Религиозная реформация в Европе (55879)

Посмотреть архив целиком


Религиозная реформация в Европе




План


  1. Монашеские движения Х — первой половины XI в. Идея церков­ной реформы.

  2. Раскол церкви.

  3. Грегорианская реформа.

  4. Цистерцианский орден.

  5. Ереси второй половины XII—XIII в.

  6. Нищенствующие ордена.

  7. Авиньонское пленение” пап.

  8. Великая схизма и соборное движение.

  9. Литература











Сущность религиозной реформации в Европе


Монашеские движения Х — первой половины XI в. Идея церков­ной реформы. В Х в. на фоне глубокого кризиса церковной жизни предпринимаются первые попытки возрождения аскетических ценностей. Инициатором обновления выступило монашество, в недрах которого оформились движения за реформу монастырей, подготовившие к середине XI в. и общецерковную реформу. Свою силу монашество черпало в широко распространившихся среди мирян ожиданиях конца света — сначала в тысячелетнюю годов­щину рождества, а затем и воскресения Христа. Именно реформи­рованное монашество становится во второй половине X—XI в. наи­более авторитетной силой христианского мира.

Наибольшее влияние среди разнообразных монашеских движе­ний уже к середине Х в. приобрели клюнийцы. Монастырь Клюни в Бургундии был основан в 910 г. В отличие от других аббатств, Клюни с самого начала оказался вне сферы действия “права част­ной церкви”. Его основатель, герцог Аквитании, на вечные вре­мена отказался от своих прав на монастырь, передав его под по­кровительство римского папы, что обеспечивало и независимость от епископа. Освобождение монашества от влияния изв­не, будь то со стороны епископа или светского сеньора, стало основой клюнийской программы реформы. Это не означало, что клюнийцы добивались отмены “права частной церкви”. Напро­тив, они сами пользовались этим правом для осуществления ре­формы монастырей, получая их в дар во спасение души, покупая или вступая с сеньором в совместное владение. Клюнийцы на­правляли свои усилия, прежде всего на устранение тех очевидных нарушений бенедиктинского устава, которые были вызваны об­мирщением монастырей в конце IX—Х в. Неслучайно для своих одеяний клюнийцы избрали черный цвет, символизировавший отказ от всего мирского. Основной задачей монашества представ­лялась молитва за мирян перед Богом, соединение с ним в мо­литвенном созерцании. Месса в Клюни в течение дня не прекра­щалась ни на секунду и отличалась особенной торжественностью.

Постепенно вокруг Клюни складывается мощное объединение монастырей, главой которого являлся непосредственно аббат Клю­ни, а основой монашеской жизни — клюнийский обычай, дополняв­ший устав св. Бенедикта. Клюни подчинялись сотни монастырей по всей Европе. Особую роль сыграли клюнийцы в христианских государствах Испании, где они содействовали вытеснению мосарабских богослужебных традиций римскими и утверждению ав­торитета папы. Клюнийское объединение не ограничивалось сфе­рой политических интересов того или иного сеньора, как, ска­жем, объединение монастырей Каролингской империи вокруг правящей династии. Клюнийские монастыри были вы­ведены из под власти местных епископов. Аббат Клюни, позднее получивший из Рима знаки епископского сана, являлся как бы епископом подчиненной ему “клюнийской церкви”. Свободные от власти сеньоров и епископов клюнийские монастыри образо­вывали своего рода суверенное монашеское государство, главу которого современники нередко называли “королем”.

В Х — начале XI в. попытки реформировать монашество предпринимаются и в германской империи. Но если клюнийское движение развивалось снизу, по инициативе отдельных подвиж­ников из числа самих монахов, то в Германии главным поборни­ком реформы выступал император. Так, например, Генриха III (1039-1056), а не какого-либо аббата, современники называли “правителем монахов”. Реформаторские устремления германских императоров были направлены на укрепление системы имперской церкви. Продолжая традиции Каролингов и рассматривая свою власть как сакральную, императоры претендовали на роль защит­ников церкви и истинного благочестия. Бороться со всевозмож­ными церковными нестроениями, по их мнению, входило в обя­занности помазанника Божьего.

Именно эти соображения побудили Генриха III и его окруже­ние выступить с идеей церковной реформы, выходящей за преде­лы одного лишь монашества. Оздоровление церкви Генрих III ре­шил начать с Рима, положив конец власти римской аристократии над Апостольским Престолом. В 1046 г. он низложил сразу трех пап, избранных различными группировками римского духовенст­ва и нобилей. После чего сам назначил папой немецкого еписко­па, сторонника реформы. Период с 1046 по 1058 г. называют эпо­хой немецкого папства. В эти годы римскую церковь возглавляли папы немецкого происхождения, опиравшиеся в деле реформы церкви на императора. Целью реформы было в первую очередь запрещение симонии и браков среди клириков, объявленных ере­сью. Именно в середине XI в. в западной церкви в целом утверждается обет безбрачия (целибат) для клира. Целибат обес­печивал неотчуждаемость церковного имущества и способствовал росту экономического могущества церкви в последующие столетия.

Контакты папства с епископствами и монастырями Западной Европы упрочились и стали более интенсивными. Началось со­здание и особых механизмов осуществления папской власти над церковью. Эти усилия связаны в первую очередь с понтификатом Льва IX (1049—1054). Лев IX провел реорганизацию папской кан­целярии, которая вскоре получила название римской курии. Наря­ду со значительным штатом писцов и нотариев, позволявшим пап­ству вести обширную переписку, в нее вошли ближайшие совет­ники Льва IX из числа реформаторов церкви. Эти советники образовали коллегию кардиналов. Кардиналами ранее называли римских клириков, а также епископов семи ближайших к Риму кафедр; в их обязанности входило главным образом участие в пап­ском богослужении. Однако теперь Лев IX рассматривал карди­налов как опору папства в управлении церковью и проведении реформы. В коллегию кардиналов вошли клирики из разных стран, олицетворяя, таким образом, универсальный (вселенский) харак­тер папской власти.

Раскол церкви. В 1054 г. произошел разрыв между папством и. восточной церковью, положивший начало раздельному сущест­вованию двух церквей — римско-католической и православной. В действительности, церкви на латинском Западе и греческом Востоке уже давно развивались обособленно, а затяжные схизмы, то есть расколы единой церкви, случались и ра­нее. Во многом противостояние восточной и западной церквей определялось как различными представлениями о взаимоотноше­ниях светской и духовной власти, так и соперничеством римско­го папы и константинопольского патриарха. Существенную роль в обострении взаимоотношений Рима и Константинополя играли политические факторы — такие, как возрождение Римской импе­рии на Западе и борьба империи и папства против Византии на юге Италии в первой половине XI в. Вместе с тем, между латин­ской и греческой церквями к середине XI в. накопились и значи­тельные различия в толковании христианского вероучения.

По-видимому, еще в борьбе с варварами-арианами, отстаивая полное равенство Христа Богу Отцу, на западе к никейскому сим­волу веры стали добавлять filioque (лат.: “и от Сына”), утверждая, таким образом, исхождение Святого Духа не только от Бога Отца, но и от Сына. В конце VIII в. по инициативе Карла Великого это добавление было принято во франкской империи, а в начале XI в. утверждено папством.

В первой половине XI в. на Западе окончательно оформилось учение о пресуществлении, то есть о способе пребывания тела и крови Христа в хлебе и вине, используемом в таинстве евхарис­тии. Если на Востоке полагали, что тело и кровь присутствуют в хлебе и вине лишь духовно, то на Западе укрепилось мнение, со­гласно которому при отправлении таинства хлеб и вино превра­щаются в подлинные кровь и плоть Спасителя, которые верую­щие, по словам одного из теологов, буквально “пережевывают зубами”. На основании учения о пресуществлении в XIII в. было обосновано и различие между причастием мирян и духовенства, также углубившее догматические противоречия, разделявшие ка­толическую и православную церковь. Если в хлебе и вине при­сутствует подлинная кровь и плоть Христа, иными словами сам Христос, то и в хлебе отдельно и в вине отдельно наличествует весь Спаситель сразу. Католические теологи сочли, поэтому воз­можным причащать мирян одним хлебом, священников же — по-прежнему хлебом и вином.

К этим противоречиям добавилось впоследствии и расхождение в представлениях о загробном мире. Основываясь на Священном Писании, греческие богословы продолжали представлять потус­торонний мир двухчастным; состоящим из Рая и Ада. Однако еще в раннем средневековье у некоторых латинских авторов упомина­лось об “очистительном огне”, временном испытании, очищаю­щем душу, не завершившую при жизни покаяния, перед вступле­нием ее в Рай. В начале XIII в. папство утвердило догмат о чис­тилище как особом, третьем “отсеке” загробного мира. Принимая догмат, папство старалось усилить влияние католического клира в обществе, утвердить идею о спасительной роли церкви, способ­ной молитвами избавлять души усопших от страданий в чистилище.

Несмотря на углубление теологических расхождений, современ­ники не воспринимали раскол 1054 г. как окончательный. Схиз­ма стала реальностью лишь после разгрома крестоносцами Кон­стантинополя в 1204 г. Папа Иннокентий III (1198-1216) при­знавал, что после бесчинств в константинопольских церквях греки видят в латинянах лишь “творения порока и тьмы” и “справедли­во сторонятся их будто псов”. Вместе с тем, попытки заключения унии между католической и православной церквями предприни­мались и позднее. Такие унии, фактически подчинявшие папе церковь ослабевшей Византийской империи, были подписаны на II Лионском (1274) и Ферраро-Флорентийском соборах (1439). Однако в целом они были впоследствии отвергнуты православ­ной церковью, получив признание лишь в ряде так называемых униатских церквей Восточной Европы.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.