Отношение западно-европейских и российской общественности к войне 1914 года (55319)

Посмотреть архив целиком


Отношение западно-европейских и российской общественности к войне 1914 года


Первая мировая война явилась серьезным испытанием для западно-европейской общественности. Буржуазные пар­тии и их лидеры всех воюющих стран безоговорочно одобря­ли действия своих правительств, обвиняя в развязывании войны противную сторону. Они широко пропагандировали идеи гражданского, классового м'ира, патриотизма и оборон­чества. Поддерживалась ими и политика жесткого государ­ственного регулирования экономики, введения трудовой по-II пинности, нормирования потребления и т. д.

Буржуазные партии всех политических оттенков в годы нойны выступали активными поборниками идеи создания правительств “твердой руки”, способных навести жесткий по­рядок внутри страны и обеспечить победу на фронте. Поэто­му они и “закрывали глаза” на такие меры властей, как не­которое свертывание демократических свобод, запрещение стачек, введение казарменного режима на предприятиях.

Международное рабочее 'и социалистическое движение оказалось неподготовленным к совместным действиям против империалистической бойни ни идейно, ни организационно. Социалисты предвидели возможность войны еще задолго до се начала. В резолюциях, принятых на Штутгартском (1907 г.), Копенгагенском (1910 г.), Базельском (1912 г.) конгрес­сах II Интернационала, социал-демократы заявляли о своем стремлении решительно бороться против войны.'

На деле все произошло по-другому. Большинство соци­алистических партий поддержали действия своих прави­тельств. Так, в день объявления Германией войны против России вся немецкая социал-демократическая печать стала призывать массы “защищать отечество от русского варварст­ва”, воевать “до победного конца”. 3 августа 1914 г. социал-демократическая фракция рейхстага подавляющим большин­ством голосов одобрила предложение правительства о выде­лении средств на ведение войны, а 4 августа единодушно про­голосовала за военные кредиты.

' Накануне войны II Интернационал был серьезной политической силой. К 1914 гаду он объединял 41 партию из 27 стран. В партии Меж­дународного товарищества рабочих входили почти 3,5 млн. человек.

127

Руководители французских социалистов на похоронах Жана Жореса, известного противника войн, призвали трудя­щихся к прекращению классовой борьбы на время войны. Они уверяли, что страны Антанты являются обороняющейся стороной, носителями прогресса” в борьбе против агрессив­ного пруссачества. Более того, социалисты Гэд, Самба, Тома заняли министерские посты во французском правительстве.

В Бельгии лидер Рабочей партии Вандервельде, предсе­датель Международного социалистического бюро, стал мини­стром юстиции. Английские лейбористы также голосовали в парламенте за военные кредиты.

С точки зрения радикальных левых сил это было преда­тельством интересов рабочего класса и стало квалифициро­ваться как социал-шо&инизм. Другая группа социал-демокра­тов заняла более осторожную, центристскую позицию. В их числе были Каутский, Гильфердинг, (Германия), Лонге (Франция), Турати (Италия) и др. Представители этого те­чения выступали за “взаимную амнистию” социал-шовинис­тов всех воюющих стран и за их равное право на защиту сво­его отечества. Они прилагали .все усилия, чтобы скрыть от народных масс распад II Интернационала. Лишь незначи­тельные группы социалистов Западной Европы остались на интернациональных' 'позициях. К таким социалистам принад­лежали К. Либкнехт и Р. Люксембург, К. Цеткин и В. Пик в Германии, Д. Благоев, Г. Димитров, В. Коларов в Болгарии. Они выступали против войны и свциал-шовинизма.

В России отношение к войне также раскололо общество. Правительственный лагерь представляли: верховная власть, официальное правительство, верхи помещиков и буржуазии со своими монархическими, черносотенными и националисти­ческими партиями. Все они выступали за сохранение само­державия, за доведение войны до победного конца, отстаива­ли лозунг защиты отечества.

Носителем верховной власти был император Николай II. По свидетельству современников и историков, Николай II, ка.к государственный деятель, обладал весьма посредствен­ными способностями. Он находился под сильным влиянием своей жены Александры Федоровны (урожденной принцессы

128

Алисы Гессенской). Она .получила образование при дворе своей бабушки — английской королевы Виктории. Училась в Кембридже, имела диплом доктора философских наук. С 1905 г. царица стала интересоваться политикой, давать царю советы, а с 1914 г. открыто вмешиваться в государственные дела.

Огромное влияние на 'нее имел Григорий Распутин. Не­вежественный, грубый, ведущий пьяный и развратный образ жизни, Распутин вмешивался в назначение и увольнение ми­нистров, видных садовников, Духовных лиц и даже в решение военных вопросов. Доказательством его влияния, по словам В. Пуршкевича, была так называемая “министерская че­харда”.

За годы войны сменилось 4 председателя Совета Мини­стров, 6 Министров внутренних дел, по 4 руководителя в ми­нистерствах юстиции, земледелия и военном, по 3 министра иностранных дел, просвещения и государственного контроля. Быстро меняющийся персональный состав правительства вы­зывал резкий протест всего общества. Недовольство охватило не только либеральные, но и монархические круги. Царизм оказался в изоляции.

Все усилия по созданию монархического блока окончи­лись неудачей. Пытаясь спасти репутацию Николая II, с рез­кими обличениями распутинщины в Государственной Думе выступал Пуришкевич. Когда были исчерпаны все возможно­сти убедить царя удалить от двора Распутина, в монархиче­ских кругах созрела идея .убийства “старца”.

Непосредственными исполнителями убийства Распутина стали В. М. Пуришкевич, лидер правых в Государственной Думе, великий князь Дмитрий Павлович, племянник царя, и князь Ф. Ф. Юсупов, муж царской племянницы.

Однако смерть Распутина 16 декабря 1916 г. не произ­вела ожидаемого эффекта. Более того, сами организаторы убийства, впоследствии сожалели о своей политической бли­зорукости: фигура Распутина служила как бы громоотводом, вбиравшим всю ненависть оппозиции. После его смерти по­следний русский император оказался лицом к лицу с наро­дом, который жаждал мира, хлеба, земли. .,

129

В либеральный лагерь входила значительная часть рос­сийской буржуазии, часть оппозиционно настроенного дво­рянства, .интеллигенция. Ведущими партиями были кадеты и октябристы.

После поражения русских войск весной 1915 г. либера­лы разочаровались в возможностях правительства. Над стра­ной витало зловещее слово “измена”. Выход из кризиса ли­бералы видели в установлении конституционной монархии, участии буржуазии в управлении государством, демократиза­ции страны. Для достижения этих целей они стремились ис­пользовать IV Государственную Думу.

Либерально-демократические силы, находясь в оппози­ции к правительству, занимали патриотическую позицию по вопросу о войне. Они выступали за доведение войны до по­бедного конца, за безусловную защиту своего Отечества.

По инициативе кадетов в августе 1915 г. в Думе был создан Прогрессивный блок, объединявший, примерно, 2/3 буржуазно-помещичьей оппозиции Думы. В него не вошли крайне правые и левые фракции. Целью блока было созда­ние “ответственного министерства” (перед Думой). Ближай­шим шагом к этой цели считалось образование “министерст­ва доверия” (со стороны Думы).'

Большинство либеральной оппозиции придерживалось легальных форм давления на правительство. Но наиболее ра­дикальная часть либеральных демократов использовала и тайные способы. Еще в 1912 году масонские ложи России объединились в независимый русский союз под названием “Великий Восток народов России”. Союз стал чисто полити­ческой организацией, объединявшей в своих рядах предста­вителей разных партий, враждовавших между собой на по­верхности политической жизни. В нем были представлены члены кадетской партии, трудовики, меньшевики и предста­вители других партий. Главой организации был левый кадет Н. В. Некрасов. В состав руководства масонов входили тру­довик А. Ф. Керенский и меньшевик Н. С. Чхеидзе. Полити-

' Государственная Дума в России, (1906—1&17 гг.). Научно-анали­тический обзор. М., 1995. С. 8!1.

130


ческой программой русских масонов было объединение всех сил в борьбе с самодержавием, устранение царского строя, организация демократической федеративной республики.

К началу войны в 20 городах России существовало око­ло 50 масонских лож. Главным полем их деятельности была IV Государственная Дума. Сил масонов было явно недоста­точно, чтобы добиться поставленных целей, но наличие этого центра в какой-то мере способствовало быстрому свержению самодержавия и формированию Временного правительства в 1917 году.

Осенью 1.915 г. и позднее масоны составляли и публике. вали списки теневого кабинета “правительства доверия стра­ны”, состав которого почти на 100% совпал с составом буду­щего Временного правительства.

Не по вине оппозиции соглашения между Прогрес­сивным блоком и царем не 'получилось. К концу 1916 г. на­зревавший политический кризис обострился. Он сопровож­дался ухудшением состояния транспорта, рвстом дороговиз­ны. Уже с лета 1915 г. возобновилось стачечное движение ра­бочих, выдвигавших экономические, а потом все чаще и по­литические требования.

1 ноября 1916 г. П. Н. Милюков произнес в Думе речь, в которой обвинил правительство в “измене” и .переговорах в пользу сепаратного мира с Германией. Запрещенные к пуб­ликации речи Милюкова, В. А. Маклакова, Керенского пере­печатывались “самиздатом” и тысячами распространялись по стране.


Случайные файлы

Файл
23775-1.rtf
89804.rtf
8470.rtf
106700.rtf
28983-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.