«Чёрная Африка» в истории России: опыт трёх столетий (55542)

Посмотреть архив целиком

«Чёрная Африка» в истории России: опыт трёх столетий

А.Б.Давидсон

В истории международных связей России опыт её взаимоотношений со странами «Чёрной Африки» — Тропической и Южной — принадлежит к наименее изученным. Цель этой статьи — несколько восполнить пробел: обозначить тенденции и основные вехи взаимоотношений за три столетия, от первых замыслов до сегодняшнего дня.

При Петре I и Екатерине II

Первое вторжение Африки в геополитические, как бы сказали теперь, планы России произошло при Петре I. В 1723 г. по его повелению два фрегата отправились в плавание вокруг Африки с его посланием — «Грамотой Королю Мадагаскарскому» 1. Это был замысел первой российской океанской экспедиции.

Африканцев на Руси видели и прежде. «Арапы» служили привратниками в покоях царя Алексея Михайловича. Это были, зачастую, невольники из Восточной Африки и эфиопы, попадавшие в Россию из Османской империи, куда их привозили арабские работорговцы.

Тем же путём — через константинопольских работорговцев — попал к Петру и пращур Пушкина Абрам Ганнибал.

Но первые сколько-нибудь подробные сведения об Африке пришли в нашу страну во время Великого посольства 1697 г. Пётр и его приближённые работали в Амстердаме на верфях голландской Ост-Индской компании, владевшей Капской колонией на юге Африки. Корабль, на постройке которого россияне работали три месяца, ушёл в плавание к мысу Доброй Надежды. Ближайшим другом Петра был Никлаас Витсен, бургомистр Амстердама и директор Ост-Индской компании. Пётр пригласил на русскую службу 900 голландских моряков — от адмирала до корабельного кока. Это были «морские волки», знакомые со столбовой дорогой Ост-Индской компании: на мыс Доброй Надежды и дальше — на Яву, в Батавию.

В отечественной печати первые относительно подробные сведения об Африке появились тоже при Петре — в «Географии», изданной в Москве в 1719 г. Они действительно подробные — 14 страниц, от первого заголовка «Где лежит Африка» до слов «И сим кончается Африка» 2.

Сведения в этой «Географии», как и в литературе, изданной в России в несколько последующих десятилетий, выглядят сейчас фантастическими. Но они, будучи переводами из зарубежных книг, содержат знания, бытовавшие тогда в Западной Европе. Трудно без улыбки читать такую сентенцию из «Географии», изданной в Российской академии наук в 1753 г.: «...Вся Африка наполнена слонами, львами, барсами, верблюдами, обезьянами, змиями, драконами, страусами, казуриями и многими другими лютыми и редкими зверьями, которые не токмо проезжим, но и жителям самим наскучили» 3.

В той же книге, высказано мнение, которое нередко повторяется и в наши дни: «Ежели вообще о всей Африке рассуждать, то она таких, как Европа или Азия, не имеет преимуществ. Хотя оные золотом, серебром, драгоценными камнями или другими дорогими вещами ее и не превосходят, однако она такие имеет неспособности, что жители по большей части сокро-вищ своих так употреблять не могут, как то чинится в других землях» 4.

К концу XVIII столетия знания были уже куда богаче. В 1793 г. вышел перевод двухтомного описания путешествия французского натуралиста Франсуа ле Вайяна по Южной Африке 5. Тогда же, в царствование Екатерины, изданы в Москве и воспоминания западноафриканца — первые подробные мемуары из когда-либо написанных африканцами. В России, надо думать, не без изумления читали книгу с непривычным названием: «Жизнь Олаудаха Экиано. или Густава Вазы африканского, родившегося в 1745 году, им самим написанная; содержащая историю его воспитания между африканскими народами; похищение; невольничество; мучения, претерпенные им на вест-индских плантациях; приключения, случившиеся с ним в разных частях света; описания как разных народов африканских, их веры, нравов и обыкновений, так и многих стран, виденных им во время своей жизни, со многими трогательными и любопытными анекдотами и с присовокуплением гравированного его портрета» 6.

Плавание вокруг Африки в XVIII столетии не получилось. Петровская экспедиция была недостаточно подготовлена. Флагманский корабль не выдержал шторма, ещё не выйдя из Балтики. А вскоре Петра I не стало, и этот его замысел, как и многие другие, был отложен.

Екатерина II к нему вернулась. В 1787 г. пять кораблей были подготовлены к плаванию вокруг Африки — с тем, чтобы достичь затем восточных пределов Российской империи, проложить для России этот океанский путь. Осуществить замысел снова не удалось: началась война со Швецией и Турцией. Но русские морские офицеры, проходившие стажировку в британском флоте, уже подолгу бывали в Кейптауне. Среди них и те, кто возглавил потом первое российское кругосветное плавание, — Крузенштерн и Лисянский. А музыкант Герасим Лебедев в 1798 г. давал концерты цвету кейптаунской публики.

Океанский путь: Петербург — Дальний Восток

Океанский путь от столицы Российской империи до её восточных окраин стал с начала XIX в. насущной необходимостью. Как было доставлять пушки, громадные канаты и другие тяжести 8 тыс. вёрст по суше? Проблема усугублялась появлением Русской Америки.

С начала XIX в. российские корабли освоили океанский путь вокруг Африки. Кейптаун и соседний Саймонстаун стали для них привычными стоянками. До 1869 г., до открытия Суэцкого канала, там побывали десятки русских кораблей с грузами для Дальнего Востока и Русской Америки. Но и после открытия Суэцкого канала водная дорога вокруг Африки отнюдь не была забыта.

С этим путем связана страшная трагедия в истории российского флота.

Самой большой эскадрой, когда-либо огибавшей Африку, была эскадра адмирала Рожественского, плывшая к Цусиме, к своей гибели. Она шла маршрутом, о котором мечтал Пётр I: из Балтики, мимо мыса Доброй Надежды, со стоянкой на Мадагаскаре, а потом — дальше на Восток.

6(19) декабря 1904 г. мыс Доброй Надежды обогнули броненосцы «Суворов», «Александр III», «Бородино», «Ослябя», «Орел» и другие корабли. Среди них — и тот самый крейсер «Аврора». Перейдя из Атлантики в Индийский океан, попали в нередкую там бурю. Крейсеры кренились на 30-40°. Броненосцы черпали сразу по нескольку десятков тонн воды. Вскоре узнали о гибели порт-артурской эскадры и, ожидая из Петербурга дальнейших указаний, встали у небольшого острова Нуси-Бе, возле Мадагаскара. Туда же прибыла и та часть эскадры, которая шла другим путём, через Суэц.

На Нуси-Бе встретили Новый год. Но в эти дни пришла ещё одна тяжкая весть: пал Порт-Артур. Вскоре — Кровавое воскресенье. Затем — Мукден.

12 тыс. русских моряков на Нуси-Бе задержались больше двух месяцев — с конца декабря 1904 г. до начала марта 1905-го. Для скольких из них это были последние месяцы жизни!

Если не все, то очень многие предчувствовали, понимали, что идут к общей катастрофе. И хотели последний раз глотнуть жизни, радости, пусть самой эфемерной. Проматывали последние деньги. На Нуси-Бе, в городке Хеллвиль, возникали явные и тайные притоны с азартными играми, с продажными женщинами. Со всего колониального Мадагаскара туда хлынули француженки, немки, англичанки, голландки. Пооткрывали палатки и магазины с вывесками на русском языке: «Прошу русских покупателей заходить», «Поставщик флота», «Торгую с большой уступкой». Даже малагасийские торговцы выучили русские слова.

3 марта 1905 г. эскадра подняла якоря и пошла к Цусиме. Место её стоянки на Нуси-Бе до сих пор называют «Бухта русских».

А в кейптаунской газете «Кейп Аргус» тогда опубликовали письмо, найденное в запечатанной бутылке на берегу мыса Доброй Надежды. Оно было написано по-русски. «Пусть рыбаки, которые, может быть, найдут и прочитают это письмо, помолятся за тех, кого посылают на гибель, и за то, чтобы эта ужасная война поскорее кончилась». Бутылка была брошена с одного из русских кораблей, когда они огибали мыс Доброй Надежды 7.

Увы, до нас почти не дошли впечатления тех моряков о Нуси-Бе и вообще о походе вокруг Африки. Многим ли хотелось перед лицом грядущей трагедии делать заметки об островке на краю ойкумены? А потом? Многие погибли при Цусиме. А те, кому выпало счастье остаться в живых, — до воспоминаний ли им было? Поражение в русско-японской войне. Революция Пятого года... Для многих к тому же — японский плен. Так что самыми известными воспоминаниями, правда беллетризованными, стали главы «Вокруг мыса Доброй Надежды» и «Мадагаскар» в романе А.Новикова-Прибоя «Цусима».

Но от других плаваний сохранилось немало воспоминаний, например, «Путешествие на шлюпе "Диана" из Кронштадта в Камчатку, совершенное под начальством флота лейтенанта Головнина в 1807 — 1811 годах». Шлюп «Диана» стал первым русским кораблем, причалившим к берегам Южной Африки. Из-за начавшейся войны между Россией и Великобританией он был интернирован англичанами и простоял в гавани Саймонстауна 13 месяцев. Капитан шлюпа Василий Михайлович Головнин (впоследствии адмирал, начальник департамента морского министерства, член многих научных обществ, член-корреспондент Российской Академии Наук) составил подробное и очень хорошо продуманное описание жизни в Кейптауне и прилегающих к нему местах. Глава его книги «Пребывание на мысе Доброй Надежды» даёт представление не только о быте, хозяйственной и культурной деятельности обитавших там голландцев и англичан, но и об их отношениях друг с другом и с аборигенами. Составил он и подробное руководство для отечественных мореходов, которым придётся бороздить эти воды, — в главе «Нынешнее состояние колонии мыса Доброй Надежды, описание вод, его окружающих, и метеорологические замечания». Книга Головнина издавалась много раз — и в дореволюционной России, и в советской.


Случайные файлы

Файл
183923.rtf
89877.rtf
100443.rtf
30976.rtf
38704.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.