между двумя кроватями «Полярную звезду»:

Кто здесь спит?

Бестужев, Ваше Величество!

Арестовать его.

Впоследствии выяснилось, что «Полярную звезду» читал вовсе не Павел Бестужев, а его сосед по столику, но было ясно, что его хотят удалить из училища. И Павел сказал Великому князю: «Я кругом виноват! Я должен быть наказан уже потому, что брат моих братьев.» Его исключили из училища и направили солдатом в Бобруйскую крепость.

Три старших брата – Николай, Александр и Михаил – оказались после суда на каторге и в ссылке, а Петр отправлен на Кавказ солдатом.

Впоследствии на Кавказ попал и Павел. И оба брата случайно встретились в Тифлисе у А.С. Грибоедова, который состоял при дворе А.П. Ермолова.

Петр несколько лет воевал на Кавказе, участвовал в штурмах Карса и Ахалциха, был ранен, но попал в лапы одного из тех офицеров, которые всячески истязают солдат. Выведенный из равновесия его издевательствами Петр начал проявлять признаки душевной болезни. Его вернули матери и семь лет он мучил ее и сестер, когда его состояние стало опасным Прасковья Михайловна попросила Бенкендорфа разрешения поместить сына в больницу для умалишенных в трех верстах от Петербурга. Бенкендорф обратился с прошением к царю, но Николай I в просьбе отказал, так как заведение находится слишком близко от столицы. Даже Бенкендорф устыдился этой бессмысленной царской резолюции и сам дал разрешение поместить Петра в больницу, где тот через три месяца в 1840 году скончался.

Александр Бестужев (Марлинский) был направлен после суда в Якутск, откуда переведен в 1829 году на Кавказ, в 1836 году произведен в прапорщики и награжден орденом, 7 апреля 1837 года он был убит при высадке десанта в Адлере.

Павел прослужил год в Бобруйске, был направлен на Кавказ, женился и 27 октября 1846 года скончался.

Сразу же после ареста братьев главой семьи фактически стала их старшая сестра Елена Александровна Бестужева. Всю свою жизнь она посвятила матери, братьям и сестрам. В день восстания ей было 33 года и свое служение семье она продолжала сорок девять лет до 2 января 1874 года, до своей смерти. Первое свидание с братьями ей удалось получить лишь через пол года. Она, зная с каким трудом жены декабристов получали разрешение следовать за своими мужьями, не сразу начала хлопотать об этом: была уверена, что царь откажет. Но Прасковье Михайловне было уже 70 лет и перед смертью ей хотелось повидать сыновей, в 1845 году им разрешили поехать в Сибирь. Они начали готовиться, продали дом, закупили все необходимое для Сибири и отправили в Селенгинск, где жили Михаил и Николай Бестужевы, а сами выехали из Петербурга в Москву. Но пока они собирались, Николай I раздумал и отменил разрешение ехать в Сибирь. Мать и три дочери оказались между небом и землей, в незнакомом городе, без средств к существованию. Время шло, Прасковья Михайловна тяжело заболела и в 1846 году скончалась, так и не увидев сыновей. Сестры остались одни. Похоронив мать, Елена Александровна с огромным трудом все же добилась разрешения выехать в Сибирь.

В 1847 году они были в Селенгинске. Население Селенгинска хорошо знало Бестужевых и вышло сестрам навстречу. Со дня восстания прошло 32 года. «Знаешь, Елена, ведь только твое обещание приехать сюда и поддерживало нас все это время», - говорили ей братья.

Все домашнее хозяйство братьев перешло в руки Елены. Выйдя на поселение Бестужевы занялись сельским хозяйством, но сеять хлеб было невыгодно. Потом, через 10 лет они перешли к скотоводству. Николай построил себе в поле хижину, вел отшельнический образ жизни и гоняя стада овец не расставался с сочинениями Тацита на латыни.

У Бестужевых было уже большое стадо, но шерсть ценилась в Сибири дешево и скотоводство они тоже были вынуждены остановить. «Нужда начала хватать нас за бока», - писал Михаил Бестужев. Необходимо было заняться чем-нибудь таким, что давало бы возможность существовать. Пришлось вернуться к ремесленным навыкам, приобретенным еще на каторге.

Михаил Бестужев придумал удобную для поездки по горным дорогам двуколку на деревянной рессоре. Их делали под его руководством буряты. Под именем «бестужевскик сидеек» эти двуколки быстро распространились по всему гористому Забайкалью, и благодаря простоте конструкции их стали изготавливать чуть ли не в каждой деревне.

Николай Бестужев занялся портретной живописью. За годы ссылки им было создано свыше 400 портретов декабристов, их жен и друзей, свыше 600 видов Читы, Петровского завода, Селенгинска и других мест Сибири.

Братья Бестужевы занимались и литературой. Александр Бестужев (Марлинский) был известным писателем своего времени, Николай тоже печатался до восстания. Сестры настаивали на продолжении его литературных трудов, но Бенкендорф к которому они обращались с просьбой о публикации отвечал отказом.

Михаил к тому времени был женат на сибирячке - сестре есаула Селиванова, (было двое детей), и думал уже не о литературных трудах, а о том как прокормить семью.

Николай так и не женился, с этим было связано одно разочарование молодости.

С приездом сестер с селенгинском домике Бестужевых стало теплее и уютнее. Их навещали жившие недалеко другие декабристы – Пущин, Волконский, Трубецкие. Они вели обширную переписку.

15 марта 1855 года умер Николай Бестужев. Это были годы Крымской войны, и заболев перед смертью он в забытьи все твердил: «Севастополь, мой бедный Севастополь». Его смерть все тяжело переживали, особенно любили его буряты, с которыми он уходил на целые недели охотиться в горы. «Улан-Норк» - красное солнышко.

После смерти Николая в живых остался только один брат – Михаил и три сестры. Жилось им очень тяжело и Елена Александровна решила вернуться с сестрами в Москву, заняться изданием сочинений погибшего Александра и тем помочь брату Михаилу с семьей. Но сразу выехать они не могли – разрешение на поездку им было дано при условии, что они вернутся в Россию лишь после смерти братьев.

Но Николай I скоро скончался, декабристы получили амнистию и в 1856 году сестры получили разрешение на выезд. Но Михаил не хотел ехать и они уехали только в 1858 году, Михаил остался.

В издании сочинений Александра Елене помогал историк Семевский в 1865 году она этого добилась.

По ходатайству друзей Литературный фонд оказал Михаилу Бестужеву помощь. Сестры просили его приехать в Москву, но он отвечал, что не может жить там на свои скудные средства, предпочитает ждать пока подрастут дети. Но скоро скончался его сын 8 лет Николай, умерла в Москве, гостившая у сестры его 13 лет дочь Елена, а в 1857 году в Селенгинске умерла от туберкулеза его жена.

Оставшись один с двумя маленькими детьми он решился в 1867 году вернуться в Москву. Царское правительство назначило ему пенсию 114 рублей 28 копеек в год – на это нельзя было существовать. Но Бестужевы были горды и не собирался просить милостыни и Михаил. Однако, в своем письме историку Семевскому он чистосердечно рассказал истинном положении дел. Семевский на свой страх и риск опубликовал письмо и Михаилу увеличили пенсию до 300 рублей в год.

Однако, через полтора года 21 июня 1871 года Михаил умирает, он был похоронен на Ваганьковском кладбище. Через три года скончалась Елена Александровна, одновременно заболели и умерли оставшиеся сиротами малолетние дети Михаила – Александр и Мария. Две последние сестры Бестужева Ольга и Мария скончались одна за другой в 1889 году.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.