Роль Китая во II Мировой войне (55294)

Посмотреть архив целиком





СОДЕРЖАНИЕ.

Континентальная агрессия

Японии_____________________________-3-

Прекращение гражданской

войны в Китае._______________________-5-

ЯПОНО – КИТАЙСКАЯ ВОЙНА_________ -7-


Континентальная агрессия Японии.

Стратегическое и экономическое значение Северо-востока Китая делало его первоочередным объектом континентальной агрессии Японии.

Первый Япония нанесла Китаю в Манчжурии. Японские войска по заранее разработанному плану начали 18 сентября 1931 года разоружение китайских гарнизонов в Южной Манчжурии, а затем стали продвигаться в северо-восточном и в северо-западном направлениях. 19 сентября был захвачен Мукден, а через месяц японские войска оккупировали все крупные города и железнодорожные станции Центральной Маньчжурской равнины, включая Харбин. Продвижение японцев не встречало сопротивления. Лишь в начале ноября 1931 года в районе города Цицикара разрозненные китайские части, отступавшие с Центральной Маньчжурской равнины, сделали безуспешные попытку задержать движение японских колонн. Таким образом, к концу 1931 года вся обширная территория Маньчжурии оказалась в Руках японцев.

На юге Маньчжурии японское командование стянуло группировку подвижных войск (кавалерию, а также пехоту, посаженную на автомашины), к границам Северного Китая и Внутренней Монголии, намереваясь после небольшой передышки и подтягивания резервов развернуть новое наступление известное, как Хэбэй-Чахарская операция, развернулось в 1932-1933 годах. При этом японское командование заявило, что цель операции – преследование китайских «прокоммунистических» армий под командованием генерала Чжан Сюэ-ляна, отошедших в Северный Китай и Внутреннюю Монголию.

В январе 1932 года при кабинете министров Японии была образована комиссия из видных государственных деятелей во главе с маркизом Кидо для «выработки политики в отношении заморских территориЙ империи».

Еще ранее, на заседании комиссии 16 января 1932 года, генерал Хондзё «информировал» членов комиссии о том, что на территории завоеванной Маньчжурии «имеются национальные силы, которые сознают величие целиимперии в деле освобождения от западного деспотизма и коммунистической подрывной деятельности».

После оккупации соединениями Квантунской армии всей территории Маньчжурии ее командование приступило к созданию новой администрации. 18 февраля 1932 командующий Квантунской армией генерал Хондзё вызвал глав «правительств» провинций в Шэнян (Мукден) и изложил им свою программу «объединения» и образования Северо-востока административного комитета для подготовки к провозглашению Маньчжурии «монархическим государством». Это гос-во, заявил Хондзё «никогда в истории не будет иметь ничего общего с Китаем и китайской историей».

Через полторы недели, 1 марта 1932года была опубликована декларация за подписями Чжан Цзинь-куя, Си Ся, Ма Чжан-шаня, Тан Юй-линя, Ван-Лин-Чэна, Чжай Ванна. В ней говорилось: «Совершенно невозможно ожидать от партии в каком-либо смысле национального благополучия. Страна в настоящее время переполнена бандами коммунистов, ядовитое влияние которых въедается в кровь и плоть народа. Мы пришли к единодушному выводу о необходимости принять практические меры к созданию независимого от Нанкина гос-ва на принципах «золотого века» династии Да Цинь. Маньчжурия и Монголия исторически представляют собой независимые

гос-ва, отдельные от Китая Настоящее положение дает нам возможность объявить о своей национальной независимости. Поэтому, согласно воле 30-миллионного населения, мы объявляем ныне, что мы разрываем наши отношения с Китайской республикой и устанавливаем гос-во Маньчжоу-го»

Генерал Хондзё поздравил «авторов» декларации с образованием «независимого гос-ва » Маньчжоу-го и «избранием» главой этого гос-ва императора Пу И. Генерал предложил также знамя гос-ва по образцу знамени императорской династии

(желтое поле с красной, голубой, белой и черной полосами), а затем подписал приказ о назначении 865 японских советников, которым предлагалось разработать основные административные принципы государственного правления, которые бы «соответствовали духу японской демократии и почитанию священной особы – императора Японии Хирохито».

Японские советники разработали в течение 1933-1936 несколько вариантов статуса «нового гос-ва» Маньчжоу-го», но каждый вариант принимался лишь как экспериментальный и временный, и только 1 марта 1937 года была, наконец утверждена схема организации правительства и правительственных учреждений этого гос-ва.

По этой схеме Пу И был объявлен главой гос-ва с «правом» объявлять войну, заключать мир и международные договоры, командующим всеми вооруженными силами, главой судебной, административной и законодательной власти.

В Маньчжоу-го были созданы по образцу Японии Тайный совет, Государственный совет и Законодательный совет.

Государственный совет руководил всем административным аппаратом, который состоял из отраслевых департаментов: общественной безопасности, народного благосостояния, юстиции, сельского хоз-ва, промышленности, торговли и финансов, путей сообщения, иностранных дел и секретариата премьер-министра. В каждый департамент были назначены японские советники. В приемной и канцелярии «императора» работал японские офицеры жандармской службы, переодетые в гражданскую форму. Каждый шаг Пу И фиксировали специально приставленными к нему японскими агентами.

На всей территории Маньчжурии был усилен политический аппарат

Особое внимание японцы уделяли строительству тюрем и трудовых лагерей. Пу И издал приказ в апреле 1935 года о реорганизации и «рациональном использовании» 22 мест заключения. В этом указе подчеркивалось, что «в связи с большими потребностями рабочей силы для строительства Маньчжоу-го заключенные должны нести трудовые обязанности». В связи с «недостатком мест заключения (в силу их переполнения) с 1935 года сооружаются новые тюремные здания. Число мест заключения увеличилось на 24 здания, 79 домов предварительного исключения и 37 исправительных заведений». Полицейский аппарат Маньчжоу-го, тюрьмы и трудовые лагеря находились под непосредственным контролем штаба Квантунской армии. Бесплатная рабочая сила, привлекалась из мест заключения.

Штаб Квантунской армии руководил также реформой образования и воспитания молодежи. Реформа проводилась под руководством более 500 специалистов – японцев, прибывших из Японии по мобилизации. Преподавание в школах должно было вестись

На японском языке. В школьных программах было введено изучение истории «Великой Японии», география изучалась по изданному в Японии учебнику, котором земли были причислены территории советского Дальнего Востока и Сибирь вплоть ло Урала.

В 1936 году в Маньчжоу-го было создано 15 педагогических училищ , программа которых предусматривала подготовку ежегодно 2200 учителей для начальных школ.

Обеспечение детей начальным образованием было крайне низким. По официальным данным маньчжурской статистики , в 1937 году в школах учились 1.5 млн., из 12 млн. детей в возрасте 8 – лет, или 12.5%.

Японизация проводилась в области специального образования. По программам, разработанным японскими советниками, велось преподавание в женском педагогическом институте в Гирине, сельскохозяйственном институте в Мукдене, политехническом институте, медицинском и зубоврачебном институте в Харбине. Среди преподавателей этих учебных заведений к концу 1937 года было 822 японца и 137 китайцев.

В Синьцзине и городах – центрах издавались многочисленные газеты на японском языке, тираж которых был в 9 раз больше тиража китайских газет. Крупнейшей японской газетой была «Мансю нити-нити», тираж которой достигал 520 тыс. экземпляров. Эта газета в принудительном порядке распространялась среди тех, кто не знал японского языка. Первым признаком «благонадежности» для любого чиновника или служащего из аппарата марионеточного правительства Маньчжоу-го была подписка на японскую газету.

По инициативе японского командования в Маньчжурии было создано «Общество молодых патриотов». В связи с образованием Маньчжоу-го это общество было реорганизовано в общество «Сэхэхой» (японское название- «Кювакай» - «Общество согласия»), которое ставило своей целью «поднятие культурного и морального уровня населения и воспитания у него почитания и верности Японии». 18 сентября 1936 года командующий Квантунской армией генерал Уэда издал специальную директиву «О деятельности общества «Сэхэхой»», в которой, между прочим говорилось: «Сэхэхой» - единственная патриотическая организация в Маньчжурии, проводящая идеологическую, культурную, политическую и хозяйственную работу, охраняющая духовные начала народа и пекущаяся о народном благополучии. Полное торжество управления по принципам вандао («Путь императора») будет обеспечен тогда, когда ревностные члены этого общества на высоких постах в правительственных органах и среди населения будут руководить государственным управлением и экономической жизнью страны, а также будут укреплять идеологические начала и тем завершат мобилизацию всего населения под единым знаменем государственной идеи Маньчжоу-го.

После этой директивы все чиновники государственного аппарата Маньчжоу-го как в центре, так и на местах, а затем и все военнослужащие, особенно офицерский состав марионеточной армии поспешили вступить в «Сэхэхой». К 1937 году «Сэхэхой» имело в провинциях и городах Маньчжурии 2917 штабов, которые под руководством центрального штаба в Синьцзине (в нем было 73 японских советника) развернули пропоганду идей японинизации и «руководящей» роли Японии в Азии. Общество «Сэхэхой» стало главной опорой Квантунской армии.


Случайные файлы

Файл
42912.rtf
14537-1.rtf
112019.rtf
54905.rtf
60660.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.