Научная революция Галилея -первый шаг к современной науке (55265)

Посмотреть архив целиком

КАФЕДРА ФИЛОСОФИИ РАН



НАУЧНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ГАЛИЛЕЯ - ПЕРВЫЙ ШАГ К СОВРЕМЕННОЙ НАУКЕ



МОСКВА - 1993



План



1. Введение. История развития науки есть история научных революций.


2. Категория сходства - основная в средневековом научном познании.


3. XVII век - познавать значит различать.


4. От физики Аристотеля - через физику импетуса - к физике Галилея.


5. Мысленный эксперимент - основной метод Галилея.


6. Новое понятие материи. Противоречия Галилея.


7. Распад Космоса - смысл галилеевской научной революции.


8. П.Фейерабенд: пропагандистские приемы - основа успеха Галилея.


9. Научная революция XVII века - первый шаг к современной науке.



Плавное течение научной мысли только кажется нам тако-

вым. Находясь в самом потоке, постоянно ощущая непрерывность

времени, мы не замечаем те скачки и повороты, которые совер-

шает процесс научного мышления. Только оглядываясь назад,

пристально рассматривая последовательность этапов развития

науки, мы обнаруживаем то, что потом называем революцией,

что оказывается определяющим для научного познания на столе-

тия вперед.

Согласно концепции Томаса Куна, развитие науки проходит

ряд последовательных состояний. Начальная стадия характери-

зуется наличием различных точек зрения, отсутствием фунда-

ментальных теорий, общепринятых методов и ценностей. Затем

возникает консенсус членов научного сообщества и создается

единая парадигма - система взглядов и установок, ценностей и

образцов деятельности, которые признаются и разделяются все-

ми членами данного научного сообщества. На её основе осу-

ществляется нормальное развитие науки, накапливаются факты,

совершенствуются теории и методы. В процессе такого развития

возникают аномальные факты, приводящие к кризису, а затем и

к научной революции. В результате революции возникает новая

парадигма и весь процесс повторяется снова.

Одной из таких революций является тот поворот в мышле-

нии, который произошел в европейской науке в XVII веке. Он

послужил причиной становления так называемой "классической

науки", то есть тех представлений в математике, физике, аст-

рономии, связанных с именами Галилея, Декарта, Ньютона, ко-

торые адекватны способу мышления человека, имеющего дело с

обычными размерностями, скоростями, временем. Понятия клас-

сической науки достаточны для повседневной, обыденной жизни.

Они легко доступны пониманию и входят в нашу жизнь с раннего

школьного возраста. В отличии от релятивистских построений

Эйнштейна их можно проверить в любой момент. По словам

А.Койре "они слишком ясны и просты - так ясны и просты, что,

как и все начальные понятия, они трудноуловимы". Именно эта

"очевидность", эта невозможность представить, что может быть

иначе, и делает чрезвычайно интересным и важным попытку

рассмотреть сам процесс перехода от средневековой науки, ос-

нованной на представлениях Аристотеля, к новому научному

мышлению. Этот интерес касается как бы трёх аспектов научной

революции XVII века. Во-первых, исторический: как и почему

именно в это время, именно в Европе она смогла произойти.

Во-вторых, философско-психологический: каковыми были миро-

воззрение и личные качества людей, её осуществивших. И,

в-третьих, прогностический: что в ситуации и способе мышле-

ния того времени можно использовать в качестве указателей

для предсказаний будущих научных революций и открытий.

Надо добавить, что история науки XVII века является

весьма привлекательным объектом для изучения. С одной сторо-

ны это время достаточно удалено от нас, чтобы мы могли бесп-

ристрастно и всеобъемлюще оценить происходящее, будучи уве-

ренными в достоверности оценок, подтвержденных научной прак-

тикой четырёх столетий. С другой - достаточно близко, чтобы

оставить множество документов и первоисточников, которые

позволяют исключить возможность нежелательного влияния

трансляторов, как это имеет место, например, с античной нау-

кой.

* * *

Каков же был способ научного мышления накануне научной

революции XVII века? Вплоть до конца XVI в. основную роль в

знании в рамках западной культуры играла категория сходства.

Мир замыкался на себе самом: земля повторяла небо, лица от-

ражались в звёздах, живопись копировала пространство. И

представления о вещах выступали как повторение - отсюда ме-

тафоры "театр жизни", "зеркало мира". Мишель Фуко в книге

1966 года "Слова и вещи" выделяет четыре типа категорий

сходства в методологии средневекового научного познания.

Пригнаность (convenientia). Пригнаными являются такие

вещи, которые, соприкасаясь краями, соединяются друг с дру-

гом и конец одной обозначает начало другой. Благодаря этому

происходит передача движения, воздействий, свойств от вещи к

вещи. На сочленениях вещей возникают черты сходства, которые

с одной стороны являются знаком некоторого родства, а с дру-

гой - порождают новые сходства, устанавливающие общий поря-

док. Мир - это всеобщая "пригнаность" вещей. Сколько сущест-

вует рыб в воде, столько же имеется на земле животных; всех

вместе в воде и на земле столько же существ, сколько и на

небе, и одни соответствуют другим. А всего существ столько

же, сколько их высшим образом содержится в Боге. Таким обра-

зом, мир образует цепь вещей и замыкается на себе самом. В

каждой точке контакта вещей начинается и кончается звено,

похожее на предыдущее и на последующее. Так круг за кругом

следуют подобия, удерживая крайности - Бога и материю - на

соответствующем расстоянии и одновременно сближая их.

Соперничество (aemulatio). Здесь имеется в виду нечто

подобное тому, как если бы пространственное сочленение было

бы порвано и звенья цепи, разлетевшиеся далеко друг от дру-

га, воспроизводили бы свои замкнутые очертания без всякого

контакта с собой. Посредством соперничества вещи, рассеянные

в мире, вступают между собой в перекличку. Человеческое лицо

соперничает с небом, и как человеческий ум несовершенным об-

разом отражает божественную мудрость, так и глаза с их огра-

ниченным сиянием отражают свет, распространяемый в небе

солнцем и луной. Однако соперничество не оставляет инертными

относительно друг друга обе фигуры, связанные взаимным отра-

жением. Бывает, что одна из них более слабая воспринимает

сильное влияние другой. Так земля является зеркалом усеянно-

го звездами неба. А звезды господствуют над травами, для ко-

торых они являются духовным прообразом, неизменным образцом,

источником скрытых влияний. Здесь одно подобие охватывает

другое, которое в свою очередь его окружает, и, возможно,

будет охвачено другим, которое может возобновляться до бес-

конечности.

Аналогия. Использование этого понятия стало иным, чем в

античной и средневековой науке. В аналогии, которую имеет в

виду Фуко, совмещаются пригнаность и соперничество. Подобно

соперничеству аналогия обеспечивает столкновение сходств в

пространстве. Подобно пригнаности она говорит о их соедине-

ниях и связях. Рассматриваемые ею подобия - более тонкие

сходства их отношений. Аналогия теперь способна установить

неопределенное число черт родства, исходя из одного и того

же момента. Так старая аналогия между растением и животным -

растение это животное, голова которого внизу, а рот (корень)

погружен в землю - теперь усиливается и развивается: расте-

ние - это стоящее животное, питательные вещества в котором

поднимаются снизу вверх, вдоль стебля (тела), и увенчивается

цветами, плодами (головой), так как у животных венозная сеть

также начинается в нижней части живота, причем главная вена

поднимается к сердцу и голове. Посредством аналогий могут

сближаться любые вещи. Особая точка среди аналогий человек,

который находится в пропорциональном отношении и с небом, и

с животными, и с растениями, и с землей, и с металлами, и с

бурями.

Симпатия. Она свободно действует в глубинах мира. В од-

но мгновение она преодолевает огромные пространства, может

появиться в результате единственного контакта, как, напри-

мер, устанавливается контакт в момент рождения человека меж-

ду ним и планетой, которой он управляется. Симпатия приводит

в движение вещи в мире, вызывая взаимное сближение самых от-

даленных из них. Симпатия обеспечивает подвижность вещей:

притягивает тяжелые предметы к тяжести земли, легкие тела

увлекает в невесомый эфир, заставляет поворачиваться вслед

за солнцем большой желтый цветок подсолнуха. Симпатия актив-

но изменяет вещи в направлении тождества, и если бы она не

имела бы противовеса - антипатии - то мир свелся бы к одно-

родной массе, к одной точке. Антипатия сохраняет вещи в их

изоляции друг от друга и препятствует их уподоблению. Она

сохраняет каждую вещь в её стойком отличии, в её стремлении

к самосохранению. Постоянное равновесие симпатии и антипатии

обеспечивает то, что вещи могут походить друг на друга,


Случайные файлы

Файл
183532.rtf
18764-1.rtf
4673-1.rtf
Лист 14.docx
112734.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.