Абсолютизм Павла I и трагическая развязка (55290)

Посмотреть архив целиком

Содержание


Введение……………………………………………………... 3

Глава I. “Десятидневная конституция” Анны Иоановны... 5

Глава II. Претензии на абсолютизм Брауншвейгского семейства. Правление Елизаветы Петровны……………………….. 17

Глава III. Просвещенная императрица Екатерина II…….. 22

Глава IV. Абсолютизм Павла I и трагическая развязка …. 25

Заключение………………………………………………… 27

Примечания………………………………………………… 29

Библиография……………………………………………… 31


Введение


Возросшая при Петре I экономическая и финансовая мощь государства, появление новой регулярной армии, резкое увеличение бюрократического аппарата и реформа системы управления создали необходимые условия для завершения формирования абсолютистской монархии. Царь был носителем высшей законодательной, исполнительной и судебной власти и не разделял ее ни с кем. В Духовном регламенте 1721 г. записано: - “император всероссийский есть монарх самодержавный и неограниченный. Повиноваться его верховной власти не токмо за страх, но и за совесть сам Бог повелевает”. Завершающими штрихом в создании абсолютизма стала ликвидация последнего ограничения власти самодержца. В 1722 г. появился Устав о наследии престола, дающий право императору назначать себе преемника по своему усмотрению.

Тем не менее на протяжении всего XVIII века шла борьба между абсолютизмом и попытками его ограничения. Изучение этой темы имеет важное значение для выяснения многих сложных вопросов, связанных с историей развития Российской империи и утверждения в ней самодержавного пути правления.

Цель данной работы – изучить характер попыток ограничения абсолютизма в XVIII веке. Хронологические рамки вопроса – XVIII столетие.

В работе были использованы источники, опуьбликованные в сборнике “Со шпагой и факелом”i - в частности, свидетельства Миниха, французского посла де ля Шетарди и др.

В работе над темой были изучены следующие исследования: сочинения В. О. Ключевского, монография Зуева А. С. и Миненко Н. А. “Секретные узники сибирских острогов (очерки истории политической ссылки в Сибири второй четверти XVIII века)”, работа Г. Фруменкова “Из истории ссылки в Соловецкий монастырь в XVIII веке”, ряд работ по истории правления отдельных монархов и всего периода дворцовых переворотов, а также работы, посвященные изучению вопроса выбора путей развития России, где рассматривается и проблема абсолютизма в России – статьи Ю. В. Костина “Национальная идея” и проблемы соотношения права, морали и власти в русской политико-правовой мысли XIX - XX веков” и А. Л. Янова “Одиссея русской автократии”.




Глава I. “Десятидневная конституция” Анны Иоановны


Послепетровское сорокалетие вошло в историю России как время ожесточенной борьбы различных группировок столичного дворянства за политическую власть. Частые смены царствующих особ на престоле, перестановки в ближайшем их окружении, заговоры и интриги, которыми до предела была насыщена придворная жизнь, дали основание историкам назвать это время “периодом дворцовых переворотов”.

Полоса дворцовых переворотов началась сразу же после смерти Петра I: за 37 лет, с 1725 по 1762 год, их было шесть. За каждым из претендентов на престол стояла определенная группировка знати, которая, возведя на престол с помощью гвардейских полков своего претендента, получала высшие государственные должности, привилегии и поместья.

Важно отметить небезынтересный факт: преемниками Петра I, царствовавшими до 1762 года (за исключением разве что его дочери Елизаветы I), оказались слабовольные и малообразованные люди, проявлявшие подчас больше заботы о личных удовольствиях, чем о делах государства. Надо сказать, что это имело вполне объективные причины: в этот период монарха “выбирала” та или иная группировка, и ей было выгодно, чтобы этот монарх не представлял собой цельной личности и был послушной марионеткой в их руках.

В это время императорский престол занимали: жена Петра I, необразованная Екатерина I (1725 – 1727); внук Петра I, мальчик-император Петр II (1727 – 1730), вступивший на престол в двенадцатилетнем возрасте и скончавшийся в неполные 15 лет; малообразованная, пассивная к государственным делам племянница Петра I Анна Иоанновна (1730 – 1740); ее внучатый племянник Иоанн Антонович (Иоанн VI), вступивший на престол в октябре 1740 года полутора месяцев отроду, свергнутый в ноябре 1741 года в возрасте года и трех месяцев (регентшей в его “правление” была его мать Анна Леопольдовна). Выше государственные способности были у Елизаветы I (1741 – 1761), зато следующий самодержец – ее племянник Петр III, процарствовавший всего полгода (с декабря 1761 по июнь 1762 года), был полным ничтожеством.

При таких носителях верховной императорской власти влияние и власть нередко получали отдельные близкие к ним лица – фавориты (А. Д. Меньшиков, Э. И. Бирон, братья П. И. и И. И. Шуваловы, А. Г. Разумовский и др.). Фаворитизм был одним из средств поддержания неограниченной власти слабовольных и ограниченных императриц и императоров.

После сумасбродного и трагического царствования внука Петра I, завершившегося самым неожиданным образом, не осталось прямых потомков Романовых мужского пола. Разбуженное великими реформами российское дворянство без строгого поводыря не могло найти никакого другого применения своим силам, кроме борьбы за место у трона (а Долгоруковы и за сам трон), благо Указ Петра Великого о порядке престолонаследия открывал возможность представителям царствующего дома оспаривать друг у друга корону Российской империи.

Самым неожиданным образом престол достался Анне Иоановне, одному из наименее вероятных претендентов на российский престол.

Отцом Анны Иоановны был Иван (Иоанн) Алексеевич, младший из пяти сыновей царя Алексея Михайловича и его первой жены Марии Ильиничны Милославской. Тихий и болезненный царевич, а затем и царь – соправитель Петра I – в государственные дела не вмешивался, от политики и борьбы, в отличие от своей сестры Софьи и младшего брата был далек, любил неспешные беседы со святыми старцами-монахами и службы в кремлевских соборах, поэтому и внезапная его кончина 8 февраля 1696 года для многих прошла незамеченной. После него осталась вдова царица Прасковья, отличавшаяся суровым и властным характером, и трех дочерей – Екатерину, Анну и Прасковью, которых растили в обычаях старины, а атмосфере предрассудков и суеверий. Когда Петр предложил Прасковье выдать одну из дочерей за иноземца – курляндского герцога, царица выбрала среднюю, Анну – самую нелюбимую. Но вот ее двоюродный племянник, Петр II, внезапно скончался. Государя не стало во втором часу ночи 19 января 1730 года, а уже утром собрался Верховный тайный совет. Очевидец тех событий, видный церковный деятель Феофан Прокопович, писал, что среди членов совета “долго разглагольство было о наследнике государе с немалым разгласием”.ii

Претендентов на престол оказалось сразу четверо: князь А. Г. Долгоруков, “невесты новопреставившегося государя родитель, дочери своей скипетра домогался”.iii Вспомнили о царице Евдокии Федоровне Лопухиной, первой жене Петра I, насильно заточенной в монастырь и недавно освобожденной своим внуком Петром II. Предлагали Елизавету Петровну, младшую дочь Петра I от его второй жены, немки Екатерины Алексеевны, императрицы Екатерины I. Вспомнили и о дочери царя Ивана, соправителя Петра I – и “когда произнеслось имя Анны… тотчас чудное всех явилось согласие”.iv

Казалось бы, уж эта-то кандидатура подходила меньше всего! В конце концов, если дочь царя, то почему не Елизавета, дочь самого Петра Великого?

Объяснить, конечно, можно было тем, что Анна и старше, и родилась от “старшего” царя, и не от “немки”, и в законном браке (между прочим, “темное” происхождение Елизаветы от простолюдинки, да еще и до заключения между Екатериной и Петром законного брака, послужило главной причиной отказа от брака с ней французского короля Людовика XV, ее одногодка). Сложнее было объяснить, почему на трон не может претендовать старшая сестра Анны, Екатерина?

Однако все это было не главным. Кандидатура Анны устраивала всех прежде всего потому, что в России ей не на кого было опереться. Кроме того, за 19-летнее отсутствие Анну в России просто забыли: в Москву она наезжала довольно редко. Все это позволяло надеяться, что императрица будет послушной игрушкой в руках тех, кто посадит ее на трон. Члены Верховного совета полагали, что у Анны не хватит ни ума, ни сил поступать по-своему.v

Однако произошло все не так, как рассчитывали “верховники”.

На тот самый день, 19 января, когда умер император, назначена была его свадьба с княжной Долгорукой. Вслед за полками с их генералами и офицерами в Москву в ожидании придворных празднеств наехало множество провинциального дворянства. Собравшись на свадьбу и попав на похороны, дворяне очутились в водовороте политической борьбы. Замысел верховников сначала встречен был в обществе глухим ропотом. Современник, зорко следивший за тогдашними событиями и принимавший в них деятельное участие против верховников, архиепископ новгородский Феофан Прокопович живо рисует в своей записке ход движения: “Жалостное везде по городу видение стало и слышание; куда ни прийдешь, к какому собранию ни пристанешь, не иное что было слышать, только горестные нарекания на осьмиличных оных затейщиков; все их жестоко порицали, все проклинали необычное их дерзновение, несытое лакомство и властолюбие”. Съехавшиеся в Москву дворяне разбивались на кружки, собирались по ночам и вели оживленные толки против верховников; Феофан насчитывал до 500 человек, захваченных агитационной горячкой.


Случайные файлы

Файл
6187-1.rtf
16336-1.rtf
79963.doc
113264.rtf
175400.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.