Освоение целинных и залежных земель: история и современность (55510)

Посмотреть архив целиком

Освоение целинных и залежных земель: история и современность

Ж.Б.Абылхожин

В начале 1950-х годов страна испытывала достаточно острый продовольственный кризис. Вольно или невольно, но новое руководство в лице Н.Хрущева и его креатуры должно было продемонстрировать обществу свое видение выхода из него.

Теоретически ситуация могла развиваться по двум путям. Первый вариант выхода из кризиса предполагал радикальную развязку, а именно: глубокую трансформацию системы производственных отношений, т.е. переход к рыночным механизмам, а также включение личного интереса, что было достижимо лишь по мере приватизации собственности, и прежде всего - на землю. Понятно, что подобное развитие событий даже не обсуждалось.

В целях самосохранения Система выбрала гораздо более привычную, так сказать, экстенсивную модель решения проблемы. Смягчить (а затем устранить) продовольственный коллапс предполагалось за счет резкого увеличения зернового клина. В этой связи был взят курс на распашку гигантских земельных массивов на востоке страны, т.е. "освоение" целины. Для этого не требовалось поступаться идеологическими догмами. Достаточно было собрать в единую армаду тракторы и, обыгрывая энтузиазм народа, совершить марш-бросок за Урал.

Таким образом, будет правомерным сказать, что в известном смысле целина сыграла роль фактора, сработавшего на реанимирование входившей в состояние комы системы, оттянув ее агонию еще на долгие годы (подобно тому, как чуть позже Самотлор, позволив долгие годы держать страну на наркотике нефтедолларов и создавать иллюзию благополучия). Хотя и гипотетически, но можно предположить, что если бы не "целинный маневр", то возможности для сохранения Системы в неизменном виде оказались бы еще более суженными.

Отвергая данный тезис и пытаясь найти ему контрдоводы, некоторые исследователи обычно утверждают, что Н. Хрущев просто не имел другого выхода, ибо подъем зернового производства в традиционно сложившемся земледельческом ареале (Украина, юг России и т.д.) был в то время невозможным в силу недостаточного развития химической отрасли, т.е. промышленности удобрений.

Соглашаясь с констатацией последнего обстоятельства, следует тем не менее подчеркнуть, что даже за пределами рыночно-приватизационной возможности, т.е. в рамках привычного экстенсивного варианта, имелись достаточно приемлемые, во всяком случае, альтернативные по отношению к "целинной идее" пути решения проблемы. Их просто не могло не быть, если учесть уже хотя бы ту данность, что из 300 млн. га черноземных и чернозе-мовидных почв мира 190 млн. га, или две их трети находились на территории СССР. Это ли не гигантский резерв! Кроме того, нужно вспомнить, что в 1954-1958гг. средняя урожайность зерновых составила на целине всего 7,3 ц/га, а в 1962-1965гг. и того меньше - 6,1 ц/га. Как справедливо утверждают экономисты, при таком положении прирост урожайности в стране даже на один центнер по своему результату был бы фактически равносилен освоению всей целины (1). Добавим, что для поднятия урожайности на один центнер вовсе не требовалось "большой химии", достаточно было придерживаться технологической дисциплины или, допустим, провести на полях снегозадержание.

Одним словом, есть основание того, что идея целины, выдвинутая февральско-мартовским (1954г.) Пленумом ЦК КПСС, отнюдь не носила неизбежно-необходимого характера. Напротив, данная акция была лишена объективно обусловленных предпосылок и в своем сущностном целеполагании была движима скорее политико-идеологическими моментами, нежели мотивами сугубо экономической рациональности. Наиболее масштабные распашки предполагалось осуществить на севере Казахстана. С этого времени именно целина становится наиболее зримым символом восприятия образа Казахстана, предметом особой заботы республики и страны в целом. Что касается Н. Хрущева, то для него она стала подлинной idee fix, важнейшим критерием подбора и расстановки руководящих кадров в республике.

Уже на сентябрьском (1953г.) Пленуме ЦК КПСС он подверг критике руководство Казахстана за недостаточную реализацию сельскохозяйственного потенциала. В этой связи руководителям партийной организации и правительства республики было предложено (естественно, в директивном порядке) разработать конкретный план подъема целинных земель. В конце ноября 1953г. такой план был представлен в ЦК КПСС. В соответствии с ним предполагалось, что в течение 1954-1957гг. посевные площади в Казахстане будут увеличены на 2,5 млн. гектаров (2).

Понятно, что такие "робкие наметки" не устраивали "Дом на Старой площади" (здание ЦК партии), ибо там уже дозревал план гораздо более крупномасштабных распашек "целинной нови", и не за четыре, а буквально за один-два года. Поэтому вскоре Москва (соблюдая, впрочем, политес в виде пленумов и прочее) снимает с должности секретаря Казахстанской партийной организации Ж. Шаяхметова, а затем и председателя Совета Министров Н. Ундасынова. Новым главой правительства назначается Д.Кунаев. А для "укрепления партийной организации республики" Центр направил сюда одного из организаторов партизанского движения в годы войны, а тогда министра культуры СССР П. Пономаренко (первым секретарем республиканской партийной организации) и первого заместителя начальника Главного политического управления Советской Армии Л. Брежнева (вторым секретарем).

Трудно сказать, сколько раз бывал Л. Брежнев на западе, востоке или юге республики, но с целины (согласно ненаписанным им мемуарам) он буквально не вылезал, чем и заслужил в дальнейшем расположение Н. Хрущева (после XX съезда КПСС в 1956г. стал секретарем ЦК). Сам же лидер страны шесть раз приезжал в Казахстан, неизменно посещая при этом целину. К этому времени (1962г.) по его инициативе пять северных областей республики были объединены в Целинный край (Н. Хрущев: "... Пора переходить на краевое управление народным хозяйством.... а в перспективе исчезнут границы между республиками") (3) со "столицей" в городе Акмолинске, переименованном им же в Целиноград ("С этой могилой – (русский перевод Акмолы ему дали как "белую могилу" -Ж. А.) надо кончать и город переименовать в Целиноград!") (4).

Здесь будет уместным сказать, что в отношении целинного региона у Н.Хрущева было в разное время немало «задумок», многие из которых были в духе его печально знаменитых «волюнтаристских» экспромтов. Так он, например, поддерживал первого секретаря Целинного крайкома Компартии Казахстана Соколова, который инициировал идею создания 16-ой, «целинной» союзной республики со своими ЦК и Советом Министров (в которые должны были быть преобразованы Крайком Компартии Казахстана и Крайисполком) (5).

Вернемся, однако, к целине. Если рассматривать ее в призме современных социально-экономических и политических реалий, то ее роль для республики несомненна. Во многом благодаря ей в Казахстане производится на душу населения от 1,5 и более тыс. кг зерна. Между тем согласно мировой практике для снятия продовольственной проблемы достаточно иметь показатель в пределах 1 тыс. кг. Таких стран насчитывается в мире лишь несколько (Канада, Австрия, США, Дания, Франция, Венгрия, Румыния и другие). Следует также иметь в виду, что 90-95 процентов мировых посевных площадей, отводимых под хлебные злаки, занимают мягкие пшеницы, тогда как целинный регион Казахстана производит преимущественно твердую пшеницу, ее сильные сорта, отличающиеся высоким содержанием белка; именно здесь находится один из крупнейших мировых массивов ее производства (для сравнения: из сотни килограммов муки, произведенной из зерна с низкими технологическими качествами, выпекают 91 килограмм хлеба, а из такого же количества муки сильного зерна - 115 килограммов; 20-30 процентов сильной пшеницы, добавленной к слабому зерну, уже позволяют получить качественный хлеб). Отсюда ясно, что в результате освоения целинных земель республика получала в принципе все предпосылки не только для полного удовлетворения собственных потребностей, но и для выхода на мировой рынок в качестве страны-экспортера высокотехнологического зерна (отвлекаясь, заметим, что из всех республик бывшего СССР только Казахстан обладает таким потенциалом, что, естественно, увеличивает возможности его политического влияния в пространстве СНГ; например, Россия потребляла около 130 млн.т зерна, а производила в среднем 105 млн; недостающую разницу возмещали завозом из Казахстана - до 4 млн. т и импортом).

И все же, если рассматривать "целинный вопрос" в контексте таких моментов, как экологическая рациональность, экономическая целесообразность и социальная эффективность (политический дискурс дан выше), то выявится немало и негативных сторон целинной эпопеи. Думается, что уже первый аспект снимает чрезмерный позитив в оценке целины. В первые же годы (1957-1958гг.) в результате беспрецедентных распашек начались пыльные бури на легких почвах в Павлодарской области, а в начале 60-х годов процессы дефляции (выдувания почв) охватили земли всего целинного региона. К 1960г. в Северном Казахстане было подвержено ветровой эрозии более 9 млн. га почв, что равнялось тогда примерно всей сельскохозяйственной площади такой страны, как Франция.

Правда, в дальнейшем были разработаны почвозащитные системы земледелия, в частности, безотвальная обработка почвы (отвальный плуг был заменен на плоскорез, что позволяло сохранить стерню и другие органические остатки). Однако, как отмечают специалисты-экологи, любые мероприятия в современных их формах лишь смягчают, но отнюдь не обеспечивают необходимой защиты окружающей среды. Следовательно, даже щадящие системы обработки почв не решают проблемы, а что касается основы степного целинного земледелия - паров, то, как известно, чистый пар наиболее подвержен ветровой и особенно водной эрозии, т.е. является сильным источником потерь почвенного плодородия.


Случайные файлы

Файл
an_vist.doc
165906.rtf
153257.rtf
26532-1.rtf
19566-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.