Февральская революция 1917 года в Pоссии в контексте международных отношений (55618)

Посмотреть архив целиком

Февральская революция 1917 года в Pоссии в контексте международных отношений

А.С.Ходнев

Февральские события, свержение царского режима и установление власти Временного правительства, знаменуют собой начало нового периода в истории внешней политики России, короткого, но весьма важного с точки зрения понимания политических последствий всего 1917 года. Международный контекст революции повлиял как на изменение обстановки в самой России, так и на развитие глобальных процессов в мире.

Международное положение России в 1916-1917 гг. достаточно хорошо изучено советскими и российскими историками [1]. Основные тезисы коллективной концепции, объясняющей международный контекст Февральской революции, сводятся к следующему. Первая мировая война оказала решающее влияние на международное положение России. Внешняя политика царского правительства была очень неудачной и послужила предпосылкой революционных событий 1917 года. Отношение союзников к Февральской революции было чисто конъюнктурным и прагматическим: державы Антанты хотели добиться от России продолжения участия в войне. Внешняя политика Временного правительства представляла собой неудачные действия, приведшие Россию к еще большему политическому кризису. Попытаемся кратко остановиться на современном объяснении выше перечисленных положений.

В российской историографии сохранилась традиция акцентировать значение влияния Октябрьской революции и первой мировой войны на развитие Европы. А.О.Чубарьян в статье о судьбах Европы в 1920-х годах отмечал главные вехи влияния указанных выше событий на Европу: “Во-первых, Европа утратила свою социальную однородность. Наряду с системой государств, развивавшихся в течение длительного времени по капиталистическому пути, в Европе создалось государство, декларировавшее социализм в качестве своей конечной цели, проведшее коренные фундаментальные преобразования в области экономики, социальной сферы, политики и культуры. Во-вторых, первая мировая война привела к перераспределению соотношения сил на Европейском континенте” [2].

Стоит отметить и новую тенденцию в изучении влияния первой мировой войны, а именно, - стремление познать это событие во всей его противоречивости и сложности. Если раньше акцент ставился на войне как действии, обнажившем все пороки капитализма, обострившем все его противоречия и, поэтому, - кануне социалистической революции, то теперь исследователи стремятся подчеркнуть не только перемены в мировом порядке, как, например, исчезновение с карты Европы Австро-Венгрии, ослабление Германии и новую роль Франции, Англии и США, но и перемены в менталитете европейских народов [3].

Новые подходы к изучению первой мировой войны в истории XX века были заметны также в выступлениях участников “круглого стола”, проведенного журналом “Новая и новейшая история”. В.Л.Мальков называет первую мировую войну “великой” и одновременно “забытой”. По его оценке, первая мировая война 1914-1918 гг. определила на десятки лет вперед доминанты в развитии международных отношений, вызвав предельную их идеологизацию и поставив в центр глобальных процессов открытую и циничную борьбу за мировое лидерство, за гегемонию, за военное превосходство [5].

Период с 1914 г. по 1945 г. американский историк У.Кейлор называл “Тридцатилетней войной двадцатого столетия”, потому что ни за один период времени такой же продолжительности не было столько людских жертв, таких физических потерь имущества и национальное богатство стран не тратилось в таких количествах на непроизводственные, иначе говоря, военные расходы в глобальном измерении [6]. Согласимся, что в этом наблюдении ученого есть определенная логика: первая мировая война своими итогами породила причины второй.

Во всех странах, вступивших в первую мировую войну, люди не подозревали о том, что она будет долгой и изнурительной. В Великобритании, например, было распространено мнение, что “война закончится к Рождеству” [7]. Самые оптимистичные наблюдатели не могли поверить в то, что западное общество сможет выдержать экономические и социальные драмы длительной войны, тем не менее она продолжалась больше четырех лет и унесла более девяти миллионов жизней.

Первая мировая война вызвала глубокий кризис в Европе и мире, поскольку Европа, точнее, северо-западная часть континента, с ее быстрым экономическим ростом в XIX веке в сознании многих людей связывалась с идеей прогресса.

Война потребовала от правительств всех воюющих стран ввести жесткий контроль над национальными экономиками. Государственное регулирование экономики с целью производства как можно большего количества вооружений, боеприпасов и всего остального, что требовала армия, достигло беспрецедентных размеров. Меры по государственному регулированию экономики, введенные во время войны, оказали всепроникающее воздействие на природу европейского общества. Новые методы мобилизации ресурсов нации для ведения длительной и истощающей войны закономерно означали отказ от старых либеральных идей об экономической свободе и свободной конкуренции. Новые способы мобилизации сил нации значили также отказ от соблюдения прав человека [8].Именно эти политические процессы, начавшиеся в годы “великой войны”, создали предпосылки появления в ряде стран в 1920-1930-х гг. тоталитарных режимов.

Положение, сложившееся в воюющих странах, оказывавшее влияние на внешнюю политику, было далеко не одинаковым. Рассмотрим некоторые его аспекты.

Великобритания в начале войны стремилась использовать стратегию ограниченной вовлеченности в военные действия на континенте и, в связи с этим, минимальных перемен в гражданской жизни. Конечно, на континент были посланы значительные отряды английской армии для поддержки бельгийских и французских сил, но все предложения о создании добровольческих военных формирований были отвергнуты правительством. Стратегия британского кабинета может быть охарактеризована популярным в начале войны лозунгом: “бизнес - как обычно”. В Лондоне верили, что победа зависела от сохранения британской экономической мощи и, особенно, торговли с колониями и капиталовложений в империю, а не от создания военной машины в самой Англии [9].

По мере того, как военные действия в Европе переходили в 1915 году из стадии “войны маневренной” в “войну на истощение”, стратегия английского правительства стала входить в противоречие с состоянием дел на фронте и в тылу. Британские войска все больше и больше втягивались в прямые военные события во Франции и на Ближнем Востоке, и это предъявляло новые требования экономике. Английский историк Джон Лоуренс подчеркивал, что при исследовании истории войны трудно обнаружить поворот к “тотальной войне” в военной стратегии Великобритании [10]. Вместе с тем было заметно стремление коалиционного правительства в Лондоне не драматизировать события. Например, оно очень осторожно относилось к проблеме рационирования продуктов питания в Великобритании во время войны. Правительство считало, что чрезмерные строгости в распределении продуктов могут подорвать моральный дух граждан. Примечательно, что даже в трудном 1917 году правительство Великобритании считало невозможным ввести карточки на хлеб, “иначе эта ‘паническая’ мера могла усилить слухи о том, что германская подводная война против торговых кораблей поставила Британию на грань голода” [11]. Возможно, цель британской военной стратегии заключалась в очень медленном, по сравнению с другими странами, постепенном переходе к тотальной войне.

Политический плюрализм стал одним из факторов, помогших Британии сдержать социальные конфликты, вызванные войной. Кроме того, Лондон смог использовать свою глобальную империю для привлечения ресурсов, сырья и торговли с такими традиционными партнерами, как США и Аргентина, в гораздо больших объемах, чем Германия и ее союзники.

Германское правительство действовало в прямо противоположном направлении. В самом начале войны оно предоставило командирам немецкой армии, действовавшим в военных округах, больше властных полномочий, чем местной гражданской администрации [12]. Однако вскоре выяснилось, что такая организация власти в военное время совсем не означала улучшения снабжения армии. Следующие меры были приняты на уровне имперского правительства и заключались в назначении Вальтера Ратенау во главе ведомства по снабжению стратегическими и сырьевыми материалами. 9 августа 1914 г. В.Ратенау изложил свой план организации военно-промышленных обществ, специальных ведомств, целью которых должно было стать обеспечение немецкой промышленности сырьем. Это учреждение сыграло под руководством В.Ратенау главную роль и в решении более широкой задачи - организации системы государственного регулирования экономикой Германии в годы войны [13].В результате еще более усилилось уже существовавшее в экономике Германии направление концентрации крупного капитала и образования больших картелей за счет ослабления более мелких кампаний. В.Ратенау стал автором еще одного плана, касавшегося организации экономической жизни Европы в случае победы Германии. По его мнению, которое поддержала группа крупных немецких промышленников и банкиров, в случае установления военной гегемонии в Европе после войны необходимо было создать на континенте экономическую организацию с ведущей ролью Германии, иными словами, предполагалось построить континентальный блок под контролем Германии в составе Австро-Венгрии, Франции, Бельгии, Голландии, Люксембурга, Дании, Италии и “других европейских стран, которые захотят присоединиться”. “Срединная Европа” (Mitteleuropa) должна была стать таможенным союзом, направленным на облегчение доступа к источникам сырья и рынкам сбыта германской промышленности. Европа во главе с Германией, по мнению В.Ратенау, могла успешно конкурировать с другими экономическими блоками: США (вместе с Латинской Америкой), Британской империей и “русским колоссом” на Востоке [14].


Случайные файлы

Файл
24032.rtf
240-3107.doc
56118.rtf
131190.rtf
5914-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.