Культура древнего Рима эпохи Октавиана Августа (55292)

Посмотреть архив целиком

Развитие античной культуры и цивилизации происходило в рамках тысячелетней истории “вечного Рима” государства, которое прошло путь от маленькой крестьянской общины на р.Тибр до огромной мировой державы, владыки всего мира. Римская цивилизация была эпохой наивысшего расцвета античной культуры и, увы, последней ее страницей.

Римская культура, просуществовавшая более двенадцати веков (VII в. до н.э. V в. н.э.), была явлением значительно более сложным, чем греческая культура. Рим позже, чем Греция, вступил на арену мировой истории и был столицей необъятной империи, охватившей все территории, примыкавшие к Средиземноморью. “Все дороги ведут в Рим”- гласит известная пословица, ибо со всего света устремлялись туда путешественники, купцы…

В формировании римской культуры приняли участие многие народы и племена, подчинившиеся римской власти население Италии, греческих областей, эллинских государств.

"Греция, пленницей став, победителей грубых пленила" (Гораций). Это сказано очень точно. Гордый Рим, непреклонный и суровый в борьбе за мировое господство, послушно склонил голову перед великой греческой культурой. Собственные художественные традиции римлян были довольно скудны; их первоначальная мифология, в отличие от греческой, безобразна и прозаична. Рим воспринял и ассимилировал весь пантеон греческих божеств, дав им только другие имена: Зевс стал Юпитером, Афродита — Венерой, Арес — Марсом и так далее. Выросши в могущественное государство, Рим создал свою литературу, правда, восходящую к греческим истокам, но сильную и самобытную. В пластических искусствах самобытность Рима проявлялась меньше: римские художники не столько даже продолжали греческие традиции, сколько усердно воспроизводили и копировали греческие образцы.

Римская культура с самого начала таила в себе зерна упадка, потому что рабовладельческий Рим явился последним актом истории рабовладельческого общества — он выступил на сцену, когда противоречия этого общества достигли угрожающей остроты. Даже когда Рим находился в зените славы, то есть в период поздней республики и ранней империи Августа (конец I в. до н.э. — начало I в. н.э.), затем при Антонинах (II в.), в его искусстве было больше внешней эффектности, чем подлинного величия. Величие Рима искусственно поддерживалось штыками легионеров. Государство непрерывно сотрясали грозные восстания рабов, начиная со знаменитого восстания Спартака (74 – 71 гг. до н.э.). Они смыкались с восстаниями в провинциях, все усиливался напор варварских племен на внешние границы, а развращенность римской верхушки, преступность императоров, ужасы террористического режима при Юлиях – Клавдиях, дворцовые заговоры и интриги достигали таких кризисных форм, что "упадок Рима" недаром считается символом всяческого общественного разложения и гнилости. Начиналась агония рабовладельческого строя, и это ощущение "начала конца", надвигающегося неотвратимого распада, обессиливало и мертвило пышную римскую культуру еще задолго до окончательного краха.

Греческие и восточные влияния творчески перерабатывались в соответствии с римской системой ценностей. “Римская драма… вообще подражательна и тесно связана с греческой, но, как и все цветы греческой культуры, пересаженные в почву другой страны, другого языка, другой эпохи, и этот её цветок, приспособляясь к новой среде, изменил свою окраску, приобрел другой аромат”.

В свою очередь Рим также оказал значительное влияние на завоеванные им эллинистические территории. Так формировался синтез греческой и римской культур, результатом которого стала позднеантичная греко-римская культура (IV вв. н.э.), лежавшая в основе цивилизации Византии, Западной Европы и многих славянских государств.

Римскую идеологию и систему ценностей определял, прежде всего, патриотизм, выражавшийся не только в готовности пожертвовать жизнью за родину, но и в высоком уважении и любви к ее героическому прошлому, традициям предков. В Риме всегда господствовало представление об особой богоизбранности римского народа и самой судьбой предназначенных ему победах. Делами, единственно достойными римлянина, особенно знатного, признавались политика, война, земледелие и правотворчество. Римляне имели наибольшие способности к практической деятельности. Это главная черта римского склада характера наложила отпечаток на римскую культуру. Римляне были хорошими дисциплинированными солдатами, прекрасными организаторами и администраторами, законодателями и юристами. Больших успехов они достигли также в области градостроительства и городского благоустройства, они были прекрасными сельскими хозяевами. Римляне явились также создателями выдающихся памятников архитектуры, поражающих совершенством инженерной техники.

В правление Октавиана Августа (27 г. до н.э. 14 г. н.э.) римская культура переживает блестящий расцвет, свой “золотой век”. Принципат Августа, основными лозунгами которого были: восстановление республики и нравов предков, прекращение войн и смут, воспринимался современниками как долгожданное избавление от потрясающих римское общество гражданских распрей и войн. Поэтому римские ценности, полузабытые религиозные обряды, предания о “доблести предков”, “римский миф” (т.е. легенда о якобы предназначенной Риму богами и самой судьбой власти над миром) теперь всячески подчеркивались и были одной из основных тем всех тогдашних деятелей культуры. “Римский миф” сливался с “мифом Августа” миротворца, избавителя от страдания, оба мифа стали краеугольным камнем официальной идеологии Империй.

Октавиан родился в 63 г. до н.э., в состоятельной семье всадников (equites), в городе Велитры, расположенном юго-восточнее Рима. Его отец, Гай Октавий, стал первым в семье сенатором и дослужился до чина претора. После его смерти воспитание сына полностью легло на вдову — Атию. Она была племянницей Юлия Цезаря, и именно Цезарь побудил будущего императора задуматься о политической карьере в Риме. В двенадцать лет юный Октавиан подготовил речь на погребение своей бабки Юлии. Очень рано, в пятнадцать или шестнадцать лет, его назначили жрецом (pontifex). В 45 г. до н.э. на следующий год после участия в триумфе Цезаря, уже ставшего диктатором (то есть единовластным правителем, хотя Цезаря никогда не считали первым императором), молодой человек, несмотря на слабое здоровье, отправился с ним в испанскую кампанию. Вскоре после этого Октавиана вместе с его друзьями Марком Агриппой и Марком Сальвидием Руфусом послали в Апполонию, в Эпир, для завершения академического и военного образования. Именно там в 44 г. до н.э. он узнал об убийстве Цезаря Брутом и Кассием (которые впоследствии бежали на восток).

Когда огласили завещание покойного, оказалось, что он посмертно усыновил Октавиана и сделал его своим главным наследником. Несмотря на юный возраст (ему было всего восемнадцать), Октавиан решил — вопреки советам своего отчима и друзей — принять это опасное наследство и отомстить за смерть своего приемного отца. Отправившись в Рим, он попытался убедить (хотя и безуспешно) консула Марка Антония передать ему все документы и деньги покойного диктатора.

Он был вынужден раздать гражданам Рима все, что завещал им Цезарь, причем средства для этого ему пришлось добывать из других источников. Он понимал, что должен утвердиться вопреки презрительному отношению Антония. И первым шагом в завоевании народной поддержки было проведение Игр в честь победы Цезаря. Потом, по ходатайству престарелого государственного деятеля и оратора Цицерона (который тогда еще не представлял себе, какими способностями на самом деле наделен этот юноша), сенат присвоил Октавиану звание сенатора и пропретора, хоть он и не достиг еще положенных двадцати лет. Тогда Октавиан вступил в войну против Антония, который как раз, в 43 г. до н.э., потерпел поражение под Мутиной, в Северной Италии, и был вынужден отступить в Галлию. Поскольку консулы, командовавшие войсками сената, погибли в бою, легионеры Октавия заставили растерявшийся сенат предоставить ему одно из освободившихся мест. Теперь посмертное усыновление получило официальное признание, и приемный сын диктатора смог принять имя Гая Юлия Цезаря.

Но сенат по-прежнему относился к Октавиану с предубеждением. Поэтому Октавиан вскоре заключил соглашение с Антонием и привлек на свою сторону еще одного из главных приверженцев Цезаря, Лепида, который принял сан верховного жреца. 27 ноября 43 г. до н.э. эти три человека объявили себя официально назначенными на пятилетний срок "триумвирами по конституции государства", Вторым Триумвиратом (первым, семнадцатью годами ранее, было неофициальное соглашение между Помпеем, Крассом и Цезарем). Это наделило их объединенной, полновесной автократической властью. Когда в начале 42 г. до н.э. Юлия Цезаря признали римским государственным божеством, Октавиан стал «сыном божьим». После этого началась война с Брутом и Кассием, которая завершилась их поражением и смертью в Филиппах, в Македонии. В это время «божьему сыну» из-за своего слабого здоровья пришлось подчиняться Антонию.

В последовавшем разделе Империи за Антонием закрепили восточную часть (вместе с Галлией), а Октавиан вернулся в Италию. В поселении демобилизованных солдат начался бунт, и Августу пришлось выступить против брата Марка Антония — Луция Антония и его честолюбивой жены Марка Фульвии. Это столкновение назвали "Перузийской войной", потому что его кульминацией явилась ужасная осада города Перузия в 41 г. до н.э. Чтобы помириться с еще одним потенциальным противником, Секстом Помпеем, сыном Помпея Великого, который управлял Сицилией и Сардинией, Октавиан женился на родственнице Секста, Скрибонии. Однако вскоре после этого — в октябре 40 г. до н.э. — он заключил с Антонием так называемый Брундизийский договор, по которому он избавлялся от Секста. Это дало Октавиану возможность развестись со Скрибонией и укрепить связи с аристократией, женившись на Ливии Друзилле, которая и оставалась его супругой до самой смерти.


Случайные файлы

Файл
37103.rtf
17072.rtf
102008.rtf
138950.rtf
168172.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.