Русско-крымские отношения во второй половине XV-начале XVII в (55382)

Посмотреть архив целиком

10




Оглавление


Введение 3

Глава I. Основные факторы русско-крымских взаимоотношений во второй половине XV-начале XVII в. 8

Глава II. Основные этапы развития русско-крымских отношений. 12

1. Россия и Крым в конце XV-начале XVII в. 12

2. Русско-крымские отношения во второй половине XVI века. 19

3. Участие крымских татар в Смуте начала XVII века. 23

Глава III. Крымское ханство в системе международных отношений XVI-XVII вв. 26

Заключение 29

Список источников и литературы 31



Введение


Взаимоотношения России с Крымским ханством и Турцией были в первой половине XVI в. одним из важнейших направлений внешней политики, проводимой русским правительством, что объяснялось не только интересами каждого из этих государств, но и той ролью, какую они играли в определении европейского внешнеполитического курса в целом.

Предмет нашего рассмотрения в данной работе – история взаимоотношений Руси с Крымским ханством. Экономика, политический строй и социальная структура Крымского ханства до сих пор изучены слабо. Специальных научных исследований этих вопросов нет. Вот почему в историографии существует огромное количество проблем и спорных моментов, связанных с историей русско-крымских отношений. Нет однозначного ответа на вопрос о роли Оттоманской Порты в формировании внешнеполитического курса Крымского ханства. Всё это осложняет исследовательскую работу, но отнюдь не делает её невозможной.

В первой главе мы рассмотрим основные факторы, определяющие русско-крымские отношения в рассматриваемый исторический период. Помимо собственных интересов каждой из сторон к их числу, безусловно, следует отнести Позицию Турции, Польши, других сильнейших европейских держав, а также расстановку сил на международной арене в целом. Внутриполитическая борьба и социальные противоречия в Крымском ханстве также являются немаловажным (а зачастую и определяющим) фактором развития русско-крымских отношений.

Во второй главе мы проследим основные этапы развития русско-крымских отношений. Надо заметить, что изолировать их от общего контекста международных отношений XV-XVII вв. невозможно. Поскольку, как мы уже сказали, взаимоотношения России и Крыма определялись не только (а порой и не столько) государственными интересами, но и иными, внешними по отношению к ним факторами1.

Наконец, третья глава будет посвящена роли Крымского ханства в международных отношениях конца XV - начала XVII вв. Особое внимание будет уделено Османской империи и её роли в формировании внешнеполитического курса Крымского ханства. Действительно ли, Турция руками Крымского ханства вершила свою собственную политику в Восточной Европе, или же Крымские цари проводили самостоятельную политику, которая могла не только совпадать с интересами Турции, но и противоречить им. Мы не ставим перед собой цели дать вполне обоснованный ответ на этот вопрос. Но постараемся найти основные подходы к его решению.

В советской историографии сравнительно хорошо изучена история русско-крымских отношений первой половины XVI века. Следует назвать, прежде всего, книгу Зимина2. Автор приводит целый ряд данных, говорящих о попытках правительства Василия III дипломатическим путём добиться улучшения отношений России с Крымским ханством и Турцией. Он вводит в научный оборот новые архивные документы, которые позволяют ему более глубоко, чем его предшественникам, рассмотреть взаимоотношения России с этими странами.

В некоторой мере эту тему затрагивает А. Л. Хорошкевич в своей работе «Россия в системе международных отношений второй половины XV – начале XVI в. Правда, она останавливается на русско-турецких отношениях того времени, а русско-крымские отношения вообще оказались вне поля зрения3.

Дипломатический аспект взаимоотношений Руси с Турцией и Крымом наиболее полно исследован в монографии А. Б. Кузнецова4. Работа написана на большом фактическом материале, в значительной мере извлечённом из архивных документов. Правда, данная работа охватывает лишь часть интересующего нас периода.

Большой интерес для нас представляет также книга Н. А. Смирнова «Россия и Турция в XVI-XVII вв.»5. В ней автор ставит перед собой задачу исследовать, каким образом складывались отношения между этими двумя странами. Он подчёркивает стремление Российского государства поддерживать мирные отношения с Османской империей, считая, что решение тех задач, которые ставила перед собой Россия, требовало в это время от неё сохранения мирных отношений с Турцией. Вместе с тем автор указывает, что русско-турецкие отношения первой половины XVI в. в ряде случаев развивались не всегда по восходящей линии прежде всего по вине правящих кругов Порты.

Борьбе Московского государства с татарами (в том числе и крымскими) в первой половине XVII века посвящено фундаментальное исследование А. А. Новосельского6. В работе делается акцент на том, что Крымское ханство на протяжении всей второй половины XVI и начала XVII в. выступало естественным союзником Польши в борьбе против Русского государства.

Некоторые интересные соображения относительно взаимоотношений Руси с Крымским ханством высказаны Г. В. Вернадским в его книге «Московское царство»7.

Наш основной источник - «Записки о Московии» С. Герберштейна8. Герберштейн, гуманистически образованный имперский посол в России в 1517 и 1526 гг., оставил труд, который по праву пользуется доверием историков.

Важный источник по истории дипломатических взаимоотношений Руси с Крымским ханством – посольские дела, по большей части своей опубликованные9. Посольские документы дают представление об обстановке, складывающейся в Крымском ханстве, где приходилось действовать русским представителям. Заметное место в них уделено борьбе, ведущейся между приближёнными хана по вопросу о русско-крымских отношениях. Материалы, содержащиеся в посольских книгах, позволяют, по мнению А. Б. Кузнецова, выяснить, какую роль играла борьба среди крымских феодалов в сфере внешнеполитической, и совершенно определённо говорить о наличии в правящих кругах двух группировок, одна из которых стояла на позициях борьбы против России, а другая считала необходимым поддерживать с ней мирные отношения10.

А. А. Новосельский справедливо отмечает, что документы, освещающие интересующую нас проблему носят главным образом дипломатический характер, вопросы внутреннего состояния Крыма находят в них слабое и поверхностное освещение11. Тем не менее мы постараемся в общих чертах показать связь внутреннего состояния и строя Крыма с его внешней политикой.



Глава I. Основные факторы русско-крымских взаимоотношений во второй половине XV-начале XVII в.



К середине XV века Золотая Орда была разделена на три отдельных государства: Казанское ханство (созданное в 1445 г.), Крымское ханство (1449 г.) и оставшуюся часть Золотой Орды, имевшую своим центром Сарай на Нижней Волге и известную как Большая Орда.

Как отмечает В. И. Вернадский, формальная политическая независимость Московии от татарских царей, не могла обеспечить и не обеспечивала безопасности русских людей. Интересы Московского государства предполагали мирные отношения с Крымским ханством в целях обеспечения безопасности южнорусских земель.

Совершенно иными были факторы, определяющие в рассматриваемый внутреннюю политику Крыма.

С 1478 года Крымское ханство официально стало вассалом Османской Порты и сохранилось в этом качестве до Кучук- Кайнарджийского мира 1774 года. Назначение и смещение ханов обычно осуществлялось по воле Стамбула. Социальный и этнический состав населения Крымского ханства не был однородным. Процесс оседания татар шел особенно интенсивно в горных и южнобережных областях Крыма, естественно, там шел и процесс ассимиляции татар с местными жителями. Степные татары, которых процессы ассимиляции не коснулись, продолжали заниматься в основном скотоводством. Занятие земледелием для них еще долгое время считалось хлопотным делом, а техника земледелия оставалась примитивной. Именно они являлись основной ударной силой в борьбе против Российского государства.

Процесс имущественной и социальной дифференциации в рассматриваемый нами период коснулся всех народов, входивших в состав Крымского ханства. Хотя основную массу населения ханства по-прежнему, составляли скотоводы и земледельцы, называвшиеся "черным народом". Эти люди были лично свободны, сохраняли родовую организацию, являвшуюся старой оболочкой, внутри которой проходил процесс распада родового строя. Основной социальной ячейкой являлась патриархальная семья. Родовая организация служила для господствующего класса одним из средств укрепления своего влияния внутри рода и для удержания его населения в повиновении. Переселившись в Крым, татары познакомились с земледельческой общиной "джемаат". Применяемая в ней форма поземельных отношений была во многом воспринята татарами. И постепенно община "джемаат" пришла на смену родовой общине. В ней существовали коллективная собственность на землю, общественные сенокосы, общественные колодцы, коллективная запашка земли, для осуществления которой объединялись несколько семей. Земля в общине распределялась на паях, которые со временем превращались в собственность земледельца. Это приводило к появлению имущественного неравенства среди общинников12.

В источниках указывается, что в Крымском ханстве не было регулярного войска, а в военных походах фактически принимали участие все мужчины, способные носить оружие13.

Власть хана была ограничена не только волей султана, но главное - представителями наиболее знатных родов - беями- карачеями, которые были непременными советниками хана. Род Гиреев, получив право на ханскую власть, не сумел добиться от знати, чтобы власть была наследственной и неограниченной.

Существовали "малый" и "большой" советы, игравшие очень серьезную роль в жизни государства.

"Малым" назывался совет ("Малый диван"), если в нем принимал участие узкий круг знати, решавший вопросы, требующие срочных и конкретных решений.

"Большой диван" - это собрание "всей земли", когда в нем принимали участие вообще все мурзы и представители "лучших" черных людей. За карачеями по традиции сохранилось право санкционировать назначение султаном ханов из рода Гиреев, выражавшееся в обряде посажения их на престол в Бахчисарае.

В Крымском ханстве велась постоянная борьба между знатными татарскими родами14. Феодальная власть часто была оппозиционно настроена по отношению к хану. Во внутренних распрях сказывалось влияние турецкого правительства, которое стремилось не допускать консолидации сил Крымского ханства. Турция нередко создавала конфликтные ситуации внутри страны, что естественно ее ослабляло. Это позволяло контролировать не только деятельность хана, но и неспокойной крымской знати, и направлять развитие государства в нужное османам русло.

Стимулы к набегам, по мысли Новосельского, рождались беспрестанно внутри самого Крыма. «Сами крымцы, начиная от царей и кончая простыми татарами, многократно заявляли, что их нападения на Русь вызывались только их собственными внутренними потребностями и лишь для формы оправдывали их какими-либо поводами, якобы возникавшими со стороны Московского государства»15.

Мы достаточно подробно остановились на характеристики социально-политической структуры Крымского ханства именно потому, что считаем его агрессивную, «хищническую» политику обусловленной сугубо внутренними факторами. Однако объектом агрессии крымских феодалов объективно могла выступать и Польша. Тот факт, что основную тяжесть татарских набегов понесла Россия, нельзя объяснить исключительно особенностями внутреннего социально-политического развития Крыма. Нельзя его также объяснить соотношением сил при дворе Крымского хана. Здесь, несомненно, вступают в силу внешние факторы, определившие (во многом) антирусскую направленность внешней политики Крыма.



Глава II. Основные этапы развития русско-крымских отношений.

1. Россия и Крым в конце XV-начале XVII в.



В конце XV века отношения с Крымским ханством складывались в целом для России благополучно. Никита Беклемишев от имени Ивана III заключил с Менгли-Гиреем союз, действие которого должно было распространяться на детей и внуков великого князя. Условия его были очень выгодны для России. Основой русско-крымского союза была Борьба против Большой орды и её наследников16.

В правление Василия III (1505-1533гг.) ханы Крыма перешли на польско-литовскую сторону. Крымское ханство, разгромив в начале XVI века своего основного противника в Причерноморье – Большую Орду и ликвидировав опасность с её стороны, уже не нуждалось, как это было во второй половине XV века, в поддержании добрососедских отношений с великими князьями Московскими.

В этот период происходит всё более заметное обострение русско-крымских отношений, имевшее и экономическую, и политическую основу. Опираясь на поддержку Османской империи, крымские ханы вынашивали планы разгрома России, возрождения в новом варианте ордынского ига. Достижение цели им виделось на путях недопущения возрастания могущества Российского государства, организации опустошительных набегов на его земли, укрепления турецко-крымского влияния в Поволжье, создания максимально широкого антирусского союза, в который кроме Крыма и Турции вошли бы Казанское и Астраханское ханства и Польско-Литовское государство. Такая коалиция, по мнению её создателей, должна была не только свести на нет влияние России, но и установить турецко-крымское господство в Восточной Европе.

Необходимо заметить, что на протяжении всей первой половины XVI века продолжалась русско-литовская борьба, за воссоединение западнорусских земель, которая требовала от России огромного напряжения сил и не позволяла ей отвлекать отсюда в другие районы, и в частности на юг, войска, достаточные для проведения наступательной политики против Крыма. А на восточных границах сковывала силы русских враждебная по отношению к ним позиция правящих кругов Казанского ханства, что уже само по себе не могло не оказывать отрицательного влияния на русско-крымские отношения17.

Крупный набег на русские земли был совершён в 1515 году. Крымский царевич Муххамед-Гирей с киевским воеводой Андреем Немировым и воеводой Остафием Дашкевичем напали на Чернигов, Стародуб и Новгород-Северский18. Становилось ясно, что без нейтрализации Крыма невозможна была ни активная казанская политика, ни действенное сопротивление попыткам реванша со стороны Литвы. Этим и объясняется настойчивость московского государя в установлении прочных дипломатических связей с Портой. Султан же отнюдь не собирался жертвовать своими интересами в Крыму и Казани ради союза с Россией, который ему в той обстановке не сулил каких-либо реальных политических выгод19.

В Москве отдавали себе отчёт в тесных турецко-крымских связях и стремились использовать их в целях создания безопасной обстановки на своих южных границах, заключив союзный договор с Османской империей. Однако антирусские тенденции в политике турецких правящих кругов были настолько сильны, что не позволили русской дипломатии решить эту задачу20.

Остановимся более подробно на крымском походе 1521 года. Мухаммеду-Гирею не удалось привлечь к антирусской коалиции Турцию и Астрахань21, но и без их помощи он располагал весьма внушительными силами. В ночь на 28 июня крымский хан перешёл Оку. Известно, что в войсках Мухаммед-Гирея сражался известный литовский военачальник Евстафий Дашкевич. Возможно, находились среди них и отряды ногайцев.

Впервые за историю вооружённых столкновений с Россией крымские войска прорвались в глубинные районы Русского государства, предавая их грабежу и пожарам. Это произвело ошеломляющее впечатление на жителей южных районов страны. Уже 29 июня многие люди бежали в Москву, «в осаду». Осадное положение столицы продолжалось две недели.

Опустошение, причинённое крымским набегом, было огромным. Отряды крымцев подошли к Москве на XV км. Во время набега крымцы взяли огромный полон. Герберштейн приводит явно завышенную цифру – 800 тыс. пленных22. 12 августа крымский хан спешно покинул русскую землю, ибо навстречу ему быстро продвигались новгородские и псковские войска. Герберштейн объясняет отход крымского хана тем, что он получил от имени великого князя грамоту, согласно которой Василий III обязывался быть «вечным данником царя, так же, как были его отец и предки»23.

Войска Мухаммед-Гирея и отряды Евстафия Дашкевича отойдя от Москвы, осадили Рязань. Однако осада была безуспешной. Герберштейн рассказывает, что будучи не в состоянии взять Рязань, Мухаммед-Гирей послал своего человека в крепость, предлагая осаждённым капитулировать. При этом он ссылался на грамоту московского государя. Рязанский воевода, князь Хабар, потребовал показать этот документ. Но как только его принесли, он его уничтожил24. Так окончился поход Мухаммед-Гирея на Русь, оказавший сильное влияние на изменение курса внешней политики.

А. А. Зимин так характеризует причины его успеха: «Быстрое продвижение крымских войск в глубь русской территории было…неожиданностью и для самого Мухаммед-Гирея. Его отряды были способны только к грабежу беззащитного населения во время кратковременных рейдов, после которых они возвращались с полоном в Крым. Так было и на этот раз»25.

События 1521 года показали, что одновременно успешно воевать на западе, юге и востоке Василий Ш не мог. Отныне Крым становился одним из самых опасных врагов России, а борьба против его агрессивной политики – важнейшей задачей Москвы.

После смерти Мухаммед-Гирея началась междоусобная борьба в Крымском ханстве, осложнённая нападение ногайцев в 1523 году, которые в течение месяца опустошали Крым26.

В течение 1521-1533 гг. вопрос об обеспечении своей безопасности на юге продолжал сохранять для России важное значение. Его место в системе внешней политики стало ещё большим после того, как Крымское ханство своими действиями в 1521 году показало, что занимает откровенно антирусские позиции и переходит к прямой вооружённой борьбе против Российского государства.

Однако в результате похода на Россию Мухаммед-Гирею не удалось решить поставленную перед собой задачу – вооружённой силой разгромить Русское государство. Более того, его попытка укрепить своё влияние в Нижнем Поволжье также окончилось неудачей. Всё это, а также остая внутриклановая борьба заставило правящие круги Крыма отказаться от активной борьбы против России, что дало ей возможность, во-первых, ещё более активизировать деятельность с целью создания лучшей системы обороны южных рубежей страны и, во-вторых, направить свои усилия на ослабление антирусского острия внешней политики Крыма.

Умелая дипломатическая политика Русского государства в 1521-1533 гг. принесла свои плоды. «Антирусское острие крымской политики оказалось несколько притупленным, а обстановка на южных границах Русского государства – менее напряжённой»27.

Однако в Москве отдавали себе отчёт в том, что наиболее агрессивно настроенные круги крымских феодалов лишь на время ослабили свою антирусскую активность. Стабилизация обстановки в Крыму и консолидация противников России вокруг хана неминуемо должны были возродить враждебные ей тенденции в крымской политике.

В 1533-1545 гг. важнейшей задачей русской дипломатии было устранить опасность, которая нависла над южными границами страны, добившись поддержания мирных отношений с Крымским ханством. Крымское ханство, обеспокоенное укреплением внутриполитического положения России, неохотно шло на нормализацию отношений с ней. Но несмотря на неблагоприятные условия, в которых зачастую оказывалась русская дипломатия, она, по словам А. Б. Кузнецова, «проявляла большую гибкость, настойчивость в достижении поставленной цели»28. Она умела использовала любые трения в правящих кругах Крымского ханства по вопросам русско-крымских отношений, стремясь привлечь на свою сторону те силы, которые могли оказать влияние на хана, заставить его отказаться от враждебных по отношению к России действий.

Усилия дипломатии постоянно подкреплялись оборонительными мерами. на протяжении 1533-1545 гг. русское правительство делает всё возможное для того, чтобы обезопасить южные границы страны от нападений врага. Продолжает совершенствоваться линия обороны, проводится концентрация русских войск на наиболее опасных направлениях. Серьёзным испытанием на прочность оборонительных мероприятий России явился крымско-турецкий поход 1541 года. Отразив его, русские войска доказали свою боеспособность и высокие боевые качества29.

Самоотверженная борьба русских войнов и умелые действия дипломатов не позволили Крымскому ханству и стоящей за его спиной Османской империи в середине 30-первой половине 40-х гг. XVI века разгромить Российское государство и установить своё господство в Восточной Европе. Это было значительным успехом России.



2. Русско-крымские отношения во второй половине XVI века.



На протяжении второй половины XVI века Московское государство и Крым противостояли друг другу, как противники, находившиеся между собой в открытой борьбе, лишь по временам затихавшей и приобретавшей форму скрытого антагонизма. Прежде чем перейти к рассмотрению истории противостояния двух государств, сделаем несколько замечаний о причинах, обусловивших антирусский характер внешней политики Крыма в этот период. Суждение о том, что в отношении к своим соседям, Московскому государству и Польше, татары руководствовались исключительно соображениями корыстолюбия и заключали союз то с Москвой, то с Польшей, смотря по тому, какая сторона больше уплатить поминок30 исходит из признания такой степени примитивности крымцев, что в нём нельзя было предполагать каких-либо политических мотивов. Между тем у крымцев в их отношениях к соседям был определённый политический расчёт. Среди своих соседей они скоро и совершенно правильно выделили, как наиболее опасного своего противника, не Польшу, а Московское государство31.

В пользу этой точки зрения говорит и тот факт, что в течение всей Ливонской войны расчёт польского правительства на содействие татар всегда оставался неизменным. Польское правительство в течение Ливонской войны три раза (в 1558, 1567 и 1578 гг.) возобновляло союз с Крымом, охотно забывая о нарушении им ранее заключённых соглашений. Выгода от союза с татарами, по мнению Новосельского, в глазах польского правительства сторицей окупали ущерб, который причиняли польским владениям татарские набеги32. Надо заметить, что отношение польского и московского правительств к ущербу, который причиняли татарские набеги, существенно между собой различалось. Нападения татар не угрожали политическим центрам Польши и почти не затрагивали коренных польских земель; бедствия Украины уж болезненно задевали польское правительство. совсем иное значение имели нападения татар для Московского государства: татары полонили коренное русское население , они проникали в центральные области г и достигали в XVI веке Москвы. Уже по одним этим соображениям шляхетской Польше было легче идти на соглашение с татарами.

Попробуем выяснить роль крымских татар в Ливонской войне. Московское правительство предвидело опасность вмешательства татар в Ливонскую войну, а тем более их союза с Польшей. Настойчивые дипломатические предложения Ивана Грозного Польше договора о мире и союзе против Крыма имели своей целью разъединить между собой Польшу и Крым и удержать их от вмешательства в войну. Именно так и поняли намерения русского царя в Польше и поэтому отклонили его предложения. По тем же основаниям несколько позднее крымцы отклонили предложение Ивана IV о заключении мирного соглашения. Польша и Крым одинаково боялись дальнейшего усиления Московского государства; их интересы совпадали, и они предпочли союз между собой против Москвы мирным предложениям Ивана IV.

На основании указаний летописей, разрядных книг, документов ногайских, крымских и некоторых других А. А. Новосельский составил перечень татарских нападений во второй половине XVI века. Из него видно, что из 24 лет Ливонской войны 21 год отмечен татарскими нападениями; нет указания на татарские нападения лишь в 1566, 1575 и 1579 гг33. Сам Девлет-Гирей совершил шесть нападений (1562, 1564, 1565, 1569, 1571, 1572 гг.); крымские царевичи совершили также шесть нападений (1558, 1563, 1568, 1570, 1573, 1581 гг.). Есть все основания полагать, что возглавление царём или царевичем татарских походов – прямое свидетельство участия в них крупных сил. Независимо от того, каким успехом завершались отдельные нападения татар, в своей совокупности они должны были отвлекать большое количество русских вооружённых сил от действий в Ливонии и против Польши. Иван Грозный был в состоянии направлять на западный фронт лишь часть своих войск. «Расчёты противников Москвы и были построены на таком именно отвлечении русских военных сил»34.

Прямая непосредственная связь между набегами татар на русские земли и ходом военных действий в Ливонии становится особенно заметной, если принять во внимание тот факт, что 1575-1578-есть годы, отмеченные перерывом нападений крымцев на Русь, стали временем усиления активности русских войск в Ливонии.

После 1578 года наступает последний, заключительный период Ливонской войны. Московское государство обороняется против объединившихся Польши и Швеции и против татар и с честью выходит из борьбы. Надо заметить, что в этот период крымцы были не способны активно бороться с Московским государством, так как потерпели (в 1578 и 1579 гг.) сокрушительные поражения от персидских войск35.

По окончании Ливонской войны крымцы прервали свои набеги. Причина поворота политики Крыма заключалась в том, что в 1593 году Турция начала тяжёлую и длительную войну с Венгрией, в которой должен был принимать участи Крым. Это поставило Крымского хана перед необходимостью возобновить мирное соглашение с московским правительством. Прекращение набегов крымцев на Московское государство в конце XVI и в первые годы XVII в., таким образом, было обусловлено прежде всего международной обстановкой.



3. Участие крымских татар в Смуте начала XVII века.



Новый виток военного противоборства между Российским государством и Крымом относится к 1607 году. Первые татарские нападения совпадают по времени с летней кампанией царя Василия Шуйского против Болотникова. Правительство Шуйского попыталось предотвратить вмешательство татар во внутриполитическую борьбу в Русском государстве. С этой целью в Крым был отправлен отряд стрельцов с виднейшими воеводами и богатыми дарами. Надежды на то, чтобы удалось направить татар на поляков, не было никакой. Вся попытка была рискованной, как и показал её исход, но положение правительства Шуйского было таково, что не приходилось ни перед чем останавливаться36.

В следующем, 1608 году, крымские татары активных действий против Московского государства не предпринимали. Зато опустошительные набеги в районе Темникова совершали ногайские татары.

В 1609 году пришли в движение основные силы крымцев. Буссов в своей «Московской хронике» сообщает о нападениях татар, которые «в три или четыре недели увели множество пленных»37. Если «приход» татар в 1609 году совпал с движением польского короля под Смоленск и началом его осады, то нападение татар на Русь в 1610 г. совпало с походом поляков под Москву. Следует обратить внимание на то, что ещё в конце 1609 года польский король получил «добрый ответ» от султана, содержащий уверения «в постоянной своей дружбе, прибавляя, что так как она существовала с нашими предками, то и нам должно стараться её поддерживать»38.

Татарские нападения были одним из существенно важных обстоятельств, чрезвычайно осложнивших положение царя Василия Шуйского. Нарастало настроение безнадёжности и бесплодности защиты «несчастливого» царя, «царствования недостойного». Такое настроение могло развивать и в рядах рязанцев, до сих пор верных сторонников царя Василия, а теперь вынужденных думать о защите своих очагов от татар.

Нападение крымцев в 1611 г. совпало с первой попыткой освобождения Москвы от поляков. Когда в июле 1611 г. поляки были окончательно изолированны в Китай-городе и в Кремле и все попытки подать помощь гарнизону были отбиты, на московскую украйну напали крымцы и ногаи. Последующие, дошедшие до нас воспоминания не различают отдельных моментов нападения, не различают вторжений татар, действий литовских людей, казачьих и иных отрядов: всё сливалось в непрекращающееся и сплошное «разоренье». На основании документальных данных А. А. Новосельским было установлено, что в 1611 году подвергся разорению от татар Лихвинский уезд, куда «безвестно» пришли крымские и литовские люди, «вывоевали» всё. Разорению подверглись также Алексинский, Тарусский, Серпуховский уезды, а также Рязанская земля39.

Примечательно, что нападение татар на московскую украйну совпадает с моментом особо трудного положения польского гарнизона в Москве. Этот факт подтверждает тезис Новосельского о случайном характере противоречий между Польшей и Крымом, о закономерном – между Крымом и Русским государством.

О татарских нападениях в 1612 году имеется очень мало указаний в документах. Именно в это время происходит изменение взаимоотношений Турции и Польши и возобновляется борьба между ними. Это отвлекло основные силы крымских татар от нападений на московскую украйну. С этого года нападения на Русь совершаются почти исключительно силами ногайских орд40.

Восстановление разрушенной в годы Смуты системы государственного управления и избрание в 1613 году на трон Михаила Романова привели к установлению более мирных отношений между Москвой и Крымом41.



Глава III. Крымское ханство в системе международных отношений XVI-XVII вв.



В этой главе мы постараемся выяснить и показать воздействие на борьбу Московского государства с татарами политики польского и турецкого правительств.

Фактор турецкого военно-политического могущества далеко не однозначно сказывался на характере русско-крымских отношений42. С одной стороны, любые попытки русского наступления на Крым неминуемо должны были привести к военному столкновению с Османской империей, что ещё больше осложняло бы международное положение России, ибо её сил для борьбы одновременно на многих фронтах было явно недостаточно. Вот почему приходилось отказываться от планов военного разгрома Крымского ханства и ставился вопрос о необходимости обеспечения безопасности южных границ страны путём создания по возможности более эффективной системы обороны, которая планомерно развивалась и совершенствовалась на протяжении всей первой половины XVI века43. Но в то же время нельзя не отметить тот факт, что на протяжении XVI века были периоды враждебных отношений между турецким султаном и правящей верхушкой Крыма. Разумеется, это не означало, что Крым переставал быть проводником воли Турции. Однако это существенно осложняло проведение Турцией своей политики в отношении России и создавало простор для деятельности русской дипломатии.

Русская дипломатия и русское правительство использовали в своих интересах не только те политические круги в Крыму, которые склонялись к поддержанию мира с Россией, но и возникающие в системе мусульманских юртов внутренние противоречия, стремясь не допустить создания единого антирусского фронта. Вместе с тем они вели и поиски на юге тех сил, которые можно было бы противопоставить наиболее непримиримым противникам Российского государства. Отсюда и попытки поддержать против Крыма Астрахань и Ногайскую Орду44.

Мы можем согласиться с А. А. Новосельским, что воздействие Польши на русско-крымские отношения было однозначным45, а меры по консолидации сил всех христианских государств носили сугубо декларативный характер. Известно, что в целях оправдания соглашений с Крымом в период Ливонской войны, порочивших репутацию польских королей, король Стефан Баторий разработал целую теорию завоевания Московского государства с тем, чтобы впоследствие обратить все силы против татар и турок и, таким образом, осуществить планы римского папы. Стефан Баторий в приподнятом тоне говорил о том, что Московии грозит захват её турками; если это случится, то тогда горе Европе. Ввиду этого вся Европа должна поддерживать завоевательные планы короля в Московском государстве46. Коль скоро подобные заявления соответствовали действительности, польское правительство должно было идти на заключение союзного договора с Москвой, направленного непосредственного против «мусульманской угрозы». Однако все предложения о заключении такого договора были отклонены польской стороной. Всё это позволяет сказать, что Польша и Крым объективно выступали союзниками в борьбе против Московского государства на протяжении всего XVI века. Набеги крымских татар на Польшу, как убедительно показывает А. А. Новосельский, не наносили существенного вреда коренным польским землям и не представляли угрозы существования польской государственности47. Они носили во многом «спонтанный» характер и не были санкционированы крымским ханом. Всё это позволяет говорить о существовании определённого внешнеполитического курса Крымского ханства и делать выводы о его преимущественно антирусской направленности.



Заключение



Мы рассмотрели основные этапы развития русско-крымских отношений в конце XV-начале XVII вв. Мы выделили три таких этапа. На каждом из них взаимоотношения двух государств происходило в контексте определённой международной обстановки, которая не могла не оказывать определённого (зачастую определяющего) влияния на формирование внешнеполитического курса Крымского ханства. На протяжении всех этих этапов неизменной оставалась агрессивная антирусская политика Крымского ханства. Она была предопределена как внутренними социально-политическими условиями, так и расстановкой основных сил на международной арене. Если на определённых этапах Крым не предпринимал враждебных действий по отношении к России, то это объясняется отнюдь не стремлением крымских ханов соблюдать заключённые договоры. Это объясняется неспособностью Крымского ханства осуществлять активную внешнюю политику, связанную с межклановой борьбой, ослаблявшей военное могущество крымцев на протяжении всего рассматриваемого периода.

На протяжении всего рассматриваемого периода Россия ограничивалась в отношении Крымского ханства оборонительными и дипломатическими мерами. Отчасти это объясняется стремлением избежать прямого вооружённого конфликта с могущественной Османской империей. Но нельзя также забывать о том, что в своей борьбе против Крыма Россия не имела никаких союзников.

Союзников в борьбе с татарской угрозой она (особенно в первой трети XVI в.) находила лишь…в самом Крыму. Русская дипломатия виртуозно использовала противоречия внутри правящей феодальной верхушки Крыма и не позволяла оформиться единому антирусскому фронту.

Агрессивный внешнеполитический курс Крымского ханства был объективно предопределён самой спецификой его социально-политического развития. Однако тот факт, что агрессия была направлена именно против России свидетельствует, что в данный исторический период Россия объективно выступала главным противником как Крыма и стоящей за ним мусульманской Турцией, так и христианской Польши. И никакие усилия русского оружия и русской дипломатии не могли изменить данное положение вещей. Однако это не значит, что все дипломатические акции русского правительства были тщетны. Они сыграли свою роль в предотвращении разгрома Московского государства объединёнными силами Польши и Крыма.



Список источников и литературы



Источники



  1. Буссов К. Московская хроника 1584-1613. М., Л., 1961.

  2. Герберштейн С. Записки о Московии. М., 1988.

  3. Памятники дипломатических сношений Московского государства с Крымскю и Ногайскою ордами и с Турцией. Т. 1-2. – СБ. РИО, т. 41. СПб., 1884; т. 95., 1895.



Литература





  1. Вернадский Г. В. Московское царство. Ч. I. М., 1997.

  2. Греков И. Б. Очерки по истории международных отношений в Восточной Европе XIV – XVI вв. М., 1963.

  3. Зимин А. А. Россия на пороге нового времени. (Очерки политической истории России первой трети XVI в.). М., 1972.

  4. Кузнецов А. Б. Дипломатическая борьба России за безопасность южных границ (первая половина XVI в.). Минск, 1986.

  5. Новосельский А. А. Борьба Московского государства с татарами в первой половине XVII века. М.; Л., 1948.

  6. Смирнов В. Д. Крымское ханство под верховенством Оттоманской Порты до начала XVIII в. СПб., 1887.

  7. Смирнов Н. А. Россия и Турция в XVI – XVII вв. Т. 1. М., 1946.

  8. Хорошкевич А. Л. Россия в системе международных отношений второй половины XV – начала XVI в. М., 1981.


1 «Московско-татарские отношения имели глубокие внутренние корни и давнюю историческую традицию, но развивались они в связи с международной обстановкой» (Новосельский А. А. Борьба Московского государства с татарами в первой половине XVII века. М.; Л., 1948. С. 4).

2 Зимин А. А. Россия на пороге нового времени. М., 1972.

3 Хорошкевич А. Л. Россия в системе международных отношений второй половины XV – начала XVI в. М., 1981.

4 Кузнецов А. Б. Дипломатическая борьба России за безопасность южных границ (первая половина XVI в.). Минск, 1986.

5 Смирнов Н. А. Россия и Турция в XVI – XVII вв. Т. 1. М., 1946.

6 Новосельский А. А. Борьба Московского государства с татарами в первой половине XVII века. М.; Л., 1948.

7 Вернадский Г. В. Московское царство. Ч. I. М., 1997.

8 Герберштейн С. Записки о Московии. М., 1988.

9 Памятники дипломатических сношений Московского государства с Крымскою и Ногайскою ордами и с Турцией. Т. 1-2. – СБ. РИО, т. 41. СПб., 1884; т. 95., 1895.

10 Кузнецов А. Б. Дипломатическая борьба России за безопасность южных границ (первая половина XVI в.). Минск, 1986. С. 11-12.



11 Новосельский А. А. Борьба Московского государства с татарами в первой половине XVII века. М.; Л., 1948. С. 4.



12 См. кн. В. Д. Смиронова (Крымское ханство под верховенством Оттоманской Порты до начала XVIII в. СПб., 1887.

13 А. А. Новосельский пишет о крайней неравномерности распределения полона. «Особенно нуждавшаяся в добыче татарская голытьба мало выигрывала от походов. Нужен былряд удачных походов, чтобы захват полона и его реализация на рынке принесли облегчение татарской бедноте…Неравномерность распределения полона вызывала острые столкновения из-за него» (Новосельский А. А. Борьба Московского государства с татарами в первой половине XVII века. С. 419).

14 Этот факт отмечают почти все исследователи. См.: Новосельский А. А. Борьба Московского государства с татарами в первой половине XVII века. М.; Л., 1948. С. 417-419; Кузнецов А. Б. Дипломатическая борьба России за безопасность южных границ (первая половина XVI в.). Минск, 1986. С. 11-12.





15 Новосельский А. А. Борьба Московского государства с татарами в первой половине XVII века. С. 419.

16 Хорошкевич А. Л. Россия в системе международных отношений второй половины XV – начала XVI в. М., 1981. С. 171.



17 Кузнецов А. Б. Дипломатическая борьба России за безопасность южных границ (первая половина XVI в.). Минск, 1986. С. 4.

18 Зимин А. А. Россия на пороге Нового времени (Очерки политической истории России первой трети XVI в.). М., 1972. С. 170-171.

19 Безуспешным попыткам России заключить политический договор с Турцией посвящена третья глава монографии А. Б. Кузнецова (Кузнецов А. Б. Дипломатическая борьба России за безопасность южных границ (первая половина XVI в.). Минск, 1986).

20 Кузнецов А. Б. Дипломатическая борьба России за безопасность южных границ. С. 86.

21 По данному вопросу в советской историографии не существует единогласия. Зимин пишет о враждебных отношениях Мухаммеда-Гирея с турецким султаном (Зимин А. А. Россия на пороге Нового времени (Очерки политической истории России первой трети XVI в.). М., 1972. С. 241-242); противоположное мнение высказывает И. Б. Греков. Поход Мухаммеда-Гирея на Русь, по его мнению, был осуществлён под руководством Сулеймана, а русско-турецкие переговоры в Москве являлись сознательной маскировкой участия Турции в руководстве походом (Греков И. Б. Очерки по истории международных отношений в Восточной Европе XIV – XVI вв. М., 1963. С. 246).

22 Герберштейн С. Записки о Московии. М., 1988. С. 151.

23 Там же. С. 149.

24 Там же. С. 149-150.

25 Зимин А. А. Россия на пороге Нового времени. С. 247.

26 Кузнецов А. Б. Дипломатическая борьба России за безопасность южных границ. С. 55.

27 Там же. С. 61.

28 Кузнецов А. Б. Дипломатическая борьба России за безопасность южных границ. С. 118.

29 Там же. С. 117-118.

30 А такое мнение неоднократно высказывалось в дореволюционной историографии.

31 Новосельский А. А. Борьба Московского государства с татарами в первой половине XVII века. М.; Л., 1948. С. 9-10. «Польша сама по себе не представляла для Крыма серьёзной опасности. Кроме того, внешняя политика Польши контролировалась соседней с ней могущественной Турцией. Вследствие этого, крымцам было нетрудно определить, с какой стороны их подстерегает опасность и откуда следует ожидать новых ударов» (Новосельский А. А. Борьба Московского государства с татарами. С. 10).

32 Новосельский А. А. Борьба Московского государства с татарами. С. 10

33 Новосельский А. А. Борьба Московского государства с татарами. С. 17.

34 Там же. С. 17-18.

35 Там же. С. 31.

36 Новосельский А. А. Борьба Московского государства с татарами. С. 72.

37 Буссов К. Московская хроника 1584-1613. М., Л., 1961. С. 89.

38 Цит по: Новосельский А. А. Борьба Московского государства с татарами. С. 70.

39 Новосельский А. А. Борьба Московского государства с татарами. С. 73.

40 Новосельский А. А. Борьба Московского государства с татарами. С. 75.

41 См.: Вернадский В. И. Московское царство. Ч. I. М., 1997. С. 16.



42 По данному вопросу в советской историографии высказывались прямо противоположные суждения. А. Л. Хорошкевич писала, что, несмотря на вассальную зависимость от Турции, Крымское ханство «проводило по отношению к Руси самостоятельную политику» (Хорошкевич А. Л. Россия в системе международных отношений второй половины XV – начала XVI в. М., 1981. С. 171). В пользу этой точки зрения говорят настойчивые попытки московского правительства заключить с Турцией союзный договор, направленный если и не против Крымского ханства, то хотя бы на направление его агрессии в сторону других государств. Однако, попытки эти, как известно, не увенчались сколь нибудь значимым успехом.

43 Кузнецов А. Б. Дипломатическая борьба России за безопасность южных границ (первая половина XVI в.). Минск, 1986. С. 5.

44 Там же. С. 124-125.

45 Новосельский А. А. Борьба Московского государства с татарами в первой половине XVII века. М.; Л., 1948. С. 4.

46 Там же. С. 11.

47 Новосельский А. А. Борьба Московского государства с татарами в первой половине XVII века. С. 10-11.


Случайные файлы

Файл
99888.rtf
59585.rtf
144123.rtf
задача 25.doc
70016.rtf