Константиногорская крепость и Горячеводское поселение (55715)

Посмотреть архив целиком

Константиногорская крепость и Горячеводское поселение

(Историко-библиографическая справка)

Весной 1756 г. у пустынного подножья Горячей горы раздались стук колес армейских фур, ржание лошадей, возгласы военной команды. Под откосами горной скалы стали разбивать русский военный лагерь. Солдаты, кто поздоровей, помогали разместиться в палатках ослабевшим товарищам, некоторые из них недвижимо лежали на носилках, С удивлением глядели пришельцы на потоки низвергавшихся с отвесных скал теплой, пахнущей серой минеральной воды. Легкие облачка испарений поднимались вокруг. Местность была дика и безлюдна. Как "страж пустыни вечной" возвышался над ней конический "Бештов шпиц". Над Горячей горой высилась мохнатая, подобная горной папахе, вершина горы Меджук. С гневным клекотом носились горные орлы над головами неведомых пришельцев, потревоживших их давний покоя.

Так майским солнечным днем сюда прибыла партия солдат, "выздравливающей команды" Кизлярcкого военного госпиталя для "апробации" лечебной силы серной горячей воды, о существовании которой русским медикам было уже известно с давней поры. Еще в 1334 г., арабский путешественник Ибн-Батута, посетив султанскую ставку возле горы Бештау, которая на языке тюркотатар звалась "Биш-Даг" ("Пять гор"), записал в дневнике: "На этом Пятигорье находится ключ горячей воды, в которой тюрки купаются. Они полагают, что кто купается в ней, того не постигнет кручина болезни". В первом географическом описании России "Книге Большому Чертежу", увидевшей свет в 1627 г., говорилось о "Колодезе Горячем", расположенном в "земле Пятигорских Черкас". В 1717 г, Пётр I распорядился отправить своего лейб-медика Готлоба Шобера на Кавказ для поисков минеральных вод. Шобер посетил находившиеся на Тереке вблизи гребенских казачьих станиц горячие минеральные ключи, названные им Теплицами Святого Петра. В выведшем посмертно в 1760 г. его сочинения "Описание Теплиц св. Петра при р.Терки находившихся" Шобер писал: "Есть много и других горячих вод в этой стране, и при том в 2-3 днях пути от последнеописанных... но так как мне повелено было разыскивать минеральные воды только в землях его царского величества, да и мне прикрытие было слабо для того, что спокойно отправиться туда, то я и не мог, вопреки моему сильному желанию, исследовать этого источника". Опасения Шобера были весьма основательны.

Адыгейский историк Шора-Бекмуреин-Ногмов в "Истории адыхейского народа" /Пятигорск, 1891/ рассказывал о событиях 1703 г., когда крымский хан Каплан-Гирей вторгся в земли пятигорских черкесов и на берегах Подкумка нанёс поражение кабардинскому полку. Он наложил дань на оби-тателей пятигорских аулов, но нашёлся герой-холоп Машуко, который со своими приверженцами отказался платить дань и укрылся в горах. Его сестру отдали крымскому хану. Машуко не хотел простить им этого, жёг ночью дома, воровал пищу и одежду, нанося им всевозможный вред. Он ездил за грабежом всегда поодной н той же дороге и раз, выехав из лесу, был убит скрытыми для этого в засаде людьми. С тех пор и доныне гора, на которой он скрывался на вывеется Машуко". Вот теперь, в 1756 г. у подошвы горы Машуко (ока в разных источниках называлась Меджук, Мечук, Машуха, пока не утвердилось нынешнее её имя Машук) расположились первые "посетители" Горячих Вод, самые первые русские больные, испытавшие на себе чудесную силу горячих серных ключей, исторгавшихся из недр Горячей горы. Это произошло задолго до учреждения в 1777 г, Азовско-Моздокской оборонительной линии с её первыми крепостями и линейными казачьими станицами.

Военным оплотом России на Кавказе в то время была Кизлярская крепость, надёжно защищавшая с тыла Гребенскув линию по Тереку. Здесь был значительный гарнизон из пехоты, конницы, артиллерии. С разведением в плавнях, у стен крепости риса, солдаты начали сильно страдать от лихорадки и поноса. В полковых лазаретах скопилось множество больных сол-дат из Тенгинского, Навагинского, (иранского и др. подков, так называемого Низового корпуса, Болезни и смертность в них дошли до того, что нередко не хватало солдат для содержания караульных постов. Правительственная Канцелярия вынуждена была послать из Петербурга доктора Вяллиама Гевитта "для исследования причины умножавшихся болезней и качестве их в Кизляре". В инструкции, данной ему в 1754 г. директором Медицинской Канцелярии Кондоиди указывалось: "Неподалёку от Кизляра у горы Кавказа имеется тёплые и кислые воды, коих тамошние татары, как слышно, с плодом в своих болезнях употребляют, и оные воды отчасти там на месте, также и здесь при Медицинской Канцелярии чрез химию освидетельствованы". Далее предлагалось "Ежели, по рассуждение вашему, на которых либо больных темя водами опыты учинить заблагорассудите и по тамошним обстоятельствам таковых больных к тем водам безопасно везти будет возможно, оное учинять и какой будет успех примечать и о том со обстоятельством в Медицинскую Канцелярию сообщать".

Гевитт по приезде в Кизляр пытался среди солдат, офицеров и местных жителей найти людей, пользовавшихся водами, но таких, по его словам, "не сыскано". У коменданта Кизлярской крепости Фразендорфа просил выделить конвой для осмотра источников и сопровождения больных солдат, но тот отказался по недостатку людей. Только глубокой осенью ему выделили конвой, но поехать на Горячие Воды пришлось Ге-витту одному, без солдат. Прибыл он на место в начале ноября 1755г. и провёл здесь 8 дней. Дикая и уединённая местность произвела на него неблагоприятное впечатление. Поблизости не было аулов и ничего из "провизии" нельзя было достать, полагаясь лишь на привезённый с собой провиант. Исследования горячей серной водой позволили ему сделать вывод, что она может быть полезна при лечении цинги и ломотных болезней (ревматизма).

Вернувшись в Кизляр, Гевитт начал готовиться к отправке на Горячие Веды партии больных, 9 мая 1755 г. он отобрал в лазарете 10 солдат, страдавших артритом, цингой, чесоткой, сведением суставов, сифилисом. Они были отправлены с конвоем на Горячие Воды в сопровождении лекаря Тенгинского полка. Больной Гевитт поехать с ними уже не смог и скоро покинул Кизляр, не дождавшись возвращения выздоравливаю-щей команды. Можно думать по характеру болезней отобранных для лечения водами солдат, что оно было эффективно. Горячие Воды во всех таких случаях оказывали благоприятное лечебное действие.

Теперь вовсе забыт этот факт прибытия на Горячие Воды как самого доктора В. Гевитта, первого исследователя минеральных ключей Горячей горы, так и команды больных солдат из Кизлярского военного госпиталя. Но вскоре о Горячих Водах заговорили более громко и слава о них paзнеслась по всему Северному Кавказу из уст солдат 16-го Егерского полка, составлявших первый гарнизон основанной в конце 1780 г. Константиногорской крепости. На них благотворно действовало лечение серными водами Горячей горы. Этому предшествовали разыгравшиеся здесь, в "Бештовых горах" военные события в связи с начавшейся в 1768 г. русско-турецкой войной. Весной 1769 г. в район Пятигорья прибыл Кубанский корпус генерала де Медема, состоявший из солдат Оренбургского и Уфимского полков, казачьей и калмыцкой конницы. По словам академика П. Г. Буткова: "де Медем вступил в Бештовы горы, состоящие во владениях кабардинских". Военный лагерь разбили у южной подошвы горы Бештау, на ровной и просторной местности, у родников пресной воды. Здесь были хорошие луга и сенокосы для питания лошадей. В лагере располагались склады о оружием, снаряжением, походная казне. Отсюда в верховья рек Кубани, Кумы и Подкумка посылались отдельные отряды для военных действий с поддержавшими Турцию местными горцами.

Как-то уже в наши дни в Пятигорский краеведческий музей школьник Борис Гончаров принёс старинный медный екатерининских врёмен пятак, выпуска 1764 г. Он был найден в числе других таких же монет, отчеканенных на Екатеринбургском монетном заводе (об этом говорят знаки "Е" и "М" на нём), не взлётном поле Пятигорского аэродрома. Этот пятак позволил определить место расположения военного лагеря Кубанского корпуса де Медема в Бештовых горах. Надо отдать должное удачному в военно-стратегическом отношений месту выбора лагеря на берегах Подкумка и под защитой "Бештова шпица".

Через несколько лет, в 1773 г. в этих местах побывал академик И. А.Гюльденштедт. Его сопровождал конвой из 75 казаков. Учёный осмотрел Провал, озеро Тамби, минеральный ключ Горячей горы, дав ему название "Горячии источник". Однако учёного интересовали не только природные богатства Бештовых гор. Правительство, как пишет в своём труде Ф. А. Баталин, дало еще ему тайное поручение - отыскать стратегические выгодные месте, на которых можно было бы заложить военное укрепление, могущее обеспечивать сообщение Моздока с Азовом и составившие бы Азовско-Моздокскую линию. На Гюльденштедте ещё лежало другое конфиденциельное задание - определить место для закладки крепости на "Сухой черте" между реками Тереком и Кубанью, откуда можно было развернуть сооружение новых русских укреплений на реке Кубани. Это в дальнейшем послужило бы удобным трамплином для закладки Кавказской линии, которая в последующие годы простерлась от Владикавказа до Тамани. Всё это произошло позже в начале 90-x гг.XIX в., когда появились по Кубани крепости Преградный Стан, Прочныи Окоп, Григориополис, Кавказская, Усть-Лабинская, Екатеринодар и др. Весьма удачным оказался выбор Гюльденштедтом места для крепости в Бешто-вых горах. Она должна была лежать на левом берегу Подкумка, под защитой "Бештова шпица". Огнём пушек крепости можно было поражать конные вражеские отряды, которые пытались бы прорваться между горой и рекой в степные просторы Северного Кавказа и опустошить русские поселения, предать их огню и мечу. В 1776 году на оснований предположений Гюльденштедте князь Г. А. Потёмкин представил императрице Екатерине II свои соображения об устройстве нового русского военного укрепления на "Сухой черте", которое должно было держать в покорности горские народы в Бештовых горах и прикрывать вновь возникающие по реке Куме русские поселения. Позже Гюльденштедта и Потемкина неосновательно упрекали, что при выборе места для укрепления они руководились одними лишь стратегическими соображениями, не при-дав значения минеральным ключам. Так как иначе крепость следовало бы построить блинж к Горячий горе и Машуку из-за того, что мол, в военном отношении не составляло большой разницы расположить её в 2-3 верстах выше или ниже по течению Подкумка. Но в том то и дело, что гора Бештау воздвигала непреодолимый барьер для горцев при их движении в направлении на север, а крепостные пушки могли картечным огнём рассеять двигавшиеся между горой и укреплением крепные конные горские отрады. Лучшего выбора для крепости, чем это было сделано на "Сухой черте" нельзя было я выехать и в этом отношении надо отдать должное тем, кто сделал столь проницательный во енн о «стратеги чески и выбор. Что касается безопасности Горячих Вод, то уже сам факт нахождения в этом районе крепости служит гарантией их надежной защитой от нападения.


Случайные файлы

Файл
60182.rtf
91336.rtf
168658.rtf
162909.rtf
referat.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.