Религиозные войны (55738)

Посмотреть архив целиком

Религиозные войны


План


  • Предпосылки и характер крестовых походов.

  • Клермонский Собор.

  • Первый крестовый поход (1096-1099).

  • Государства крестоносцев на Востоке.

  • Второй крестовый поход (1147—1148).

  • Третий крестовый поход (1189—1192).

  • Четвертый крестовый поход (1202-1204).

  • Северные” крестовые походы.

  • Поздние крестовые походы.

  • Итоги Крестовых походов.

  • Литература


Предпосылки и характер крестовых походов. Крестовые похо­ды — это военно-колонизационные движения западноевропейских феодалов, части горожан и крестьянства, осуществлявшиеся в форме религиозных войн, под лозунгом освобождения христиан­ских святынь в Палестине из-под власти мусульман, либо обра­щения язычников или еретиков в католичество. Классической эпохой Крестовых походов считают конец XI—XIII вв., однако, попытки возродить их предпринимались до конца средневековья, а использование символики и атрибутов крестоносного движения характерно и для нового времени, вплоть до современности.

Первые крестовые походы отличались массовым характером и стихийностью. Помимо крупных сеньоров и рыцарей из разных стран в них принимали участие крестьяне и купечество северо-итальянских и южно-французских городов. Постепенно социаль­ная база движения сужалась, и они все более становились чисто рыцарскими экспедициями. Крестовые походы конца XII— XV вв. часто организовывались монархами крупных государств Западней Европы при поддержке пап и итальянских морских республик, прежде всего Венеции.

Термин Крестовые походы появился не ранее 1250 г. и стал общепринятым с XVII-XVIII столетий. Участники первых Крес­товых походов, нашивавшие на одежды знак креста, называли себя пилигримами, а походы — паломничеством, деяниями, или экспедицией, священной дорогой.

Причинами походов был большой комплекс экономических, со­циальных, внешнеполитических и религиозно-психологических факторов. Начавшийся рост товарно-денежных отношений в стра­нах Западной Европы усиливал расслоение традиционных струк­тур общества, порождал, с одной стороны, рост материальных потребностей феодальной верхушки, с другой — непривычную нестабильность. Право майората, когда лишь старшие сыновья знатных сеньоров получали отцовские фьефы, а младшие долж­ны были сами заботиться о приобретении домена и средств к жизни, содействовало росту агрессивных настроений рыцарской молодежи. Борьба за землю и за крестьян приводила к файдам кровавым столкновениям знатных родов и кланов, а возможнос­ти испомещения за счет внутренней колонизации становились все более и более ограниченными.

Постепенно укоренялось представление, что истинный источ­ник богатств находится на Востоке. Итальянские купцы из Вене­ции, Бари, Амальфи, позднее — Пизы и Генуи привозили на За­пад из Византии и с Леванта драгоценности и специи, шелковые ткани, парадное вооружение и многие предметы роскоши. Люди начали верить в то, что овладеть богатствами Востока (неверного, враждебного, но столь притягательного) — дело отнюдь не невоз­можное и даже богоугодное. Первые успехи Реконкисты на Пи­ренеях уже готовили почву для еще более широких движений под лозунгом священной войны ради Господа. Эта идея была привле­кательна не только для знати, но и для части горожан и крестьян, надеявшихся на освобождение от сеньориального гнета и получе­ние новых земель. Демографический подъем, переживаемый Ев­ропой, не был решающим фактором Крестовых походов, как иног­да утверждается, но он создал возможности участия значитель­ных масс народа в дальних экспедициях.

Римско-католическая церковь сыграла большую роль в подго­товке Крестовых походов, дав им не только лозунги и оформле­ние, но и саму нравственную и психологическую, а нередко и материальную основу. К концу XI в. папство уже могло опирать­ся на положительные результаты Клюнийского движения, рацио­нализацию хозяйства монастырей и укрепление авторитета цер­кви, достигнутого в борьбе с симонией, невежеством духовенст­ва, посягательством светской власти на церковное имущество. Но сам канун Крестовых походов был тяжелым временем смут и го­лода (“семь тощих лет”), эпидемий чумы и других болезней, ко­сивших обессиленный люд в Лотарингии и Германии, Англии и Брабанте. К этому добавлялись и стихийные бедствия, особенно небывало суровые зимы и наводнения в Северной Европе в 1089—1094 гг. Бегство крестьян от сеньоров принимало все более угрожающий характер.

Росла религиозная экзальтация, усилились крайние проявления аскетизма, отшельничества. Во всей Европе распространялись апокалиптические ожидания скорого конца света. Ждали Божьей кары за грехи, раздавались призывы проповедников покаянием, посещением Святой Земли и особым религиозным подвигом до­стичь спасения. Благочестивые паломничества в Иерусалим ста­новились массовым явлением. Возвращавшиеся пилигримы рас­пространяли преувеличенные слухи о преследовании христиан тюрками сельджуками в Палестине, где находилась главная свя­тыня — Гроб Господень.

Из мифологизированных представлений о Востоке и его богат­ствах и отождествления его с библейской Землей Обетованной, ставшей достоянием неверных, и родилась идея особого, священ­ного паломничества, войны ради Господа и освобождения его Гроба. Еще папа Лев IX (1049-1054) заявил, что борьба в защиту церкви есть естественная обязанность мирян, в первую очередь — рыцарей. В ходе Реконкисты папы давали индульгенции воинам, сражавшимся с сарацинами за веру. В 1074 г. Григорий VII при­звал Запад защитить христианскую религию уже на Востоке, ока­зав помощь Византии.

Внешнеполитическая ситуация в последней трети XI в. благо­приятствовала рождению и воплощению идеи Крестовых похо­дов. Тюрки-сельджуки захватили в 1055 г. Багдад, нанесли пора­жение Византии при Манцикерте (1071)и принялись методично захватывать Малую Азию, Сирию и Палестину. Византия пере­живала тяжелую междоусобицу и терпела поражения от печене­гов и норманнов, овладевших всей Южной Италией (1071)и даже частью Северной Греции (1081). Император Алексей I не только нанимал отряды варягов и фландрских рыцарей, но и в наиболее критический момент (1090/91 г.) обратился с посланиями о по­мощи к папе и государям Запада. Его призыв был услышан и использован, но тогда, когда непосредственная угроза уже была отведена от Константинополя, печенеги разгромлены Византией с помощью половцев, а сельджукские эмираты вступили в борьбу друг с другом и с египетскими халифами.

Клермонский Собор. Присутствие послов византийского импе­ратора на соборе в Пьяченце (Италия) в марте 1095 г. было ис­пользовано папой Урбаном II для начала пропаганды военной экспедиции на Восток. К концу года, заручившись поддержкой клюнийских монастырей и многих светских государей, папа вы­работал “концепцию” Крестового похода. После окончания офи­циальных заседаний представительного собора в Клермоне (Фран­ция), на котором обсуждались вопросы установления “божьего мира”, он выступил 27 ноября 1095 г. с проповедью на открытой площади перед большим скоплением мирян и клириков. Сказан­ное папой проповедники передавали из уст в уста, а хронисты сохранили варианты этой торжественной речи. Фульхерий Шартрский так передает слова папы: “О, сыны Бо­жьи! Поелику мы обещали Господу установить у себя мир проч­нее обычного и еще усерднее блюсти права Церкви, есть и другое дело, и Божье, и ваше, превыше иных... Необходимо, чтобы вы как можно скорее поспешили на выручку ваших братьев, обитаю­щих на 'Востоке, о чем те не раз просили вас”. Сам Христос пове­левает, продолжал папа, описав преследования христиан на Вос­токе, — изгнать язычников из христианских земель. Это дело людей всякого звания, богатых и бедных. Всем, отправившимся в поход, папа обещал отпущение грехов. “Да станут отныне воинами Христа те, кто раньше были грабителями. Пусть справедливо бьются с варварами те, кто раньше сражался против братьев и сородичей”. Распри должны были прекратиться, и сборы в поход закончены к началу весны. “Так хочет Бог!”, — в едином порыве повторяли слова папы все собравшиеся. Формой похода должно было стать покаянное паломничество, участники которого сознательно об­рекали себя на лишения, голод и жажду, страдания и даже смерть.

Проповедь войны с неверными была сразу же подхвачена со­тнями проповедников, наиболее известным и популярным из ко­торых был аскет Петр Пустынник. По всей Франции, Германии и Северной Италии люди собирались в отряды, вооружались, кто, чем мог, нашивали на одежду кресты. Это был духовный порыв большой силы, когда обычные материальные заботы казались су­етными и несущественными. Чтобы отправиться в поход, бедня­ки, не имевшие лошадей, подковывали быков, запрягая их в те­леги со скудным скарбом, подчас беря с собой и жен с малыми детьми. Чтобы собрать необходимое для похода, продавали иму­щество. Аббат Гвиберт Ножанский писал, что “в прежнее время ни темницы, ни пытки не могли бы исторгнуть у них того, что теперь сполна отдавалось за безделицу”. Церковь брала под свою защиту семьи и имущество крестоносцев, освобождала их от уп­латы долгов. Мечты об искупительном подвиге сочетались и с надеждами на обретение земли, которая, по Писанию, “течет ме­дом и млеком”, и с фантастическими предрассудками, ярко про­явившимися в ходе похода.

Первый крестовый поход (1096-1099). Весной 1096 г. из Шампани, Лотарингии, областей Рейна тысячи крестьян, к которым иногда примыкали группы мелких рыцарей и горожан, соедини­лись в отряды и двинулись на Восток. Ими предводительствовали проповедники, как Петр Пустынник, священники или обеднев­шие сеньоры. Путь крестьянского по преимуществу воинства, во­оруженного косами, дубинами, цепами, топорами лежал вдоль Рейна и Дуная через Венгрию, Белград и Филиппополь (Пловдив) к Константинополю. Он был отмечен еврейскими погромами в городах Франции и Германской империи (в евреях, на которых возлагали вину за смерть Христа, видели врагов, как и в сараци­нах, а задолжавшие еврейским ростовщикам немало денег рыцари и горожане разжигали эти настроения толпы). Лишенные необ­ходимых запасов продовольствия, пополнявшиеся ватагами бро­дяг и авантюристов, крестьянские пилигримы грабили и бесчин­ствовали в Венгрии и Болгарии, на византийской территории, не­редко встречая отпор местного населения. Когда поредевшие и уже деморализованные отряды в августе 1096 г. прибыли к Кон­стантинополю, император Алексей I после переговоров с Петром Пустынником, отказавшимся ждать подхода основных сил рыца­рей, переправил их через Босфор в Малую Азию. Не дойдя до Никеи, крестьянское ополчение было разгромлено сельджуками. Подавляющее большинство, как писала византийская царевна Анна Комнина, стало жертвами мечей “исмаилитов”. Попавшие в плен были проданы в рабство, и лишь небольшая часть сумела спастись бегством в Константинополь.


Случайные файлы

Файл
55482.rtf
тво.doc
168303.rtf
150471.rtf
101002.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.