Монастыри по кремлёвскому типу (55437)

Посмотреть архив целиком

6


http://monax.ru/order/ - рефераты на заказ (более 2300 авторов в 450 городах СНГ).

Из истории Московского Кремля

В конце XV века, во времена правления Ивана Грозного, Москва из главного города одного из многочисленных государств превратилась в столицу новосозданного, огромного и сильного государства. «Лицом» этого государства, резиденцией митрополита Московского и самого великого князя призван был стать Кремль. Старая крепость, напоминавшая своим внешним видом о первых московских князьях, мало подходила для приёма в ней послов иностранных государств. Крепостная стена с заплатами на местах проломов; небольшие обветшалые соборы, своды которых нуждались в подпорках; тёмные хоромы великого князя – всё это в своей совокупности выглядело удручающе и, безусловно, нуждалось в ремонте и реконструкции, которая началась в 1472г. с возведения Успенского собора – главного храма Москвы. Белоснежный собор (напоминавший храмы Владимиро-Суздальской Руси) имел высокие гладкие стены, расчленённые на широкие вертикальные лопатки и украшенные поясом из небольших колонок и арочек. И снаружи и изнутри он выглядел как единый монолит. Узкие щелевидные окна располагались в два яруса. Входы в собор были обрамлены живописными порталами. К его восточной стороне, в соответствии с канонами устройства православного храма, примыкали 5 алтарных аспид. Венчали стены полукружия закомар, над которыми возвышалось мощное пятиглавие. Храмовые своды опирались на 6 стройных столбов (2 квадратных у входа в алтарь и 4 круглых). Все нововозведённые здания стояли на тех же местах, где и прежние, сохранив при себе свои исконные названия. Отстроенный заново, с учётом возросшей силы огневого боя, Кремль, получил нынешние размеры и превратился в первоклассную крепость, архитектура которой ярко отражала всю мощь Русского государства и отличалась своей красотой.

Несмотря на присущую тем временам строгость и крепостной характер архитектуры, Московский Кремль был достаточно изящным сооружением. Как и все русские кремли, он был застроен жилыми зданиями (дворами бояр). На Соборной площади, возвышаясь над другими зданиями, находилась центральная группа монументальных сооружений. В архитектурном ансамбле Кремля господствует мощная башня-колокольня «Иван Великий» - центральное высотное сооружение, выражавшее своим архитектурным образом величие государства. Эта колокольня представляла собой высокий стройный столп из двух поставленных один на другой восьмигранников и венчающей их главы. Грани были усиленны широкими лопатками. Каждый ярус завершался арочными проёмами, сквозь которые хорошо были видны колокола. Впоследствии, к колокольне были пристроены добавочные звонницы. Это никоем образом не ухудшило внешний вид башни, а лишь придало ей особую торжественность. Храм-колокольня Ивана Великого, господствовавший не только не только над Кремлем, но и над всей Москвой, стал традиционным образцом для подобных высотных доминант и в других русских городах

Церковь Ризположения и Архангельский собор продолжают своей архитектурой традицию русских соборов и одновременно являют первый пример переработки классических ордеров. Высокий подклёт и обилие вертикальных линий в убранстве церкви Ризположения придаёт ей особую стройность. В какой-то мере она напоминает первоначальный облик Благовещенского собора, за тем лишь исключением, что является достаточно небольшой и одноглавой. Широкие лопатки делят строение на 3 части, причём центральная - намного выше и шире боковых. Ощущение устремлённости здания к небу подчёркивают килевидные закомары. По стенам тянется живописный фриз из орнамента и балясинок. Апсиды украшены тонкими полуколонками и арочками, килевидными, как и закомары, что усиливает чувство взлёта.

Мощный шестистолпный, пятиглавый Архангельский собор по своей конструкции и архитектуре являет пример традиционно русского храма, однако внешнее убранство собора выполнено на итальянский лад. Закомары храма украшены белокаменными раковинами, фасады – пилястрами с капителями (заменяющими лопатки), карнизами и высоким цоколем. С разных сторон собор украшен резными порталами в стиле итальянского возрождения (с север и запад), пристроенными галереями (юг, север, запад) и меньшими по размеру церквями. Снаружи стены собора делятся на два яруса горизонтальным поясом, что придаёт зданию вид двухэтажного. Центральный купол был позолочен, а боковые - покрыты серебром. Эта игра красок напоминает стоящее прямо над храмом солнце, окружённое с двух сторон светлыми облаками, что определённо несёт глубокий символический смысл.

Крепости и монастыри, построенные по типу Кремля

Монастыри-крепости, защищавшие подступы к городу и созвучные Кремлю по своему силуэту, со временем стали композиционными центрами окраин Москвы. Кремли других городов, как и в Москве, следовали в своих планах рельефу местности, а на ровных местах имели правильные прямоугольные планы. Крепостные стены ставились выше и толще. Навесные бойницы и зубцы в виде ласточкина хвоста примененные итальянскими архитекторами в Московском Кремле, появились и в кремлях Новгорода, Нижнего Новгорода, Тулы и др. Позднее башни стали декорироваться лопатками и горизонтальными тягами, а бойницы – наличниками.

Являя собой высокое достижение московского зодчества, эти величественные постройки, посвященные важным событиям, как бы соединяли в себе динамичность деревянных шатровых церквей и ярусных завершений храмов XIV – XV вв. с монументальностью соборов XVI в. В каменных церквях-башнях ведущими стали формы, присущие камню, - ярусы закомар и кокошники вокруг прорезанного окнами шатра. Иногда и шатер заменялся барабаном с куполом или же башни с куполами окружали центральную, крытую шатром башню. Преобладание вертикалей наделяло ликующей динамичностью устремленную в высь композицию храма, как бы вырастающего из окружающего его открытых "гульбищ", а нарядный декор придавал сооружению праздничную торжественность

В храмах конца XV и XVI вв. применение так называемого крестчатого свода, опиравшегося на стены, избавляло интерьер от опорных столбов и позволяло разнообразить фасады, которые получали то трехлопастное, то имитирующее закомары завершение, то увенчивались ярусами кокошников. Наряду с этим продолжали строить четырехстолпные пятикупольные храмы, иногда с галереями и приделами. Каменные одностолпные трапезные и жилые монастырские постройки XVI в. имеют гладкие стены, увенчанные простым карнизом или пояском узорной кладки В XVII в. переход к товарному хозяйству, развитие внутренней и внешней торговли, усиление центральной власти и расширение границ страны привели к росту старых городов и возникновению новых на юге и востоке. Развитие старых городов шло в рамках уже сложившейся планировки, а в новых городах-крепостях пытались внести регулярность в планировку улиц и форму кварталов. В связи с развитием артиллерии, города окружались земляными валами с бастионами. На юге и в Сибири строились и деревянные стены с земляной засыпкой, имевшие башни с навесным боем и низкими шатровыми крышами. Каменные стены среднерусских монастырей в то же время теряли свои старые оборонительные устройства, становились более нарядными. Планы монастырей стали регулярнее. Укрупнение масштабов Москвы вызвало надстройку ряда кремлевских сооружений. При этом больше думали о выразительности силуэта и нарядности убранства, чем об улучшении оборонительных качеств.

Дворцы в XVII в. эволюционировали от живописной разбросанности к компактности и симметрии. Это видно из сравнения деревянного дворца в селе Коломенском с Лефортовским дворцом в Москве. Дворцы церковных владык включали церковь, а иногда, состоя из ряда зданий, окружались стеной с башнями и имели вид кремля или монастыря. В церквах на протяжении XVII в. происходила та же эволюция от сложных и асимметричных композиций к ясным и уравновешенным, от живописного кирпичного "узорочья" фасадов к четко размещенному на них ордерному убранству. Для первой половины XVII в. типичны бесстолпные с сомкнутым сводом "узорочные" церкви с трапезной, приделами и колокольней. Они имеют пять глав, главки над приделами, шатры над крыльцами и колокольней, ярусы кокошников и навеянные жилой архитектурой карнизы, наличники, филированные пояски. Своим дробным декором, живописным силуэтом и сложностью объема эти церкви напоминают многосрубные богатые хоромы, отражая проникновение в церковное зодчество светского начала и утрачивая монументальную ясность композиции.

Новодевичий монастырь

Новодевичий монастырь был основан великим князем Василием III в 1524 году в честь взятия Смоленска. Монастырь явился частью южного оборонительного пояса Москвы. Цари, а также бояре проявляли большую заинтересованность в Новодевичьем монастыре, оказывали материальную и правовую поддержку. Этот особый интерес царей и бояр вызывался тем, что монахинями его были, как правило, представительницы высшей феодальной знати, царские и боярские родственницы в их числе члены семьи Ивана Грозного. Послушницами монастыря были Ирина - жена царя Федора Иоановича, Софья - сестра Петра I. В конце XVII века монастырь был обнесен кирпичной стеной с 12 башнями и двумя надвратными церквами. В основе своей планировочной структуры монастырь имеет пятигранник. Центральное место, и в архитектурном, и в идейном плане, занимает монастырский храм. Доминируя над всеми остальными сооружениями, он рассматривался как «земное небо или как око Божье». Тема большого храма с обширным внутренним пространством, обладающим особой «светлостью и звонностью» с начала XVI в. все чаще стала звучать в монастырской архитектуре. Пятиглавый Смоленский собор, построенный в 1524-1525 годах по образцу Успенского собора в Кремле – центр всего монастырского архитектурного ансамбля. Строителем его предполагают Алевиза Фрязина, но собор был возобновлен в царствование Бориса Годунова. В этом соборе три придела, которые все относятся к концу XVII и началу XVIII столетия. В нем погребены царица Евдокия Федоровна, царевна Софья, Евдокия и Екатерина, дочери царя Алексея Михайловича, а под главным алтарем - одиннадцатимесячная царевна Анна, дочь Ивана Грозного. Кроме того, в монастыре находятся следующие церкви: трапезная, напоминающая своей постройкой такие же церкви в Богоявленском монастыре и в Троицкой лавре. Главный престол в честь Успения Божьей Матери освящен в 1687 году. Больничная во имя св. Амвросия Медисланского. Трехъярусная церковь Преображения над передними воротами, красивой постройки, освящена в 1688 году. Церковь Покрова Божьей Матери над задними воротами, построенная в XVII веке. Ко всем этим церквям принадлежит пятиярусная колокольня, чрезвычайно красивая, построенная в XVII столетии. Эта колокольня достигала высоты 72 метров и имела 15 колоколов. В нижнем ярусе ее находится придел во имя преподобных Варлаама и Иоасафа, царевичей индийских. Между колоколами самый старый 1551 года, вылитый при Иване Грозном и митрополите Макарии.

Колокольня и звонница - были одним из обязательных сооружений в монастырском комплексе. Колокольный звон - один из важнейших атрибутов средневековой культуры - в монастырском быту имел особое значение. Тембр и характер звона, зависящие от подбора колоколов, служили отличительным признаком каждого монастыря. Подчинение монастырских ансамблей центру (Москве) подчёркнуто расположением колокольни под звоном у контролируемой монастырём дороги. Это была самая первостепенная функция колоколен всех монастырей. С завершением строительства колокольни, в монастыре закончился период интенсивного каменного строительства и сформировался архитектурный ансамбль в стиле «русского барокко».

Донской монастырь

Свою историю монастырь начинает с возведения на его территории первой, тогда ещё маленькой церквушки. Со временем её достраивали и перестраивали, придавая ей более «модный» вид. Эта церковь, самый старый храм монастыря, носит вполне адекватное своему статусу название – Старого собора. Он представляет собой бесстолпный храм-памятник, своим планом напоминающий более древние храмы Руси. В более позднее время к нему были пристроены два боковых придела, трапезной и колокольни, закрывающие ныне до половины фасады собора и порталы на южной, северной и западной сторонах. Ранее окна были более узкими, с сандриками над ними. Фасады здания расчленены лопатками на три вертикальных деления, переходят в завершающую его трехступенчатую пирамиду из кокошников, венчаемую стройным барабаном. Не только лопатки, членящие стены храма и трех частного пониженного алтаря, но и весьма остроумный прием размещения уменьшающихся кверху кокошников одного над другим, а не «вперебежку», усиливают устремленность архитектурной формы к своему завершению. Вытянутая вверх аркатура барабана - последний штрих перед вертикалью креста. Перспективные порталы также имеют подчеркнутую вертикальную направленностью.

Изящный по рисунку антаблемент, отделяющий четверик от верха собора, подчинен общему вертикальному построению объема. Его широкий пояс раскрепован над лопатками (точнее, пилястрами), так же как и антаблемент алтаря и белокаменный цоколь, сохранившийся, впрочем, только лишь на алтарных выступах.

Упругое движение форм здания внутри ощутимо не меньше. Лопаткам на фасадах соответствуют выступы на внутренних стенах. Эти выступы под сводами соединены арками и создают оригинальную для ХVI века «жесткую» конструкцию, несущую свод, в котором ясно видны ступени уменьшающихся в пролете арок, соответствующих среднему ряду кокошников на фасадах. Это - один из элементов своеобразного сочетания крещатого и ступенчатого сводов и одновременно декоративный прием, направляющий взор к залитому светом барабану - центру внутренней композиции. Барабан словно вырастает из свода - переход к его круглому отверстию решен без обычных для русского зодчества парусов.


Малый собор Донского монастыря стоит в ряду построек своего времени как воплощение того нового, что было накоплено зодчеством ХV - ХVI веков в преддверии бурного роста светских черт в церковной архитектуре на протяжении ХVI века.

Какой бы архаичный и скромной ни показалась архитектура Малого собора в сравнении с Успенским собором Аристотеля Фиораванти, Архангельским Алевиза Нового и с шедеврами каменного шатрового зодчества, она, по существу, продолжение поиска нового образа храма уже в нескольких иных исторических условиях. Признаки «обмирщения» храмового зодчества в архитектурных формах Донского собора проявились значительно сдержанней, чем скажем, в алевизовской постройке или в столпообразных храмах середины века. Но, без сомнения, есть общие черты, сближающие этот небольшой монастырский храмик с грандиозными зданиями, украшающими центр столицы и царские резиденции на Москве-реке. Здесь на первый план выступает то отмеченное ранее обстоятельство, что Малый собор - храм-памятник определенному историческому событию. Тонко разработанная архитектурно-конструктивная схема здания, включавшая элементы классического ордера, может быть воспринята как стремление зодчего еще теснее, логичнее увязать традиционные формы с теми новшествами, которые его привлекли в архитектуре Архангельского собора. Опыт создателей столпообразных храмов был им творчески основан. Малый собор - «строение об одной главе», что крайне редко не только для монастырских соборов, но и для соборов вообще. Допустимо, что приподнятое на кокошниках одноглавое завершение собора вызвано желанием зодчего придать облику храма тот вертекализм, ту центричность, которые послужили композиционной основой для столпообразных каменных сооружений. Однако закономерно, что небольшие размеры собора, его бесстолпное внутреннее пространство всегда вызывали у исследователей невольные ассоциации с обликом посадских храмов Москвы, продолжавших древнюю псковско-новгородскую традицию.

Малый собор - явление сложное и вытекающее из всего предшествующего опыта русской школы зодчества. Сказанное о Малом соборе особенно показательна. Архаичность плана с трехчастным алтарем, завершающая четверик трехступенчатая пирамида кокошников, встречающаяся в таких постройках конца ХV века, как собор Ферапонтова монастыря и храм Медведевой пустыни ( близ Рогачева ), сочетаются с подчеркнуто декоративной обработкой фасадов приемами, почерпнутыми зодчими из архитектуры Архангельского собора в Кремле.

Большой собор - одна из первых попыток в зодчестве связать свое, русское художественное богатство с усвоенными уже достижениями Запада. Ядро плана собора - квадрат с четырьмя столбами и трехчастным алтарем,- напоминающая привычную для крестовокупольных сооружений схему, получает необычные добавления с севера, юга и запада в виде нескольких приплюснутых полукружий, повторяющих размеры и абрис центральной апсиды алтаря.

Стены Донского монастыря выглядят необыкновенно архаично для времени своего создания. Перед взором предстаёт еще вполне традиционная древнерусская крепость.

Если ограда монастыря вызывает в памяти крепостные сооружения более древних лет, монастырские ворота отличались совершенно иным духом. От ворот конца ХVII века до наших дней сохранились лишь северные, святые ворота. Святые ворота явно несут в себе скорее черты гражданского, чем церковного понимания архитектуры. Поэтому облик Тихвинского храма 1713-1714 годов, для которого северные ворота послужили своеобразным «подклетом», сливается с ними в одно целое.

Тихвинская церковь - еще один этап в развитии любимого на Руси типа храма «под колоколы» - третий ярус церкви предназначен для звонницы.Тихвинский надвратный храм построен на средства, данные царицей Прасковией Федоровной, но имя автора, создателя церкви, до сих пор неизвестно.

Многими своими деталями Тихвинская церковь напоминает Меншикову башню - церковь архангела Гавриила, сооруженную в усадьбе ближайшего сподвижника Петра I А. Д. Меншикова. Предполагаемому зодчему Меншиковой башни Ивану Зарудному приписывали сооружение Тихвинской церкви. Общность стиля и сходство отдельных элементов этих двух построек давали повод подобному предположению. Древний композиционный прием - восьмерик на четверике - в сочетании с классическим ордерным декором придал проекту Евлашева необходимую традиционность, современной грамотной прорисовкой ордера на фасадах. Относительно скромное предложение зодчего понравилось монастырским властям, и строительство колокольни по его проекту началось.

Строительные работы по сооружению колокольни закончились осенью 1753 года, но по каким-то причинам не были завершены резьбой капители и картуши в центре фронтов второго яруса.

Оформив западную стену, новая колокольня, своей высотой превзойдя Тихвинскую надвратную церковь, более строгими и тяжелыми формами утвердила за бывшими «задними» воротами роль главного въезда на территорию монастыря. В трех высотных сооружениях ансамбля она заняла промежуточное место, зрительно смягчив контраст между объемами Большого собора и почти невесомых обликом Тихвинской церкви.

Высотность колокольни, ее надвратное местоположение - продолжение той традиции парадного оформления въезда, которая была упомянута в связи с архитектурой Тихвинской церкви, и одновременно развитие типа храма «иже под колоколы». В последнем случаи объем собственно церкви, размещенной во втором ярусе ( при этом верх первого яруса использован как гульбище ), ничем внешне не выявлен. Он воспринимается как составная часть всего объема, композиционный узел в пространственном и образном решении здания.

То общее, традиционно русское, московское, что заложено в трех основных высотных постройках ансамбля - Большом соборе, Тихвинской церкви, и западной колокольне - ярусный принцип построения масс, наличие гульбищ, - придало этим разновременным и разновысоким зданиям легко воспринимаемую близость.

В самом деле, планировочное решение комплекса, где точно в центре квадрата, образованного крепостными стенами, главенствует Большой собор, стилевое единство зданий, наконец, фасадное построение монастыря по отношению к двум дорогам, ведущим к нему с севера и с запада, выделяют его среди других московских монастырей. Но значение ансамбля Донского монастыря не исчерпывается только этим. В сооружениях, его образующих, запечатлена постепенная смена принципов древнерусского зодчества новыми взглядами на архитектуру, возросшими на все более тесном знакомстве со строительным искусством Западной Европы. Нам думается, что все этапы «европеизации» русской архитектуры в ансамбле Донского монастыря выражены достаточно четко. И эта его черта поистине привлекательна.

Псковский Кремль

Над всей картиной города господствовал Кремль и возвышавшийся Троицкий собор, построенные на самом высоком холме Пскова. Громады угловых башен города – Покровской и Варламской так и притягивают внимание своей красотой и мощью.

Кремль был священным для псковичей местом и сердцем Пскова. Здесь, в Троицком соборе, хранились все реликвии города: мечи его князей Всеволода – Гавриила и Довмонта – Тимофея, древнии грамоты Пскова, печати и государственная казна, а в нижнем этаже собора были могилы псковских князей. Высокий и широкий собор делил пространство Кремля на две части: в северной его части находились амбары, погреба и житницы. В житницах и погребах в Кремле хранились важнейшие для жизни города запасы: хлеб и другое продовольствие, оружие, порох, одежда. Свирепые псы охраняли это место. За воровство, совершенное в Кремле, псковские законы карали смертной казнью.

Передняя часть Кремля, перед собором, была занята вторым собором – Благовещенским – и Митрополичьим двором. Все здесь было крупно и величественно. Высоко поднималась стоявшая на Кремлевской стене колокольница Троицкого собора. На ней весел вечевой колокол, сзывавший псковичей на вече. Рядом с колокольницей высилась башня с часами. Двое ворот – Темные ворота и Смердьи – с мостами у них, перекинутыми через поток, соединяли Кремль с Довмонтовым городом. Целый лес храмов и звонниц заполнял Довмонтов город. На пространстве площадью около гектара стояло около двадцати храмов, древних и более новых, больших и маленьких, с приделами и без приделов, с главами различной формы, покрытыми блестящей цветной черепицей, и белым луженым железом, и деревянной чешуей, и штампованным узорчатым железом, и свинцом. Множество крестов увенчивало главы всех этих хоть и небольших, но прекрасных построек.

Стена, построенная по преданию князем Довмонтом, отделяла Довмонтов город от Среднего города. Широкая, просторная, замощенная громадными плахами площадь «Старого торга» сменяла тесно застроенное пространство Довмонтова города. Отсюда через Васильевские ворота в городской стене был выход на Великую реку и Завеличье, через Рыбницкие ворота – выход на Пскову и Запсковье. Отсюда же начинались самые основные большие улицы Пскова: Великая, идущая на юг через весь Средний и Окольный город, Петровская, идущая на Новгородскую дорогу и Званица, идущая через все Запсковье на Гдовскую дорогу. Здесь, на этой площади, до 1510 года помещался торг, перенесенный потом в Окольный город. Посреди площади стояли два могучих каменных шатра, под которыми укрывали от дождя несколько больших и много мелких пушек и пищалей.

Вокруг площади возвышались храмы, у самой городской стены – казенный государев двор, Бывший княжий двор с церковью, каменными палатами, караульнями и другими постройками. Караульни, съезжие избы, палаты для писцов окружали площадь, а за ними виднелись улицы и перекрестки, дворы, сады, горки, площади, хоромы и палаты, стены и башни Среднего города. За средним городом располагался большой окольный город. То была самая большая и наиболее оживленная часть его. Сады и огороды сменялись улицами и переулками, иногда сплошь деревянной, чаще смешанной застройки, иногда одними каменными. Часто встречались монастыри, окруженные оградами с воротами. С монастырями соревновались наиболее богатые дворы псковских купцов. Обширный «Большой торг», окруженный оградой и множеством амбаров и складов пестрел синеющими, серебристыми и темными тесовыми и драничными кровлями сотен лавок, амбаров и других построек, среди которых сверкал храм Ксении. Тут же были расположены гостиные дворы: Льняной, Немецкий, Московский, Тверской Тысячи лавок, амбаров, важни, избы, палаты, дома, заезжие дворы, казенные дворы: пушечный, где лили пушки, денежный, таможенный, тюремный, кружечный, где продавалось всякое питье – великое множество всяких построек заполняло Окольный город. Высокие палаты возвышались над садами и огородами, амбарами и избами. Темнеющая масса деревянных хором и других построек, казалось специально существовала для того, чтобы еще больше блистали и светились высокие стены каменных построек. Особенно заботились Псковичи об уюте, удобстве и красоте внутренних жилых помещений и дворов. Деревянная резьба, каменные узоры и яркие цветные изразцы чаще встречались в более интимных и украшенных дворах, чем на улицах.

Страшные для врагов в бою, псковичи отличались в обычной жизни скромностью, сердечностью, мягкостью и вежливостью обращения, общительностью, терпимостью к людям иной национальности и веры, уважением к женщине. Честность псковичей особенно отмечалась иностранцами. На мой взгляд эти душевные качества людей нашли своё отражение и в архитектуре их родного города.

Ростовский Кремль

В XVII веке Ростовская метрополия была почти так же богата, как и Московская, благодаря производству и продаже соли. Именно на этом промысле митрополит ростовский Иона Сысоевич скопил немалый капитал и смог полностью обновить свою резиденцию – ростовский архиерейский дом, впоследствии получивший название Ростовского Кремля. Высокая зубчатая стена Ростовского Кремля почти эдентична стене Московского. Круглые башни и даже маленькая башенка-колоколенка, надстроенная над стеной вблизи ворот (точно такая же немного ранее появилась на стене Московского Кремля недалеко от Спасской башни) – всё по внешнему виду напоминает Кремль в Москве. Над воротами и внутри ростовского Кремля стоят храмы. Они выглядят строже, чем московское узорочье, но наряднее, чем ярославские соборы. По стенам кружевной строчкой проходят колончатые пояски, а вместо полукруглых кокошников стены церкви Иоана Богослова завершаются треугольными фронтончиками. Видимо это было заимствовано строителями из архитектуры северных русских земель. Северную архитектуру напоминает так же и форма звонницы: большая, тяжёлая, с массивными опорами для колоколов, по типу она гораздо ближе к звоннице новгородского Софийского собора, нежели чем к колокольне Ивана Великого в Москве.

Заключение

Как это прослеживается из приведённых выше примеров, многие монастыри и крепости, находящиеся как в самой Москве, так и в других городах, имеют сходную архитектуру с Московским Кремлём. На то влияло множество различных факторов: веяние моды, мощь Руси и стремление воссоздать «Лицо России» у себя на родине или же просто личные вкусы глав городов. Но, не смотря на все видимые сходства в строениях, каждое из них по-своему уникально и неповторимо.




















Список литературы

  1. Энциклопедия «Аванта+». Т. 7. Искусство. М. «Аванта+», 2001г.

  2. Русский город. Вып. 5. М., Изд-во Моск. у-та, !982г.

  3. С. А. Плешаков. «Шедевры архитектуры». М. Изд-во Вече, 2000г.

  4. «Москва 850 лет». Изд-во « Московские учебники», М. 1996г.

  5. Русские монастыри. М. 1996г.

  6. В.И.Пилявский. История Русской архитектуры. Л., 1984.

  7. Интернет ресурсы













































Из истории Московского Кремля 1

Крепости и монастыри, построенные по типу Кремля 2

Новодевичий монастырь 3

Донской монастырь 4

Псковский Кремль 6

Ростовский Кремль 7

Заключение 7

Список литературы 8