Питейное дело в Ярославской губернии в конце Х1Х – начале ХХ века (55539)

Посмотреть архив целиком

Питейное дело в Ярославской губернии в конце Х1Х – начале ХХ века

Г.В. Карандашев

А к чему же вела политика правительства, столь часто вмешивавшегося в питейное дело? Для ответа на этот вопрос следует обратиться к анализу такого мероприятия, как казенная водочная монополия. Противоречивые оценки государственной монополии встречаются в трудах современников, а также в более поздних исследованиях. Тем интереснее рассмотреть ее, опираясь на архивные материалы.

В Ярославской губернии казенная продажа водки была введена 1 июля 1901 года.

По всей губернии открылись казенные винные лавки: в городах – 73 (в том числе в Ярославле –30, Рыбинске –15), в уездах – 249 [1].

С введением казенной монополии в губернии учреждалось Попечительство о народной трезвости. С помощью этой организации правительство стремилось «распространять среди населения здравые понятия о вреде неумеренного потребления крепких напитков» [2]. В этом выражалась забота правительства о народной нравственности, особенно после открытия в губернии 322 –х казенных винных лавок.

Попечительство в целях отвлечения народа от пьянства – к этому свелась его основная деятельность, хотя следовало еще следить за питейной торговлей, устраивали чайные, библиотекичитальни и т. п. [3].

Надзор за постановкой питейной торговли оказался неэффективным [4].

Населением « довольно охотно посещались чтения с туманными картинками…, но к деятельности Попечительства народ относился равнодушно» [5].

Производство спирта осуществлялось как на частных заводах, так и на устраиваемых казенных. Ректификация производилась в Ярославле на заводе вдовы тайного советника ШубинойПоздеевой, а в Рыбинске – на ректификационном отделении винного склада, монополия распространялась и на ректификацию.

В городах Рыбинске и Ярославле были построены казенные винные склады, их совместный оборот в 1913 году составил 7,54 млн. литров водки 40° [6].

В Ярославской губернии существовало еще десять частных винокуренных заводов, самыми крупными из которых были Орловский и Карабихский [7].

Введение казенной продажи питей привело к возникновению ряда противоречий между местным самоуправлением и центральной властью.

Во-первых, были прекращены сборы в пользу земства с патентов на заводы и заведения для выделки и продажи питей (25% патентного сбора шло в пользу земства.). Все же правительство постановило давать временное вознаграждение, соответствующее среднему поступлению этих сборов за пятилетие 1896-1900 годов. Но из-за размера выплат возник спор. Начиная с 1902 года, полное годовое вознаграждение было определено в сумме 58,5 тыс. рублей [8].

Во-вторых, было отклонено ходатайство Ярославского губернского земского собрания о передаче в ведение земства Попечительства о народной трезвости, плохо справлявшегося со своими обязанностями [9].

В-третьих, вследствие введения монополии понесли убытки сельские общества, получавшие выплаты от содержателей питейных заведений. В счет этих доходов были введены специальные подушные подати и поземельные сборы [10].

В Ярославском губернском земстве осуждали политику обогащения государственной казны за счет спаивания населения. Так, Комиссией по разработке предложений о преобразованиях в связи с предстоящим введением народного представительства в России было предложено уже в 1905 году «…рассмотреть вопрос о производящейся повсеместно в губернии свободной торговле ядами, иначе говоря, о существенных мерах борьбы с народным пьянством, уничтожающим человеческое достоинство населения» и « о борьбе с народным невежеством путем обращения на этот предмет значительных государственных средств (не менее 100 млн. рублей)» [11].

Таким образом, с введением монополии власть взяла на себя две заведомо не совместимые функции: получение прибыли от продажи алкоголя и одновременно борьбу за народную нравственность. Заинтересованность в получении наибольшего дохода препятствовала как правительственным учреждениям, так и общественным организациям в деле борьбы с народным пьянством. Правительство достигло своей цели: чистый доход ярославского Акцизного управления в 1913 году составил более 7 млн. рублей [12].

Выиграли ли от введения казенной винной монополии власти? И если «да», то почему в 1914 году на территории всей Российской империи был введен «сухой закон»? До «сухого закона», кроме Попечительств о народной трезвости, пропаганду отказа от спиртного вели общественные организации. Трезвенное движение набирало силу с конца Х1Х века.

С начала 90 х Х1Х века годов в различных регионах страны появляются общества трезвости. В Ярославле в 1891 году открылось «Предтеченское общество трезвости». Его председателем стал священник Предтеченской церкви Ф.Успенский. К 1 августа 1898 года в общество входили 1 221 человек, в основном крестьяне и мещане. Средства общества состояли из добровольных пожертвований, расходовавшихся на содержание читальни, библиотеки, чайной, на помощь бедным членам, на покупку и распространение книг о вреде пьянства [13].

Кроме Ярославля, в начале 90х годов Х1Х века общества трезвости были открыты в таких городах Ярославской губернии, как Рыбинск, Углич, а также в Угличском уезде (в селах Никольском и Ильинском), Любимском уезде (в селе Корчкодом) и Пошехонском уезде (при Тарасовском волостном правлении) [14].

Позднее появлялись общества трезвости и в других местах. Часто в них входили известные предприниматели и общественные деятели в качестве почетных членов, но все же движение не носило массового характера. Район деятельности обществ ограничивался местонахождением. Количество активистов быстро сокращалось, но особо обеспокоенные проблемой пьянства представители духовенства продолжали поддерживать движение [15].

На территории Ярославской губернии действовали и другие общественные организации, которые своей целью ставили борьбу с алкоголизмом. Это «Общество трудовой помощи», которое находилось в ведении Попечительства о домах трудолюбия и рабочих домах, состоявшего под покровительством императрицы Александры Федоровны. При его участии в Ярославле в 1903 году было открыто «убежище» для алкоголиков, а позднее лечебница [16].

Всероссийский трудовой Союз христиан – трезвенников, который был учрежден в 1911 году, основной целью ставил объединение «разрозненных обществ трезвости» под началом Церкви. Постепенно в него вошло большое количество церковноприходских обществ трезвости, в том числе ярославских. Объединенными усилиями устраивались Всероссийские праздники трезвости. В 1913 – 1914 годах «антиалкогольные дни» прошли в Ярославле. В течение «дней трезвости» собирались пожертвования, продавались брошюры, служились молебны и устраивались крестные ходы во всех отделениях ВТСХ – Т [17].

Одной из форм пропаганды трезвого образа жизни была публикация и распространение различных книг и брошюр о вреде пьянства. Печатались они и в Ярославской губернии. Так, в 1902 году в Романово-Борисоглебске вышла книжка для народного чтения с рисунками старшего уездного врача К.К.Доводчикова «Развеселое пьяное житье. Телу вред, душе погуба». К.Доводчиков в общедоступной форме рассказывал о влиянии алкоголя на человеческий организм.

Он разделил людей на три категории:

1. «Сорт, совсем водкою не тронутый – цветы – наша молодежь.

2. Уже тронутые, вреженые водкой, вкус к ней понявшие, и с привычкой этой, скажем, созрелые ягоды.

3. Насквозь промокший, просоковший, с винными выжимками в одурелой голове, с угасшей совестью и пропитой волей!..» [18].

Подобные книги распространялись среди членов обществ трезвости, продавались во время праздников трезвости, с их помощью проводились народные чтения.

В трезвенном движении конца Х1Х – начала ХХ века можно выделить два основных течения: религиозное и светское. Оба они зависели от активных и целеустремленных членов, с уходом которых движение теряло силу. В начале ХХ века потребление алкоголя продолжало расти. К чему же привело введение «сухого закона» на фоне высокой алкоголизации общества? Чрезвычайные обстоятельства, продиктованные войной, вызвали принятие известного постановления от 2 августа 1914 года. Подготовки к введению «сухого закона» не было никакой, хотя, например, Ярославская Городская Дума сразу же проголосовала за введение постановления о запрете продажи спиртного [19].

В продажу стал поступать только денатурированный спирт для хозяйственных целей, который, однако, стал употребляться и как напиток. Об этом свидетельствуют многочисленные рапорты чинов Акцизного управления Ярославской губернии. Так, в ноябре 1915 года чинами рыбинской полиции «была раскрыта целая организация снабжения казенной лавкой местного населения денатурированным спиртом в качестве напитка», и цена на него достигала 5 и даже 6,5 рублей за литр [20].

А в феврале 1916 года в Рыбинске был обнаружен «тайный винокуренный завод, производивший винокурение из хлебных припасов». В деревне начали набирать невиданную силу самогоноварение и продажа браги и пива [21].

Одним из каналов нелегального провоза спирта стала река Волга. Полиция часто ловила даже женщин, провозивших денатурированный спирт [22].

Различные суррогаты и технический спирт в большом количестве продавались в чайных и трактирах губернии.

Инженер Московско Виндаво – Рыбинской железной дороги в рапорте от 7 июля 1916 года сообщал о том, что в чайных и трактирах г. Рыбинска, расположенных на Вокзальной улице, продаются спиртосодержащие напитки и, главным образом, денатурированный спирт, отчего «страдает ЖД дело, а также здоровье и средства мастеровых и рабочих» [23].


Случайные файлы

Файл
34580.rtf
46131.rtf
156498.doc
142541.rtf
185564.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.