Новгородская и Псковская феодальные аристократические республики (55801)

Посмотреть архив целиком

Новгородская и Псковская феодальные аристократические республики

Три с половиной века, с 1136 по 1478 гг., на северо-западе земли Русской существовала Новгородская феодальная аристократическая республика, а с 1348 по 1510 год республиканская форма управления существовала и в Пскове.

Бытует мнение, что Новгород и Псков были от всей Руси отделены какой-то стеной. “Господин Великий Новгород” слагался из пяти “концов”. Соответственно пяти концам города вся Новгородская земля разделялась на пять провинций, носивших название “пятины”. Вокруг Онежского озера и до Белого моря лежала Обонежская пятина. Вокруг Ладожского озера и до Финского залива находилась Водьская пятина. На юго-западе от Новгорода до Ильменя была Шелонская пятина, а на Юго-востоке - пятина Деревская. Эти четыре пятины своими границами подходили к Новгороду. Пятая же пятина лежала вдали от Новгорода на востоке, на водоразделах между рекой Мстою и притоками Волги. Эти пять провинций и составляли огромную территорию Новгородской земли. За ней простирались “земли новгородские” по рекам Северная Двина, Печора, Вятка.

Таковы были новгородские владения, хозяином которых был “Великий Новгород” - старший город со всем его свободным населением. Новгородцы все свои пятины и земли называли “землею Святой Софии”, олицетворяя свое государство в своем главном храме, в общей народной святыне.

Подчиненные Новгороду города находились в основном на западе и они были крепостями, т.к. с запада и юго-запада Новгороду грозили враги. Крупными из них были Псков (впоследствии отделившийся от Новгорода), Изборск, Старая Русса, Ладога.

Древнерусские феодальные республики являлись могучими по тем временам государствами, защитниками земель русских от западных интервентов - немцев, шведов, датчан.

Проявление здесь республиканской формы правления, а не княжеской (хотя власть князя была, но в урезанном виде), было обусловлено и феодальной раздробленностью Русского государства, и местными природными условиями. Вся Новгородская земля была неплодородна. Покрытая валунами, болотами, она давала скудные урожаи и заставляла новгородцев заниматься рыболовством, охотой и другими промыслами. Хлеб везли из восточных русских земель, из Поволжья главным образом по реке Мсте. В обмен на хлеб новгородцы сбывали на восток те товары, которые они за пушнину, мед, лен, коноплю приобретали у своих западных соседей. Все это позволило сосредоточить капитал в руках местных феодалов.

Государственное устройство и управление Новгорода. В древнейшее время своего существования под властью киевских князей, т.е. в Х-XI вв. Новгород мало чем отличался от прочих русских городов. Кто княжил в Киеве, тот господствовал и в Новгороде. Киевские князья держали здесь своих наместников, как правило, одного из своих сыновей. Но когда после смерти Владимира Мономаха (1125 г.) начались непрерывные распри князей за киевский стол, Новгород перестал послушно принимать к себе князей от Киева.

Новгородское вече стало само приглашать князей, предлагая им свои условия.

Усвоив себе обычай избирать князя, новгородцы начали избирать себе и владыку. До XII в. киевский митрополит присылал архиепископа по своему усмотрению. Наконец, новгородцы стали взамен прежних княжеских посадников и тысяцких выбирать своих и, таким образом, окружили князя своими чиновниками, требуя, чтобы он управлял в Новгороде только с “новгородскими мужами”, а не со своею княжескою дружиною.

Добившись такого порядка, Новгород получил полную политическую независимость и обособленность. Он превратился в самостоятельное государство, где верховная власть принадлежала вече.

Князь был лишен права приобретать земельные владения в Новгороде. Для содержания княжеского двора и получения доходов в его казну новгородцы выделяли ему земельные угодья, как правило, в Новом Торжке и на Волоке.

За свою службу князь получал еще и “дары”, “дань” в точно определенном размере.

Избирая себе князя, новгородское вече вступало с ним в договор или ряд: “Новгород держати в старине по пошлине”. По новгородской “пошлине”, т.е. по старому обычаю, князь в Новгороде был высшей и правительственной властью. Он предводительствовал новгородской ратью, был верховным судьей и правителем новгородским. Среди своих бесконечных внутренних ссор новгородцы нуждались в справедливом посреднике, который бы ни от кого из них не зависел, “любил добрых и казнил злых”.

Как постороннее Новгороду лицо, князь жил не в самом городе, а в трех верстах от него, ближе к Ильменю.

Править Новгородом князь обязывался, не изменяя новгородских законов и обычаев, причем с постоянным участием посадника, избранного вечем. Посадник сопровождал князя на войну, присутствовал при княжеском суде, вместе с князем назначал должностных лиц.

Посадник ведал гражданскими делами, а тысяцкий был предводителем новгородской “тысячи”, т.е. ополчения. Тысяцкому были подчинены сотские - начальники десяти сотен, составлявших тысячу. Весь город был разделен на пять концов, которые управлялись кончанскими старостами. Каждый конец выставлял две сотни ополченцев. Пятины, о которых речь шла выше, были приписаны к концам и сносились с Новгородом через свои концы.

Новгородский владыка-архиепископ не только ведал делами церковными, но и играл большую роль в политической жизни Новгорода. Он возглавлял правительственный совет, состоявший в основном из бояр. Он следил за деятельностью веча. Всякое его решение требовало “благословения” владыки. Он мирил спорящие стороны, входя в бушующую толпу в священном облачении и с крестом. Своею печатью владыка скреплял договорные грамоты с иноземцами. Двор владыки у Софийского собора и сам собор были правительственным центром, где собиралась “господа”, здесь хранили государственный архив. Владыка был хранителем государственной казны. У него был свой штат чиновников и даже свой полк, стоящий отдельно от новгородского ополчения. Владыка был крупным землевладельцем.

Вече в Новгороде являлось органом высшей государственной власти, выносило решения, наделяло полномочиями должностных лиц, выступало в договорах с иностранцами от имени феодальной республики.

Сбор веча проводился звоном вечевого колокола. На вече приходили все полноправные жители города. Инициатива созыва веча принадлежала посаднику, князю и самому народу. Все жители города могли присутствовать на вече: бояре, житьи люди, купцы, земцы, ремесленники, городская беднота - поденщики, грузчики, крестьяне близлежащих деревень, т.е. все, кроме холопов. Решения принимались криком. Решающую роль в решении вопросов играл совет господ, включавший в себя родовитых бояр, владыку, князя, посадника и тысяцкого.

Население Новгорода и его земель делилось по своему положению на две группы: “людей лучших” и “людей молодших”. К первой принадлежали бояре, житьи люди и добрые купцы. Это была богатая знать, владевшая землями в разных местах пятин, снабжавшая новгородский рынок товарами из этих земель. Те из богатых семей, которых часто избирали на высшие должности вечем, приобретали особую знатность и название бояр. Менее чиновные, но столь же богатые семьи звались житьими.

Богатство отделило знать от прочего населения. Все бедное население составляло одну массу “черни”, называемой << меньшими” людьми. Это были мелкие торговцы, ремесленники, работники. В пятинах же меньшими людьми звались смерды (крестьяне) и половники (батраки, работающие на хозяев из половины урожая). Смерды жили на государственных землях и были устроены в особые общины, носившие название погостов.

История Новгорода - постоянные междоусобия и смуты. Боярский совет или “совет господ” в своих руках держал политическую власть. Нажимая на зависимую бедноту, бояре проводили через вече необходимые решения. Однако такая зависимость раздражала свободную чернь. Вечевая толпа часто ополчалась против бояр и тогда “худые мужики” начинали бить и грабить своих “лучших людей”. Внутренние противоречия привели к падению феодальной республики. Чуя опасность и не имея сил в открытой борьбе сохранить свою независимость, новгородцы вынуждены были прибегнуть к единственно оставшемуся средству: искать союза с одним врагом, чтобы с его помощью защититься от другого. И в поисках союзников новгородцы разошлись. “Лучшие люди” желали союза с Литвой против Москвы, а “молодшие люди” желали сблизиться с Москвой и бороться с Литвой. Дело кончилось тем, что Московское княжество в 1478 г. завоевало Новгород, а затем присоединило к себе все его земли.

Политический строй Пскова. Как было сказано выше, Псков был крупнейшим пригородом Новгорода. Расположен он на скалистом берегу реки Великой. Первоначально Псков состоял из небольшой крепости - “детинца”, а затем превратился в твердыню, совершенно неприступную для врага. В “детинце” помещался главный собор Святой Троицы, имевшей для Пскова такое же значение, что и Святая София для Новгорода. Псков делился на шесть концов, которые, как и в Новгороде, имели свое особое управление. Земля, принадлежавшая Пскову, была невелика и узкой полосой тянулась вдоль реки Великой и берегов Чудского озера. На ней было создано 12 крепостей, которые окружали главную крепость - Псков.

Такая система укреплений была необходима на западной границе Руси. Псков стоял на рубеже русских поселений, лицом к лицу с немцами и Литвою.

Разросшись и разбогатев на торговле, Псков вышел из-под власти Новгорода и получил в 1348 г. независимость.

В Пскове были те же политические органы, что и в Новгороде. Основным органом власти был “совет господ”. Князья так же, как и в Новгороде, формально были ограничены в своей власти. Вечем и здесь руководила “господа”. Посадник играл и в Пскове важную роль.

Вечевая жизнь Пскова общим строем своим походила на Новгородскую, но вече в Пскове было более благоустроенно и мирно, чем в Новгороде. В Пскове не было столь резкого имущественного различия среди жителей, а поэтому не было столь острых противостояний.

Право и судоустройство в Новгороде и Пскове на первых порах было одинаковым. Но с течением времени развитие права в Великом Новгороде и Пскове пошло отдельными путями.

Памятником законодательства Псковской республики является Псковская судная грамота. В 1843 г. профессор юридического лицея в Одессе Мурзакевич в библиотеке князя Воронцова среди старинных рукописей нашел постановления об устройстве судебных учреждений в Пскове, о порядке судопроизводства, затем постановления уголовные и гражданские. Все найденные акты получили название Псковской судной грамоты.

Прежде всего необходимо отметить, что Псковская судная грамота кроме права собственности знает залоговое право и право пожизненного пользования, так называемую кормлю. Этим правом пользовался переживший супруг. Грамота различает недвижимое (вотчина) и движимое (живот) имущество. В ней оговорены способы получения собственности (по истечении срока давности, приплод, наследство, находка и др.).

Псковская судная грамота особое внимание уделяет залоговому праву. Заложенное имущество не переходило во владение залогодержателя.

В этом источнике права обстоятельно разработано обязательственное право. Грамота знает договоры: дарения, купли-продажи, мены, ссуды, поклажи, личного найма, найма помещения, дарения. Как правило, договоры поклажи, дарения займа свыше 1 рубля заключались в письменном виде или при свидетелях. Договоры, заключенные в состоянии опьянения, признавались недействительными.

В Псковской судной грамоте можно найти много статей, которые регулировали отношения между землевладельцами и феодально зависимым населением - изорниками, огородниками и кочетниками (рыболовами). Изорники (от слова “орать” -пахать), получая от собственника земельный участок, брали от него “покруту” (подмогу) серебром или натурой. Изорники работали “исполу”, т.е. половину урожая отдавали землевладельцу. Они имели право уходить от хозяина только 26 ноября, вернув взятую подмогу.

Псковская судная грамота знает как наследство по закону, так и по завещанию. Перечислены возможные наследники: отец, мать, сын, брат, сестра и другие близкие родственники.

Оставался непоколебимым принцип: “сестра при братьях не наследница”. Были расширены наследственные права супругов: переживший супруг наследовал “вотчину”. При вступлении в новый брак он лишался права пользования вотчиной и она переходила к законным наследникам.

Завещание в Пскове и Новгороде оформлялось письменно, почему и называлось “рукописанием”. Оно должно было утверждаться путем положения его в ларь (архив) Святой Софии (в Новгороде) или Святой Троицы (в Пскове).

Под преступлением понималось не только нанесение материального или морального ущерба отдельным лицам, но и причинение вреда государству.

В Пскове кроме денежных штрафов применяли и смертную казнь.

Развитие феодальных отношений, рост классовых противоречий, усиление охраны собственности феодалов и купцов обусловили усиление уголовной репрессии за имущественные преступления. Наблюдается более развитая система имущественных преступлений, чем в Русской Правде. Среди них - татьба (кража), которая подразделяется на простую татьбу и квалифицированную (кража церковного имущества, конокрадство, кража в третий раз). Квалифицированная татьба наказывалась смертной казнью. Среди преступлений Псковская судная грамота содержит и такие, как перевет (измена), тайный посул судье, насильственное вторжение посторонних лиц в помещение суда, побои подверника (привратника).

Новгородская судная грамота была найдена Н.М. Карамзиным в одном рукописном сборнике. В ней были изложены юридические нормы, которыми руководствовались судьи Новгорода. Новгородская судная грамота целиком не дошла до нашего времени, сохранился лишь отрывок, состоящий из 42 статей; последняя статья обрывается на полуслове. Сохранившийся отрывок содержит в себе постановления процессуальные.

В памятниках права Новгорода и Пскова содержится подробная система судоустройства и судопроизводства: суд владыки, суд веча, суд князя и посадника, суд тысяцкого, суд старост.

Судебный процесс начинался подачей жалобы - челобитья в суд со стороны истца против ответчика. Выслушав жалобу, суд выносил постановление о вызове ответчика к известному сроку. Получив на руки постановление суда (позовницу), истец отправлялся к месту жительства ответчика, вызывал его к местной церкви и там читал позовницу пред народом и священником. В случае неявки ответчика в суд по первому вызову на пятый день истец и позовники (должностные лица) получали новую грамоту, дающую им право привести ответчика в суд силою, но при этом истец и позовники не имели права бить и мучить ответчика, а равно ответчику запрещалось бить истца и позовников под угрозой уголовного наказания.

При явке ответчика в суд начинался разбор доказательств, представленных тяжущимися сторонами, из которых упоминаются показания свидетелей, старожилов и соседей, разного рода грамоты, записи, доски, лицевые знаки, крестное целование и судебный поединок.

При отсутствии убедительных доказательств споры сторон решались присягою или судебным поединком. Право поставить вместо себя на судебный поединок наемного бойца предоставлялось только малолетним, больным, увечным, престарелым, монахам и монахиням и священнослужителям. Женщина могла выставить наемника в тяжбе с мужчиной. Если одна из сторон пользовалась правом выставить за себя наемного бойца, то и другая сторона имела такое же право. Победивший на судебном поединке как доказавший свою правоту судом божьим выигрывал тяжбу, а сверх того имел право снять с побежденного “доспех”, т.е. оружие и вооружение, с которым он вышел в бой.

Существенными отличиями судебного процесса в Новгороде и Пскове от процесса Русской Правды являются:

1) замена публичного процесса (на княжьем дворе) процессом канцелярским, закрытым для публики;

2) замена устного делопроизводства письменным, преобладание письменных доказательств;

3) учреждение апелляционной судебной инстанции под именем суда докладчиков, состоявшего из выборных бояр и житьих людей. Процесс носил обвинительный характер.

Новгородская судная грамота требует обязательного письменного судопроизводства в форме судебных протоколов, засвидетельствованных и скрепленных печатями. Судебные грамоты именовались срочными, обетными, бессудными, судными и полевыми. Срочная грамота за печатью посадника содержала решение суда о вызове тяжущихся сторон на суд к определенному сроку; обетная грамота в случае троекратного уклонения от явки в суд назначала обязательный призыв в суд в трехдневный срок; бессудная грамота содержала решение суда в пользу истца в том случае, когда ответчик не явился на суд в срок, обозначенный в срочной грамоте; судная грамота содержала судебное решение в пользу стороны, выигравшей данную тяжбу; судная грамота, содержавшая решение суда о поземельной тяжбе, называлась полевою грамотою. За выдачу грамот судьи получали пошлину. Все гражданские акты требовали печати владыки и хранились в храме Святой Софии (Новгород) или Святой Троицы (Псков). Юридические акты частных лиц, положенные на хранение в ларь, признавались бесспорными судебными доказательствами, а их хранитель назывался “ларником”.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.gumer.info/



Случайные файлы

Файл
30243-1.rtf
1688.rtf
23046.rtf
158539.rtf
35962.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.