Россия между двумя революциями (55429)

Посмотреть архив целиком



РОССИЯ МЕЖДУ ДВУМЯ РЕВОЛЮЦИЯМИ


§ 1. Положение в стране после поражения революции 1905—1907 гг. Личность П. А. Столыпина.

К лету 1907 года расстановка классовых сил в стране изменилась в пользу правительства. В правительственных кругах все более укреплялось мнение, что с неуправляемой II Государственной думой невозможна никакая конструктив­ная работа. Нужно было найти предлог, чтобы разогнать неугодную Думу. Совет министров приступил к разработке нового избирательного закона.

В этот период черносотенцы развернули пропагандист­скую деятельность, направленную на дискредитацию Думы. Главный совет “Союза русского народа” направил циркуляр местным отделам: “С того момента, как в органе Союза “Русском знамени” на первой странице появится знак крес­та, тотчас же начать обращаться с настойчивыми телеграм­мами к Государю Императору и председателю Совета мини­стров Столыпину и в телеграммах настойчиво просить и да­же требовать: немедленного роспуска Думы и изменения во что бы то ни стало избирательного закона”'.

14 марта 1907 года на первой странице “Русского зна­мени” появился черный крест, а в столицу хлынул поток те­леграмм, требовавших разгона Думы. 2 июня 1907 года бы­ло опубликовано состряпанное на основе подложных доку­ментов правительственное сообщение о раскрытии заговора 55 членов Государственной думы от социал-демократической фракции. В тот же день Столыпин разослал губернаторам и градоначальникам секретную телеграмму, в которой было предписано принять все меры к поддержанию порядка. 3 ию­ня 1907 года царским манифестом II Государственная дума была распущена. Многие члены социал-демократической фракции Думы были арестованы и приговорены царским су­дом к каторге или ссылке в Сибирь. Был опубликован новый избирательный указ царя по выборам в III Государствен­ную думу.

' История политических партий России. М., 1994. С. 76—77.

80

Таким образом, самодержавие грубо нарушило Мани­фест 17 октября 1907 года, в котором оно обещало не изда­вать законов без одобрения Государственной думой. Эти со­бытия вошли в историю под названием третьеиюньского “го­сударственного переворота”. Они ознаменовали поражение революции и положили начало новому, послереволюционно­му периоду в рэссийской 'истории, который продолжался до первой мировой войны.

Министры и сам Николай II называли новый избирате­льный закон “бесстыжим”, так как он без всяких прикрытий обеспечивал преобладание в Думе представителей помещи­ков и верхов торгово-промышленной буржуазии. Этим зако­ном предусматривались сословные выборы, так как выбор­щики 'на губернские избирательные собрания избирались по куриям: землевладельческой, первой и второй городской, крестьянской и рабочей. Правительство увеличивало по но­вому закону число выборщике” от помещиков и буржуазии. Права же крестьянства, а также мелкобуржуазных элемен­тов города и рабочих были сильно урезаны и количество выборщиков от них было значительно сокращено.

По новому избирательному закону 30 тыс. помещиков выбирали 2647 выборщиков из 5176, то есть 51% от общего их количества. Первая городская курия — верхи буржуазии и купечества, — насчитывавшая 149 тыс. избирателей, изби­рала 688 выборщиков,, 15 млн. крестьян, наделенных изби­рательными правами, 1149, а 759 тыс. избирателей — рабо­чих лишь 116.

Из этих цифр видно, что, несмотря на абсолютное боль­шинство избирателей из крестьян и рабочих, они посылали на губернские собрания незначительную часть выборщиков:

рабочие лишь 2%, а крестьяне — 22 процента.

Новый избирательный закон, как и прежде, отстранял от участия в выборах женщин и студентов. Не имели изби­рательных прав беднота и батраки, а также военнослужа­щие. В выборах могли участвовать лишь те крестьяне, кото­рые были домохозяевами. Особенно были урезанны права не­русских народов. Народы Средней Азии н народности Сиби­ри были совершенно лишены избирательных прав. Вследст-

81

вие указанных ограничений на основе нового избирательного закона в выборах могли принять участие только 13% взрос­лого населения России.

Проведенная летом и осенью избирательная кампания в III Государственную думу дала царскому правительству те результаты, на которые оно и расчитывало. В Думу бьито •избрано: дворян — 201 человек (45%), духовенство — 45 че­ловек (10%), купцов и почетных граждан — 54 человека (12%), крестьян — 98 человек (22%), мещан к прочих со­словий — 48 человек (11%). Среди депутатов насчитывалось только 11 рабочих и ремесленников. Такой состав Думы в наибольшей степени соответствовал интересам царского пра­вительства и позволял решительно расправляться со всеми революционными силами.

Значительная часть послереволюционного периода рос­сийской истории была связана с деятельностью П. А. Сто­лыпина — личности неординарной, яркой и весьма противо­речивой.

Столыпин являлся представителем древнего дворянско­го рода, довольно влиятельного на Руси. Он родился в апре­ле 1862 года в Дрездене, детство и раннюю юность провел в Литве, окончил Виленскую гимназию и поступил на физико-математический факультет Петербургского университета. Не курил, не употреблял спиртное. П. А. Столыпин оказался чуть ли не единственным женатым студентом в университе­те. Его жена Ольга Борисовна принадлежала к влиятельно­му при дворе роду Нейгардтов. Прежде она была невестой его старшего брата, убитого на дуэли. С убийцей стрелялся и сам Петр Аркадьевич, получив при этом ранение.

В научном плане Столыпин явно подавал надежды. Его блестящие ответы на экзамене отмечал Д. И. Менделеев. 'По­сле окончания университета Петр Аркадьевич служил в Ми­нистерстве земледелия и государственных имуществ, затем — в Министерстве внутренних дел. В 1902 г. он становится Гродненским губернатором, а через год — Саратовским гу­бернатором. На этой должности он проявил себя как верный ставленник власти, решительно расправлявшийся с револю­ционным движением. В апреле 1906 года П. А. Столыпин

82

был назначен министром внутренних дел, а в июле — Пред­седателем Совета Министров с сохранением прежней долж­ности.

Столыпин был убежденным монархистом, смелым и ре­шительным в своих взглядах и действиях человеком. За это его не любили представители левых и левацких течений. В то же время он выступал и как сторонник цивилизованной России, инициатор прогрессивных реформ. Поэтому его не­долюбливали и представители реакционных кругов.

На его жизнь было совершено несколько покушений, что несомненно повлияло и на его политику в отношении ле-ворадикальных, экстремистских сил. Самое страшное из них было осуществлено на даче на Аптекарском острове 12 ав­густа 1906 г., то есть всего через месяц после назначения Столыпина на пост премьер-министра. Неизвестные лица проникли на дачу и бросили портфель со взрывчаткой. От взрыва погибло около 27 человек, включая и самих терро­ристов, были ранены трехлетний сын и 14-летняя дочь Пет­ра Аркадьевича. По чистой случайности сам Столыпин ока­зался 'в комнате, которая единственная в доме не постра­дала.

После злополучного взрыва он переехал в Зимний дво­рец, где его надежно охраняли. Спустя 12 дней, 24 августа 1906 г., по его настоянию в чрезвычайном порядке был при­нят указ о военно-полевых судах, которые унесли около ты­сячи ж'из'ней. В 1907 году указ утратил силу, но казни про­должались. Ради справедливости следует отметить, что чис­ло казненных по этому указу было меньше, чем 1600 губер­наторов, генералов, солдат и жандармов, убитых бомбами и пулями террористов.

Таким образом, политическая жизнь страны была весь­ма противоречивой. С одной стороны, правительство стреми­лось сохранить и укрепить существующий монархический режим, применяя жесткие репрессивные меры, но, с другой стороны, наличие Думы, провозглашение свободы печати, союзов и собраний объективно способствовало развитию де­мократических .начал.

83

Противоречивость была присуща внутренней политике П. Столыпина и в целом. В ней сочетались зримые проявле­ния реакции с элементами ощутимого прогресса в социаль­но-экономической сфере.

В период так называемой третьеиюньской монархии самодержавное правительство применяло массовые репрес­сии по отношению к революционным организациям и отдель­ным революционерам. С 1907 по 1909 годы было осуждено по политическим делам более 25 тыс. человек, пяти тысячам 'из них были вынесены смертные приговоры. В 1908 году чис­ло смертных казней в России в 21 раз превысило их общее количество во всех европейских странах'. С протестами про­тив массовых репрессий выступали писатели В. Г. Короленко, М. М. Пришвин, а также около 500 прогрессивных деятелей Западной Европы. Л. Н. Толстой написал по поводу массо­вых репрессий статью “Не могу молчать^”.

Наибольшим преследованиям подвергались рабочие ор­ганизации. За 1908—1910 г.г. правительство запретило дея­тельность 500 профсоюзов и отказало в регистрации более 600 профсоюзам. Количество членов легальных профсоюзом упало с 250 тыс. в 1907 г. до 13 тыс. в 1909 году.

Рабочий класс 'испытывал двойной удар — месть само­державия, с одной стороны, и политическое и экономическое наступление капиталистов, стремящихся' свести на нет скром­ные завоевания трудящихся в области труда и заработной платы, — с другой. Рабочий день был увеличен до 10—12 часов, а в ряде отраслей до 15 часов. Заработная плата бы­ла снижена на 30—40%, снова возросли штрафы. Фабрикан­ты и заводчики применяли массовые- увольнения рабочих, особенно участников революции. Росла безработица. В ме­таллообрабатывающей промышленности Московского про­мышленного района, например, каждый четвертый рабочий в 1'907 г. оказался без работы1. В Петербурге в 1910 г. былл зарегистрировано около 100 тыс. безработных.


Случайные файлы

Файл
49817.rtf
49322.rtf
6218-1.rtf
179602.rtf
71458.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.