Королевство Кастилии и Леона в XI - XIII вв. Социальная структура (56027)

Посмотреть архив целиком

Королевство Кастилии и Леона в XI - XIII вв. Социальная структура

В XI—XIII вв. в королевствах Леона и Кастилии происходят весьма существенные изменения в структуре общественного строя. С одной стороны, возрастает в известной степени независимость знати. Идет открытая борьба между аристократией и королями. Вместе с тем происходит обновление и расширение социальной базы дворянства благодаря появлению сословия рыцарей (caballeros). Зависимые социальные группы продолжают вести борьбу за волю и в конце концов добиваются почти полной свободы. Города превращаются во внушительную политическую силу, а в связи с этим крепнет средний класс, из рядов которого выходят законники (letrados) — защитники королей в их борьбе со знатью; и наконец, как следствие успешного хода реконкисты, появляются на исторической арене новые и влиятельные социальные группы, ранее отсутствовавшие в северных и северо-западных областях Испании.

Католическое духовенство в свою очередь приобретает новые привилегии, и влияние его как класса возрастает все больше и больше, хотя одновременно народные низы начинают активно бороться за равенство в правах, требуя равномерного распределения податного обложения и реформы судоустройства.

Этот класс продолжает сохранять привилегированное положение. Ядро знати — группу могущественных фамилий — образуют дворяне, которые приобрели значительные богатства благодаря покровительству королей, участию в войнах и брачным союзам. Именно эти богатые и родовитые фамилии ведут упорную борьбу с королями, отстаивая свою независимость. Короли жалуют знать (либо желая предупредить новые мятежи, либо в качестве вознаграждения за военную службу) землями с сервами-земледельцами, городами, селениями и замками. Порой эти пожалования даются без всяких ограничений (король сохраняет за собой только право сюзеренитета); порой актом пожалования сеньору предоставляется право суда над его вассалами. Иногда земли сеньора и их обитатели освобождаются от податного обложения, но часто пожалования предоставляются без изъятий подобного рода. Нередко короли передают свои крепости и замки дворянам, обязывая последних защищать доверенные им укрепленные пункты и поддерживать в порядке оборонительные сооружения. В результате подавляющее большинство крепостей и замков переходит в руки знати и позволяет ей вести долгие войны с королями. Помимо этого, непрерывно продолжаются частные войны и усобицы между магнатами, и неискорененным оказывается обычай дуэлей и поединков. По-прежнему знать сохраняет за собой право перехода на территорию других государей (Сид!). Король может, однако, в исключительных случаях, изгнать из своих владений вассала-дворянина и конфисковать его имущество. Теоретически король является носителем верховной власти в государстве, и именно ему принадлежит право осуществления главных функций суверенного владыки (законодательство, суд, ведение войны, чеканка монеты). Король назначает судей и других должностных лиц в различных сферах государственного управления.

Все прежние привилегии знати (изъятия из податного обложения, порядок несения военной службы и т. д.) сохраняются в силе.

Знать второго ранга (милиты, инфансоны и т. д.) численно возрастает, и особенно интенсивным этот рост становится со второй половины XII в.; в некоторых областях, как например в Галисии, процесс этот происходит чрезвычайно быстро.

Лица, относящиеся к этой категории знати, получают наименование fijosdalgos. В узком смысле этот термин соответствует старому термину инфансон. Но им обозначаются также все особы знатного происхождения, независимо от их звания и титула. Сын дворянина, который еще не получил оружия, назывался эскудеро (escudero), т. е. оруженосцем (точнее, щитоносцем).

Знатные особы первого ранга стали именоваться рикос-омбрес (ricos hombres) (титул этот появляется в документах конца XII в.). К этой категории относились и графы и так называемые потестады (potestades); так в XIII в. назывались высшие должностные лица короны, которые не носили графского титула. Инфансоны сохраняются как промежуточная сословная группа. Так в XI—XIII вв. именовались прямые вассалы короля, держатели земель на особых условиях (en honor), с правом юрисдикции в пределах своей сеньории.

Как уже указывалось, имелись рыцари (caballeros), род которых восходил к горожанам, плебеям, получившим соответствующие права от королей. Это были рыцари вольных городов (caballeros de villa) — представители средних классов городского населения. Рыцарями считались все, кто имел лошадь под седлом для участия в военных походах. Им давался вышеупомянутый титул, их освобождали от уплаты податей, а с течением времени предоставили исключительное право занимать общественные должности в городском совете (portiellos). За совершенные преступления их не могли карать подобно лицам непривилегированных сословий. Таким образом, они являлись знатью второго порядка, аристократией среди плебейского элемента самоуправляющихся городов. Лица, причисленные к этой сословной группе, резко отличались от инфансонов, которых называли также нобилями по праву оружия (milites nobiles). Короли покровительствовали этому классу. Так, Альфонс VII в фуэро, пожалованном гражданам Толедо, отмечал, что «всякий, кто пожелает стать рыцарем, да станет им и да живет по обычаям, рыцарям свойственным». Таким образом, земледельцы и ремесленники могли легко вступать в сословие «благородных». Объясняется это тем, что в условиях непрерывных войн постоянно ощущалась нужда в рыцарях-бойцах и рост этой сословной группы необходимо было поощрять любой ценой.

Неизменными, однако, остались прежние анархические традиции знати высшего ранга, обладавшей замками и многочисленной челядью, вооруженной до зубов. Граф Монтерросо, Муньо Пелаэс (1121 г.) из своего замка, расположенного на берегу реки Иос (Галисия), безнаказанно нападал на путешественников и грабил их. Граф Фернандо Перес совершал подобные же набеги из своего замка Ранета. Граф Гарсия Перес (1130 г.) напал на английских и лотарингских купцов, направлявшихся в Сантьяго, и отнял у них громадную сумму в 22 тыс. марок серебром. Против подобного самоуправства, которое часто имело место не только в Галисии, но и на всей леонско-кастильской территории, короли иногда принимали различные меры, но чаще со своевольной знатью расправлялись городские ополчения.

Духовенство представляло собой весьма влиятельный и могущественный класс, и круг его деятельности отнюдь не ограничивался делами культа. Косвенными причинами, которые определили выдающуюся роль духовенства, были, во-первых, его превосходство в области культуры над светским населением, во-вторых, постоянное вмешательство в политические споры и внутренние войны; при этом далеко не всегда духовенство вносило дух согласия в эти усобицы — достаточно находилось беспокойных прелатов, подобных Хельмиресу, которые разжигали страсти вместо того, чтобы их успокаивать. Прямые причины, обусловившие рост могущества духовенства, были таковы: во-первых, эксплуатация сеньорий, пожалованных церквам и монастырям, во-вторых, использование труда и богатства лиц, добровольно отдающихся под церковный патронат, и, в-третьих, личный и вещный иммунитет, институты, прецеденты которых известны уже в римскую и вестготскую эпохи.

Характер личного иммунитета, т. е. изъятия из сферы обычной юрисдикции, изменялся на протяжении эпохи реконкисты, несмотря на то что основные положения, определяющие порядок предоставления иммунитета, были сформулированы в решениях IV Толедского собора (633 г.). Сперва иммунитеты связаны были с пожалованиями, даваемыми королями определенной церкви или монастырю, и в таком виде они существовали до конца XIII в. Позже они распространились на все духовное сословие, в равной степени и на монахов и на священников.

Судьба этой привилегии была подобна судьбам всех изъятий и льгот. Под ее сенью совершалось много злоупотреблений, и ради приобретения иммунитета духовный сан принимали те, кто не имел ни малейшего призвания к монастырской жизни или к деятельности священника; порой одежду духовных лиц носили люди, которым она была ненавистна, ради того, чтобы уйти из тенет королевской или сеньориальной юрисдикции. Монастырская кровля укрывала немало преступников, и кортесы не раз взывали о необходимости реформ. Вещный иммунитет, принципы которого также были разработаны IV Толедским собором, заключался либо в особых привилегиях, которые давались при пожалованиях земель и селений, либо (и этот вид иммунитета был особенно важен) в изъятии из податного обложения всего приобретенного клириками имущества. Так, Альфонс VIII освободил всех прелатов и священников Кастилии от уплаты податей и сборов, причем эта льгота распространялась и на имущество духовных лиц. Альфонс IX на кортесах в Леоне в 1208 г. освободил клириков от уплаты подорожных сборов (peaje), провозных пошлин (portazgo) и других податей и сборов, хотя на прежних кортесах и было принято решение, что «с вещами, имуществом и владениями, проданными или дарованными церквам, монастырям или клиру, должны быть навсегда сопряжены те вольности, права и обязательства, которые имели место ранее [т. е. до того, как данный объект был передан церкви], дабы подобные акты дарения, купли или отчуждения ни в чем не умаляли и не нарушали прав и доходов короля».

Такого рода решения принимались ввиду того, что пожалования церквам и монастырям стали настолько многочисленными, что заметно уменьшили долю казны в доходах от податных поступлений. С этой опасностью считался уже Альфонс VII, который в фуэро, пожалованном городу Куэнке, особо оговорил, что никто не имеет права продавать свое имущество, движимое и недвижимое, церкви. Подобный запрет повторялся во многих фуэрос.


Случайные файлы

Файл
13023-1.rtf
5387.rtf
XOZ_TO~1.DOC
Dispersion.doc
79840.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.