Внешняя политика Китая в конце 70-х гг. XXв. - начале XXIв. (55306)

Посмотреть архив целиком

22



Введение


Китай государство, которое поставило себе цель стать в один ряд с самыми развитыми державами мира.

Для этой страны характерна давняя и принципиальная традиция нейтралитета. Но еще в 1909г. За сорок лет до образования КНР генерал Елчанинов сформировал принцип “сильное нейтральное государство свободно в своей политике”.1

На рубеже XXXXI веков Китай добился на этом пути немалых успехов. Обратимся к традициям китайской истории и сопоставим её с современностью.

Трехтысячелетний опыт позволил Китаю много раньше Запада понять, что “влияние важнее власти”. Это не стремление к прямому и силовому политическому контролю, а к организованному, естественному, точно дозированному и направленному воздействию на ключевые точки регионов и стран, государств и общественных систем. В средние века это вполне современная стратегия называлась цзинцзи – сокращенная форма от “цзинши цзиминь” (управление миром, помощь народам). Метод осуществления этой стратегии – увэй (фэйгун), или “недеяние” (т.е. ничего такого, что прямолинейно, грубо, примитивно легко бросается в глаза). Иносказательно этот метод мудро назван “цзими” (ненатянутые поводья). Его суть – не диктат, а дипломатическая направляющая подсказка, сделанная к месту и вовремя. Древнейший принцип китайской стратегии – “побеждать, не сражаясь”, гибко действовать приемам сотрудничества и борьбы всеми мыслимыми методами.

То, что написал журнал “Time” в своем первом номере за 1979г. Казалось просто фантазией не основанной на реальных факторах.

В нем утверждалось, двухтысячный год, Китай встретит современным государство, превратившимся из экономически и политически отсталой страны в супердержаву, с экономической и военной мощью с которой должен будет считаться весь мир.

И нам с высоты нашего 2004г., прекрасно видно, что предсказание журнала сбываются. Страна, преодолевая огромные трудности, медленно, но уверено продвигается вперед. И, хотя со времени начала преобразований в Поднебесной прошло уже более двух десятков лет, эта тема не потеряла актуальности и сегодня. Во-первых, это связано с тем, что ещё продолжаются и далеки от завершения. Во-вторых, в Азиатско-Тихоокеанском регионе многие исследователи видят зачатки возникновения некой супердержавы, формирование которой непосредственно связано с реформами в КНР.

Геополитическая стратегия Китая должна одновременно преследовать две цели, определенные в августе 1994г. Дэн Сяопином: “Первое – противостоять гегемонизму и политике силы и защищать мир; второе – создать новый международный политический и экономический порядок”.2 Первая задача, очевидно, направлена против интересов США и имеет своей целью уменьшить американское превосходство, тщательно избегая при этом военного столкновение, которое положило бы конец продвижению Китая вперед к экономическому могуществу. Вторая задача – пересмотреть расстановку сил в мире, используя недовольство некоторых наиболее развитых государств нынешней неофициальной иерархией, в которой наверху располагаются США, при поддержке Европы (или Германии) на крайнем западе Евразии и Японии на крайнем Востоке.

Вторая цель Китая предполагает воздержание Пекина от каких либо серьезных конфликтов с ближайшими соседями, даже продолжая вести поиск путей достижения регионального превосходства.

Профессиональный культуролог, профессор Пекинского университета Сю Яньчун в своей работе Восток и Запад выделяет разницу между культурой Запада и Китая. Ссылаясь на древнекитайскую литературу, он подчеркивает, что для последней характерна склонность к миру, к мирному решению конфликтов.

Запад же, напоминает он, со времен Гомера, наоборот воспевал героев воинов, т.е. силу.

Разницу между двумя культурами можно представить в формулировке, которую когда-то использовал великий китайский философ Фэн Юлань, а именно: “традиция VS. мощь” (rite VS. might). Традиция предполагает упорядоченность во вселенной, в то время как мощь – категория Запада – ориентируется на силу, которая всегда права. (might is right).

Китай в конце 70-х гг. ХХ в. оказался перед труднейшими проблемами.

Мыслящие люди в стране стали понимать, что решить их невозможно без проведения структурных реформ. С ноября 1980г., после процесса над “бандой четырех” Дэн Сяопин стал основным лицом в партии формировавшим внутреннюю и внешнюю политику, подлинным её руководителем.

Изменения в КНР начались с изменения внешней политики. Как страна с социалистической системой Китай на протяжении многих лет находился в противостоянии с капиталистическим миром. Внутренняя замкнутость была характерной чертой и тормозом его развития на протяжении многих веков. Это прекрасно понял Дэн Сяопин, который неоднократно заявлял: “Одновременно с курсом на оживлении экономики внутри страны мы взяли курс на расширение экономических сношений с заграницей”.3

Для успешного развития экономических реформ Китай и нуждается в длительном и прочном мире.

Хронологические рамки дипломной работы невелики. Точкой отсчета является 1978г. когда в Китае было объявлено о повороте к реформам. Внешнеполитический курс КНР рассматривается вплоть до 2003г.

В данной работе рассматривается внешняя политика КНР с такими странами как США, Россия, Индия, Япония, Вьетнам, КНДР и РК.

Источниковую базу дипломной работы составили опубликованные в прессе, в исторических исследованиях документы. Среди них:

Соглашение между правительством Китайской Народной Республики и правительством Республики Индия о поддержании мира и спокойствия в пограничных районах вдоль линии фактического контроля (7 сентября 1932г.) опубликовано на сайте http://www.asiatimes.narod.ru/news 2001/0701/0099996.html

Соглашение между правительством Китайской Народной Республики и правительством Республики Индия о создании мер доверия в военной области вдоль линии фактического контроля в районе китайско-индийской границы (29 ноября 1996г.) опубликованное на сайте http://www.asiatimes.narod.ru/news2001/

Совместное заявление Председателя КНР Цзян Цзэминя и Президента России б. Ельцина по итогам встречи в Пекине (10 декабря 1999 г.) // Российская газета 13 декабря 1999г.

Интервью председателя КНР Цзян Цзэминя газете “Вашингтон пост” 23 марта 2001г. опубликованное на сайте http://www.asiapasifc.narod.ru/news 2001/

Совместная декларация Российской Федерации и Китайской Народной Республики (27 мая 2003г.) // Российская газета 31 мая 2003г.

Выступлении Государственного секретаря США Колина Пауэлла (8 сентября 2003г.) опубликованное на сайте http://www.asiapasifc.narod.ru/news 2003/

Большую помощь в изучении темы оказали опубликованные в последние годы монографии и статьи в периодических изданиях.

Среди монографических исследований стоит выделить работу Воронцова В.Б. – “Миссионеры и их наследники”. В ней автор рассматривает изменение внешней политики США в отношении КНР.

Вопросы, связанные с изменением внешнеполитической доктрины рассматривается в Энциклопедии нового Китая. В ней показа широкий спектр деятельности Китайско-американские отношения и перспективы их развития рассматриваются в монографии американского политолога Бжезинского З. “Великая шахматная доска”.

История Китая с древнейших времен до современности показана в работе “История Китая” под редакцией Меликсетова А.В.

В монографиях “Американская империя” и “Американская стратегия для XXI века.” Уткина А.И. рассматривается политическая стратегия США в главном направлении приложения их интересов включая атлантический и тихоокеанский регион.

Большую помощь при изучении темы оказали журнальные публикации. Например, Лукин А. рассматривает торгово-экономические и военно0политиечские отношения Китая и России в статье Россия - Китай // Международная жизнь 2000 №3.

Ряд авторов, такие Косырев Д., Гельбрас В.Г., Савенков Ю. положительно расценивают расширение международных связей КНР, а также отход от доктрины неизбежной третьей мировой войны. 4

Проблема урегулирования спорных вопросов с соседними странами рассматривается в статье Молодина В.И., Комисарова С.А. “История китайских границ”, опубликованной в журнале “Новая и новейшая история” в 2003г.

На возрастающую роль Китая в АТР указывает Михеев В. в своей статье “Китай и азиатский регион” // Международная жизнь 1999 №9.

Внешняя политика КНР с начала проведения реформ рассматривается в статье Тихвинского С.Л. “Реформы и революции в Китае” // Новая и новейшая история 1999 №2.

Мясников В.С.рассматривает китайско-российские отношения в статье “Россия и Китай” // ОНС 1996 №2.

Китайско-Российские отношения в рамках стратегического партнерства рассматриваются в статье Карасина Г. “Россия-Китай: партнерство на стратегическую перспективу” // Проблемы Дальнего Востока 1997 №2.

Приоритетность китайского направления в статье Маргелова М. “Российско-китайские отношения на высшей точке развития” // Международная жизнь 2003 №9.

При написании дипломной работы были использованы и газетные публикации.

В статье Ланкингой Е. “Удачные переговоры Михаила Касьянова в Пекине” // Независимая газета 4 ноября 2000г. рассматриваются переговоры руководителей Китая и России.

Визиту председателя КНР Ху Цзиньтао в Россию посвящена статья Васильева С. “Визит нового руководителя КНР в Россию” // Российская газета 28 мая 2003.

Цель дипломной работы заключается в том, чтобы показать, как изменился внешнеполитический курс КНР с началом проведения политики реформ и открытости.

В рамках этой цели поставлены следующие задачи: во-первых, показать, как развивались китайско-американские отношения и какие противоречия в них возникали; во-вторых, проанализировать, изменения в китайско-российских отношениях за изучаемый период; в-третьих, рассмотреть отношения Китая с соседними странами и проблемы, осложняющие эти отношения.

Структура дипломной работы:

введение, три главы, заключение, примечания, библиография.

Глава I. Китайско-американские отношения


С началом проведения Китаем политики реформ и открытости в 1978г. Его внешняя политика всецело ориентирована на Запад, в основном на США. 16 декабря 1978г. Было объявлено о намерении Китая и США установить дипломатические отношения. В совместном коммюнике, опубликованном в Пекине и Вашингтоне, КНР и США заявили об установлении дипломатических отношений. Вашингтон признал правительство КНР единственно законным правительством Китая, но сохранил за собой право поддерживать культурные, торговые и другие неофициальные отношения с народом Тайваня.

1 января 1979 года Китай и США установили дипломатические отношения. США признали Тайвань неотъемлемой частью Китая, выступив с заявлением о разрыве дипломатических отношений и о прекращении договора с тайваньскими властями о взаимной безопасности, подписанного в 1954 г.5

Правительство США заявило о выводе своих войск с Тайваня в четырехмесячный срок с 25 января по 4 февраля 1979г. Главный архитектор китайской политики реформ и открытости Дэн Сяопин совершил визит в США, что вызвало сенсацию в США, где распространила небывалый “китайский бум”. В ходе визита Дэн Сяопин встретился с президентом США Дж. Картером. США предоставило Китаю экономические кредиты.

В конце августа того же года состоялась поездка в Китай вице-президента США У. Мондейла. Стороны пошли на существенные уступки в торгово-экономической области, открыв Пекину более широкий доступ к американской промышленности и ставящие КНР в привилегированное положение по сравнению с другими социалистическими странами. Во время визита стало известно о подписании в Вашингтоне закона, переводящего Китай в разряд дружественных стран.

Нормализация китайско-американских отношений началась параллельно проведением в КНР политики реформ и открытости, эта политика придала мощный импульс содействию отношений с США. В 80-х гг. по мере расширения Китаем связей с внешним миром изо дня в день активизировались контакты с США в политической, экономической, научно-технической и культурной областях.

17 августа 1982г. китайское правительство и американская администрация опубликовали совместное коммюнике о поэтапном решении вопроса продажи США оружия Тайваню.

Коммюнике от 17 августа и коммюнике об установлении дипломатических отношений заложили прочную основу для долговременного и здорового развития китайско-американских отношений.

В июне 1983г. было принято решение о предоставлении КНР в торговле статуса “дружественной и неприсоединившейся страны”. Это решение открывало перед Китаем более широкие возможности для импорта из США сложных технологий и оборудования, в том числе военного назначения. Премьер Чжао Цзыян заявил по этому поводу, что для Китая это не технический вопрос, а проблема установления взаимного доверия.6

В 1984г. Объем поставок достиг 1,5-2 млрд. долларов, что заложило, по мнению американцев, основу значительного расширения сотрудничества с Китаем.

Визит президента США Р.Рейгана в КНР состоялся 24 апреля – 1мая 1984г. Рональд Рейган вел переговоры с китайскими руководителями – Председателем КНР Ли Сяньнянем, Премьером Госсовета КНР Чжао Цзяном, генеральным секретарем ЦК КПК Ху Яобаном.

Во время визита китайская сторона избегала прямой поддержки антисоветского курса администрации Рейгана, признавала наличие “разных подходов” к некоторым вопросам международной жизни и двухсторонних отношений. Тем не менее, стороны зафиксировали параллельность мировой политики (положение в Индокитае, ситуация вокруг Афганистана и т.д.). Президент Рейган особый упор делал “общности интересов” сторон: у Китая и США “одни и те же общие принципы сохранения мира”, “две страны стоят вместе”.7

Визит Рейгана в Китай стал частью – и весьма значительной – предвыборной компании республиканцев. Сторонники Рейгана надеялись противопоставит оппонентам свои внешнеполитические успехи на китайском направлении.

Администрация Р. Рейгана активизировала экономические связи с КНР, доведя объем до 6,1 млрд. долларов.

В июне-августе 1985г. Председатель КНР Ли Сяньянь посетил США, а в октябре вице-президент США Джордж Буш – Китай. Оба государственных деятеля немало времени на переговорах уделили вопросам развития двухсторонних отношений.

Дж. Буш, находясь в Китае, объяви о значительном смягчении правил коком, которые регулируют экспорт в Китай техники и технологии “двойного назначения”. Во время переговоров Ли Сяньняня в США и Буша в КНР обсуждалась проблема Тайваня. Ли Сяньнянь, выступая в национальном совете содействия американо-китайской торговле, назвал эту проблему “крупным препятствием в сфере американо-китайских отношений”, которые “необходимо преодолеть”.8 О реакции американской стороны на это положении было известно заранее.

В специальной публикации “Харитидж фаундейши” – мозгового треста, работающего на влиятельные круги республиканской партии, отмечалось: американо-китайские отношения, как их понимают в США, определяются положениями, зафиксированных в совместном коммюнике и односторонних заявлениях США. В связи с этим давалось разъяснение: не следует ожидать, что США изменят свою политику политической и военной поддержки Тайваня.9

В июне 1989г. Произошли выступления Китайской молодежи, требовавшей либерализации политической системы страны, на площади Тяньоньмэнь в Пекине. В ответ США приостановили поставки вооружений в Китай, затормозили политический диалог и предоставлении КНР кредитов на сумму 1,3 млрд. долл. Однако, не желая отчуждения в отношениях, американская администрация в июле и декабре 1989г. Дважды с секретно консультационной миссией направляла в Пекин помощника президента по национальной безопасности Брента Скоукрофта. Чтобы не раздражать Китай, президент Дж. Буш наложил вето на законопроекты конгресса о предоставлении права на проживании в США всем китайским студентам, находившимся на обучении в стране, а также настоял на продлении дл КНР режима наибольшего благоприятствования в торговле. Со своей стороны КНР учла пожелания США в отношении соблюдения прав человека. По мнению экспертов, в этот период Вашингтон руководствовался мнением не о стратегической важности сотрудничества с Пекином, а его экономической роли в азиатско-тихоокеанском регионе.10

В 1993г. Бил Клинтон после своего прихода к власти стал увязывать вопрос прав человека с предоставлением Китаю “наибольшего благоприятствования” в торговле, что максимально ухудшило китайско-американские отношения.

Шанс выхода отношений между Китаем и США из тупика нашелся в ноябре того же года на неформальном саммите организации азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) в Сиэтле, в ходе которого председатель КНР Цзян Цзэминь и президент Б.Клинтон провели первую встречу. Цзян Цзэминь подчеркнул, что обе стороны должны обращать свои взоры на весь мир и уделять внимание будущему, чтобы поддерживать тем самым здоровые и стабильные китайско-американские отношения, а также вывести спокойный, стабильный и безопасный мир в XXI век. Б.Клинтон в свою очередь выразил намерение американской стороны улучшить отношение с Китаем.11

Под воздействием встречи на высшем уровне в Сиэтле правительство Б. Клинтона в 1994г. выдвинуло политику контактов с Китаем.

В том же году возобновились межправительственные визиты на высоком уровне, односторонне прерванные США три года назад. Вашингтон одновременно объявил об отделении вопроса прав человека с предоставлением Китаю “статуса наибольшего благоприятствования”, однако развивающиеся китайско-американские отношения в 1995г. потерпели новую неудачу – 6 мая вопреки решительным возражениям китайского правительства американская администрация откровенно согласилась на поездку Ли Дэнхуэя в США, что заморозило отношения двух стран на самой низшей точке на протяжении 16 лет после установления дипломатических отношений между ними. Правительство КНР выразило решительный протест по данному вопросу. Резка реакция со стороны КНР дала американской администрации понять о серьезности и щекотливости тайваньского вопроса. 12

В октябре 1995г. в рамках 50-летнего торжества ООН Цзян Цзэминь и Бил Клинтон провели официальную встречу в Нью-Йорке. Цзян Цзэминь подчеркнул основную политику на урегулирование китайско-американских отношений на основе “углубления доверия, сокращения трений, развития сотрудничества и пресечения конфронтации”, подтвердив позицию КНР по тайваньскому вопросу. Б.Клинтон указал на важность налаживания с КНР “конструктивных контактов”? вновь подтвердив политику одного Китая.

Эта встреча сыграла важную роль в выведении китайско-американских отношений в правильное русло развитие.13

После переизбрания Б.Клинтона в 1996г. официальные Пекин и Вашингтон приняли важные решения об обмене визитами на высшем уровне. С 26 октября по 3 ноября 1997г. председатель КНР Цзян Цзэминь совершил государственный визит в США, это была первая официальная поездка главы КНР в США за последние 12 лет. В ходе визита была опубликована совместная китайско-американская декларация, определяющая цели, принципы и руководящие курсы на развитие китайско-американских отношений в 21 веке. С 25 июня по 3 июля 1998 года Б.Клинтон посетил КНР. Обе стороны уточнили направление и рамки развития межгосударственных отношений в следующем столетии. Во время визита Б.Клинтон впервые открыто высказался за политику “трех нет” в отношении Тайваня.14 Успешные взаимные визиты дали новый импульс для улучшения двухсторонних отношений.

В мае 1999г. Конгресс США обнародовал документ, в котором содержалось обвинение КНР по поводу “похищения ядерных секретов”. Особенно после того, как НАТО во главе с США во время бомбардировок Косово нанесли удары по посольству КНР. В Югославии, китайско-американские отношения вновь зашли в тупик. Благодаря встречи Цзян Цзэминя с Б. Клинтоном в октябре 1999г. в Окленде (Новая Зеландия) двухсторонние связи начали выходить из “тени бомбардировок посольства”. В ноябре того же года две стороны подписали соглашение о вступлении КНР во Всемирную Торговую Организацию.

10 января 2002 г. Председатель КНР Цзян Цзэминь встретился в Доме Народных собраний в Пекине с делегацией палаты представителей Конгресса США, во время которой обе стороны заявили о необходимости укрепления взаимопонимания между Китаем и США в целях содействии развитию двусторонних отношений. Эта делегация, возглавляемая Маттом Салмоном прибыла в Китай по приглашению Китайского народного общества по изучений международных отношений.

Во время встречи Цзян Цзэминь отметил, что установление и развитие здоровых связей между КНР и США не только отвечает интересам двух стран, но и имеет большое значение для обеспечения мира, стабильности и развития на планете. Любые дальновидные политики, по его словами, должны идти в ногу с ходом исторического развития. Он призвал обе стороны решать вопросы, затрагивающие коренные интересы народов КНР, США и всего мира, с учетом стратегических соображений. Глава китайского государства подчеркнул, что теперь китайско-американские отношения переживают важный период развития, в ходе которого существуют не только хорошие шансы, но и серьезные вызовы. Он сказал, что отношения могут улучшится, если взятые американской стороной на себя обязательства и принципы, закрепленные в трех совместных китайско-американских коммюнике, будут соблюдаться, а тайваньская проблема и другие ключевые вопросы будут урегулированы.15

Цзян Цзэминь также одобрительно оценил достижения сторонами соглашения о вступлении КНР в ВТО, расценив его роль как шаг в направлении создания благоприятных условий для всестороннего расширения торгово-экономических связей между двумя странами. Он призвал конгрессменов США принять более активные меры для содействия развития китайско-американских отношений во всех областях.

Матт Салман и другие члены делегации, в свою очередь, отметили. Что тенденция развития связей между США и КНР имеет сугубо важное значение как для обеих стран, так и для глобальной перспективы.16 Они также выразили готовность внести свой вклад в развитие американо-китайских отношений.

В соответствии с Уставом ООН и общепринятыми нормами международного права территориальная безопасность относится к разряду суверенитета государства и является абсолютным внутренним делом страны, вмешательство других стран в это категорически не допустимо. Тайвань – неотъемлимая часть территории Китая, поэтому тайваньский вопрос относится к сугубо внутреннему делу Китая, недопустимо вмешательство других стран в этот вопрос. Да, некоторые американские конгрессмены, выбросили из головы представление о международном праве, попытались поуправятся в собственном законодательстве по “безопасности” территории другой страны. Но это лишь разоблачает надменную сущность гегемонизма некоторых американских политиков.

После разработки законопроекта об укреплении безопасности Тайваня правительство КНР предоставило правительству США строгий и справедливый протест. Дальнозоркие деятели американского сената и палаты представителей также сделали резкие замечания по данному законопроекту. Правительство США четко заявило о своем возражении относительно обсуждения и принятия в конгрессе законопроекта об укреплении безопасности Тайваня.

Осуществление полного воссоединения Китая является общим желанием китайского народа, в том числе и Тайваня. Правительство и народ КНР не согласятся не с какими попытками или действиями нарушающими дело объединения Китая, в Китае считают, что они неосуществимы.

Правительство и народ Китая полны решимости и уверенности, и в силе достичь скорейшего решения тайваньского вопроса во имя осуществления полного объединения Родины”.17

1 февраля 2000г. посол КНР в США Ли Чжаосин на встрече с группой членов палаты представителей конгресса и руководителями крупных предприятий США заявил, что китайское правительство выражает крайнее возмущение и решительный протест в связи с тем, что палата представителей конгресса США приняла законопроект об укреплении безопасности Тайваня, не учитывая общие интересы американо-китайских отношений и нормы международных отношений.18

Упрямо держась за менталитет холодной войны, отметил посол Китая, отдельные политики США всеми силами пытаются провести через Конгресс законопроект об укреплении безопасности Тайваня в попытках создания правовой основы для наращивания американо-тайваньских военных связей, увеличения поставок на Тайвань передового оружия и вовлечения в конце концов его в систему противоракетной обороны.

Ли Чжаосин назвал принятие палатой представителей США вышеуказанного законопроекта очень опасным политическим актом, не отвечающим желанию американского народа и интересам США. Сущность этого документа заключается в том, что он, следуя закону США об отношениях с Тайванем, отвергает три китайско-американских совместных коммюнике в целях дальнейшего вмешательства во внутренние дела Китая, создания “двух Китаев”, “одного Китая, одного Тайваня”, блокирования усилий Китая для осуществления мирного объединения с Тайванем. Если этот законопроект станет законодательным актом, подчеркнул Ли Чжаосин, то он непременно подорвет процесс развития отношений между обоими берегами тайваньского пролива, нанесет вред миру и стабильности в азиатско-тихоокеанском регионе и принесет серьезные разрушительные последствия для китайско-американских отношений.

Тайваньская проблема, сказа дальше посол Китая, является самым важным вопросом в китайско-американских отношениях, так как она касается кровных интересов всего китайского народа, суверенитета и территориальной целостности Китая.

Китайское правительство призывает американскую администрацию предпринять практические действия для того, чтобы отклонить этот законопроект, призывает всех американских конгрессменов и американцев поддерживающих китайско-американские отношения и уделяющих большое внимание развитию этих отношений, решительно отвергнуть этот законопроект ради долгосрочных интересов этих двух стран. Во время встречи конгрессмены и представители деловых кругов США заявили, что они не одобряют законопроект об укреплении безопасности Тайваня и считают, что этот документ подрывает крайне важные для КНР и США двусторонние отношения.

2 февраля 2002г. заместитель министра иностранных дел Китая Ян Цзечи встретился в Пекине с послом США в Китае Джозефом Преохерой. Китайский дипломат сделал американскому правительству серьезное представление в связи с принятием в палате представителей конгресса США законопроекта об укреплении безопасности Тайваня.

Ян Цзечи отметил, что несмотря на многократные серьезные представления китайской стороны, палата представителей США приняла законопроект об укреплении безопасности Тайваня в попытках создать “правовую основу” для расширения военных связей и контактов между США и Тайванем, поставки на Тайвань передового американского оружия и военной техники. Вышеуказанное действие палаты представителей США полностью идет в разрез с обязательствами, взятыми американской стороной, в трех китайско-американских коммюнике, и является серьезным вмешательством на суверенитет Китая, грубым вмешательствам в его внутренние дела. Правительство и народ Китая, выражают крайне возмущение и резкий протест в связи с этим.19

Тайваньская проблема, сказал китайский дипломат, является самым важным и деликатным центральным вопросом, который касается суверенитета и территориальной целостности Китая и прямо задевают национальные чувства всего китайского народа. В коммюнике об установлении дипломатических отношений между США и КНР американская сторона заявила, что она признает правительство КНР единственно законным правительством Китая, в мире существует только один Китай, Тайвань является только частью Китая.

Китайская сторона, подчеркнул Ян Цзечи, требует от американского правительства со всей серьезностью подходить к позиции и требованию китайского правительства, полностью осознать вредность этого законопроекта и немедленно предпринять действия для отклонения этого законопроекта согласно заверениям данным американской стороной в трех китайско-американских совместных коммюнике, а также заверениям данным правительством США и лично президентом Б.Клинтоном.

4 февраля 2000г. На состоявшемся собрании, посвященном традиционному китайскому празднику Весны, премьер Госсовета Чжу Жунцзи отметил, что после возвращения Сянгана и Аомэня под юрисдикцию Китая на передний план выдвигается священная задача всех народов Китая – как можно раньше решить тайваньскую проблему и осуществить полное единство страны.20

Мы, сказал далее глава правительства Китая, будем по-прежнему придерживаться основного курса “мирное объединение, одно государство и два строя” и инициатива Председателя КНР Цзян Цзэминя из восьми пунктов по тайваньской проблеме, как следует ставить работу по развитию отношений между обоими берегами Тайваньского пролива и содействию мирного объединения Родины.

Чжу Жунузи добавил, что Китай будет оставаться приверженным курсу “одно государство, два строя” и поддерживать как прежде работу представительств, социально административных районов Сянган и Аомэнь, строящуюся на правовой основе в целях сохранения долгосрочного процветания и стабильности на этих двух территориях.

В 2000г. на Саммите тысячелетия ООН и неформальном саммите АТЭС состоялись встречи Цзян Цзэминя и Била Клинтона.

19 сентября 2000г. благодаря усилиям двух сторон – Китая и США, конгресс США принял проект о предоставлении Китаю нормального торгового статуса, таким образом, осуществлены нормальные китайско-американские торговые отношения. Это значит, что США в будущем аннулируют проводимые уже 20 лет методы ежегодного рассмотрения о предоставлении наибольших льгот в отношении Китая, ликвидируют преграды, долгое время сдерживающие развитие китайско-американских торговых отношений, что имеет важное значение в продвижении продолжительного, здорового и стабильного развития китайско-американского торгово-экономического сотрудничества и отношений между двумя странами относительно содержащегося в проекте положения, предоставляющего собой вмешательство во внутренние дела Китая и наносящего вред интересам Китая, то китайская сторона открыто заявила о своем решительном протесте.21

15 декабря того же года Конгресс США принял “Закон о комплексном ассигновании” и распорядился выделить 28 миллионов долларов на возмещение ущерба, нанесенного в результате бомбардировки США посольства Китая в Союзной Республике Югославия.22

12 марта 2001г. новый президент США Джордж Буш, принимая в Вашингтоне нового посла Китая Ян Цзечи, подчеркнул, что новое правительство США и лично он сам уделяют большое внимание китайско0американским отношениям и хотят приложить усилия в дальнейшем стимулировании отношений двух стран.23

После того, как правительство США приступило к своим обязанностям, высшие руководители Китая и США постоянно поддерживают связь, обе страны сохраняют позитивную позицию в отношении развития двухсторонних отношений, дальнейшего продвижения обмена и сотрудничества во всех областях. С 18 по 24 марта 2001 года заместитель премьера Цянь Цичэнь побывал с недельным официальным визитом в США. Это был первый визит китайского руководителя в США после вступления Буша на пост президента. Во время визита Цянь Цичэнь отдельно встретился с президентом Бушем, вице-президентом Чейни, госсекретарем Пауэллом, министром обороны Рамсфемдом и помощником президента по национальной безопасности Райс, с которыми обменялся мнениями относительно китайско-американских отношений и по некоторым важным международным региональным проблемами.

По окончании визита в США зампремьера Цянь Цичэнь выступил с речью, в которой сказал, что обе стороны – Китай и США считают, что визит увенчался позитивными и конструктивными результатами, что на пользу углублению взаимопонимания двух сторон и продвижению диалога и сотрудничества. Он сказал: “После прихода нового правительства США к власти Председатель Цзян Цзэминь и председатель Буш обменялись письмами и пришли к важным общим взглядам относительно развития китайско-американских отношений.” Цянь Цичень отметил далее: “Китай и США – крупные державы, между ними есть много общего и ничего удивительного нет в том, что в некоторых вопросах у нас есть разногласия. Главное, чтобы обе стороны смотрели дальше и на основе взаимного уважения углубляли понимание и, несмотря на существенные разногласия, находили общее, расширяли общие взгляды и стимулировали сотрудничество”.24 Президент Буш, вице-президент Чейни, госсекретарь Пауэлл и другие руководители США отметили, что Китай – великая страна, что правительство США уделяет повышенное внимание отношениям с Китаем и прилагает все усилия к стимулированию американо-китайских отношений: развитие обеих стран оказывает на весь мир сильное влияние, поэтому эти отношения являются конструктивными. Развитие китайско-американских не только отвечает интересам народов обеих стран, но и имеет важное значение для Азиатско-Тихоокеанского региона и даже для мира и стабильности во всем мире, обе стороны – Китай и США должны рассматривать и решать отношения между двумя сторонами с точки зрения перспективы.

Цянь Цичэнь сказал: “Всем известно, что тайваньский вопрос является в китайско-американских отношениях самым важным и самым чувствительным центральным вопросом. Я хочу напомнить американской стороне, что лишь при правильном решении тайванского вопроса китайско-американские отношения могут развиваться стабильно. Американская сторона должна соблюдать три совместных коммюнике, подписанных Китаем и США, особенно коммюнике от 17 августа, и осмотрительно отнестись к вопросу о продаже Тайваню оружия, чтобы не нанести серьезный ущерб китайско-американским отношениям”. Американская сторона заявила, что правительство Буша будет и дальше проводить политику одного Китая, которую на протяжении многих лет проводили все правительства США, будет и дальше соблюдать три совместных американо-китайских коммюнике.

Цянь Цичэнь сказал далее, что во время визита обе стороны выразили свое удовлетворение по поводу развития китайско-американских отношений в последние годы, эффективного диалога и сотрудничества Китая и США в вопросе определении финансового кризиса в Азии и считают, что это не только пошло на пользу народам обеих стран и способствовало стабильному развитию двусторонних отношений, но и сыграло важную позитивную роль в сохранении и стимулировании экономической стабильности и процветании в Азиатско-Тихоокеанском регионе и даже во всем мире. Обе стороны обменялись мнениями по вопросу о вступлении Китая в ВТО. Президент Буш сказал, что США поддерживают скорейшее вступление Китая в ВТО.

Цянь Цичэнь сказал, что во время визита обе стороны обменялись мнениями относительно международной обстановке и по некоторым важным международным и региональным вопросам. Обе стороны считают, что со вступлением в XXI в. еще более увеличилась ответственность Китая и США за развитие мира во всем мире. Обе стороны выразили желание усилить диалог и сотрудничество в вопросах сохранения мира и стабильности в регионах, предупреждения распространения оружия, а также в вопросах защиты окружающей среды, борьбы с наркотиками и пересечения международной преступности. Вместе с этим китайская сторона искренне выражает серьезную озабоченность по поводу развития США государственной ракетной оборонительной системы.25

В 2001г. США опубликовали доклад о правах человека, в котором осуждали Китай и немало других стран, упомянув более 100 развивающихся стран. Однако в докладе ни словом не упоминается серьезный вопрос о правах человека внутри самих США. Это – типичное осуществление в вопросе о правах человека “политики двойного стандарта”.

В феврале 2001г. пресс-канцелярия Госсовета Китая опубликовала статью “Протокол о правах человека в США в 2000 году”. Второй год подряд Китай публикует протокол о правах человека в США, нацеленный на ежегодный доклад США о праве на гражданство.

В статье указывается, что доклад США о правах человека возводит напраслину посредством извращения и фабрикации фактов, разнузданно обвиняет более 190 стран и районов мира, включая и Китай, в вопросе о правах человека и не замечает серьезного вопроса с правами человека у себя в стране. “Это лишь обнажает перед всем миром настоящее лицо мнимого “защитника прав человека” и настоящего гегемониста”.26

На примере предвыборной компании и других конкретных фактов в США статья критикует разгул насилия, несправедливость законодательства, дифференциация богатых и бедных, опасения тружеников по поводу экономических и социальных прав, застаревший вопрос расовой дискриминации, а также крайнюю воинственность правительства и грубое попрание человеческих прав в других странах.

Председатель КНР Цзян Цзэминь 21 марта 2001г. в резиденции Китайского высшего руководства Чжунаньхай встретился с редактором распорядителем американской газеты “Вашингтон пост” Стивом Коллом, сопровождавшими его двумя редакторами газеты и ответил на их вопросы.

На вопрос американских журналистов: “Вы считаете США партнером или конкурентом?” – Цзян Цзэминь отметил, что Китай – крупнейшая в мире развивающаяся страна, а США – крупнейшая в мире развитая страна. Обе страны являются постоянными членами совета безопасности ООН. Хотя между двумя странами существуют некоторые разногласия, но у них существуют и общие интересы по важным вопросам, связанным с миром и развитием во всем мире.27 На фоне ускорения процесса экономической глобализации возникновение конкуренции между различными странами в областях экономики, науки и техники, торговли, интеллектуальных ресурсов и др. является одной из особенностей мирового развития. Вполне нормально существование такой конкуренции и между Китаем и США.

Одновременно КНР и США сотрудничают во многих областях. Причем перспективы такого сотрудничества, по мнению Цзян Цзэминя, широкие. Развитие отношений сотрудничества между двумя странами отвечает конкретным интересам народов двух стран и имеет важное значение для содействия миру и развитию во всем мире.

Китайско-американские отношения хотя и прошли путь не ровный, однако вместе они развиваются по нарастающей. Расширяются сотрудничества и обмены между двумя странами в торгово-экономической и других областях. Сотрудничество двух стран в ликвидации последствий азиатского финансового кризиса, сохранения мира и стабильности на Корейском полуострове и других важных делах было плодотворным.

Председатель КНР выразил уверенность в том, что на основе соблюдения трех китайско-американских коммюнике и основных норм международных отношений, а также надлежащего разрешения проблем, существующих между двумя странами, китайско-американские отношения получат новое развитие в новом столетии.

Отвечая на вопрос о том, что может предпринять президент Дж. Буш для содействия в “максимальной степени” развитию китайско-американских отношений, Цзян Цзэминь отметил, что наличие между Китаем и США разногласий по ряду вопросов является нормальным, поскольку страны идут по разному общественно-политическому пути.

Коснувшись тайваньской проблемы, Цзян Цзэминь возложил на США главную вину за невозможность до сих пор решить тайваньскую проблему. США признают принцип одного Китая и дают обещания китайскому правительству и народу, с одной стороны, с другой, продают огромное количество современного оружия Тайваню. Это на самом деле способствует раскольнической деятельности сил, претендующих на независимость Тайваня.

Цзян Цзэминь выразил надежду на соблюдение США трех китайско-американских коммюнике, сделанных ими обещаний и должное решение тайваньской проблемы, исходя из стратегических целей долгосрочного развития.28

1 апреля 2001г. произошло столкновение самолетов США и КНР. американский военный самолет-разведчик ЕР-3 морской авиации действовал в воздушном пространстве над юго-восточными морскими акваториями о. Хайнань. С целью наблюдения и слежки за ним вылетели два военных самолета китайской стороны. Американский самолет неожиданно развернулся в сторону самолетов китайской стороны и носом и левым крылом задел один из китайских самолетов. В результате он рухнул, пилот китайской стороны Ван Вэй пропал. После происшествия американский самолет без разрешения китайской стороны вошел в воздушное пространство Китая и приземлился на Линшуйском аэродроме о. Хайнань.29

Неопровержимые факты показывают, что в этом инциденте самолет США представлял не простой летательный аппарат, а военный разведывательный самолет, оснащенный новейшей компьютерной разведывательной техникой. В воздушном пространстве над экономической зоной, принадлежащей Китаю, он совершал не обычный полет, а военную разведку, направленную против Китая. Занимаясь такой военной деятельностью в мирное время, американская сторона попрала основные принципы международного права относительно взаимного уважения суверенитета и территориальной целостности между государствами. Это создало напряженную атмосферу в регионе.

В том же 2001г. в самолете “Боинг” Председателя КНР Цзян Цзэминя были обнаружены подслушивающие устройства. Встреча Цзян Цзэминя в Шанхае на заседании стран АТЭС с Бушем прошла холодно.

Как отмечает газета “Жэньминь Жибао” от 04.05.2002г. заместитель председателя КНР Ху Цзиньтао на приеме, устроенном Национальным комитетом американо-китайских отношений, выступил перед американскими деятелями в Вашингтоне.

В своей речи он подчеркнул: “В этом году отмечается 30 лет с момента визита президента Ричарда Никсона в Китай и принятия китайско-американского Шанхайского коммюнике. С тех пор отношения между КНР и США прошли хотя и не гладкий путь, но все-таки в поступательном направлении, достигнуты исторические успехи в широких областях межгосударственных отношений. 30 лет назад народы двух стран мало контактировались друг с другом, а сегодня свыше 60 тысяч китайцев обучаются в США, более 5000 американских студентов – в КНР. Людские обмены с каждым днем увеличиваются. Лишь в 2001 году около миллиона американских туристов посетили Китай. 30 лет назад объем торговли двух стран был ничтожным, а сегодня КНР стала четвертым по товарообороту партнером США, а Соединенные Штаты – вторым торговым партнером и первым непосредственным инвестором в экономике Китая. В прошлом году объем китайско-американской торговли превысил 80 млрд. долларов. Американские предприниматели направили в КНР огромные средства, которые в общей сложности достигали 35 млрд. долларов”.

Ху Цзиньтао подчеркнул, что сотрудничество идет на пользу обеим странам, а конфронтация приносит лишь урон. Стабильные, здоровые и постоянно развивающиеся китайско-американские отношения отвечают коренным интересам как двух народов, так и народов всего мира, отвечают прогрессу человечества.30

Осенью 2002г. на заседании Совета Безопасности ООН Китай поддержал позицию России и Франции в отношении Ирака, не совпадавшую с позицией США.

Той же осенью Председателем КНР стал Ху Цзиньтао. Одним и первых его решений было создание “специальной группы”, которая по его замыслам поможет ему разобраться в запутанных китайско-американских отношениях. По его указанию этой группе поручено выработать долгосрочную стратегию в отношении Конгресса США, американских средств массовой информации и американской общественности.

8 сентября 2003г. государственный секретарь США Колин Пауэлл, касаясь отношений с Китаем отметил, что китайско-американские отношения на момент прихода к власти нынешней администрации находились не в лучшем виде. “Вы помните, что в апреле 2001 года произошел инцидент, когда мы потеряли свой самолет в результате столкновения с китайским самолетом, и он вынужден был приземлиться на острове, – сказал госсекретарь США. – Налицо был кризис. Нам удалось разрешить этот кризис в течении двух недель, и с тех пор наши отношения развивались по восходящей линии. Сейчас можно сказать, что отношения США и Китаем лучше, чем когда-либо со времени первого визита Президента Никсона.

Дело не только в том, что после терактов 11 сентября мы пересмотрели свои приоритеты. Дело не только в том, что мы активно выступали за прием Китая во всемирную торговую организацию. Дело не только в том, что у кормила правления в Китае встало новое поколение руководителей. И дело, безусловно, не в том, что мы позабыли о наших разногласиях с Китаем по вопросу о соблюдении прав человека или деятельности в области распространения оружия массового поражения, или нежелании руководства Китая дополнить экономическую реформу реформой политической. Мы принимаем во внимание эти разногласия.

Мы считаем, что мы должны вместе принять ответственность за наше общее будущее. Мы не рассматриваем это будущее, руководствуясь принципом “все или ничего”. В нашей национальной стратегии безопасности об этом говорится прямо: “Мы приветствуем создание сильного, мирного и процветающего Китая”. Мы стремимся к конструктивным отношениям с Китаем. Более того, мы приветствуем глобальную роль Китая в той мере, в какой Китай возьмет на себя и ответственность, равную его роли”.31

В декабре 2003г. премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао находился с визитом в США, где встретился с вице-президентом США Ричардом Чейни и временным спикером Сената Тедом Стевенсом.

Вэнь Цзябао сказал Р. Чейни, что китайско-американские отношения являются самыми важными двусторонними отношениями в мире. В новой обстановке сферы двустороннего сотрудничества не сократились, а наоборот, расширились. Основа двусторонних отношений не ослабевает, а усиливается. У двусторонних связей появился важный шанс для развития. Тайваньский вопрос является самой значимой и щекотливой проблемой в китайско-американских отношениях, затрагивает как суверенитет и территориальную целостность Китая, так и стабильность и развитие взаимных отношений. Он выразил надежду что США будут придерживаться политики одного Китая, соблюдать принципы трех совместных коммюнике и выступать против “независимости Тайваня”.32

Р. Чейни в ответ заявил, что его страна придает большое значение развитию отношений с КНР. Обе страны имеют много общих интересов в международных делах. Указав на важность укрепления взаимных контактов, налаживания откровенного диалога устранение недоразумений и прочность нынешних китайско-американских торгово-экономических связей, Р. Чейни отметил, что двум государствам также требуются хорошие политические отношения.

В ходе встречи с временным спикером Сената США Тедом Стевенсом Вэнь Цзябао выразил признательность друзьям в Сенате США за то, что они в течении многих лет следят за китайско-американскими отношениями и их поддерживают, прилагают неустанные усилия по содействию контактам и сотрудничеству между двумя государствами. Он выразил надежду, что законодательные органы двух стран развернут активные связи, укрепят взаимопонимание и будут содействовать сотрудничеству между собой.

Т. Стевенс отметил, что нынешний визит премьера Госсовета КНР Вэнь Цзябао в США имеет большое значение для будущего развития двусторонних отношений. В настоящее время роль Китая становится все более важной. Китайская и американская стороны должны в дальнейшем укрепить сотрудничество для совместного разрешения вопросов, которые стоят перед двумя сторонами.33

Развитие китайско-американских отношений на протяжении почти 50-ти лет наталкивает на следующие мысли: Во-первых, перелом в отношениях объясняется в основном политической независимостью Китая, его бурным экономическим развитием, повышением статуса на международной арене и укреплением стратегической роли в отношениях между странами. Во-вторых, мышление времени “холодной войны” когда идеология определяла размежевание политических сил ведет лишь к противоречию и даже конфликту. Между обеими странами имеются общие интересы. Двустороннее сотрудничество и совместное развитие не только создают блага для народов Китая и США, но и благоприятствуют стабильности, миру и расцвету в АТР и на планете. В-третьих, от урегулирования тайваньского вопроса в соответствии с тремя коммюнике непосредственно зависят стабильность, улучшение и развитие китайско-американских отношений в новом столетии. В-четвертых, необходимо устранять разногласия в духе взаимного уважения, равного согласования и стремления к общему, несмотря на существующие различия.

Глава II. Китайско-российские отношения


Китайско-российские отношения находятся под пристальным вниманием мирового сообщества, поскольку от “веса” и “качества” этих отношений в значительной степени зависит структура мировых отношений.

Китайско-советские отношения в конце 70-х г. XX в. Отличались напряженностью. Китай требовал от СССР устранить “три препятствия”, считая это предварительным условием расширения отношений с СССР.

В марте 1982г. в речи в Ташкенте по поводу 60-летия Советской власти в Узбекистане Л.И. Брежнев выдвинул идею мер доверия на советско-китайской границе.34 Китайская сторона откликнулась. С октября 1982г. возобновились прерванные с 1980г. советско-китайские переговоры на уровне заместителей министров иностранных дел.

В 1984г. началась подготовка к заключению долгосрочного советско-китайского соглашения по внешней торговле на 1986-1990 гг.

К моменту прихода к власти М.С. Горбачева отношения между СССР и КНР были наилучшими за все предшествование десятилетия с 60-х гг. М.С. Горбачев повел дело к полномасштабной нормализации отношений с КНР, считая её составной частью встраивания внешнеполитических интересов Советского Союза в новую структуру отношений ведущих мировых лидеров. XXVII съезд КПСС в феврале 1986г. убедил КНР в глубине происходивших в СССР преобразований.

В декабре 1988г. на переговорах министров иностранных дел КНР и СССР была зафиксирована близость советской и китайской позиций в отношении необходимости устранения иностранного военного присутствия к Камбодже.

В декабре 1988г. СССР объявил о 500-тысячном сокращении численности советской армии. Все советские войска были выведены из Монгольской Народной республики. Была проведена реорганизация структуры военных округов таким образом, чтобы они ориентировались на сдерживание скорее американо-японской, а не китайской угрозы.

Эти мероприятия подготовили почву для визита в мае 1989г. М.С. Горбачева в Пекин, в ходе которого были нормализованы советско-китайские межгосударственные отношения и связи между КПСС и КПК. В след за тем, в апреле 1990г. в ходе визита в Москву премьера Госсовета КНР Ли Пэна была подписана серия соглашений по сотрудничеству в сфере экономики, торговли, науки, техники и культуры.

В 1991г. в Москве побывал Цзян Цзэминь. В ходе этого визита министры подписали Соглашение по восточной секции китайско-советской границы.35

После распада Советского Союза в середине декабря 1992г. Пекин посетил Б.Н. Ельцин. Было подписано 24 документа, касавшихся политических и экономических отношений, а также опубликовано Совместное заявление о взаимных отношениях между КНР и российской федерацией.

Еще один пакет документов был подписан во время визита Председателя КНР Цзян Цзэминя в Россию в сентябре 1994г. Среди них – Декларация о долгосрочном развитии двусторонних связей, протокол о торговле и экономическом сотрудничестве и соглашение о таможенном сотрудничестве.

В ходе этого визита Цзян Цзэминь охарактеризовал состояние российско-китайских отношений как “конструктивное партнерство”.36

В 1994г. когда закладывались отношения конструктивного партнерства, с российской стороны было дано недвусмысленное разъяснение что оба государства являются полностью независимыми и что больше не будет разделения на “старшего и младшего братьев”.37 Еще большую ясность внесла китайская сторона: эти отношения зиждятся на 5 принципах мирного сосуществования, страны не будут антагонистами, они не вступают в союз, становясь добрыми соседями, хорошими партнерами и друзьями, сотрудничая во имя общих интересов и совместного процветания.

В апреле 1996г. Ельцин вновь нанес визит в КНР, в ходе которого было подписано Совместное заявление (Пекинская декларация), где говорилось уже о “стратегическом партнерстве на основе равенства, взаимного доверия и взаимной координации, ориентированной на XX в.”.

В декабре 1996г. создан разветвленный механизм регулярных встреч глав правительств двух стран, которые в соответствие с межправительственным соглашением проводятся не реже одного раза в год.

Россия и Китай рассматривают современный мир как развивающийся в направлении многополярности. Оба государства исходят из того, что времена направленных против третьих стран союзов и стратегических “многоугольников” ушли в прошлое.

Взаимодействие на международной арене Россия и Китай строят на основе совместной Декларации о многополярном мире и формировании нового международного порядка, подписанной на высшем уровне в апреле 1997г.

Важным шагом к обеспечению широкой общественной поддержки курсу на добрососедство и стратегическое партнерство России с Китаем явилось создание Российско-китайского комитета дружбы, мира и развития, первое заседание которого в Пекине было приурочено к государственному визиту президента России в КНР в ноябре 1997г.

В ноябре 1997г. завершены демонстративные работы на Восточной части российско-китайской границы (от Кореи до Монголии, протяженность – свыше 4200км.), а в 1998г. – на Западной части границы (55км.), позволившие впервые за более чем 300-летнюю историю отношений четко и по обоюдному согласию обозначить её на местности.

Китай является третьим (после Германии и США) торговым партнером России среди стран дальнего зарубежья, Россия – восьмым по объему товарооборота партнером Китая.

В основном сформирована договорно-правовая база российско-китайского торгово-экономического сотрудничества, куда входят Торговое соглашение между Российской Федерацией и КНР на 1997-2000гг., Меморандум о взаимопонимании, между Россией и КНР об основных направлениях торгово-экономического и научно-технического сотрудничества, а также значительное число межправительственных и межведомственных документов по конкретным направлениям сотрудничества. Российско-китайские встречи на высшем уровне проводятся не реже одного раза в год. В ходе пребывания в России председателя Цзян Цзэминя 22-25 ноября1998г. состоялся первый неформальный саммит. Была принята в рабочую эксплуатацию линия “горячей связи” между руководством России и Китая.

В 1998г. объем российско-китайской торговли уменьшился на 10% и составил 5,4 млрд. долл. (в 1993. – 7,7 млрд. долл.), включая экспорт из России в сумме 3,6 млрд. долл. и импорт из КНР – 1,8 млрд. долл. Доля российско-китайской торговли в общем товарообороте КНР снизилась (с 3,5% в 1992г. до 1,9% в 1998г.). Основу российского экспорта в КНР составляют машины и оборудование (24% экспорта), цветные металлы, древесина и целлюлоза, химические удобрения и другие химические товары. 70% российского импорта приходится на закупки изделий из кожи, одежду, обувь, мясо, а так же машины и оборудование.

В 1998г. достигнуты заметные результаты в торговле технологиями между Россией и Китаем (подписаны контракты на 1,9 млрд. долл.).

В том же году сторонами подписан 481 контракт в области подрядных работ и предоставления трудовых услуг на общую сумму 213 млн. долл. Фактически выполнено работ на 122 млн. долларов. На конец 1998г. в России насчитывалось около 10 тысяч рабочих из КНР.

Российско-китайские межбанковские связи строятся на основе двух межведомственных соглашений между Центральным банком Российской Федерацией и Народным банком Китая (НБК – центральным банком КНР) о сотрудничестве и о сотрудничестве в области надзора за деятельностью кредитных организаций.

Проблема несовершенства системы взаимных расчетов, включая неразвитость сети взаимных корреспондентских связей между банками России и Китая, значительный удельный вес расчетов наличными (особенно, в приграничной торговле), недоверие китайских банков к российским коммерческим банкам и т.п.. затрудняют развитие российско-китайской торговли. Для обсуждения путей совершенствования платежно-расчетных отношений в соответствии с решением 2-го заседания Российско-Китайской Комиссии по подготовке регулярных встреч глав правительств (февраль 1998г.)образована Рабочая группа по межбанковскому сотрудничеству, первое заседание которой состоялось в мае 1998г. в Пекине.38

В ходе официального визита Премьера Госсовета КНР Чжу Жунцзи (24-27 февраля 1999г., Москва) было подписано 16 различных документов, включая межправительственные соглашения, соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между администрациями рядя российских и китайских регионов, а также контракты между российскими и китайскими организациями. Среди межправительственных соглашений – Протокол о торгово-экономическом сотрудничестве на 1999г. (ежегодный документ, в котором фиксируются согласованные объемы взаимных поставок по межправительственным соглашениям), Протокол о принципах охраны и распределения прав на интеллектуальную собственность к соглашению о научно-техническом сотрудничестве от 18 декабря1992г.

Межрегиональные соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве заключены между правительством и администрациями республики Башкортостан и провинции Ляонин, Алтайского края и Синьцзян – Уйгурского автономного региона, приморского края и провинции Цзигинь, Амурской области и города Шанхая. Регионы при установлении прямого экономического взаимодействия будут исходить из взаимной заинтересованности, местных условий и имеющегося потенциала. При этом предполагается создание совместных рабочих органов с целью координации и углубления сотрудничества.

Среди договоренностей между российскими и китайскими организациями наиболее весомое значение имеют Генеральные соглашения по разработке ТЭО строительства трубопровода с Ковыктинского газоконденсатного месторождения в Иркутской области в Китай (Россия и Китай начинают разработку ТЭО согласно принятому расчетному графику строительства газопровода, рассчитанного на транспортировку газа в объеме до 20 млрд. куб. м. газа в течении 30 лет). Контракт об обмене поставках нефти между ОАО “НК ЮКОС” и Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (КННК) (речь идет о крупных поставках нефти и нефтепродуктов в Китай в 1999г. – до 1,5 млн. т. с последующим увеличением до 2-2,5 млн. т., включая поставки через Дальний Восток взамен добываемой Китаем нефти в Казахстане), Соглашение между ОАО “НК ЮКОС” и КННК по разработке технико-экономических расчетов строительство нефтепровода из России в КНР (долгосрочный проект, ориентированный на строительство нефтепровода и поставки нефти в объеме 25-30 млн.т. в течении 25 лет), Соглашение о сотрудничестве между РАО “ЕЭС России” и Государственной энергетической корпорацией Китая (определены основные направления взаимодействия).

Кроме того, подписаны документы о поставках комплектующих китайской компании TCL для сборки телевизоров на российских предприятиях “Рубин” и “Квант” (до 200 тыс. штук к 2001г. на каждом предприятии), о сотрудничестве между китайской компанией “Чуньгань” и ГП ВТФ “Энергия” и ОАО “Машиностроительный завод” (поставки комплектующих в 1999г. с последующим созданием совместного производства кондиционеров в объеме до 200 тыс. штук в год), договоры о приобретении недвижимости для универмагов китайских товаров и Китайского делового центра в Москве (общая сумма контрактов превышает 17 млн. долл.).

В декабре 1999г. Б.Н. Ельцин посетил с официальным визитом Пекин. Россия поддерживала политику Китая в отношении Тайваня, Китай объявил что Чечня – внутреннее дело России.

В интервью китайским и российским СМИ накануне визита в КНР в июле 2000г. новый президент России В.В. Путин подтвердил, что Китай является стратегическим партнером России, разделяемость позиций на международной арене, стремление стран к поддержанию и укреплению многополярного мира.39

Во время визита В. Путина в Китай в июле 2000г. было подписано совместное заявление по ПРО.

В нем, в частности, говорится, что план США создать систему национальной противоракетной обороны на территории страны вызывает глубокую озабоченность Москвы и Пекина.

С 11 по 19 сентября 2000г. успешно прошел визит в Россию председателя ПК ВСНП Ли Пэна. Президент России В. Путин на встрече с Ли Пэном заявил, что российско-китайские отношения находятся “на самом высоком уровне”.40

С 3 по 4 ноября того же года с официальным визитом в Китае находился премьер-министр России М.Касьянов. С премьером Чжу Жунцзи у него состоялась пятая периодическая встреча. Во время визита М. Касьянова приняли в отдельности Председатель Цзян Цзэминь и председатель ПК ВСНП Ли Пэн. Чжу Жунцзи и М. Касьянов провели переговоры в расширенном и узком составах. Обе стороны обменялись мнениями в основном по вопросам об отношениях между двумя странами, в частности, о дальнейшем развитии сотрудничества двух стран в экономике, науке и технике, энергоисточниках и других областях. В процессе визита обе стороны подписали совместное коммюнике пятой периодической встречи премьеров Китая и России, Протокол четвертого совещания комитета по периодическим встречам премьеров Китая и России. Всего было подписано 14 документов о двустороннем сотрудничестве.

15 ноября Председатель КНР Цзян Цзэминь, участвовавший в неофициальном совещании руководителей Азиатско-Тихоокеанской организации экономического сотрудничества в Брунее лично встретился с президентом В.В. Путиным. Обе стороны обменялись мнениями в основном об отношениях в торгово-экономическом сотрудничестве между странами. Премьер Чжу Жунцзи и премьер-министра России М. Касьянов провели в Пекине пятую периодическую встречу премьеров двух сторон. Все это имело важное влияние на дальнейшее развитие отношений стратегического партнерства между Китаем и Россией.

Между Китаем и Россией налажены обмен и сотрудничества в экономике, науке и технике, военной технике и других областях. Отношения между Китаем и Россией по-прежнему представляют собой нормальные государственные отношения нового типа. Добрососедство и сотрудничество базируется на принципах неприсоединения, непротивостояния и ненаправленности против третьей стороны.

Показателем нового уровня двусторонних отношений стал подписанный президентом России В.В. Путиным и Председателем КНР Цзян Цзэминем во время очередной встречи на высшем уровне в Москве в середине июля 2001г. российско-китайский Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве.

Договор, как и российско-китайское сотрудничество в целом, имеет два аспекта: международный и двусторонний. Практически полное совпадение взглядов двух стран на международные проблемы – важнейший двигатель двусторонних отношений. Лидеры в Пекине и Москве неоднократно заявляли, что российско-китайское сближение не направлено против третьих стран, в том числе и против США, и это совершенно верно в том смысле, что США и Запад в целом не рассматриваются ни Китаем, ни Россией в качестве врага. Напротив обе стороны крайне заинтересованы в экономическом и политическом сотрудничестве с Западом. Оно является важнейшим фактором развития обеих стран и, следовательно, полностью соответствует их стратегическим целям. Однако вероятно и то, что российско-китайское сближение в определенной степени стимулируется рядом негативных (с точки зрения Москвы и Пекина) тенденций международного развития, которые до недавнего времени особенно активно поощрялись Вашингтоном.

Прежде всего, это стремление принизить роль ООН и её органов, попытки НАТО взять на себя функции Совета Безопасности, расширение НАТО, выход США из Договора по ПРО и нежелание американцев присоединяться к ряду других международных соглашений, то и здесь значение договора велико. Для Китая важно выраженное в нем уважение выбора пути развития, что свидетельствует об отказе России поучат Китай относительно почтительности той или иной политической системы или “прав человека”.

Интересна статья 8, запрещающая использовании территории России и Китая третьими государствами в ущерб государственному суверенитету, безопасности и территориальной целостности друг друга, также деятельность организации и групп, наносящих такой ущерб. Ясно, что речь здесь идет о важнейшем взаимном интересе обоих государств: борьбе с сепаратистским движением, поддерживаемым международными террористическими организациями или третьими странами.41

Тенденция стабилизации экономического роста была закреплена во время визита премьера Госсовета КНР Чжу Жунцзи, который в сентябре 2001г. побывал в Санкт-Петербурге на очередной встрече государств. С китайской точки зрения проблемой двусторонней торговли является повышение китайского импорта над экспортом (соответственно 5,77 млрд. долл. и 2,23 млрд. долл. в 2000г.).42 Но и Россия не вполне удовлетворена тем, что основу её экспорта составляют вооружения и сырье.

Вооружение составляет 15-20%. Это не случайно, ведь в этой области Китай может приобрести у России товары такого уровня, доступ которым на западе для него закрыт.

Для России торговля с КНР крайне важна тем, что решает важные социальные проблемы: дает работу и зарплату десяткам тысяч рабочих, обороны предприятий и позволяет развивать сконцентрированный в оборонном секторе технологический потенциал в условиях когда средств собственного государства явно не достаточно.

Россия хотела бы продавать Китаю и гражданскую продукция, к которой тот проявляет гораздо меньший интерес, часто предпочитая приобрести западные образцы, даже несмотря на их более высокую цену. К тому же как и в России, так и за рубежом неоднозначно относятся к продаже передового российского вооружения Китаю. На этот счет существуют самые различные опасения, и с той точки зрения диверсификация российского экспорта имела бы большое значение.

В этой связи крайне важны некоторые документы, подписанные на упомянутые выше шестой, сентябрьской, встречи глав правительств. Во-первых, специальным протоколом была создана подкомиссия по связи и информационным технологиям, которая занимается развитием сотрудничества в этой наиболее современной области.

Во-вторых, что особенно важно, был подписан контракт на покупку КНР пяти российских гражданских самолетов ТУ-204-120. Эта сделка означает прорыв российского гражданского авиастроения на китайский рынок.

Кроме того, во время сентябрьского визита китайского премьера было заключено соглашение о разработке ТЭО проекта нефтепровода из России в Китай. С российской стороны в проекте заняты компании “Транснефть” и “ЮКОС”, с китайской – Национальная нефтегазовая корпорация. Начало поставки нефти (20 млн. тонн ежегодно, а в перспективе – 30 млн. тонн) в Китай намечено на 2005г. Сегодня на первый план экономических отношений между странами вышли крупные компании с высоким удельным весом государственной собственности или поддерживаемый государством.

В результате в России появились значительные лоббистские группы, подталкивающие правительство к принятию мер для создания более благоприятных условий торгово-экономического сотрудничества. Российские поставщики, энергетического оборудования, энергоресурсов и вооружений сделали самые серьезные ставки на Китай. В настоящее время освоение китайского рынка для этих групп российского бизнеса является не просто средством зарабатывания денег, но и формой выживания.

Именно эти сферы являются сферами с высоким уровнем государственного регулирования. Поэтому повышение активности государственных органов в сфере российско-китайских экономических отношений все же не является бюрократической компанией, инициированной верхами с целях укрепления политического сотрудничества, а отражает реальное повышения интереса крупного российского бизнеса в расширение экономических связей с Китаем.

По приглашению президента Российской Федерации В.В. Путина Председатель Китайской Народной Республики Ху Цзиньтао с 26 по 28 мая 2003г. посетил Российскую Федерацию с государственным визитом.

Главы двух государств обсудили развитие двусторонних отношений за последние десятилетие, их современное состояние и перспективы. Они подчеркнули свое единство в том, что какие бы изменения ни происходили в мире, углубление отношений добрососедства, дружбы, взаимовыгодного сотрудничества, партнерства и стратегического взаимодействия между Россией и Китаем будет оставаться приоритетным стратегическим направлением внешней политики двух стран. Стороны заявили, что готовы принять эстафету от предшествующих поколений и пронести её в будущее, прилагать совместные усилия для раскрытия новых перспектив развития российско-китайских отношений.

В этих целях главы государств России и Китая заявили о следующем:

За последнее десятилетие российско-китайский отношения прошли исторический путь отношений между дружественными государствами, отношений конструктивного партнерства и перешли в стадию отношений партнерства и стратегического взаимодействия.

Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой от 16 июля 2001 года концентрированно отразил целый ряд достижений в развитии двусторонних отношений за последние годы, заложил прочную юридическую основу для неуклонного и устойчивого развития отношений между двумя государствами в новом столетии.

Россия и Китай выступают за многополярное, справедливое и демократическое мироустройство на основе общепризнанных принципов международного права”.43

На пресс-конференции после встречи с В.В. Путиным, отвечая на вопрос: “Почему вы решили совершить первый свой государственный визит в Россию?” Председатель КНР Ху Цзиньтао ответил: “Россия – великая страна, крупнейший сосед Китая, вместе с тем, это крупная держава с мировым авторитетом, огромным мировым вилянием. С начала 90-х годов прошлого века при наших общих усилиях китайско-российские отношения получили развитие в здоровом и успешном направлении.

Успешное развитие китайско-российских отношений приносит не только реальную выгоду народам обеих стран, но и вносит свой важнейший вклад в дело защиты мира, стабильности, способствует развитию и процветанию в регионе и в мире в целом. Руководство Китая придает огромное значение наращиванию китайско-российских отношений. Мы считаем, что надо и дальше ставить китайско-российские отношения на приоритетное место в нашей внешней политике.

Именно исходя из этой важности и значения которое я придаю нашим отношениям, я с большими ожиданиями на их дальнейшее развитие выбрал Россию как первый пункт моей первой зарубежной поездки после назначения на пост председателя КНР.

Я очень надеюсь, что этот визит будет служить дальнейшему укреплению китайско-российского взаимодействия и партнерства, раскрытию новых перспектив наращивания нашего сотрудничества”.

Касаясь вопроса об преемственности и стабильности китайско-российских отношений Ху Цзиньтао ответил:

Во-первых, такое взаимодействие Китая и России отвечает коренным интересам наших государств и является общим чаянием наших народов. Оно соответствует течениям и веяниям эпохи.

Политика, которая отвечает национальным интересам и имеет поддержку народа и отвечает веянию времени, не будет и не может изменяться.

Во-вторых, руководители Китая и России неоднократно заявляли о готовности принять эстафету от наших предшествующих поколений и принести её в будущее, дальше укреплять и развивать взаимодействие двух стран.

В-третьих, мы на этих переговорах выразили приверженность российско-китайскому договору о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, а также духу тех важных политических документов, которые подписаны в последние годы. Мы также подтвердили нашу готовность и дальше выполнять соглашения и договоренности, к которым мы пришли за последние годы.

Все это служит той гарантией, которая может обеспечить преемственность и стабильность развития китайско-российских отношений, гарантией того, что тенденция развития этих отношений не будет меняться только из-за кадровых перестановок.

В-четвертых, мы, с Владимиром Путиным, договорились о том, что мы, учитывая изменения и развитие международной ситуации и дальше будем укреплять наше стратегическое взаимодействие во всех сферах. Это говорит о том, что мы не только намерены укреплять достигнутые результаты, но и не можем быть ими удовлетворены”.44

Во внешней политике Китая отношением с Россией отводится значительное место”, – заявил председатель КНР Ху Цзиньтао. “Новое руководство страны уделяет большое внимание укреплению взаимовыгодного сотрудничества с Москвой”,45 – сказал он, выступая 28 мая 2003г. перед студентами и преподавателями МГИМО.

Китайский лидер подчеркнул, что Китай никогда не будет заниматься экспансией, даже когда будет более развитой страной. По словам Ху Цзиньтао, российско-китайский договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве позволил заложить основу для долговременных и стабильных отношений, он также отметил, что Китай и дальше продолжит сотрудничество с Россией в рамках Шанхайской организации сотрудничества.

Китай и Россия, по словам китайского лидера являются великими державами, а также постоянными членами Совета Безопасности ООН, поэтому они играют важную роль на международной арене. “Интенсивное взаимодействие между нашими странами способствует поддержанию регионального всеобщего мира и безопасности”, – сказал Ху Цзиньтао. По его словам, Россия и Китай поддерживают друг друга в важнейших вопросах, касающихся государственного суверенитета и территориальной целостности обеих стран. Обе стороны придерживаются четкого принципа не враждовать и уважать суверенитет друг друга.46

Ху Цзиньтао акцентировал внимание на активном развитие торгово-экономических отношений между странами. Он напомнил, что сторонам удалось повысить двусторонний товарооборот от 6,5 млрд. долл. в 90-х годах до 12 млрд. в 2002г.

Кроме того, вместе с другими странами ШОС стороны активно продвигают региональное взаимодействие, совместно борются с новыми угрозами и вызовами. Ху Цзиньтао также подчеркнул, что Китай решительно осуждает теракты в Чечне. По его словам Китай и Россия будут и дальше взаимно координировать свои позиции, поддерживать друг друга, защищая общие ценности и интересы, содействовать миру, стабильности и развитию во всем мире.47

Президент России Владимир Владимирович путин отметил, что “новый уровень в российско-китайском взаимодействии закрепленный в историческом договоре о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, требует значительной активизации работы по ключевым направлениям партнерства” между двумя странами.48 Об этом говорится в его приветствии прошедшему 10 сентября 2003г. в Пекине заседанию российско-китайского комитета дружбы, мира и развития, которое зачитал полномочный представитель президента России в Сибирском федеральном округе, сопредседатель комитета с российской стороны Леонид Драчевский.

По словам В.В. Путина “комитет призван стать реально работающим механизмом не правительственных обменов и сыграть высокую роль в углублении разнопланового диалога между нашими народами”.49 В свою очередь, в приветствии к участникам заседания Председатель КНР Ху Цзиньтао подчеркнул, что “Китай и Россия – добрые соседи и важные стратегические партнеры, сохраняющие и развивающие долгосрочные стабильные связи добрососедства, дружбы и сотрудничества, которые отвечают коренным интересам народов двух стран, а также способствуют миру, стабильности и развитию во всем мире”.50

Китай и Россия установили отношения на таком высоком уровне потому, что в их основе лежат общие насущные интересы, существует взаимное желание и благоприятные условия для их развития на прочной взаимовыгодной основе. И Китай и Россия прилагают усилия в развитии собственной экономики и повышению совокупной государственной мощи, осуществляют мирную независимую и самостоятельную внешнюю политику, выступают против гегемонизма и политики силы, отстаивают создание многополюсного мира. На основе этих общих устремлений возникает возможность и реальность равноправного и доверительного сотрудничества обеих стран и их народов.

Китайско-российские отношения равноправного доверительного партнерства, направленного на стратегическое взаимодействие, имеет целый ряд особенностей и преимуществ: лежащие в их основе принципы полностью соответствуют Уставу ООН и нормам международного права. Китай и Россия соблюдают принципы добрососедства, взаимовыгодного сотрудничества и долгосрочной стабильности, принципы “невступления в какой-либо союз направленный против третьей страны”, добились поставленной цели стать “хорошими соседями, хорошими партнерами и хорошими друзьями”.51

Такие отношения имеют прочную базу, перспективные цели и широкое влияние. Их база прочна потому, что в основу положены пять принципов мирного существования.

Цели перспективны потому, что они будут сохраняться в XXI веке, а, значит, курс на развитие дружественных отношений и сотрудничество – не временная мера. Влияние широко потому, что соседи Китай и Россия являются постоянными членами Совета Безопасности ООН, поэтому влияние дружественного развития китайско-российских отношений носит не только региональный, но и глобальный характер.

Китайско-российские отношения партнерства, направленного на стратегическое взаимодействие, учитывающее интересы всех сторон, очень важны для укрепления мира на всей планете. Такие отношения отвечают не только интересам и чаяниям народов Китая и России, но и идут на пользу миру и стабильности в регионе и во всем мире.

Глава III. Китай и соседние страны


Основной целью китайской внешней политики в 80-е годы была задача создания и сохранения долгосрочного внешнего мирного окружения страны, благоприятного для дальнейшего экономического развития и модернизации КНР.

Вслед за улучшением советско-китайских отношений, Китай стремился нормализовать отношения с Индией.

Отношения с Индией были осложнены из-за нерешенности пограничного вопроса между Китаем и Индией.

Ключевым во внешней политике Китая становилось то, что он стремился решить трудные вопросы мирным путем переговоров.

Проходившие с 1981 по 1987гг. регулярные встречи официальных делегаций Китая и Индии для обсуждения территориально-пограничной проблемы привели обе стороны к заключению, что усилиями одних лишь экспертов решить проблему невозможно, что она должна рассматриваться с более высоких позиций всего комплекса отношений между двумя великими азиатскими державами, а для этого необходим диалог на политическом уровне, и, чем выше – тем больше шансов добиться успеха.

Для разрешения пограничного вопроса требовалась политическая воля руководства обеих сторон.

Крупнейшим событием китайско-индийских отношений явился визит индийского премьер-министра Раджива Ганди этого визита продолжалась целый год, предпринимались усилия совершить “прорыв” в главной, пограничной проблеме. Однако сделать этого не удалось ни до, ни после визита.

По-мнению китайской стороны, визит Раджива Ганди имел огромное значение. Впервые после 34-летнего перерыва состоялся официальный визит премьер-министра Индии в Китай, был нанесен удар по “параллельной политике” Индии в отношении Китая (т.е. мерой нормализации отношений становилось разрешение пограничного вопроса); был “проложен путь” к всестороннему восстановлению и развитию двусторонних отношений.52

В совместном информационном коммюнике от 23 декабря 1988г. Китай и Индия заявили, что руководители государств согласились путем мирных и дружественных консультаций разрешить пограничный вопрос. Одновременно с поиском обоюдоприемлимых способов разрешения пограничной проблемы активно развивать отношения в других областях, активно создавать атмосферу и условия, которые способствовали бы правильному и справедливому разрешению пограничного спора. Для того, чтобы принять некоторые конкретные меры, стороны создали совместную рабочую груму по пограничному вопросу (СРГ), а также совместную рабочую группу по торгово-экономическим и научно-техническим вопросам. Обе стороны подтвердили свою заинтересованность в сохранении мира и стабильности на границе. По мнению китайской стороны “оба государства достигли единого принципиального мнения относительно способа разрешения пограничного вопроса”.

Для обеих сторон также было важным решение о возобновлении взаимных визитов на высшем государственном уровне, что должно было способствовать откровенному диалогу между странами.

По неполной статистике со второй половины 1989г. до конца 1990г. состоялись более 10 взаимных визитов на высшем политическом уровне (выше заместителя министра), включая заместителя премьер-министра КНР У Сюэцяня в октябре 1989г. и министра иностранных дел Цянь Цичэня в марте 1990г. В Индию. Индия заявила, что события на площади Тяньаньмэнь 4 июня 1989г. являются внутренним делом Китая.53 Таким образом, отношение Индии к событиям на площади Тяньаньмэнь дало мощный импульс для развития китайско-индийских отношений и поиска путей разрешения пограничного спора.

Первое заседание СРГ состоялось в Пекине с 30 июня по 4 июля 1989г. Главная задача совместной группы (СРГ) была определена как поиски путей урегулирования погранично-территориальной проблемы, снижение уровня военного присутствия вдоль границы и создание обстановки мира и спокойствия в пограничных районах, что должно помочь решению пограничной проблемы в целом.

В ходе встречи было достигнуто соглашение, что военные эксперты выработают меры для обеспечения “мира и стабильности” вдоль линии фактического контроля.

Для улучшения ситуации на границе в начале 1990г. Китаем и Индией было осуществлено значительное взаимное сокращение войск по обе стороны границы, в особенности на восточном ее участке. Индия сократила свое присутствие с 18 до 9 дивизий (каждая индийская дивизия насчитывает 12 тыс. солдат, китайская – около 9 тыс.). Численность китайских войск была увеличена примерно до уровня индийской стороны.

В конце августа – начале сентября 1990г. в Дели проходило вторе заседание СРГ. Было достигнуто соглашение о создании механизма по обеспечению регулярных встреч между представителями вооруженных сил двух стран с целью исключить возможность различных военных инцидентов на китайско-индийской границе.

Третье заседание СРГ проходило в мае 1991г. в Пекине. На переговоры серьёзное влияние оказала сложная внутриполитическая обстановка в Индии.

Ни одна из стран не ожидала каких-либо серьёзных решений.

Важнейшим событием в китайско-индийских отношениях явился первый после 31 года перерыва визит главы правительства КНР Ли Пэна в Индию (11-16 декабря 1991г.). В совместном коммюнике стороны вновь подтвердили намерение посредством дружественных консультаций поскорее достигнуть взаимоприемлемого способа разрешения пограничного вопроса. Это означало, что стороны опять не используют ни принцип “взаимопонимания и взаимных уступок”, ни принцип “взаимных интересов”.

Предметом серьёзного обсуждения была ситуация в Кашмире и Тибете позиция Индии состояла в том, что она не заинтересована а «интернационализации» проблемы Кашмира, а также против участия в ее урегулировании различных посредников. КНР выразила аналогичную позицию по Тибету. Индия вновь подтвердила, что Тибет является автономной частью КНР, а Ли Пэн высказался за решение Кашмирского вопроса на двусторонней основе между Дели и Исламабадом и обещал довести до сведения пакистанских представителей озабоченность Индии в связи с поддержкой Пакистаном Кашмирских мусульманских сепаратистов.54

С 20 по 22 февраля 1992г. в Дели состоялся 4-ый раунд китайско-индийских переговоров по пограничной проблеме.

В эти дни тибетцы устроили демонстрацию протеста, но были разогнаны и арестованы индийской полицией. Индийское правительство вновь подтвердило принадлежности Тибета Китаю. По мнению представителя МИД Индии, руководствуясь таким настроением, переговоры имели «глубокое значение и существенные результаты».55 Стороны договорились о встречах пограничного военного персонала каждый год в июне и октябре на западном и восточном секторах.

В случае необходимости стороны могли производить встречи в любое время в установленных местах. Стороны договаривались заблаговременно уведомлять друг друга о проведении военных маневров в пограничных районах, с этой целью устанавливалась прямая телефонная связь между силами пограничных войск.

Важным событием в китайско-индийских отношениях явился визит в Китай президента Индии Р. Венкатарамана с 18 мая по 23 мая 1992г.

В конце июля 1992г. состоялся первый в истории китайско-индийских отношений официальный визит министра обороны Индии Шараф Павара в Пекин. Основной целью поездки явился поиск путей снижения напряженности на китайско-индийской границе и укрепление мер доверия в военной области. Результатом этого официального визита стало возобновление приграничной торговли между Тибетом, КНР и северным штатом Индии Утлар Прадеш в районе Гунджи. Во время визита Ш. Павар встретился с государственным советником Китая министром национальной обороны Цин Цзивэем. Министры обменялись взглядами по широкому кругу международных и региональных вопросов и обсудили возможность возросших дружественных контактов между армиями двух стран. В беседе с индийским гостем Ли Пэн отметил, что решение пограничной проблемы связано с определенными трудностями, и это понятно, поскольку территориальный спор между Китаем и Индией имеет давнюю историю.

Однако, коль скоро Китай и Индия едины в стремлении урегулировать эту проблему, ее можно будет разрешить на равноправной основе, путем дружественных консультаций, и КНР будет неизменно стремиться к этому.

В конце октября – начале декабря 1992г. состоялся 5-й раунд переговоров. Стороны договорились подписать Соглашение об уменьшении численности войск вблизи границы, а также решили удалить от нее ряд находящихся «слишком близко» друг от друга пограничных постов. Было достигнуто согласие открыть больше пунктов для приграничной торговли между двумя странами и принять другие меры, чтобы способствовать ослаблению напряженности вдоль линии границы. Участки границы, где предполагалось открыть дополнительные “торговые ворота”, должны быть определены в ходе дальнейших китайско-индийских консультаций.

24-27 июня 1992г. в Дели состоялся 6-й раунд переговоров СРГ. Стороны, в частности, договорились о заблаговременном уведомлении друг друга о предстоящих военных манёврах и передвижениях войск в районах, прилегающих к совместной границе, установлении линии “горячей связи” между Генеральными штабами обоих государств, одновременном принятии мер по предотвращению нарушений воздушного пространства боевыми самолетами как ВВС Индии, так и КНР. В официальном заявлении подчеркивалось важное значение регулярных встреч высокопоставленных военных представителей двух стран, которые, по мнению Дели и Пекина, играют полезную роль в поддержании спокойствия в приграничных областях.

Однако по одному из ключевых вопросов в ходе переговоров – проблеме двустороннего сокращения численности войск, размещенных вдоль индийско-китайской границы в Гималаях, каких-либо сдвигов не было. Участники переговоров отметили, что решение о сокращении войск может быть принято на самом высоком политическом уровне.

В Пекине 2 сентября 1993г. заместитель премьера Госсовета КНР, министр иностранных дел Цзянь Цичэнь в связи с предстоящим визитом в Китай премьер-министра Индии П.В. Нарасииха Рао заявил, что Китай и Индия создадут совместную группу дипломатических экспертов, чтобы содействовать поддержанию мира и спокойствия на границе между двумя странами.56

В интервью индийскому агентству ПТИ он сказал, что группа экспертов будет создана в соответствии с Соглашением о подержании мира и спокойствия вдоль линии контроля, которое будет подписано в ходе визита главы индийского правительства.57

Важным шагом в создании атмосферы доверия между Пекином и Дели явился визит в Китай премьер-министра Индии Нарасииха Рао (6-9 сентября 1993г.). В результате китайско-индийских переговоров на высшем уровне в Пекине 7 сентября был подписан ряд важных документов, в том числе главный – Соглашение о поддержании мира и спокойствия в пограничных районах вдоль линии фактического контроля.

Согласно Соглашению стороны заявили, что пограничный вопрос должен быть разрешен путем мирных и дружественных консультаций.58

С 28 ноября по 1 декабря 1996г. в Индии с официальным визитом находился Председатель КНР Цзян Цзэминь. Это был первый визит главы Китайского государства за последние 50 лет с момента установления дипломатических отношений. Визит Цзян Цзэминя знаменовал собой дальнейшее развитие двусторонних отношений, которые поднялись на новый уровень – “партнерство, направленное на конструктивное сотрудничество в XXI веке”.59 По окончании переговоров 29 ноября было подписано Соглашение о создании мер доверия в военной области на линии фактического контроля в районах китайско-индийской границы, которое явилось дальнейшем развитием Соглашения от 1993г.

После подписания Соглашения Председатель КНР Цзян Цзэминь подчеркнул, что надеется, что стороны посредством переговоров как можно скорее найдут справедливый и рациональный способ разрешения погранично проблемы. Он также сказал, что данное Соглашение является важным поступком в области строительства взаимного доверия. Подписание и реализация данного Соглашения способствует дальнейшему поддержанию мира и стабильности вдоль ЛФК, создает благоприятную обстановку для окончательного разрешения пограничного вопроса. Соглашение является положительным вкладом, который внесли Китай и Индия для поддержания безопасности стабильности в данном регионе. Подписание этого Соглашения также должно вызвать приветствие и поддержку стран Азии и всего мира.60

Нужно сделать важные замечания по соглашениям 1993 и 1996гг.: они ограниченны в масштабе и применении, в целом меры являются декларативными и содержат минимум ограничивающих положений. Реализация и проверка отражены в Соглашениях скудно. Эти два документа функционируют больше как меры по избежанию конфликтов, чем как меры по созданию доверия. Эти ограничения отражают позиции сторон относительно строительства доверия, военной прозрачности, проверке и специфическим условиям, в которых проходят переговоры. Стимул переговоров по созданию мер доверия между Китаем и Индией был в первую очередь политическим и только потом военным.

Председатель КНР Цзян Цзэминь на встрече с торгово-промышленными кругами Индии в 1996г. сказал: “В Китае и Индии проживает 2 млрд. 100 млн. человек, развитие двух стран затрагивает счастье одной трети человечества”.61 В 1998г. развитие китайско-индийских отношений было свернуто в связи с проведением Индией ядерных испытаний.

В марте 2000г. Китай и Индия впервые вступили в диалог по вопросам безопасности.

Контакты между политическими лидерами двух стран смогли придать уникальные импульсы улучшению отношений: к ним относится, например, визит в Индию в январе 2002г. в самый разгар кашмирского кризиса китайского премьер-министра Чжу Жунцзи – первый визит главы правительства соседней страны за последние 10 лет. Во время этой встречи стороны условились уделять первоочередное внимание пограничным вопросам, продолжить диалог в области безопасности и создать новый механизм диалога в борьбе с терроризмом.

Китайско-индийские отношения вступили в новый этап развития, заявил в Пекине премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао во время переговоров с находившимся в КНР в конце июня 2003г. с официальным визитом премьер-министром Индии Аталом Бихари Ваджпаи.62

По словам Вэнь Цзябао, Китай не рассматривает развитие Индии «как угрозу». Исходя из этого же положения, он считает, что развитие Китая не представляет угрозы для соседних стран.

Китай твердо намерен создать новый тип взаимоотношений с Индией, базирующийся на долгосрочном партнерстве конструктивного сотрудничества”, – подчеркнул глава правительства КНР.63

В ходе переговоров главы правительств двух стран обсудили широкий круг двусторонних отношений, международных и региональных проблем, а также принципы взаимоотношений и основные направления сотрудничества.

С обеих сторон было заявлено, что Пекин и Дели придают особое значение взаимоотношениям друг с другом и вопросам сохранения стабильности и безопасности в южно-азиатском регионе.

Китайский премьер в это связи выразил надежду на дальнейшее улучшение отношений между Дели и Исламабадом и заявил о том, что Пекин поддерживает усилия, направленные на ослабление напряженности и обеспечении мира в отношениях между Индией и Пакистаном.

Говоря о перспективах экономического сотрудничества двух стран, Вэнь Цзябао предложил довести объем двустороннего товарооборота к 2005 году до 10 млрд. долларов.

По итогам переговоров были подписаны 9 совместных китайско-индийских документов, среди которых – меморандум о взаимопонимании по вопросу о сотрудничестве между Верховной народной прокуратурой КНР и Министерством Юстиции Индии; программа сотрудничества в области образования; протокол о сотрудничестве между Главным управлением контроля, инспекций и карантина КНР и Министерством сельского хозяйства Индии в области экспорта фруктов из Индии; меморандум о взаимопонимании относительно упрощения порядка выдачи виз; меморандум о взаимопонимании по расширению сотрудничества в области возобновляемых источников энергии между Министерством водных ресурсов КНР и Министерством нетрадиционной энергетики Индии. Также были подписаны документы о сотрудничестве в области океанографии и морских технологий, развитии научно-технологического взаимодействия, создании культурных центров двух стран в Пекине и Дели, а также программа культурных обменов между КНР и Индией до 2005г.

Была подписана “Декларация КНР и Индии о принципах отношений и всестороннем сотрудничестве”. Официальный представитель МИД КНР Кун Цюань назвал ее «позитивным, взаимовыгодным и сбалансированным» документом. Эта Декларация имеет не только важное значение для развития нынешних китайско-индийских отношений, но и важное значение для долговременного развития двух государств и долгосрочной стабильности, процветания и развития в Южной Азии.64 “Следует отметить, – сказал Кун Цюань, – что Декларация предусматривает всесторонний план дальнейшего развития китайско-индийских отношений в политической, торгово-экономической, культурной, научно-технической и военной областях и в сфере образования”.

В Декларации индийское правительство впервые четко признало, что Тибетский автономный район является частью территории Китая. Индийское правительство также подтвердило недопустимость антикитайской деятельности тибетцев на территории Индии. Как отметил Кун Цюань, это важный и позитивный подход Индии, который благоприятствует всестороннему развитию двусторонних отношений.65 Правительства Китая и Индии подписали “Меморандум о расширении пограничной торговли”, который также имеет важное значение. Оба государства в дальнейшем могут развивать торговые отношения на основе этого Меморандума.66

В 2003 г. двухсторонний товарооборот между Китаем и Индией достиг 7,6 млрд. долларов США, что на 53% больше чем в 2002 году. Индия превратилась в крупнейшего торгового партнера Китая в Южной Азии.

Большое значение Китай придает развитию отношений с Японией. В 1978 г. между странами был заключен договор о мире и дружбе. Япония превращается в крупнейшего кредитора КНР. Свидетельством этому являются переговоры заместителя премьера Госсовета КНР Гу Му в сентябре 1979г. о предоставлении Японией крупных займов Китаю на сумму более 5 млрд. долларов. Японская сторона благожелательно отнеслась к этой китайской просьбе. В августе 1979г. заместитель премьера Госсовета КНР Юй Цюли заявил в Пекине японским представителям, что Китай приветствует иностранный капиталовложения в промышленные предприятия в любом объеме.67

Общая сумма предоставленных Японией Китаю средств за 13 лет с 1979г. составила 3,3 трлн. иен, что равно 30 млрд. долларов. Иеновые кредиты для китайской стороны имеют рад привлекательных сторон: масштабы, правительственные гарантии, сферы приложения, условия взаиморасчетов.

В соответствии с китайскими расчетами в 1995 году экспорт в страну восходящего солнца был равен 28,5 млрд. долларов, а импорт – 29,0 млрд. долларов.

Сотрудничество между двумя странами практически охватило все сферы деятельности (торговля, инвестиции, наука и техника, образование, культурные обмены и т.д.). Обе стороны постоянно выражают удовлетворение состоянием отношений.

На самом деле за внешним благополучием скрываются такие мощные подводные рифы, что столкновение с ними может полностью разрушить “корабль китайско-японской дружбы”, осколки от которого затронут всю систему международных отношений не только в регионе, но и в мире.

На поверхности отношения осложняют “старые проблемы”. Среди них постоянно напоминает о себе “исторический синдром” – память о Второй мировой войне, точнее об агрессии Японии против Китая в 1931-1945гг. По мнению официального Пекина и китайского населения, Япония в целом не осознала свою преступность в ходе агрессии, по крайней мере, не сумела выразить “публичного извинения” в достаточно убедительной форме перед азиатской общественностью.68 Тема “извинения” вряд ли может быть понята европейцами или американцами, но она весьма важна для азиатских народов, особенно бывших жертв японской агрессии.

Китайскую сторону не удовлетворяли формальные официальные извинения Японии в 1994г., а также личное извинение премьер-министра Томити Мураяма в ходе его визита в Пекин в мае 1995г., причем после того, как парламент отклонил, точнее отложил “резолюцию с извинениями”. Дело в том, что многие члены либерально-демократической партии в парламенте, а также немало деятелей – членов кабинета, не чувствует никакой вины за события пятидесятилетней давности.

Нежелание правящих и правых кругов Японии однозначно признать свою вину за агрессию в Азии рассматривается как оправдание этой агрессии, а также как возможность повторения ее в будущем, что связывается с продолжающимся наращиванием военных сил Японии. Причем поведение японских деятелей как будто нарочно провоцирует всплески антияпонизма, особенно в китайско-говорящей среде.

В 1998г. Председатель КНР Цзян Цзэминь совершил государственный визит в Японию, в 1999г. премьер-министр Японии Кэйдзо Обути – в Китай. Стороны определили рамки отношений дружбы, сотрудничества и партнерства, направленные на мир и развитие, подчеркнули приоритеты и направления активизации делового сотрудничества в разных областях и таким образом заложили прочную основу для развития двусторонних отношений в XXI веке.69

В 1999 г. объем торговли между Китаем и Японией составил 66 млрд. долларов США. Япония неизменно является главным источником капиталовложений Китай. По состоянию на конец июня 1999г. Китай утвердил примерно 20 тыс. проектов инвестиций японских предприятий в КНР. Договорная сумма капиталовложений составила 37 млрд. долларов, а объем практических капиталовложений превысил 26 млрд. долларов.

В мае 2000г. Китай посетила с визитом невиданная по масштабам (более 5000 человек) миссия для ознакомления культурных и дружественных связей между Японией и Китаем. Председатель КНР Цзян Цзэминь лично присутствовал на торжественном собрании и выступил с важной речью об укреплении и развитии китайско-японской дружбы, которая вызвала позитивный отклик в народных массах двух стран. В октябре 2000г. премьер Госсовета КНР Чжу Жунцзи побывал в Японии с официальным визитом, в широких масштабах вел глубокую работу с японским правительством и различными кругами Японии с целью укрепления доверия и расширения сотрудничества, пришел к единым взглядам с японскими властями и частными кругами в вопросе о том, что “подтверждение истории и взгляд в будущее” лишь углубляет мир и развитие в партнерских отношениях дружеского сотрудничества, что будет способствовать углублению взаимопонимания, укреплению политического базиса в отношениях двух стран и продвижению развития отношений дружеского сотрудничества двух стран во всех областях.

31 мая 2003г. Председатель КНР Ху Цзиньтао и премьер-министр Японии Дзюнъитиро Коидзуми провели переговоры в Санкт-Петербурге. Как сказал Коидзуми на пресс-конференции по итогам встречи, они с Ху пришли к единому мнению относительно необходимости мирного и всестороннего разрешения противостояния вокруг ядерной программы КНДР.70 Кроме того стороны обсудили китайско-японские отношения и некоторые международные вопросы.

По итогам визита в Пекин в апреле 2003г. министра иностранных дел Японии Иорико Кавагути стороны сошлись во мнении о том, что китайско-японские отношения должны развиваться в духе “извлечения уроков из прошлого и обращения в будущее”.

Среди отношений с соседними странами Китай придает важное значение отношениям с Вьетнамом. Они были осложнены из-за китайско-вьетнамского конфликта в Камбодже в 1979г., а также из-за разногласий между странами по поводу принадлежности Парасельских островов и островов Спратли. В ноябре 1991г., после полутора десятилетий острой китайско-вьетнамской конфронтации, произошла, как оценивали это событие обе стороны, “полная нормализация” отношений между двумя странами.71 В Ханое имели основания полагать, что появились необходимые предпосылки для мирного урегулирования спора из-за островов. Тем более что в условиях распада Советского Союза фактор “социалистической солидарности” в отношениях между Вьетнамом и Китаем приобретал стратегическую значимость.

В феврале 1992 г. всекитайское собрание народных представителей приняло “Закон о территориальных водах и прилегающих к ним районах”, согласно которому острова Парасельские и Спратли являются неотъемлемой частью территории КНР и включены в провинцию Хайнань.

В конце сентября 2000 г. состоялся рабочий визит в Китай премьер-министра Вьетнама Фан Ван Кхай, Цзян Цзэминь назвал переговоры между главами правительств Китая и Вьетнама плодотворными и выразил уверенность в том, что визит Фан Ван Кхая в Китай внесет новый вклад в дальнейшее развитие добрососедства, дружбы и сотрудничества между двумя странами.72

В нынешнем году, – сказал Председатель КНР, – исполняется 50 лет установления дипотношений между Китаем и Вьетнамом. Главной тенденцией в отношениях между двумя странами за прошедшие полвека были дружба и добрососедство. Тесные контакты между высшими руководителями двух стран и постоянные обмены мнениями по вопросам двусторонних отношений и важным международным проблемам содействовали углублению взаимопонимания и доверия. Сохраняется хорошая динамика развития связей КПК и КПВ, между двумя странами. Ими сообща разработан курс на развитие долгосрочных, стабильных отношений добрососедства, дружбы и всестороннего сотрудничества с прицелом на будущее”. Будучи близкими соседями, подчеркнул глава Китая, обе страны имеют совпадающие взгляды и позиции по вопросу строительства социализма, отвечающего национальным реалиям.73

Поблагодарив Цзян Цзэминя за встречу, Фан Ван Кхай охарактеризовал нынешние вьетнамско-китайские отношения как наилучшие за всю историю их развития. Он дал высокую оценку политике реформ и открытости и заявил, что Вьетнам намерен заимствовать у Китая опыт в области экономического развития.74

Также во время визита в Китай премьер-министр Вьетнама встретился с главой правительства Китая Чжу Жунцзи. Глава правительства КНР выразил удовлетворение в связи с успешным развитием китайско-вьетнамских отношений и отметил, что китайское правительство будет и дальше уделять большое внимание укреплению двусторонних связей с Вьетнамом как приоритету в своей внешней политике. Касаясь двусторонних торгово-экономических связей, Чжу Жунцзи указал, что торгово-экономическое сотрудничество является важной составной частью фундамента китайско-вьетнамских отношений. Он подчеркнул, что обе стороны должны принять эффективные меры с тем, чтобы обеспечить осуществление намеченных целей – увеличить товарооборот между двумя странами до 2 млрд. долларов США, приложить значительные усилия по реализации крупных проектов экономического сотрудничества.75

Одним из важнейших вопросов внешней политики Китая является урегулирование вопроса с островами Спратли. Австралийский журнал “Пасифик Рисерч” выдвинул идею совместной Администрации. В публикации отмечается прежде всего невозможность военного решения вопроса. Основой же мирного регулирования могут служить двусторонние обязательства заинтересованных государств. Администрация Спратли была бы призвана устранять конфликты, содействовать расширению совместных работ по освоению ресурсов морского дна.

Говоря в целом, предложенный “Пасифик Рисерч” вариант совпадает в своей сущности с выдвинутой в свое время Дэн Сяопином формулой “совместного освоения без разрешения вопросов суверенитета”.

22 апреля 2002г. заместитель Председателя КНР Ху Цзиньтао дал интервью журналистам. Касаясь китайско-вьетнамских отношений от отметил, что в соответствии с курсом “долговременная стабильность, ориентация в будущее, добрососедство, дружба и всестороннее сотрудничество” оба государства подписали договор о сухопутной границе, соглашение о демаркации в заливе Бакбо и соглашение о взаимодействии в области рыболовства, что полностью отвечает перспективным интересам двух стран и чаяниями двух народов. Заглянув в будущее, Ху Цзиньтао назвал межгосударственную дружбу ценным богатством двух партий и народов. Укрепление межпартийного и межгосударственного сотрудничества не только благоприятствует развитию социализма, экономическому процветанию и социальному прогрессу в обоих государствах, но и содействует делу мира и прогрессу человечества в Азии и во всем мире.76

В конце февраля 2002г. Председатель КНР с официальным визитом посетил Вьетнам.

27 февраля 2002г. он провел переговоры с генеральным секретарем ЦК КПК Нонг Дык Манем и президентом Вьетнама Чон Дык Лыонгом. Они пришли к единству мнений по выведению межгосударственных дружественных отношений и сотрудничества на новый уровень развития.

28 февраля Цзян Цзэминь выступил в Ханойском государственном университете.

Он отметил, что за 10 с лишним лет после урегулирования отношений, дружественные отношения и сотрудничество между двумя странами получили большое развитие, постепенно активизировались двусторонние связи и сотрудничество в политической, экономической, научно-технической, военной и культурной сферах. Объем двусторонней торговли в эти годы увеличился с более чем 30 млрд. долларов. Стороны определили руководящий курс на развитие межпартийных и межгосударственных отношений в новом столетии – “долговременную стабильность, ориентацию на будущее, добрососедскую дружбу и всестороннее сотрудничество”.77

Китай и Вьетнам имеют общие взгляды по вопросу строительства социализма и стремятся развивать отношения по восходящей линии.

Китай заинтересован в стабильной и спокойной обстановке в соседних странах.

В 2002г. КНР решительно поддержала смягчение в двусторонних отношениях Севера и Юга Корейского полуострова и начало обмена между ними, поддерживает самостоятельное и мирное объединение полуострова. Китай граничит с корейским полуостровом и будет продолжать прилагать свои усилия в способствовании мира и стабильности на нем. В мае 2002г. Генеральный секретарь Трудовой партии Кореи, Председатель Государственного комитета обороны Ким Чен побывал в Китае с успешным визитом. Традиционная китайско-корейская дружба получила дальнейшее укрепление и развитие. В октябре того же года премьер Чжу Жунцзи посетил Республику Корея с официальным визитом. Обе стороны единогласно согласились продвинуть партнерское сотрудничество между Китаем и Республикой Корея на новый этап сотрудничества.

Несмотря на географическую близость, между Китайской Народной Республикой и соседними странами существуют большие различия в плане численности населения, площади, истории и культуры, политического и социального устройства, а также, соответственно в уровне экономического развития, следствием чего является комплексность и сложность его отношений с соседями. Долговременная стабилизация и интенсивное развитие этих добрососедских отношений относятся к фундаментальным задачам и китайской внешней политики.



Заключение


Официальным началом отсчета политики реформы и открытости в Китае считает 1978г., в декабре которого состоялось поистине историческое событие – пленум – ЦК КПК одиннадцатого созыва. В конце 70-х гг. страна оказалась перед труднейшими проблемами выборов пути дальнейшего развития.

С 80-х гг. КНР умело действует в ряде треугольников двусторонних отношений. Китай гибко выстроился, во-первых в тандем сверхдержав, во-вторых – в пространство “трех миров”, в третьих – трех достаточно различных частей развивающегося мира – Азии, Африки, Латинской Америки.

Для Китая характерно давняя принципиальная традиция нейтралитета. На рубеже XXXXI вв. Китай добился на этом пути немалых успехов.

В принятом на XII съезде КПК в сентябре 1982г. новом Уставе записано, что партия будет “защищать мир во всем мире” на основе пяти принципов – взаимного уважения суверенитета и территориальной целостности, взаимного ненападения, невмешательства во внутренние дела друг друга, равенства и взаимной выгоды мирного сосуществования, развивать государственные отношения с другими странами мира.78

Позже, в 1984г., Ден Сяопин следующим образом определил основные направления внешней политики страны: “Китайскую внешнюю политику 80-х годов, а фактически и 90-х, вплоть до XXI в. Можно сформулировать с главным образом, в двух фразах. Первое: борьба против гегемонизма и защита мира во всем мире. Вторая: Китай всегда будет принадлежать к “третьему миру”, причем это основа нашей внешней политики. Мы говорили о своей вечной принадлежности к “третьему миру” в том смысле что Китай который сейчас, разумеется, из-за своей бедности относится к странам “третьего мира” и живет с ними всеми единой судьбой, по-прежнему будет принадлежать к “третьему миру” и тогда, когда станет развитой страной, богатым и могучим государством. Китай никогда не будет претендовать на гегемонию, никогда не будет третировать других, но всегда будет стоять на стороне “третьего мира”.79

И, действительно во всей внешнеполитической деятельности КНР следует по намеченным направлениям, соблюдая вышеперечисленные принципы.

С началом проведения в Китае политики реформ и открытости в 1978г. Его внешняя политика была всецело ориентирована на Запад, в основном на США.

Со времени установления в 1979г. Китайско-американские дипломатические отношения претерпевали ряд трудностей. В ходе “холодной войны”, которая длилась 40 лет, Китай и США перешли от враждебности к нормализации связей.

Одной из проблем, осложняющей китайско-американские отношения, является нерешенная проблема Тайваня. США на протяжении длительного времени поставляет вооружение Тайваню, что вызывает обеспокоенность Китая.

В соответствии с Уставом ООН и общепринятыми нормами международного права – территориальная безопасность относится к ряду суверенитета государства и является абсолютным внутренним делом страны, вмешательство других стран в это категорически недопустимо. Тайвань – неотъемлемая часть территории Китая, поэтому тайваньский вопрос относится к сугубо внутреннему делу Китая, недопустимо вмешательство других стран в этот вопрос. Несмотря на политические сложности Китай и США заинтересованы в развитии торгово-экономических связей, что идет на пользу народам обеих стран и способствует стабильному развитию двусторонних отношений. В 1999г. торговый оборот между странами составил 61,5 млрд. долл.

Развитие китайско-американских отношений на протяжении почти 30-ти лет позволяет сделать некоторые выводы: Во-первых, перелом в отношениях объясняется в основном политической независимостью Китая, его бурным экономическим развитием, повышением статуса на международной арене и укреплением стратегической роли в отношениях между странами. Во-вторых, мышление “холодной войны” о том, что идеология определяет размежевание политических сил, ведет лишь к противоречию и даже конфликту. Между обеими странами имеются общие интересы. Двустороннее дружественное сотрудничество и совместное развитие не только создают блага для народов Китая и США, но и благоприятствуют стабильности, миру и расцвету в АТР и на планете. В-третьих, от урегулирования тайваньского вопроса в соответствии с тремя коммюнике непосредственно зависят стабильность, улучшение и развитие китайско-американских отношений в новом столетии. В-четвертых, необходимо устранять разногласия в духе взаимного уважения, равного согласования и стремления к общему, несмотря на существующие различия.

Китайско-российские отношения находятся на пристальном внимании мирового сообщества, поскольку от “веса” и “качества” этих отношений в значительной степени зависит структура мировых отношений.

В мае 1989г. в ходе визита М.С. Горбачева в Пекин были нормализованы китайско-советские отношения.

В 90-е г. XX в. между странами был заключен ряд соглашений, в которых они выразили свои общие взгляды по поводу международной обстановки в мире и развития двусторонних отношений. В 1996г. отношения между странами перешли в стадию “стратегического партнерства”.80

Китай и Россия рассматривают современный мир как развивающийся в направлении многополярности. Оба государства исходят из того, что времена направленных против третьих стран союзов и стратегических “многоугольников” ушли в прошлое.

Взаимодействие на международной арене Россия и Китай строят на основе совместной Декларации о многополярном мире и формировании нового международного порядка, подписанной на высшем уровне в апреле 1997г.

Что касается торгово-экономических отношений, то Китай является третьим торговым партнером России среди стран дальнего зарубежья, Россия – восьмым по товарообороту партнером Китая.

Ключевым является доведение товарооборота между странами до 20 млрд. долл. в год.

Китайско-российские отношения равноправного доверительного партнерства, направленного на стратегическое взаимодействие, имеют целый ряд особенностей и преимуществ: Лежащие в их основе принципы полностью соответствуют Уставу ООН и нормам международного права. Китай и Россия соблюдают принципы добрососедства, взаимовыгодного сотрудничества и долгосрочной стабильности, принципы “невступления в какой-либо союз, направленный против третьей страны”, добились поставленной цели стать “хорошими соседями”.

Такие отношения имеют прочную базу, перспективные цели и широкое влияние. Их база прочна потому, что в основу положены пять принципов мирного сосуществования (уважение суверенитета и территориальной целостности, ненападения, невмешательство во внутренние дела друг друга, равенство и взаимная выгода, мирное сосуществование). Цели перспективны потому, что они будут сохраняться и в XXI в., а, значит, курс на развитие дружественных отношений и сотрудничество – не временная мера. Влияние широко потому, что соседи – Китай и Россия – являются постоянными членами Совета Безопасности ООН, и влияние дружественного развития китайско-российских отношений носит не только региональный, но и глобальный характер.

Китайско-российские отношения партнерства, направленного на стратегическое взаимодействие, учитывающее интересы всех сторон, очень важны для укрепления мира на всей планете, то есть такие отношения отвечают не только интересам и чаяниям народов Китая и России, но и идут на пользу миру и стабильности в регионе и во всем мире.

В конце 80-х начале 90-х гг. Китай в результате серьезных изменений внутри страны и на мировой арене начал проводить более открытую и взвешенную внешнюю политику по отношению к соседним странам, выступал за предотвращение возникновения новых конфликтов и разрешение существующих политическими средствами, а также избег непосредственной вовлеченности в конфликтные ситуации. Главной целью китайского руководства стало обеспечение стабильности как самой стране, так и на границах в частности. Поэтому Китай был крайне заинтересован в улучшении отношений с Индией. Исходя из этого Китай и Индия заключили два Соглашения от 1993 и 1996гг.

Эти два документа функционировали больше как меры по избежанию конфликта, чем как меры по созданию доверия. Соглашения, тем не менее, формировали политическую и правовую основу для дальнейших переговоров по пограничному вопросу и развитию двусторонних межгосударственных отношений, вносили определенный положительный вклад в поддержание мира и стабильности в южной Азии.

Ключевым моментом в отношения КНР и индии стало подписанная в 2003г. “Декларация КНР и Индии о принципах отношений и всестороннем сотрудничестве”.

Стоит отметить, что у Китая отношения с соседями являются лучшими, чем у них друг с другом. Примером этого является Индия и Пакистан.

Китайско-японские отношения – яркий пример того, что тесное экономическое сотрудничеств не является гарантией преодоления разногласий. За последние двадцать пять лет правительства обеих стран проделали большую плодотворную работу по установлению прочных экономических связей. Это дало свои результаты. В невиданном подъеме экономики Китая финансовые вложения Японии сыграли далеко не последнюю роль, но при этом политическая ситуация почти всегда оставалась напряженной, систематически возникали конфликты и столкновения по самым различным, иногда совсем не значительным поводам. Но благодаря выработанной двумя странами концепции “отделение политики от экономики” эти противоречия почти всегда удавалось погасить, не нанося ущерба экономическому сотрудничеству. Очевидно, китайско-японские отношения будут играть важную роль в развитии и интеграции АТР.

Вслед за налаживаем отношения с Индией, Китай стремился нормализовать отношения с Вьетнамом. Отношения были осложнены из-за китайско-вьетнамского конфликта, а также из-за разногласий по поводу принадлежности Парасельских островов и островов Спратли.

В 1991г. произошла, как оценивали обе стороны, “плохая нормализация” отношений между сторонами.

В конце сентября 2000г. состоялся визит в Китай премьер-министра Вьетнама Фан Ван Кхоя. В ходе этого визита Председатель КНР Цзян Цзэминь заявил, что обе страны имеют совпадающие взгляды и позиции по поводу строительства социализма, отвечающего национальным реалиям.

В 2002г. Китай решительно поддержал снятие в двусторонних отношениях Севера и Юга Корейского полуострова. С этого же года после встреч на высшем уровне руководителей КНР и Республики Корея отношения между ними вышли на новый этап сотрудничества.

Исходя из вышеизложенного, мы видим, что Китай непоколебимо проводит самостоятельную мирную внешнюю политику, всемирно выступает за многополярность в мировой обстановке, активно приспосабливается к глобализации экономики, всемирно участвует в региональном сотрудничестве, всеми силами продвигает создание справедливого и рационального международного политического и экономического нового порядка, стимулирует справедливое дело мира и развитие человечества. Предложения и поступки Китая встречают в международном сообществе понимания и поддержку. своей внешней политикой Китай вносит важный вклад в сохранение мира, укрепление международного сотрудничества, борьбу против гегемонизма.



Библиография


Источники

Соглашение международного правительства Китайской Народной Республики и правительством Республики Индия о поддержании мира и спокойствия в пограничных районах вдоль линии фактического контроля (7 сентября 1993г.) опубликованного на сайте http://www.asiatimes.narod.ru/

Соглашение международного правительства Китайской Народной Республики и правительством Республики Индия о создании мер доверия в военной области вдоль линии фактического контроля в районах китайско-индийской границы (29 ноября 1996г.) опубликованного на сайте http://www.asiatimes.narod.ru/

Совместное заявление Председателя КНР Цзян Цзэминь и Президента России Б. Ельцина по итогам встречи в Пекине (10 декабря 1999г.) // Российская газета. 13 декабря 1999.

Интервью Президента КНР Цзян Цзэминя газете “Вашингтон пост” (23 марта 2001г.) опубликованного на сайте http://www.asiapacific.narod.ru/news 2001/

Совместная декларация Российской Федерации и Китайской Народной Республики (27 мая 2003г.) // Российская газета. 31 мая 2003.

Выступление Государственного секретаря США Калина Пауэлла (8 сентября 2003г.) опубликованного на сайте http://www.asiapacific.narod.ru/news 2003/


Энциклопедические издания

Энциклопедия нового Китая. – М., 1989.


Исследования

Воронцов В.Б. Миссионеры и их наследники. – М., 1986.

Бжезинский З. Великая шахматная доска. – М., 2000.

История Китая под ред. Меликсетова А.В. – М., 2002.

Уткин А.Н. Американская стратегия для XXI в. – М., 2002.

Уткин А.Н. Американская империя – М., 2003.

Гельбрас В.Г. Россия и Китай: вопросы собирания геоэкономических ресурсов. // Полис. 1995 № 6. С. 18-25

Мясников В.С. Россия-Китай. // ОНС 1996, №2 С. 34-40

Карасин Р. Россия-Китай: партнерство на стратегическую перспективу. // Проблемы Дальнего Востока. 1997, № 2 С. 22-28

Тихвинский С.Л. Реформы и революции в Китае. // Новая и новейшая история. 1999, № 2 С. 36-43

Михеев В. Китай и азиатский регион. // Международная жизнь. 1999, № 9 С. 30-42

Лукин А. Россия-Китай. // Международная жизнь. 2000, № 3 С. 40-54

Молодин В.Н., Комиссаров С.А. История Китайских границ. // Новая и новейшая история. 2003, № 3 С. 50-52

Маргелов М. Российско-китайские отношения на высшей точке развития. // Международная жизнь. 2003 №9 С. 24-42


Интернет-ресурсы

http://www.asiatimes.narod.ru/2002/

http://www.asiatimes.narod.ru/2003/

http://www.asiapacific.narod.ru/countries/china/

http://www.alchina.ru/2001/

http://www.alchina.ru/2002/

http://www.chinaworlds.ru/2000/











11

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

35

36

37

38

39

40

41

42

43

44

45

46

47

48

49

50

51

52

53

54

55

56

57

58

59

60

61

62

63

64

65

66

67

68

69

70

71

72

73

74

75

76

77

78

79

80


Случайные файлы

Файл
174620.rtf
110507.rtf
ref-16044.doc
59080.rtf
137937.rtf