Последний Штурм неба. Антицерковная политика в годы Хрущева /1958-1964/ (55472)

Посмотреть архив целиком

Последний "Штурм неба". Антицерковная политика в годы Хрущева /1958-1964/


Судьбы церкви в послеоктябрьские десятилетия - тема, к которой сегодня проявляют устойчивый интерес ученые, публицисты, широкая общественность. В школьном курсе отечественной истории она получила пока более чем скромное освещение. Преимущественное внимание уделяется 20-30-м годам, трагедии церкви в условиях становления тоталитарной политической системы. В меньшей степени изучен последующий период, в том числе гонения на церковь в конце 50-х - начале 60-х годов. Авторы общих работ о десятилетии Хрущева в лучшем случае лишь упоминают эту антицерковную кампанию, а по большей части вообще ничего о ней не пишут [1]. Из числа исследований по истории православной церкви, вышедших в последнее время, следует отметить книгу известного на Западе историка Д.В.Поспеловского "Русская православная церковь в ХХ веке" /М.,1995/. Одна из четырнадцати глав книги повествует о положении церкви в годы Хрущева и отражает современный уровень осмысления этой темы в западной исторической литературе. Заслуживает внимания также книга отечественного религиоведа В.А.Алексеева "Иллюзии и догмы" /М.,1991/. В ней, однако, антирелигиозной политике Хрущева уделена лишь заключительная глава, написанная очень кратко. Между тем, история хрущевских гонений на церковь представляет интерес во многих отношениях. Это была последняя попытка режима в короткий срок ликвидировать церковь и религию как сколь-нибудь значимое социальное явление. Именно в это время окончательно определилась партийно-государственная политика по отношению к церкви, сформировался механизм ее осуществления и вся система антирелигиозной пропаганды, сохранившиеся вплоть до перестроечных лет. История войны с церковью важна и для понимания всех хрущевских реформ, их направленности и ограниченности. Цель данной статьи - выделить основные этапы, объяснить причины и охарактеризовать последствия этого широкомасштабного наступления на религию, в частности, ответить на вопрос, почему именно реформатору Хрущеву, в отличие от его предшественника, понадобилось эта кампания гонений на лояльную по отношению к режиму церковь. В качестве основного источника использованы отчеты, записки, другие документы уполномоченного Совета по делам русской православной церкви /РПЦ/ по Ярославской области. Комплекс этих документов хранится в Центре документации новейшей истории Ярославской области /ЦДНИ ЯО/ и вводится в научный оборот впервые. Статья предназначена, главным образом, для учителей истории и может быть полезна при освещении этой стороны хрущевской политики на местном материале.


Первые признаки нового наступления на церковь появились в 1958 году. Во многих отношениях этот год вообще был переломным: добившийся единовластия Хрущев начинает свой грандиозный коммунистический эксперимент, завершившийся сокрушительным провалом. Поскольку строительство коммунистического общества мыслилось прежде всего как искоренение "пережитков капитализма", из которых религия почиталась главным - места для компромисса не оставалось. Весной 1958 года ЦК КПСС рассылает по партийным инстанциям развернутую справку "Религиозные культы в СССР", обратив , таким образом, их внимание на этот важнейший участок "коммунистического воспитания". Осенью этого года Совет Министров СССР принимает два постановления, направленные на ограничение хозяйственной жизни церкви: "О монастырях в СССР" и "О налоговом обложении доходов предприятий епархиальных управлений, а также доходов монастырей". Особенно чувствительным для церкви оказалось повышение налога на свечное производство - главный источник доходов. Ярославский епископ прямо заявлял, что это - "для церкви гибель", и ездил к патриарху советоваться - как теперь быть? Выход нашли за счет увеличения цен на свечи : рублевые стали продавать за два, а трехрублевые - за четыре рубля [2].


С конца 1958 года атеистическая тема становится лейтмотивом всех идеологических выступлений на пленумах и конференциях партийных комитетов. Отношение к церкви и религии формулируется предельно откровенно, без всякого словесного камуфляжа. Религия ставится в один ряд с такими "пережитками", как пьянство и хулиганство, объявляется основой невежества и вообще всех социальных бед. В ноябре 1958 года ЦК КПСС принимает постановление "О мерах по прекращению паломничества к так называемым "святым местам", а в мае 1959 года Ярославский обком уже отчитывался о его выполнении. На территории области обнаружились три "святых источника": возле Тутаева, в Переславском и Брейтовском районах. Попытка ликвидировать их "методами убеждения" не удалась. Прибегли к испытанному средству: в областной и районных газетах появились "письма трудящихся" с требованиями закрыть источники, а исполкомы местных Советов приняли соответствующие решения. Дольше всех просуществовал тутаевский источник. В отчетах он ежегодно "окончательно уничтожался", но ликвидирован был только в 1965 году [3]. В деятельности уполномоченного Совета по делам РПЦ основное место заняло "сдерживание активности церковников". Запрещалось совместное богослужение священников соседних церквей в дни праздников, участие детей и подростков в хорах певчих и церковных службах, не разрешалось строительство жилых домов для священников на средства общины, ограничивалось проведение крестных ходов, запрещалась благотворительность [4].


С 1959 года начинается закрытие действующих храмов. В центральной и местной печати нарастающим потоком публикуются атеистические статьи, "открытые письма" священников, порвавших с религией, всякого рода фельетоны и разоблачительные материалы. Основной мотив этих публикаций - "срывание масок", т.е. откапывание всяческих непристойностей и прегрешений в личной жизни духовенства. С сентября 1959 года начал выходить массовый ежемесячный антирелигиозный журнал "Наука и религия". В январе 1960 года ЦК КПСС принимает новое закрытое постановление - "О мерах по ликвидации нарушений духовенством советского законодательства о культах". Основная цель - ограничение влияния церкви. Как на местах предполагалось осуществить это ограничение, свидетельствуют предложения уполномоченного Совета по делам РПЦ:


"1. Закрыть 5 церквей /служб нет долгое время/.


2. Закрыть еще 3 церкви , как находящиеся в аварийном состоянии.


3. Подготовить к закрытию еще 5 церквей"[5].


В 1960 году в области закрыли сразу 13 церквей и ликвидировали свечную мастерскую епархиального управления. У церковных общин изъяли 6 сторожек и 8 жилых домов. Прекратили выплачивать полные пенсии тем, кто участвовал в церковной деятельности в качестве старост, псаломщиков, регентов, певчих и т.п. Значительно усилилась антирелигиозная пропаганда. Повсеместно создавались "клубы атеистов", атеистические кружки, кинолектории, "кабинеты атеистов", "уголки атеиста" и "атеистические секции". Проводились читательские конференции, вечера вопросов и ответов, "устные журналы" и "громкие читки". И темы были самые разнообразные - от традиционной "Был ли Христос?" до "Влияние религиозных праздников на здоровье трудящихся". Местное издательство произвело на свет несколько атеистических брошюр, сборник "Семь бесов" и сборник "частушек про попов". Несмотря на все усилия, результаты оказались скромными. Доходы церкви сократились за год всего на 7 %. Крестили 60% родившихся младенцев, отпели 65% умерших. Доход духовенства даже возрос [6].


С 1961 года антирелигиозная кампания входит в свою высшую фазу. От "сдерживания и ограничения" режим переходит к прямому наступлению на церковь. В феврале ЦК КПСС принимает еще одно закрытое постановление - "О записке Совета по делам русской православной церкви", в котором, в частности, Ярославская область была подвергнута критике за слабую работу. С марта того же года постановлением Совмина СССР открытие и закрытие церквей целиком передавалось на усмотрение областных исполкомов, которым также разрешалось ограничивать колокольный звон [7]. На очередной областной партийной конференции только что приступивший к своей четвертьвековой руководящей деятельности первый секретарь Ярославского обкома Ф.И.Лощенков не обошел вниманием антирелигиозную тему. Его доклад был насыщен такими сильными выражениями, как "религиозники", "иконная рухлядь в жилых домах", он призывал "разрушить до основания питательную почву церковников" [8].


Основным средством "разрушения питательной почвы" оставалось закрытие церквей. Иногда это принимало просто дикие формы. Весной 1961 года была закрыта церковь в с.Малахово Тутаевского района, поскольку председатель колхоза попросил церковь под зерносклад. Ключи от храма верующие отдавать не хотели. Секретарь райкома партии распорядился послать работников финотдела райисполкома "освободить здание, а культовое имущество уничтожить". Что при этом творилось, повествует письмо верующих архиепископу Никодиму, управляющему тогда Ярославской епархией: "Пришли старухи верующие, просили дать им из храма по иконке, всех выгнали, глумились всю ночь. Которые иконы вытаскивали, жгли на улице, а которые - в храме, в печке. Когда мы пришли днем в церковь /печка была сильно горячая/, увидели печальное зрелище. Дикари не поступили бы так, как партийные люди..." [9].


1961 год был в целом для русской православной церкви временем больших перемен к худшему. Под давлением властей были внесены изменения в "Положение об управлении русской православной церковью", принятое в 1945 году. Священники полностью отстранялись от финансово-хозяйственной стороны церковной жизни и становились чем-то вроде служащих по найму. Создавалась система жесткого контроля над людьми, совершающими религиозные обряды, - крещения, венчания и отпевания. Церковный староста обязан был предоставлять их паспортные данные в исполком местного Совета. При всех исполкомах были созданы так называемые "комиссии содействия по наблюдению и контролю за деятельностью религиозных обществ и духовенства". Провели поголовную перерегистрацию священников, каждый получил справку и был ознакомлен с новыми правилами. В назидание всем нескольких наказали. Один священник "крестил младенца на дому" - и был снят с регистрации. Несколько вышедших уже "за штат" стариков-священников, откликаясь на просьбы верующих, ходили по окрестным селам и совершали требы. Один из них, за неимением лучшего, соорудил себе кадило из консервной банки. Все были строго предупреждены. Церковных старост вызывали в исполкомы и настоятельно втолковывали им, что отныне они должны совершенно самостоятельно управлять финансово-хозяйственной деятельностью общины. Священников за вмешательство наказывали.


Случайные файлы

Файл
ref-16156.doc
176172.rtf
141003.rtf
124118.rtf
3.1.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.