Журнал Телескоп (55140)

Посмотреть архив целиком

http://monax.ru/order/ - рефераты на заказ (более 1300 авторов в 300 городах СНГ).

Министерство общего и профессионального образования

Сургутский государственный университет

Кафедра истории










РЕФЕРАТ

по Истории России

Тема: «Телескоп»






Выполнил: студент III курса гуманитарного отделения группы 871 Богатырев А.Д.

Проверила: к.и.н. Задорожная О.А.







Сургут 1999 г.


План


Введение

  1. Н. Надеждин – основатель журнала «Телескоп»

  2. «Телескоп»: особенности и основные направления

Заключение Введение


Для того, чтобы приступить к рассмотрению вопроса о развитии журнала «Телескоп», на наш взгляд, необходимо выяснить, что же такое публицистика.

Публицистика – это вид исторических источников, возникающий в общественной сфере. Публицистика призвана выражать мнение какой-либо социальной группы об общественно значимой проблеме.

Все публицистические произведения являются авторскими, но это не означает, что автор является одним, бывают и коллектив авторов. Автор или авторский коллектив прямо или косвенно отражает мнение определенной социальной группы. Поэтому для нас так важно изучение журналов и статей различных эпох, так как они фактически отображают сдвиги, которые происходят в обществе.

Отличительной особенностью публицистики России является то, что ее значительная часть разделяется на проправительственную и антиправительственную в отличии от европейской публицистики, представлявшей различные социальные силы, боровшиеся за политическую власть или за влияние на нее.

Публицистика бывает трех видов:

  • авторские публицистические произведения;

  • публицистика массовых народных движений;

  • проекты государственных преобразований и конституций.

В данной работе мы будем рассматривать пример авторских публицистических произведений – «Телескоп». Основной задачей, которая будет стоять перед нами – это выяснение причин создания данного журнала и в связи с этим познакомимся с его основателем – Н.И. Надеждиным; кроме того, попытаемся узнать, чьи идеи этот журнал отражал и как сложилась его судьба.

1. Н.И. Надеждин – основатель журнала «Телескоп»


На наш взгляд, для того, чтобы понять суть журнала необходимо ознакомиться с личностью его основателя, так как это очень сильно отражается на основных направлениях журнала. Мы рассмотрим биографию Надеждина на первом этапе его жизни, то есть фактически до закрытия «Телескопа», а также коснемся следующего этапа, так как и через него можно будет судить о том, под чьим влиянием он формировался и изменялся.

Николай Иванович Надеждин (1804-1856 гг.) являлся многосторонним ученым и критиком. Он родился в семье священника Рязанской губернии, затем воспитывался в рязанской духовной семинарии, а по ее окончании поступил в московскую духовную академию. Был преподавателем в рязанской духовной семинарии, а потом домашним наставником в Москве. Уже в академии Надеждин, под руководством Ф.А. Голубинского, познакомился с немецкой философией, из которой, по его собственным словам, почерпнул взгляд на историю человечества как на процесс выработки идей, под влиянием условий времени и места, и стал заниматься изучением гражданской и церковной истории.

Познакомившись с Каченовским, Надеждин написал для «Вестника Европы» статью о торговых поселениях итальянцев на северном Черноморье, а затем с 1828 по 1830 гг. – ряд критических статей по современной литературе. В 1830 г. Надеждин сотрудничал в «Московском Вестнике» Погодина, в 1831 г. основал журнал «Телескоп».

С начала 1832 по 1835 гг. он в звании ординарного профессора, читал в московском университете теорию изящных искусств, археологию и логику.

В 1836 г. «Телескоп» был запрещен за «Философические письма» Чаадаева, а Надеждин был сослан в Усть-Сысольск. Этим закончилась деятельность Надеждина как критика и публициста. Уже в первой своей критической статье: «Литературные опасения за будущий год», появившейся в № 21 и № 22 «Вестника Европы» 1828 г. за подписью «Экс-студент Никодим Надоумко», как и в последовавших за нею разборах поэм Подолинского, «Полтавы», VII главы «Евгения Онегина» и т.д., Надеждин выступил с резким отрицанием всей современной литературы, находя, что в прославленных поэмах того времени нет ни тени художественного единства, нет идеи, лиц, ясно понятых самим автором, нет выдержанных характеров – нет и действия: все бессвязно, вяло, бледно и натянуто, не смотря на кажущийся блеск и жар.

Выступая против господствовавшего тогда в нашей литературе романтизма, Надеждин доказывал, что классицизм и романтизм имели крупное историческое значение, представляя собой две стороны развития человеческого духа и являлись в то же время отражением двух миров – античного и средневекового; новейший же французский романтизм так же мало похож на романтизм средних веков, как псевдо-классическая литература па греческую, и является жалкой подделкой под истинный романтизм, возрождение которого столь же нелепо, как и восстановление классицизма.

Являясь последователем Шеллинга, Надеждин в числе тезисов своей диссертации выставил положение: «где жизнь, там и поэзия»; утверждал, то творческая сила есть ни что иное, как «жизнь воспроизводящая саму себя», заговорил о идее, как душе художественного произведения, о художественности, как сообразности формы с идеей; рассматривал литературу, как одно из частных проявлений общей народной жизни; требовал, чтобы она сознала свое назначение – быть не праздной игрой личной фантазии поэта, а выразительницей народного самосознания. Бедность нашей поэзии Надеждин приписывал недостатку серьезной и сильной общественной жизни.

Вообще Надеждин не отличался твердостью убеждений. В ссылке он пробыл год, написав за это время около статей для «Энциклопедического Словаря» Плюшара и несколько исследований для «Библиотеки для Чтения» 1837 г. («Об исторических трудах в России», «Об исторической истине и достоверности», «Опыт исторической географии русского мира»).

Таким образом, можно говорить о том, что Надеждин являлся шеллингианцем, но при этом необходимо отметить, что он часто менял свои убеждения, и это является немаловажной характеристикой при изучении журнала «Телескоп».

  1. Журнал «Телескоп»: его особенности и основные направления


В первые два десятилетия XIX в. заметны успехи в книгоиздательстве и развитии периодической печати. С начала XIX века до 1850 г. количество периодических органов выросло с 44 до 56.1

Широкую известность получили издававшиеся в первые десятилетия XIX века общественно-политические и литературные журналы «Вестник Европы» (с 1802 г.) Н.М. Карамзина, «Северный вестник» (с 1804 г.) Н.С. Глинки, «Сын отечества» (с 1812 г.) Н.И. Греча, «Дух журналов» (с 1815 г.), в которых печатались и декабристы; позднее – «Телескоп» Н.И. Надеждина, «Московский телеграф» Н.А. Полевого, «Отечественные записки» А.А. Краевского, «Современник» А.С. Пушкина.

«Телескоп» - журнал, издавался Н. Надеждиным в Москве с 1831 по 1836 гг. Он выходил 24 книжками в год. Приложением к нему служил листок «Молва», который представлял собой иллюстрированный журнал мод и новостей, переименованный в 1832 г. в газету. Здесь помещались стихотворения, известия о московских новостях, разборы новых книг, разные известия и моды. В 1831-1834 гг. «Молва» выходила еженедельно, в 1832 г. по 2 раза в неделю, 1833-1835 гг. по 3 раза в неделю.

«Телескоп» являлся выразителем тех общественных течений, в которых заключались зачатки как западничества, так и славянофильства.

Надеждина иногда называют Шеллингианцем. Он изучал Шеллинга, как многих других мыслителей, но сам скорее всего был эклектиком, с значительной долей скептицизма. Это выражалось и в журнале, который не выражал противоположности. Погодин и Шевырев уживались в журнале рядом с Белинским и Огаревым.

«Телескоп» собрал вокруг себя целый ряд блестящих литературных имен. В нем участвовали А.С. Пушкин, В.А. Жуковский, М.Н. Загоскин, М.А. Максимович, И.П. Павлов, А.С. Хомяков, К.Ф. Калайдович, А.Х. Востоков, Д.М. Перевощиков, А.М. Венелин, Н.В. Станкевич, К.М. Красов, К.С. Аксаков. Передовые статьи составляли значительную часть журнала. Встречались переводы из немецких, французских, английских, итальянских, польских изданий – биографии писателей, статьи научного, философского характера.

Из оригинальных статей наибольший интерес представляют, статьи Пушкина (писавшего под псевдонимом Ф. Косичкина) и Белинского. С Пушкиным у Надеждина и его журнала связана целая история. Дело в том, что Надеждин начал писать в журнале Коченовского, который находился тогда в полном пренебрежении, считался защитником всего устарелого и бездарного в литературе, врагом всего современного и даровитого. Из-за этого Надеждин приобрел репутацию педанта и сделался объектом едкой критики Полевого и колких эпиграмм Пушкина («Притча», «Мальчишка Фебу гимн поднес»). Вскоре, однако, Пушкин понял, что в злейшем враге кроется преданный друг, и поместил в «Телескопе» полемическую статью под псевдонимом.

«Телескоп» продолжал развивать идеи, выраженные Надеждиным в его ранних статьях, но имел только ограниченный успех: критика его долго не проникала в публику. На крупное значение Надеждина в истории русской литературы впервые указал лишь в год его смерти Чернышевский, приписывающий ему значение учителя и образователя Белинского.

Интересны статьи в журнале самого редактора: «Отчет о русской литературе за 1831 год», «Европеизм и народность», «Здравый смысл и барон Брамбеус», статья о переводе «Всеобщего начертания теории искусств».

В статье «Европеизм и народность в отношении к русской словесности» (1836 г.) Н.И. Надеждин рассмотрел историю образования словесности литературы на Западе и в России. Основное различие он видит в том, что Запад получил в качестве образца для литературы Библию на латыни, при этом национальные языки развивались самостоятельно, не попадая в зависимость от нее. В России же церковно-славянский язык был понятен каждому будучи по «матери» южнославянским, а по форме греческим, евангельский язык задавил национальные особенности русской словесности.

Подходя к истории России, Надеждин подчеркивает, что Петр I пробудив Россию от азиатской ленности, направляет ее в объятия европейской семьи. Но при этом автор критикует, что вместе с ускорением развития Петр заложил основу для поклонения и подражания всему западному. Если каждый европеец гордится своей национальной самобытностью, то в России цивилизованность понимается как отход от национальных традиций и подражание западному.

В конце статьи Надеждин говорит, что «…нам надо еще учиться, да учиться у Европы; но ни с тем, чтобы потерять свою личность, а чтоб укрепить ее, возвысить!…У русского человека довольно ума, чтобы не жить всегда чужим умом, довольно силы, чтобы работать для себя, а не на европейской барщине!…Пусть он питается европейской жизнью, чтобы быть истинно русским; пусть литература его, освежаясь воздухом европейского просвещения, остается тем, чем должна быть всякая живая, самобытная литература – самовыражением народным!»2

Интересны статьи Павлова по физике, проникнутые шеллингианской натурфилософией («Свет и тяжесть», «Теория вещества», «Общий очерк природы»). Венелин поместил в «Телескопе» запоздалый ответ на разбор его книги, напечатанный Калайдовичем в «Московском Вестнике» 1829 г; Калайдович поместил разбор грамматики Востокова, а Востоков – ответ на этот разбор; Морошкин знакомил читателей с новейшими работами Савиньи по римскому праву; Перевощиков напечатал «Рассмотрение рассуждения Ломоносова о явлениях воздушных». Оригинальная изящная литература, если не считать стихотворений, не блистала в «Телескопе» талантливостью, да и в количественном отношении была очень слабо представлена.

Живым интересом отличался отдел «Современная летопись», представлявший собой отголоски главным образом западноевропейской жизни. Отдел критики приобрел значение с тех пор, как перешел в руки Белинского. Он начал работать в «телескопе» с 1833 г., как переводчик, с 1834 г. как критик. Первая крупная критическая статья Белинского «Литературные мечтания» появилась не в «Телескопе», а в «Молве». Более крупные из статей Белинского, напечатанных в журнале были «О русской повести и повестях Гоголя», «О стихотворениях Баратынского», «Стихотворения Бенедиктова», «Стихотворения Кольцова», «Ничто о ничем», «О критике и литературных мнениях Московского Наблюдателя».

Часто ведутся споры о том, насколько правомерно рассматривать рождение такого таланта как Белинский под влиянием Надеждина. Если Чернышевский считал, что Надеждин явился учителем Белинского, то многие другие отрицали преемственность между ними.

Правильное решение между двумя крайностями заключается, по мнению П.Н. Милюкова в том, что Надеждин примкнул к тому умственному движению, которое выразилось в шеллингизме, но опоздал принять ближайшее участие в выработке основных идей нового миросозерцания, представителями которого уже в середине 1820-х годов были в России Веланский, Галич, Давыдов, Павлов, Веневитинов, кн. В.Ф. Одоевский. Во всяком случае нельзя не признать, что именно под влиянием Надеждина литературная критика перестала ограничиваться беглыми заметками, основанными на личных впечатлениях, а не на теоретических началах. Даже идейные враги Надеждина (например, «Телеграф» Полевого) незаметно для самих себя стали повторять его мысли и вместе с тем распространять их в обществе, подготавливая почву для усвоения критики Белинского.

Причиной закрытия «Телескопа» послужило напечатание «Философского письма» Чаадаева. Статья Чаадаева пропущенная цензором Болдоревым вызвала донос, последствием которого стало закрытие «Телескопа», устранение цензора и ссылка Надеждина в Усть-Сысольск.

В чем же была особенность писем Чаадаева, из-за которых журнал закрыли?

В «Письмах» Чаадаева противопоставление Запада России было прежде всего отрицанием николаевской крепостнической России и обращение к буржуазной системе общественных отношений. Обращенная против союза самодержавия с православием, решительно провозглашенного Уваровым в классической формуле «самодержавие, православие, народность», критика Чаадаева превращается в своеобразную идеализацию католицизма, воплощавшего, по его мнению, рационалистическое начало религии. В то же время будущее России оказывается оторванным от его прошлого, т.е. фактически лишенным своего закономерного исторического основания: отрицание господствующего политического начала превратилось в отрицание самой истории, а вера в великое будущее русского народа, так блестяще провозглашенная в «Апологии сумасшедшего», в конечном итоге превращалась в абстрактную идею русского народного уха.

«Телескоп» не имел большого успеха, но сослужил значительную службу русскому обществу, как распространением философских идей, так и тем, что послужил школой для ряда талантов.

Заключение


Таким образом, рассмотрев вопрос об издании журнала «Телескоп», можно отметить, что он просуществовал всего несколько лет, но оказал большое влияние на общественную мысль страны. Мы увидели, что журнал был издан тогда, когда можно назвать начался бум по изданию периодики, но, не смотря на это, «Телескоп» обладал своими специфическими чертами.

Многие исследователи приходят к мысли о том, что этот журнал не имел большого успеха, но при этом, на наш взгляд, необходимо учитывать не то, какое количество населения страны его читали, а то, какое место занимали эти люди в общественно-политической жизни Российской империи. Мы увидели, что здесь печатались Пушкин, Белинский, Калайдович, Чаадаев и многие другие. Все они оставили неизгладимый след в культуре страны.

Необходимо отметить также, что журнал являлся не специализированным, а также еще не было строгой дифференциации взглядов, печатавшихся работ. То есть здесь можно встретить и статьи по словесности, и по философии, и по истории, и по физике, и многое другое. При этом еще не существует четкого разделения между славянофильством и западничеством, поэтому мало того, что можно встретить на страницах «Телескопа» публикации в рамках одной или другой концепции, кроме того, даже одни и те же авторы еще не полностью разделяются на сторонников славянофильства и западничества, а находятся еще в поисках своего пути.

Использованная литература


  1. Энциклопедический словарь / под ред. Ф.А. Брокзауза, И.А. Ефрон. Том 75. М. 1993.

  2. Энциклопедический словарь / под ред. Ф.А. Брокзауза, И.А. Ефрон. Том 64. М. 1993.

  3. Энциклопедический словарь / под ред. Ф.А. Брокзауза, И.А. Ефрон. Том 38. М. 1993.

  4. Энциклопедический словарь / под ред. Ф.А. Брокзауза, И.А. Ефрон. Том 39. М. 1993.

  5. Философия России. XIX-XX столетий / под ред. П.В. Алексеева. М. 1995.

  6. Данилевский И.Н., Кабанов В.В. Источниковедение. М. 1998.

  7. Георгиева Т.Н. История отечественной культуры. М. 1999.

  8. История России с древнейших времен до 1861 года / под ред. Н.И. Павленко. М. 1996.

  9. История философии / под ред. Н.В. Мотрошиловой. Кн.2. М. 1996.

  10. Рубинштейн К.Л. Русская историография. М. 1941.

  11. В поисках своего пути: Россия между Европой и Азией / под ред. Н.Г. Федоровского. Ч. 1. М. 1994.


1 История России с древнейших времен до 1861 года / под ред. Н.И. Павленко. М. 1996. С. 539.

2 В поисках своего пути: Россия между Европой и Азией / под ред. Н.Г. Федоровского. Ч. 1. М. 1994. С. 2