Казахская государственность позднего средневековья и ее отражение в некоторых публикациях (55514)

Посмотреть архив целиком

Казахская государственность позднего средневековья и ее отражение в некоторых публикациях

Пищулина К.А.

История развития государственности на территории Казахстана в древности и средневековье является одной из актуальных проблем современной казахстанской историографии. Важнейшим этапом формирование казахской нации и казахской государственности является позднее средневековье. В ХIV-ХV вв. завершился многовековой процесс формирования казахской народности и сложения ее этнической территории, фактически в тех же пределах, в которых размещались казахи в последующие века. Этническую основу казахской нации и ряда других тюркских народностей региона Центральной Азии, евразийских степей, также сложившихся к середине второго тысячелетия (кыргызов, узбеков, ногайцев, татар, каракалпаков и др.), составили многочисленные разноязыкие в прошлом - иранские, тюркские, монгольские - племена и народы, от скифов, сарматов, саков, усуней, кангюев, гуннов, тюрков, тюргешей, огузов, карлуков, кимаков, кыпчаков до найманов, аргынов, кершв, конгратов, жалаиров, дулатов, мангытов и других этносов, обитавших в разные периоды на территории Казахстана и смежных областей.

С историей этих народов связана в течение многих столетий эволюция государственности на территории Казахстана. Она развивалась здесь в дотюркское (сакское, усуньское), тюркское, монгольское время. Тысячелетние геополитические и социокультурные контакты автохтонных и мигрировавших племен и народов евразийских степей концентрировались в значительной мере на просторах Казахстана. Именно на этой территории в условиях тесного экономического взаимодействия населения обширных зон многоукладного хозяйства - кочевого и полукочевого скотоводства и оседлого земледелия, а также городской культуры, - в ходе функционирования государственных образований саков, усуней и кангюев, Западнотюркского и Тюргешского каганатов, государств огузов и кимаков, Карлукского и Кыпчакского ханств, также в составе дериватов Монгольской империи - Улусов Джучи и Чагатая определились основные узлы этногенеза казахской народности, политические, государственные формы ее развития.

Важную роль в развитии казахской народности и ее государственности в позднее средневековье сыграли такие государства, как Могулистан (в его составе - Жетысу), Ногайская Орда (Западный Казахстан), так называемое «Государства кочевых узбеков» или Ханство Абулхайра (Центральный и Северный Казахстан, часть Южного - Туркестан), и особенно, в первую очередь, Ак-Орда. В XIV- первой половине XV в. стабилизируется этнический состав племен на территории Казахстана, упрочивается общность этнокультурных черт представителей разных племенных объединений, за ними закрепляются определенные территории, сливающиеся в этническую территорию единой народности. Совокупность материалов исторических, археологических, этнографических, антропологических и лингвистических источников показывает, что длительный процесс образования казахской народности в основном завершился в этот период.

Формирование в XIV-XV вв. целостного экономического региона на базе естественной интеграции областей со смешанной экономикой (кочевой скотоводческой и оседло-земледельческой, а также городской) подготовило условия к объединению всех казахских земель в одной политической структуре - в одном, в достаточной степени централизованном государстве -Казахском ханстве. Казахское ханство имело, в отличие от упомянутых выше государств, его предшественников, широкую и прочную этническую основу - уже сложившуюся казахскую народность. Впервые в истории региона современного Казахстана были объединены в одно государство почти все тюркские роды и племена Восточного Дашт-и Кыпчака (степные районы Казахстана), Жетысу (Юго-Восточного Казахстана), Туркестана (Южного Казахстана). "

На протяжении более трех столетий Казахское ханство играло заметную роль в Центральной Азии, да и на всем степном евразийском пространстве. Оно вступало в сложные контакты со своими северными, южными и восточными соседями. Об этом государстве знали в Европе. В упорной борьбе с Шайбанидами и Аштарханидами Мавераннахра (Среднеазиатского междуречья), сибирскими и русскими властями в Прииртышье и на Алтае, джунгарскими тайшами в Жетысу и на землях Восточного Казахстана, в сложных отношениях с ногайцами и могулами отстаивал казахский народ свои коренные земли, свою этническую территорию, еще в XVI в. названную в письменных источниках термином «Казахстан».

Такова в самом кратком виде схема развития казахской государственности и народности, отраженная в публикациях отдела древней и средневековой истории Института истории и этнологии. Вопросы изучения прошлой истории народа, особенно таких ее проблем, как становление и развитие его государственности, этнической и государственной территории, общественно-политической, социально-культурной жизни и, прежде всего формирование, сложение самого этноса (народности, нации) всегда стояли не только перед профессиональными историками. Они вызывали интерес и у широкой общественности. Особенно актуальными стали эти проблемы в годы обретения народом политической независимости, государственного суверенитета. Появляется множество публикаций в печати, отражающих упомянутые проблемы.

Заслуживает одобрения новое слово по этим проблемам, основанное на конкретном историческом материале источников, убедительно подтверждающем новый взгляд на эти проблемы.

Немало было сделано в предшествующие годы развития казахстанской (и общетюркской) историографии. Историки Казахстана в последние четыре десятилетия, начиная с известного казахского ученого С.К. Ибрагимова, продолжили давнюю традицию западно-европейской и русской историографии, приверженцами которой были, применительно к истории казахов и других тюрков, В.В. Вельяминов-Зернов, Ч.Ч. Валиханов, В.В. Бартольд, П.П. Иванов и другие исследователи – традицию основывать свои исследования истории казахского народа на первоисточниках, написанных на языке самого этноса, многих восточных языках, как и на старых европейских, и с учетом обширной историографии. Такой подход и в традициях исследователей истории других тюркских народов, назовем лишь некоторые имена: Р.Г. Кузеев - по истории башкирского народа, Б.А. Ахмедов, Б.Х. Кармышева, Р.Г. Мукминова - по истории узбеков, Б.Б. Кочекаев, Трепавлов - по истории ногайцев, С.М. Абрамзон, А.Н. Бернштам, О.К. Караев - по истории киргизов; известны капитальные труды монголоведов С.А. Козина, Е. Кычанова, Н.Ц. Мункуева, зарубежных авторов П. Пелльо, Мураяма и многих других.

Но этот подход - объективное исследование исторического прошлого на основе первоисточников - у некоторых авторов публикаций на исторические темы не считается необходимым, обязательным. Объективность исследования теперь не главное условие. Теперь задача другая: доказать какой народ древнее и кто занимал большую территорию. Получаются выводы, подкрепленные не историческим документальным материалом, не свидетельствами современников событий прошлых веков, а лишь собственными амбициями.

На статус учебников для высших учебных заведений по специальности «Отечественная история» претендуют книги кандидата технических наук К.Даниярова. амбициозности им не занимать. Главная цель сочинений К.Даниярова («Альтернативная история Казахстана», «История отечества» и «История Казахского государства ХУ-ХХ вв.») состоит в том, чтобы всё, относящееся к тюркской и монгольской истории (земли, племена, роды, имена, события, факты и т.д.) подтянуть к казахской истории, казахскому этногенезу, казахской литературе; удревнить как можно далее в глубь тысячелетий историю казахского народа, расширить ее территориально- от степей и хребтов Монголии до Дуная.

Как известно, историки тюркологи, монголоведы, к которым автор постоянно демонстрирует неуважение, относят начало тюркского этногенеза к эпохе гуннской державы, показывают его развитие в Тюркском каганате, раннесредневековых тюркских государствах тюргешей, огузов, кимаков, кыпчаков. К. Данияров же видит (находит) казахские роды уже в войсках предводителя гуннов Аттилы... Лингвистические созвучия географических названий, имен собственных, топонимов, этнонимов, различных терминов автор принимает за доказательство пребывания казахов не только в Золотой Орде, но и в Монголии в раннем средневековье.

Историки Казахстана, как и историки других тюркских народов (башкир, волжских, крымских и сибирских татар, ногайцев, каракалпаков, узбеков, кыргызов, уйгуров и др.) никогда не игнорировали историю Золотой Орды ( Улуса Джучи) и Монгольской империи Чингиз-хана. Но они не сводили историю этих обширных по площади и многонациональных по составу населения государств только к своей собственной истории. К. Данияров же посчитал необходимым эти государства ввести в казахскую историю как этапы развития собственно Казахского государства и рассматривать его историю как непрерывный процесс со времени образования государства Чингизхана и по сей день. Он предложил свою фантастическую периодизацию Казахского государства: государство Чингиз-хана назвал Первым Казахским государством (1206-1223 гг.); Улус Джучи (Золотую Орду) - Вторым Казахским государством (1223-1480 гг.); Казахское ханство - Третьим Казахским государством, предложив для него свою хронологию (1480-1847 гг.). Дальнейшая судьба единого Казахского государства по Даниярову связана со статусом колонии России (1847-1991 гг.) и современной Республики Казахстан (с 1991 г.). Никакой Монгольской империи, монгольских улусов – это все оказывается Казахская государственность.


Случайные файлы

Файл
8436.rtf
31109-1.rtf
72948.rtf
61734.rtf
113656.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.