Внутреннее состояние Дании в IX - XI веках (55626)

Посмотреть архив целиком

Внутреннее состояние Дании в IX - XI веках

Быстрое становление единого Датского государства и существование датско-английской империи Свейна и Кнута обязаны не только политическим успехам Харальда Синезубого и его преемников. В основе процветания Дании второй половины Х — первой половины XI в. лежал общий экономический подъем, проявлявшийся во всех сферах жизни: в сельском хозяйстве и торговле, росте городских центров и расширении ремесел. Одновременно углублялась социальная стратификация общества, формировались государственные институты, система управления, военная организация.

Климат эпохи викингов отличался высокими годовыми температурами, пик которых пришелся на время около 800 г., и значительной влажностью. Природные условия благоприятствовали как земледелию, так и скотоводству. Пыльцевой анализ указывает на значительное увеличение производства зерновых культур, в первую очередь ржи, которая оказалась наиболее продуктивной и постепенно вытесняла другие злаки, в том числе ячмень и пшеницу. Площадь запашки увеличилась мало: уже в железном веке наиболее плодородные почвы были распаханы.

Важнейшими нововведениями, существенно повысившими эффективность земледелия, стали производство железных наральников и плужных лемехов и распространение дуговой и шлейной упряжи, позволившей эффективнее использовать тягловую силу быков и превратить в упряжное животное лошадь, что примерно в 2 раза увеличило скорость пахоты. Благодаря улучшению качества и убыстрению вспашки, а также удобрению почвы урожайность сильно возросла, обеспечивая питанием большое количество населения и создавая больше избыточного продукта.

Система землепользования в эпоху викингов изучена недостаточно. Однако раскопки сельских поселений (Ворбассе, Сэддинг, Омгорд, Рунегорд и др.) позволили установить, что сложившаяся в железном веке система землепользования ~ и сами деревни, и весь деревенский комплекс с полями и угодьями — не претерпела сколько-нибудь существенных изменений в последующую эпоху.

Основной производственной ячейкой общества оставалась семья, занимавшая отдельную усадьбу. Наряду с длинными прямоугольными домами появились дома ладьевидной формы (так называемого треллеборгского типа); более четко прослеживается функциональная дифференциация хозяйственных построек: выделились не только кузницы и гончарные мастерские, но и ткаческие и др. В деревнях Х в. (Омгорд и Сэддинг в Западной Ютландии) обнаружено значительно большее количество импортных предметов, причем предметов не роскоши, а повседневного употребления: сосудов из норвежского жировика, рейнских жерновов и т.п.

Сохранялась и общая планировка деревни: в Сэддинге усадьбы расположены вокруг открытой площадки 150 Х 30 м. В то же время наряду с мобильными деревнями железного века появились постоянные поселения, занимавшие одно и то же место на всем протяжении своего существования (Сейлфлод, Северная Ютландия). Однако ни те, ни другие не имели продолжения в средневековье: во второй половине XI в. поблизости от старых возникли новые деревни, аграрные же поселения железного века — эпохи викингов — пустели.

Важнейшим новшеством явились «усадьбы магнатов», т.е. усадьбы, занимавшие большую площадь (Ворбассе Х в. состоит из пяти усадеб размером до 200×150 м), огороженные частоколом, с многочисленными хозяйственными постройками, включая отдельные от «большого» дома постройки для скота, кузни, бронзолитейные мастерские, а также небольшие жилые строения. Очевидно, что владелец усадьбы размещал на своем дворе значительное количество людей, выполнявших различные сельскохозяйственные и ремесленные работы. Подобная усадьба производила большой объем продукции, в ее рамках существовало разделение труда. Наличие малых жилых домов в пределах усадьбы, очевидно, свидетельствует о пребывании здесь людей, не обладавших собственными усадьбами и земельными наделами. Появление «усадеб магнатов» рассматривается как показатель зарождения земельной аристократии, богатство и власть которой зиждились на владении землей.

Смена обычной деревни «усадьбами магнатов» в Ворбассе (при сохранении тех же угодий) указывает на возникновение нового типа владения землей, отличного от предшествующего времени. Однако материалы Ворбассе, который лежит в 25 км от Еллинга, могут быть не показательны для других областей Дании: можно предполагать, что эти магнаты были связаны с центральной властью. О вероятности этого предположения говорит и то, что королевское укрепление Треллеборг выстроено на месте более ранней «усадьбы магната».

«Усадьбы магнатов», крупные сельскохозяйственные комплексы, являлись также средоточиями ремесленной деятельности. На деревенских поселениях ранее обособлялись лишь кузницы и железоделательные мастерские. В эпоху викингов деревенские ремесла сохраняли домашний характер, в «усадьбах магнатов» концентрировались разнообразные мастерские, располагавшиеся в отдельных помещениях. Очевидно, ремесленники, жившие в усадьбе, обслуживали потребности ее владельца. Однако виды ремесел далеко выходили за пределы хозяйственных нужд одной семьи. Бронзолитейные и ювелирные мастерские Ворбассе Х в. дают основание предполагать, что их продукция находила более широкое применение и поступала в систему торговли и обмена. Установление верхушкой общества контроля над специализированным ремеслом подтверждается и присутствием ремесленников в королевском укреплении Фюркат. Таким образом, одной из форм организации ремесленной деятельности было ее сосредоточение в усадьбах крупных земельных собственников.

Другой формой была концентрация ремесла в возникавших протогородских центрах. Уже поселения IV–V вв. (Луннеборг, Фюн) и VI–VII вв. (Данкирке, Западная Ютландия) отчетливо выявляют специализацию и масштабность производства орудий труда и вооружения, костяных, стеклянных и керамических изделий, украшений из стекла, бронзы, драгоценных металлов. На основании ремесленной деятельности трудно выявить какие-либо существенные различия между этими протогородами и Рибе и Орхусом VIII–IX вв.

Лишь с IX в. в ремесленной сфере начали проявляться новые тенденции. Стандартизировалось производство украшений. Если ранее изготавливали единичные изделия, то теперь — серийные, отличавшиеся, однако, более низким качеством обработки. В протогородских центрах ремесло приобретало и более упорядоченные формы: образовывались скопления мастерских.

Городское ремесло в конце железного века и начале эпохи викингов было непосредственно связано с обслуживанием самих протогородов и с потребности складывавшихся протяженных путей в Северной Европе.

В 1920-e годы А. Пиренн предложил рассматривать арабскую экспансию в Средиземноморье (с VII в.) в качестве основного фактора, приведшего к возникновению балтийского пути, заменившего южноевропейский. В свете новых данных эта теория потребовала серьезных уточнений. Становление датской торговли с Западной и Восточной Европой и сложение торговых путей на Балтике приходятся на время, предшествовавшее арабскому завоеванию. Как показали раскопки поселения в Луннеборге, уже в V в. в пределах Балтийского региона происходило упорядочение торговых путей, а на их скрещении возникали центры обмена. К таким ранним центрам принадлежат также Экеторп на о-ве Эланд и Хельгё на озере Меларен в Средней Швеции, возможно, Лёддечёпинг в Сконе. Экономические предпосылки развития внутриприбалтийской и трансъевропейской торговли различались. Вторая до эпохи викингов основывалась на потребностях знати в предметах роскоши, первая — на стабильном росте экономики, обеспечивавшей значительный прибавочный продукт, и на специализации отдельных областей в силу их природных условий и хозяйственных традиций. Из Южной Норвегии поступали изделия из жировика, служившего для производства огнеупорной посуды. Вероятно, из Швеции (через Хельгё) доставлялось железо, собственное производство которого в Дании с конца VII в. практически прекратилось. Соль поставлялась с южного побережья Балтики. Связи Луннеборга с другими балтийскими центрами прослеживаются по распространению стеклянных изделий.

Первостепенное значение для формирования нового типа торговли имели западные связи Дании, в первую очередь с североморским регионом. С VII в. побережье Северного моря стало важнейшим средоточием торговой деятельности. Меровингское, а затем и каролингское государство франков и Фризия, включенная в его состав в начале VIII в., вели интенсивный обмен с близлежащими и дальними (вплоть до Рима) землями. Высокоразвитое ремесленное производство создало предпосылки для развития стабильной торговли. В низовьях Рейна, Мааса и Шельды возникли крупные эмпории: Домбург на о-ве Вальхерн в устье Шельды, Дорестад на Рейне. Через Дорестад осуществлялась вся рейнская торговля, причем как изделиями местных ремесленников, так и привозной продукцией центрально- и южноевропейских мастеров. В VIII~IX вв. Дорестад — это крупнейший европейский центр, связывавший Юг и Северо-Запад Европы. Важную роль в североморской торговле играли и англосаксонские города, сохранившиеся с кельтско-римского времени, в первую очередь Лондон (Лунденвик), связанный с лежащими через Ла-Манш Квентовиком и Дорестадом. Дания очень быстро оказалась втянутой в сферу североморской торговли.

Именно с нею связаны возникновение и расцвет Данкирке, а затем Рибе на западном побережье Ютландии. В одном из сгоревших домов в Данкирке были найдены тысячи обломков фризских сосудов: здесь, видимо, хранились предназначенные для продажи привозные изделия. Через Данкирке ввозилось большое количество предметов роскоши, часть из них имела франкское происхождение. Были найдены и фризские монеты — скеатты, количество которых, однако, невелико.


Случайные файлы

Файл
122217.doc
108925.rtf
61158.rtf
93936.rtf
12878.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.