НЭП и ее противоречивая сущность (55467)

Посмотреть архив целиком

НЭП и ее противоречивая сущность.


В марте 1921 года Х съезд РКП(б) принял резолюцию “о замене продовольственной разверстки продовольственным налогом” и допущении свободного товарообмена с объективными потребностями развития крестьянского сельского хозяйства. Разверстка как способ государственных заготовок заменялась натуральным налогом, не стесняющим правильного ведения хозяйства на основе свободного распоряжения земледельцем своими хозяйственными ресурсами. После сдачи налога производители получали право обменивать оставшиеся у них излишки на нужные им товары. Обмен предполагалось проводить как через кооперативные организации, так и на рынках и базарах. Закон допускал обменные операции только в пределах местного хозяйственного оборота. В общегосударственном масштабе товарообмен планировался вначале как система дополнительных заготовок сельхозпродукции, осуществляемых после уплаты населением налога. Проведение товарообмена должно было сдерживать развитие частной торговли и подготовить условия для последующей замены торговли натуральным продуктообменом.

Именно коммунисты больше всего упорствовали с отменой продовольственной диктатуры, ибо видели в ней верный способ осуществления своей программы революционного перехода к социалистическим формам производства и распределения. Для рабочей власти это не допустимо, и в борьбе против этого мы не остановимся ни перед какими жертвами”, говорил Ленин в марте 1922 г. по поводу предложений о введении натурального налога и легализации свободной торговли. Х съезд РКП(б) словами того же Ленина признал это упорство “ошибочным” и противопоставил ему идею постепенного превращения сельского хозяйства в социалистическое по мере того, как будет создана “материальная база, техника, применение тракторов и машин в массовом масштабе”.

Заявляя о готовности употребить власть для удовлетворения экономических интересов многомиллионного крестьянства, РКП(б) продолжала “консервировать” в ее механизме свои преобразовательные замыслы, не скрывая того, что рассматривает “нэп”, выражаясь словами известного большевика Ю. Ларина, “как наше поражение, как нашу уступку, но отнюдь не как какое-то новое радостное завоевание, как необходимый и неизбежный шаг, но не как повод к пляске и танцам”.

Но если для РКП(б) реформизм был допустим лишь настолько, насколько он укреплял ее монополию на власть, то для партий революционной демократии он являлся и целью, и средством политического руководства массами. для социал-демократов и социал-революционеров социально-экономическая действительность страны периода окончания гражданской войны уже являлась преддверием социализма, в который лишь оставалось войти при помощи правильных экономических отношений между городом и деревней, предоставления рабочим и крестьянам права свободно распоряжаться плодами своего труда и, разумеется, путем создания Советского демократического государства, правовая основа которого зиждилась бы на единстве социально-политических устремлений рабочего класса, крестьянства и демократической интеллигенции. Своим поворотом 1922-го года к реформаторской экономической политике большевики в очередной раз разрывали органическое единство экономической и политической демократии. Впервые они сделали это, как известно, в 1917 году, взяв на вооружение эсеровскую аграрную программу социализации земли, с помощью которой смогли удержаться у власти и преградить Учредительному собранию. Блокируя своим новым экономическим курсом политическую демократию, большевики, независимо от их воли, закладывали глубокие противоречия в проводимые ими экономические мероприятия, которые, как и в предыдущий период, были чреваты гражданской войной между народом и Коммунистической партией и государством.

Руководству РКП(б) стоило немалого труда убедить рядовых коммунистов в целесообразности нового экономического курса, встретившего на местах определенное противодействие. Несколько уездных парторганизаций усмотрели в оживлении частной торговли и в переговорах с иностранными капиталистами о концессиях “капитуляцию перед буржуазией”. Практически во всех парторганизациях имели место случаи выхода из РКП(б) “за несогласие с НЭПом”. Весьма распространенным было и мнение о тактическом смысле решений Х съезда, якобы призванных в первую очередь стабилизировать политическую обстановку в стране; в этой связи совершенно стихийно было пущено в оборот выражение “экономический Брест”, намекающее не только на вынужденный характер уступок крестьянству, но и на их скорое аннулирование. Работники Наркомпрода мало считались с разницей между разверсткой и натуральным налогом и ожидали не ранее, чем осенью, вернуться к политике продовольственной диктатуры.

В связи с нарастанием недовольства со стороны “низов” РКП(б) ее Центральный Комитет решил созвать в мае 92 г. экстренную Всероссийскую партконференцию. В своих выступлениях на конференции В.И. Ленин доказывал неизбежность новой экономической политики, подтвердив, что она вводится не для обмана, а “ всерьез и надолго”, возможно, на 5 лет. “Конечно, говорил он, приходится отступать, но надо самым серьезным образом, с точки зрения классовых сил относиться к этому. Усматривать в этом хитрость - значит подражать обывателям...”. Суть же сложившегося соотношения классовых сил, было таково, что “или крестьянство должно идти с нами на соглашение, и мы делаем ему экономические уступки, или борьба”.

Накануне Х Всероссийской партконференции В.И. Ленин еще раз уточнил предпринимаемого “отступления”, обозначив ее понятием “госкапитализм”. Эта формула вобрала в себя и концессии, и совершающийся через органы кооперации товарообмен с крестьянством, и частную торговлю на комиссионных началах, и аренду мелких государственных предприятий.

В конце 1922 г. ленинская формула “госкапитализма” обогащается понятием “перевода госпредприятий на так называемый хозяйственный расчет”, то есть, по его словам, “в значительной степени на коммерческие, капиталистические основания”. Сама постановка вопроса о целесообразности новой формы хозяйствования и управления достаточно решительна: “Надоела, пишет он, лень, разгильдяйство, мелкая спекуляция, воровство, распущенность. Почему не “хозяйственность?” Но при всем радикализме этой постановки вопроса в ней даже отсутствует намек на возможность передачи собственности на средства производства непосредственно коллективам промышленных предприятий, чтобы они были заинтересованы покончить с названными Лениным пороками. Не предусматривала ленинская концепция хозрасчета и возможности заинтересовать рабочих непосредственным участием в прибылях государственных трестов. Лишь в июле 1926 года с таким вопросом обратился в Центральный Комитет партии Л.Б. Каменев, предложив “хотя бы в виде опыта применить новые формы оплаты труда, с тем, чтобы повысить коллективную заинтересованность рабочих масс в социалистическом производстве (участие в прибылях). Однако никаких последствий данная инициатива не имела.

Заявляя о том, что нэп вводится “всерьез и надолго”, лидеры большевизма не упускали возможности подчеркнуть, что все это “не навсегда”. Недаром в начале 20-х годов Политбюро ЦК обращало особое внимание на правовую сторону регулирования частнохозяйственных отношений, чтобы иметь против них наготове соответствующие юридические основания.

Характерно и то, что в своей оценке развития советской кооперации Ленин не подчеркнул момента предпочтительности одной из двух кооперативных связей вертикальной, основанной на специализации самостоятельных хозяйственных единиц по производству и сбыту какого-то одного или нескольких видов продукции (например, молочная, зерновая, табачная, льняная и т.п. кооперация), или горизонтальной, основанной на концентрации земли и средств производства ранее самостоятельных хозяйственных единиц.

Не подчеркнув этого момента, он не связал своих приемников какими-то теоретическими обязательствами, поэтому И.В. Сталину было в конце 20-х годов не так уж трудно доказать, что принудительная коллективизация есть практическое выполнение ленинского кооперативного плана.

Поворот РКП(б) в сторону нэпа вызвал во всем мире определенные надежды на либерализацию советского режима, которые усиленно подогревались эмигрировавшими из России кадетами, меньшевиками, эсерами. Руководству РКП(б) и Коминтерна казалось, что со дня на день начнутся военные действия Красной Армии на западном направлении. В этом случае нужно было позаботиться и об укреплении тыла, тем более, что экономическая и политическая ситуация в СССР начала обостряться. Из-за несогласованности действий оперативных органов хозяйственного управления произошел резкий скачок цен на промышленные товары широкого потребления по отношению к ценам на продукцию сельского хозяйства. Сорвалась программа финансового оздоровления экономики: начавший было стабилизироваться советский денежный знак снова резко упал по отношению к курсу червонца. Заколебался и сам червонец новая советская валюта с твердым золотым обеспечением, выпускаемая Госбанком для кредитования внешней и крупной оптовой торговли внутри страны. Чтобы не допустить инфляции червонца, Госбанк резко сократил кредитование государственных трестов и предприятий, оставив многих из них с зияющими дефицитами оборотных капиталов. Нечем стало платить зарплату рабочим и служащим, однако попытка гострестов решить свои финансовые затруднения дальнейшим ростом оптовых цен обернулась совершенно невероятным в условиях повсеместной нехватки промышленных товаров “кризисом сбыта”.


В осенние же месяцы 1923 г. по всей стране происходят ни до сих пор, ни после невиданные в Советском Союзе массовые выступления рабочих в защиту своих экономических интересов. В октябре месяце в стачках приняли участие 65 тыс. рабочих.


Случайные файлы

Файл
35360.rtf
5550.rtf
60327.rtf
65418.rtf
26730-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.