История Кенигсбергского Университета (55127)

Посмотреть архив целиком

http://monax.ru/order/ - рефераты на заказ (более 2300 авторов в 450 городах СНГ).

Введение.

История старого Кенигсбергского университета, знаменитой Альбертины, продолжалось четыре столетия. Она оборвалась в 1945 году, когда в результате второй мировой войны г. Кенигсберг вместе с частью Восточной Пруссии был передан Советскому Союзу. Семисотлетний немецкий период восточно-прусской истории завершила в первые послевоенные годы депортация остатков местного немецкого населения в Германию. Последние немцы уносили с собой живую память, дух и традиции земли, покоренной их предками в давние средневековые времена.

Война разъединила два народа – российский и немецкий. Их взаимное отчуждение в послевоенное время особенно ощутимо отозвалось в российской Калининградской области – части бывшей Восточной Пруссии. Эта земля стала надолго недоступной для немцев, даже для тех, кому она была родиной.

Положение в Калининградской области, как и в стране в целом начало изменяться только во второй половине 80-х годов. Область открыла свои границы для иностранцев, рухнула стена, заслонявшая взгляд из Калининграда в прошлое этой земли, стала реальностью возможность говорить и писать о довоенном периоде ее истории. Калининградский университет, основанный в 1967 году, начал устанавливать связи с университетами Запада, и в частности с немецкими.

Рассеялась пелена запрета и на историю Альбертины, и, как следствие, приходило осознание того, сколь богатым и разносторонним был вклад Кенигсбергского университета в европейскую культуру, какую заметную роль он играл в интеллектуальном и духовном развитии не только немецкого, но и соседних восточно-европейских народов-польского, литовского, русского. Впервые в Калининграде возникли предпосылки для профессионального исследования истории старого университета, его научного и культурного наследия. Интерес и внимание к этому предмету стимулировало 450-летие со времени основания Альбертины, наступившее в 1994 году.

Кенигсбергский университет был основан в 1544 году на волне мощного реформационного движения, охватившего Западную Европу в XVI столетии. К этому времени в Европе уже сложилась достаточно прочная традиция университетского образования и университетской науки. Идея университета как свободной корпорации учителей и учащихся впервые начала воплощаться в XI-XII вв. в Италии и Франции. В германских владениях первый университет был открыт в 1348 году в Праге императором Карлом IV.

В будущем прусском королевстве, образованном в 1701 году, Кенигсбергский университет занял четвертое по возрасту место, уступая лишь университетам Грейфсвальда, Франкфурта-на-Одере и Марбурга (1527 г.). В Прусско-Бранденбургском государстве Гогенцоллернов, предшествовавшем королевству и возникшем в результате соединения в 1618 году Прусского гергцовства и Бранденбургского курфюршества, Кенигсбергский университет стал, если следовать хронологии, вторым высшим учебным заведением после открытого 38-ю годами раньше университета во Франкфурте-на-Одере. Еще раньше, в пору своего основания столицы Прусского гергцовства , университет был первой долгое время единственной высшей школой на землях между нижними течениями Вислы и Немана ( если не считать католического богословского коллегиума, открытого в Браунсберге (Бранево) в 1565 году).

Одним из ближайших соседей Кенигсбергского университета был его старший собрат в Польше – Краковский Ягеллонский университет ,основанный в 1364 г.Уже после открытия Альбертины к востоку от нее появились еще два центра европейского высшего образования: иезуитская академия в Вильно в 1579 году и университет в Дерпте , учрежденный в 1632 году шведским королем Густавом Адольфом.

Таким образом, Кенигсбергский университет едва ли можно отнести к числу патриархов европейской или хотя бы немецкой высшей школы: он даже не попадает в десятку старейших немецких университетов. Но своеобразие исторический судтбы и географического пположения между балто-славянским востоком и германским западом обусловили особую роль академии на Прегеле в истории европейской науки и культуры.

Круглые юбилейные даты Кенигсбергского университета отмечались очень торжественно и по старой традиции становились праздником всего города.

100-летний юбилей в 1644 году украсило пышное представление во дворе замка. В сценическом действе “Пруссиархус, сочиненном специально для этого случая знаменитым поэтом профессором университета Симоном дахом, представлялось основание академии и возносилась хвала Бранденбургскому правящему дому.

К 200-летию университета была издана первая подробная и оснорванная на документальном материале монография по его истории. Ее автор- кенигсбергский профессор теологии Д.Г.Арнольд ( 1706-1775). Он же составил и опубликовал биографии 250 ученых Пруссии. Юилею было посвящено также жизнеописание университета герцога Альбрехта Бранденбургского, составленное Ф.С.Боком и изданное в Кенигсберге в 1745 г.

Следующая круглая дата – 300-летие Альбертины – послужила поводом для издания книги М.Топпена “Основание Кенигсбергского университета и жизнь его первого ректора Георга Сабинуса”. Эта работа вышла в свет в Кенигсберге в юбилейном 1844 г.

Традиция юбилейных изданий была продолжена через полвека публикацией книги Г.Прутца “Королевский Альбертус-университет в Кенигсберге в XIX веке. К 350-летию деятельности». И наконец, в 1944 году список юбилейных работ завершила книга профессораа Альбертины Гетца фон Зелле “История Альбертус-университета в Кенигсберге в Пруссии”.История распорядилась так, что тот 400-летний юбилей стал для немецкого университета в Кенигсберге последним.

Но память об Альбертине не могла уйти в небытие, она продолжает жить и сегодня – и среди тех, для кого универрситет был когда-то aima mater, и среди нынешних жителей бывшего Кенигсберга.













Рождение Альбертины.


От основания Прусского герцогства до открытия университета в Кенигсберге прошло почти 20 лет. Кто знает, в какой момент этих двух десятилетий нового бытия Альбрехт впервые задумался о созданияя собственной высшей школы. Одно несомненно: идея эта неизбежно должна была емй явиться.

Население новосозданного герцогства было весьма пестрым как в этническом отношении, так и по вероисповеданию. Здесь жили немцы, пришедшие за рыцарями в разные времена, полуонемеченные пруссы, литовцы, поляки, выходцы из других стран. Вместе с набиравшим силу лютеранством живы были еще и старые католические традиции. Большинство же прусско-литовского населения явно или тайно хранило верность старым языческим богам. Герцогство очень нуждалось в профессиональных учителях и врачах.

Так, еще в 1541 г. герцог Альбрехт обращался за врачебной помощью, в которой нуждался один из его советников Георг фон Кунгейм, в соседнюю Вармию во Фрауенбург ( ныне Фромборк в Польше ), к канонику Вармийского капитула Николаю Копернику ( 1473-1543), слывшему искусным лекарем. В апреле 1541 г., несмотря на почтенный возраст- ему было 68 лет, создатель гелиоцентрической системы мира приехал в Кенигсберг и лечил здесь герцогского советника. Коперник пробыл в этом городе с 8 апреля по 3 мая. История взаимоотношений Альбрехта и Коперника не исчерпывается этим эпизодом- она насчитывает более двух десятилетий и отмечена подчас неординарными ситуациями.

Есть сведения о том, что в 1530 г. при дворе Альбрехта непродолжительное время служил славянский просветитель родом из белорусского полоцка Франциск Скорина / начало 1540-х годов), основавший в начале 20-х гг.XVI в. типографию в Вильно. Именно здесь впервые в Восточной Европе были отпечатаны книги на кириллице.

Стараниями Альбрехта залы Кенигсбергского замка украсили картины местных и заграничных художников

Велики были заслуги первого прусского герцога в формировании интеллектуальной и духовной атмосферы новой Пруссии, но самым значительным его деянием в области культуры стало основание Кенигсбергского университета. По словам французского историка Э.Лависса (1842-1922), « из всех немецких государей Гогенцоллеры лучше всего понимали, какую службу может сослужить вовремя и на месте основанный университет. Они прибегали к этому средству во все решительные моменты прусской истории. Швырнув прочь знаки своего достоинства и приняв лютеранство, чтобы стать герцогом, Альбрехт Гогенцоллер основывает Кенигсбергский университет с миссией распространять на восточном берегу Балтийского моря то учение, которому герцог был обязан короной».

Основанием университета он желал также подчеркнуть княжеский ранг своего двора, следуя примеру других европейских государей. Пример короля Христиана, брата жены Альбрехта, был особенно убедительным: Дания, приняв лютеранство, испытывала, как и Пруссия, острую потребность, в протестантских проповедниках, и Христиан решил эту проблему именно путем «протестанизации» основанного еще в 1479 г. университета.

Решение назревших государственных и церковных проблем можно было найти, открыв в герцогстве собственную высшую школу. Однако задача эта при отсутствии в стране интеллектуальной традиции должного уровня была совсем нелегкой. В условиях непрерывных войн солдат безусловно предпочитался ученому. Великие магистры не отягощали себя особой образованностью и не стремились иметь в своем окружении образованных людей. Исключением был предпоследний великий магистр Фридрих Саксонский, имевший университетское образование. Именно при Фридрихе Кенигсбергский орденский двор начал обретать светский лоск. Идеи Возрождения начали проникать в далекую от важнейших европейских центров Пруссию.

Конечно, в альбрехтовском Прусском герцогстве 20-30-х годов XVI в. атмосфера была более благоприятной для основания высшей школы, чем в Орденской Пруссии конца XIV столетия: над Европой веяли свежие ветры гуманизма. К практическому воплощению своей идеи о высшей школе герцог Альбрехт приступил 1 января 1540 г. Решено было, что в Кенигсберге сначала будет открыто учебное заведение среднего уровня, так называемый партикуляр. В дальнейшем по мере того, как будет подготовлено достаточное количество потенциальных студентов и набран преподавательский состав должного уровня, высшая ступень этой школы должна будет перерасти в университет. Решение было утверждено 24 октября 1541 г.

Не сразу удалось решить вопрос о выборе места для строительства партикуляра, а следовательно, и будущего университета. Одним из подходящих мест представлялось свободное пространство севернее замка, но после обсуждения был выбран другой вариант: участок на острове Кнайпхоф, вблизи Кафедрального собора или в городе Велау (ныне поселок Знаменск).В мае 1542 г. было достигнуто согласие с Кнайпхофом, и строительство началось рядом с Собором. Средства пожертвовали три города: Кнайпхоф, Альтштадт и Либенихт, а также епископ Земландский, супруга Альбрехта герцогиня Доротея. Тогда же для подвозки стройматериалов был построен Медовый мост(он существует и сейчас и реконструирован был в 1882 г.). Здание партикуляра было торжественно открыто 11 декабря 1542 г. Это так сказать подготовительное отделение при университете просуществовало до 1619 г., когда было упразднено курфюрстом Иоганном Сигизмундом по причине нехватки средств. К тому же герцогство уже имело достаточно развитую сеть средних школ.

Альбрехт между тем не забывал о главной цели- учреждении университета.

Был частично сформирован преподавательский состав из числа учителей партикуляра. Предстояло еще выбрать достойную кандидатуру на пост ректора.

Альбрехту рекомендован был филолог, поэт-гуманист Георг Сабинус. В 1636 г. он женился на дочери Меланхтона Анне ; два года спустя он стал профессором поэтики и красноречия в университете во Франкфурте-на-Одере.Одновременно как советник и посланник Бранденбургского курфюрста Иоахима II он часто выезжал за границу с дипломатическими поручениями.

Будущий ректор приехал в первый раз в Кенигсберг в 1544 г., и тогда же Альбрехт поручил ему руководство партикуляром и подготовку открытия университета. Когда профессорский состав был укомплектован, Альбрехт огласил 20 июля 1544 г. декларацию об основании университета в Кенигсберге. Известие об этом было разослано в Польшу, Данию, Швецию, Силезию, Гольштинию, Лифляндию, к княжеским и епископским дворам.

Торжественный акт открытия Кенигсбергской академии состоялся воскресным днем 17 августа 1544 г. Праздничную речь произнес по-латыни профессор Христоф Йонас, событие было отмечено торжественным богослужением.

Герцог Альбрехт повелел отчеканить монету с надписью: «Воистину спокойны могут быть те, кто уважает Твои законы». По рисунку Сабинуса была изготовлена университетская печать с изображением герцога Альбрехта в рыцарских доспехах, с мечом на правом плече. Альбрехт пожертвовал университету собственное книжное собрание, а также передал книги бывших орденских и монастырских библиотек.

Новое, только что построенное здание университета расположилось на восточной оконечности острова Кнайпхоф. Оно было обращено восточной своей стеной непосредственно к протоку, соединяющему Старый и Новый Прегель; западная стена постройки выходила во двор Кафедрального собора. В первом университетском здании была большая аудитория «максимум», жилые помещения, а также необходимая принадлежность всякого благопристойного учебно-воспитательного заведения – два карцера.

Итак, в Европе одним университетом стало больше.









Кенигсбергский и Калиниградский университеты .Новые времена.



Кенигсбергский университет ныне не существует. Нет и прежнего Кенигсберга.

С 1967 г. действует новый Калининградский университет, основанный на базе педагогического института, открытого в 1948 г., который нередко отождествляется с довоенным университетом. Об этом свидетельствуют письма, приходящие в Калининград из-за рубежа и адресованные ректорату, библиотеке, факультетам Кенигсбергского университета.

Калининградский университет не стал и в принципе не мог стать преемником Кенигсбергского университета. Для этого были достаточно очевидные причины.Кенигсбергский универрситет представлял европейскую модель высшего академического заведения, хотя и несколько деформированную. Калининградский университет был основан и функционировал на прринципах совершенно иной, советской системы высшего образования в том ее виде, в каком она действовала в 60-е годы. Основополагающим принципом советской высшей школы стало требование неукоснительного следования коммунистической идеологии во всех сферах педагогической и научной деятельности.Этот принцип оставался незыблемым до конца советского периода.

Отсутствие прямой связи между старым и новым университетами порождена историческими коллизиями, круто изменившими послевоенную судьбу бывшей Восточной Пруссии. Война разметала и уничтожила книжные собрания и архивы Кенигсбергского университета, его накопленные за четыре столетия научные , исторические и художественные ценности. Погибла значительная часть университетских зданий и сооружений, а те,что сохранились, были переданы после войны различным не относящимся к высшей школе организациям.Немногочисленные преподаватели и студенты университета, оставшиеся в Кенигсберге после апреля 1945 г., были депортированы в Германию.Таким образом, мы не унаследовали ни кадров, ни научных традиций Кенигсбергского университета, ни его материальной оболочки.

Отношения преемственности между двумя университетами не могли быть установлены без хранителей памяти и традиций старой Альбертины в послевоенной Германии и учредителей университета в Калининграде, а также тех, кто руководил им и работал в нем.

В условиях политической и духовной несвободы, стеснявшей научную и педагогическую деятельность, вуз в соответствии с требованиями времени рос,расширялся,формировал новые научные направления. Очевидны заслуги вуза в подготовке кадров самых разнообразных специальностей: значительную часть учительства Калининградской области, ее научно-технической и творческой интеллигенции составляют выпускники университета. И главный вуз Калининграда, несмотря на многие трудности периода коренной ломки прежнего уклада жизни, как представляется, обретает благоприятные перспективы развития.

История обоих университетов не отделима от судьбы земли, их породившей. Вместе с Восточной Пруссией ушла в прошлое старая Альбертина, Российскому отечеству служит новый университет, имеющий свой путь и свое лицо.

И все же связь между старым и новым университетами существует, но она особой природы.

Зримые или скрытые черты бывшего Кенигсберга хранят не только форты и бастионы, но и шпили немногих уцелевших церквей, черепичные крыши, старые парки. Сохранившиеся обломки старой городской среды напоминают и о бывшей Альбертине.

Это-следы надгробия основателя университета герцога Альбрехта Гогенцоллерна под стеной сгоревшего Кафедрального собора, мавзолей великого кенигсбергского мудреца Иммануила Канта, здания медицинских институтов и клиник Альбертины, холм, где была всемирно известная астрономическая обсерватория Ф.Бесселя, и рядом с ней – сохранивший доныне черты былого очарования старый университетский ботанический сад.

Культурная и историческая значимость этого мемориального наследия наполняет реальным содержанием нашу сегодняшнюю жизнь,жизнь будущих поколений и побуждает к конкретным действиям по его сохранению.