Оптина пустынь и Российское общество 19-20 веков (55286)

Посмотреть архив целиком

КАФЕДРА ИСТОРИИ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ АКАДЕМИИ им. ПЛЕХАНОВА 1995

КУРСОВАЯ РАБОТА

ОПТИНА ПУСТЫНЬ И РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО 19-20 ВЕКОВ

Студента I-го курса ОЭФ, группы 9101

КАЛАНОВА АНТОНА НИКОЛАЕВИЧА

Руководитель семинаров:

НИЛОВ СЕРГЕЙ ВИКТОРОВИЧ

Москва 1995

ОГЛАВЛЕНИЕ

1. ВВЕДЕНИЕ

2. ПОЯВЛЕНИЕ ОПТИНОЙ ПУСТЫНИ

3. О ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

4. ЗАДАЧИ ХРИСТИАНСТВА

5. СТАРЧЕСТВО КАК ГЛАВНЫЙ ПУТЬ ХРИСТИАНСТВА

6. СТАРЧЕСТВО В РОССИИ

7. ИСТОРИЯ ОПТИНОЙ ПУСТЫНИ

8. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ОПТИНА ПУСТЫНЬ И РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО 19-20 ВЕКОВ

Подъезжающего к Козельску провожает с левой стороны вид глу­бокой долины, по которой в широком русле протекает река Жиздра; а за нею встает сплошной, бесконечный бор, который, покрывая нагор­ный берег реки, издали синеется, как подернутое туманом море. Но человек, который впервые в этих местах, не видит всей этой красо­ты - его взгляд неудержимо притягивают белые стены и золотые ку­пола. У опушки леса, на холме, омываемом Жиздрой, стоит мирное пристанище иноков : Козельская Веденская Оптина Пустынь.

При спуске дороги на луговую долину Богоспасительная обитель открывается взору путника всею красотой своих храмов и башен: с трех сторон, как волнующееся море, окружает ее дремучий бор; с запада у самых стен несет свои воды река Жиздра; по ее левому бе­регу расстилается зеленым кором поемный луг, орошаемый излучистой речкой и несколькими озерками. С холма виден невдалеке древнейший город Козельск, прославившийся шестинедельной защитой соего юного князя от полумилионной орды Батыя в 1238 году. Картину воистину русского простора довершают нескончаемые поля, рощи и несколько сел где-то вдали.

Кто хотя бы однажды посетил Оптину Пустынь, тот вне всякого сомнения долго не забудет этого поистине красивейшего места и то­го благодатного влияния его на дух и сердце посетителя.

Козельская Веденская Оптина Пустынь принадлежит к числу древнейших обителей нашего отечества. Когда-то царь Михаил Федо­рович пожаловал монастырю земли и льготы. Кроме того, известно, что Оптина пустынь была "смешанным монастырем" - для монахов и монахинь. Существование таких монастырей было отменено в середине XVI века, поэтому в начале XVI века Оптина пустынь уже, видимо, существовала. Это предание опирается также на древность сопредельного ей города Козельска, известного в летописях с 1146 года, иноческие же обители были необходимой, так сказать, принад-

лежностью древних городов России - их духовными крепостями. К то­му же, все монастыри в округе относятся где-то к XV и XVI столе­тиям. Но точно ни время, ни причины основания Оптины пустыни не изестны. В период самозванцев, Козельск и все прилегающие ему территории (и, видимо, пустынь тоже) были разорены врагом. Таким образом, погибли как городские, так и монастырские архивы. С того времени остались нам лишь предания, передаваемые из уст в уста среди братства Оптиной. Первое же письменное упоминание об Опти­ной относится к эпохе правлению Бориса Годунова.

Название обители может происходить от русского слова "об­щее", но другие считают, что обитель основал покаявшися разбойник Опта (это имя такое). Не более, чем в 70-ти верстах оттуда нахо­дится одноименнная и столь же древняя обитель - Оптин Троицкий монастырь. Небольшое расстояние позоляет предположить, что они обе имеют одного и того же основателя. Можно предположить, что Опта при пострижении в монашество был наречен Макарием, почему и пустынь его ( в которой сам он вероятно был и первым настоятелем) удержала за собой название Оптиной. В древних письменных актах обыкновенно писалось "Макарьевы пустыни Оптина Монастыря". Вве­денской же эта обитель начала наименоваться лишь с начала прошло­го столетия. Кстати, о написании слова "пустынь". Автор просмот­рел несколько источников. В дореволюционных источниках "Пустынь" пишется, как правило, с большой буквы, а в книгах советского пе­риода - в основном с маленькой. Не обладая достаточными лингвис­тическими знаниями, автор не может определить наиболее правильную версию. Скорее всего, обе эти версии равноправны. Вторая верна, потому что "пустынь" - не название данной обители, а вид отшель­нического поселения. А первая - так как в конце 18 века ставшая многолюдной Оптина не была уже буквально пустынью, а называлась так лишь по традиции.

Традиции...Конечно, традиции дают ощущение постоянства, на­дежности, они доказывают наше уважение к предкам, любовь к собс­твенной стране, патриотизм. Традиции несут огромную смысловую и эмоциональную нагрузку. Автор согласен, чаще всего они необходи­мы. Но, как мне кажется, не всегда. На дворе уже почти двадцать первый век. С тех пор, когда составлялись все церковные книги, псалмы, писания и другая церковная литература, прошло много лет.

Русский язык претерпел огромные изменения. Если простые люди еще кое-как, с трудом понимают дореволюционные записи, то церков­но-славянский понять без соответствующего образования им, то есть нам, вообще не дано. Простые люди, ничего не понимают, что чита­ется в церкви, даже если заранее читать напечатанный текст мо­литв. Текст в этих молитвах - церковно-славянский, не переведен­ный, а просто написанный дореволюционными буквами. Может быть, еще век назад люди и понимали смысл написанного благодаря схожес­ти языков, и то молитвы были написаны родными им буквами - доре­волюционными, чтобы простые, незнающие церковно-славянского, люди могли читать. Читать! А сейчас они не могут не то что читать - понимать не могут. А это гораздо важнее, не так ли ! И если тогда Русская Церковь провела соответствующую реформу, то теперь причи­на для ее проведенения несомненно более весома.

Не смотря на это, Российская духовность направлена лицом строго в прошлое. Кажется, что власти Церкви забыли о том, что революция произошла не вчера: русские люди и язык изменились до неузнаваемости. Российское духовенство, к сожалению, очень далеко от народа и не чувствует по причине своей образованности того, что простому народу не понятен язык церковной службы. Люди душой тянутся к церкви, но непонятность, чуждость церковной службы не может не отталкивать их. Верующие не могут до конца проникнуться происходящим в церкви. Очень печально, что церковь становится спасительным ковчегом лишь для избранных, а именно для самих свя­щеннослужителей, обладающих достаточными знаниями, скорее не по­нимающих, а знающих, что написано в церковных книгах.

Конечно, я понимаю, что литературный перевод на современный русский приведет к стиранию границы между обыденным, мещанским и духовными, приведет к разрушению самой Церкви, в конце концов. Этого нельзя делать ни в коем случае. Автор, конечно же имеет ввиду реформу, аналогичную предыдущей - мне кажется, что написа­ние следует оставить уже существующее, а сам смысл все-таки пере­вести на русский или , еще лучше, на дореволюционный, так чтобы средний человек, приходящий в церковь понимал все происходящее, но с некоторым трудом. Необходимость этой реформы очевидна. Об­щество России сейчас несколько расположено к идее религии, но не­понятность православия отталкивает потенциальных (грубо сказал, конечно) верующих к параллельным религиозным структурам, основная

идея смысла жизни на земле и служения Господу которых противоре­чит православной. Таким образом, несовершенность церковного по­рядка, препятствует выполнению Церковью основной ее задачи.

Автор - очень плохой христианин. Скорее, меня даже нельзя вообще назвать христианином, потому что я в данное время вообще ни во что не верю и ничего не понимаю, что происходит со мной и со всеми. Но, как бы то ни было, у меня есть какие-то собственные мысли, умозаключения. Размышляя о задачах христианской церкви, автор пришел к следующим выводам.

Философские задачи христианства очень сложшы и я не возьмусь претендовать на какое-то особенно светлое понятие этого вопроса. Я понимаю лишь, что религия существует для того, чтобы избавить человека от вечно присущего ему страха перед окружающим его ми­ром, перед неизвестностью, перед смертью, в конце концов. Вера дает человеку смысл к существованию, улучшает его и в какой-то мере облегчает ему жизнь, прочерчивая ему границы, определяя за него, что хорошо, что плохо, и к чему надо стремиться. Вера дает человеку утешение и надежду на спасение.

Задачи же Церкви несколько другого плана. Церковь молется за процветание государства, за безопасность границ и охрану страны от войн, Церковь в своих воззваниях к Богу печется о каждом чело­веке в стране и в мире и просит Бога не оставить людей. Церковь просит Бога спасти души зачитываемых там по именам преставивших­ся, просит благословить рожденных, короче ведет большую работу, результаты которой, однако, воочию невидимы. Ведь человек, отсто­яв службу, выходит из церкви и идет домой, и православная церковь уже не имеет над ним практически никакой власти - только над его совестью. Человек становится предоставлен самому себе, а в оди­ночку, как известно, с Лукавым не справиться. Человек читает Свя­щенное писание и, если и понимает его, то неправильно, не так, как учит церковь. Нет одинаковых людей, нет одинаковых жизней, одинаковых опытов. Каждый воспринимает Писание по своему, и каж­дому человеку нужен собственный подход, надо, чтобы ему помогли. И это далеко не твлеченная от действительности идея автора: это понимали и древние христианские деятели.

Иоанн Лествичник:

"Прельстившиеся, возложившие упование на самих себя, и возо-


Случайные файлы

Файл
13644-1.rtf
145551.doc
168407.rtf
128713.rtf
91113.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.