Архив рефератов (Копия FEM-1492)

Посмотреть архив целиком

Московская Государственная Академия Водного Транспорта















РЕФЕРАТ

ПО ФИЛОСОФИИ

на тему: «Учение Аристотеля

как энциклопедия

античной философии»

студента группы СМ-51

Егорова Р.Ю.












Москва

2000

Аристотель является самым универсальным мыслителем античности, оказавшим исключительное влияние на всю последующую философию, науку и культуру. Родился он в городе Стагире в 384 году до н.э. В 367 году Аристотель уехал в Афины для довершения образования и вступил в Академию – школу Платона. В ней он пробыл в течение двадцати лет до смерти Платона в 347 году. В кругу учеников и друзей Платона Аристотель резко выделялся громадной начитанностью и выдающимся умственным дарованием.

После смерти Платона Аристотель вышел из Академии и через некоторое время поступил на службу к македонскому царю Филиппу в качестве воспитателя его сына Александра, будущего великого завоевателя Александра Македонского, которому в ту пору было 13 лет. Во время правления Александра Аристотель остается при дворе последнего, с которым у него сложились довольно дружеские отношения. После смерти Александра Аристотель не мог остаться при дворе и уехал в Афины, где основал собственную школу. Школа эта находилась в одном из предместий города и примыкала к храму Аполлона Ликейского, отсюда школа Аристотеля получила название Ликея, или Лицея. Поскольку занятия со своими учениками Аристотель проводил в саду для прогулок, то его учеников называли перипатетиками, то есть “прогуливающимися”, а сама школа получила название перипатетической. Умер Аристотель в 323 году до н.э. в изгнании на острове Эвбея, прожив таком образов, 61 год.

Аристотель, как универсальный мыслитель, не только владел всей совокупностью знаний своего времени, но и заложил целый ряд по существу новых наук. У него впервые появляются такие науки, как физика, биология, психология, а также логика и этика.

Более ранние греческие мыслители, как мы знаем, исследовали природу вещей и назывались «фисиолигами», поскольку в то время философия еще не отделилась от науки как исследования природы. Сократ и Платон противопоставляли прежним «фисиологам» принцип «познай самого себя». В свою очередь, Аристотель произвел своеобразный синтез этих крайних точек зрения, показав, что человеческое мышление и окружающий мир в своей сущности совпадают, представляют собой одно и тоже. И именно эти формы, в которых человеческое мышление и его предмет суть одно и то же, как раз и являются главным предметом философии с точки зрения классической традиции.

Аристотель, правда, продолжает называть «философией» всю совокупность научно- теоретического знания о действительности. При этом он вводит названия «первая философия» и «вторая философия», которую он еще называл и «физикой». Что касается «первой философии», то впоследствии она станет называться «метафизикой». Причем термин «метафизика» самим Аристотелем не употредляется. Его стал использовать ученик Аристотеля и систематизатор его произведений Андроник Родосский. Этим термином он назвал то сочинение, которое шло у Аристотеля после «Физики». Буквально «метафизика» так и переводится: «то, что после физики». Но по существу это наука о умопостикаемом, то есть о том, что находится за пределами нашего опыта, за пределами видимой природы.

Аристотель в своей критике платонизма исходит из того, что «идеи» Платона должны выражать одинаковое в вещах. Но если присматреться даже к обычному употреблению слова «идея», то она выражает отнюдь не одно только одинаковое в вещах, а некоторую основу и сущность, которые, как это уже установил Сократ, совсем не тождественны совему проявлению. Поэтому, скажем, отдельный человек по имени Иван и сущность человека отнюдь не тождественны. Тем более, что в поисках подобного во всех людях мы сразу же запутываемся в противоречиях.

Именно поэтому «идеи» Платона выражают не столько момент подобия между вещами, сколько момент их принципиального единства. «Идея» у Платона представляет то главное в определенном классе вещей, что выражается словами «образец» и «принцип». И в таком понимании сущности состоит достижение платонизма. Но это достижение тут же оборачивается в учении Платона своей негативной стороной. Ведь в окружающем нас мире, как и ничем не связанные друг с другом вещи. А в результате сущность мира оказывается внеположенной этому миру. Тем более, что для самостоятельного «мира идей» у Платона есть замечательный аналог в виде самодостаточного духовного мира человека.

Отвергнув платоновское учение об «идеях» как бестелесных сущностях всего, Аристотель выдвинул вместо него представление, согласно которому все сущее происходит и состоит из 2 основных начал – «формы» и «материи». Представление о «материи» у Аристотеля по существу своему остается тем же, что и у Платона. Это некое пассивное начало, по отношению к которому он часто использует характеристику «лишенность». Ведь материя сама по себе лишена каких- либо конкретных характеристик. Активным и ведушим началом в этой паре у Аристотеля является форма, тем более что именно с ней он связывает решение проблемы всеобщего. Но это лишь самая общая характеристика того, как Аристотель мыслит себе материю и форму.

Безусловный приоритет формы в каждой вещи очевиден. Вещь, собственно, и представляет собой то, что составляет ее форму. В самом общем смысле форма есть то, чем вещь отличается от другой, и форма – это всеобщий принцип слияния и разнообразия. Это в одинаковой степени относится как к вещам чисто природной действительности, так и квещам действительности человеческой. Определенную форму имеют и дерево и статуя, тогда как об «идее» дерева говорить довольно затруднительно, и в этом существенная разница между «идеей» и «формой». Материя и форма, по Аристотелю, суть принципы возникновения и исчезновения вещей. Но сами материя и форма не возникают и не исчезают. Елс имы возьмем золотой шар, томатерией для него золото, а формой – шар. И возникновение золотого шара заключается в том, что золоту как материи придается определенная форма, а именно форма шара.

Здесь Аристотель, как и во многих других важных вопросах, отнюдь не однозначен. Дело в том, что он, различая «первую материю» и «вторую материю», в качестве последней можно назвать глину, золото, древисину и т.д., то есть все то вещественное наполение предметов, которое мы воспринимаем при помощи чувств. Что касается «первичной материи», то она постигается только умом, поскольку лежит в основе мироздания как нечто абсолютно бесформенное.

Будучи аморфным началом бытия, «первоматерия», согласно Аристотелю, не имеет никаких определений. А потому о ней нельзя сказать ничего конкретного, кроме того, что она существует. Уточним, что и у платона существовало неопределенное начало мира. которое он называл «кормилицей» и «хорой», противопоставляя ее Богу как Высшему Благу.

У Аристотеля Бог также противостоит «первоматерии». И противостоит ей в качестве абсолютно бестелесной «формы форм» и «перводвигателя». Бог, по Аристотелю, является источником творчесокй активности. Кроме того, именно Бог у Аристотеля наделяет все существующие тела их спецификой, то есть особой формой.

Занимаясь проблемой возинкновения и исчезновения вещей, Аристотель разрабатывает учение и 4 видах причин: материальной, формальной, действующей и целевой. В том или ином виде о каждой из этих причин уже говорили предшественники Аристотеля. Так, «фисиологи» анализировали материальную причину бытия в виде «воды», «воздуха» или «апейрона». У Эмпедокла реь шла о Любви и Вражде как аналогах действующей причины. «Идеи» Платона, безусловно, являются формальными началами бытия.

Но только Аристотелю удалось дать развернутую характеристику видов причин, из которой исходит философская мысль до сих пор. Более того, именно Аристотель обобщил и прокоментировал воззрения своих предшественников по этому вопросу. К примеру, у Гераклита вечно живой Огонь представляет собой материальную и движущую причины в их неразрывном единстве. Не так у Аристотеля, у которого материальная и движущая причины не только различны, но и противоположнв друг другу в виде Бога и Первоматерии. Бог у Аристотеля – это перводвигатель, который сам неподвижен, иначе получился бы регресс в бесконечность ведь если движущее начало неподвижно, то оно не может быть первым, поскольку имеет собственную движущую силу. Но Бог у Аристотеля является еще и целью, к которой стремится все сущее и которая сообщает всему сущему целесообразность. Однако, в отличие от Платона, Аристотель видит в Боге высшую инстанцию не столько социального, сколько природного порядка. Бог у Аристотеля это не платоновское Высшее Благо, на чем затем сделает акцент христианская теология, а предельное основание мироздания. Б качестве «формы форм» и перводвигателя Бог у Аристотеля находится отнюдь не за пределами нашего мира. Бог и первоматерия как бы задают и определяют границы мира. И в этом состоит своеобразие дуалистической философии Аристотеля.

Материальные элементы сущего рассматриваются Аристотелем в основном в «Физике». В отличие от нее, метафизика издает мир а его целостности, а точнее мир в его существенных и необходимых формах. Ведь существует как вечный Космос, так и кривое дерево, выросшее перед домом Аристотеля в Стагирах. Причем дерево принимает искривленную форму в силу привходящих обстоятельств, связанных с его индивидуальной судьбой. Такого рода сущее, по мнению Аристотеля, не может интересовать «первую философию». «Первую философию», или метафизику, интересует лишь сущее как таковое, то есть то, что существует всегда и везде и не может быть другим.

Такого рода сущее Аристотель именует «категориями». К ним Аристотель относит:

  1. сущность;

  2. качество;

  3. количество;

  4. отношение;

  5. место;

  6. время;

  7. положение;

  8. обладание;

  9. действие;

  10. страдание.

По сути дела, он исследует и другие необходимые формы сущего, а именно «форму» и «материю», «движение», «необходимость» и «привходящее» (на современном языке «случайность»). При этом чаще всего он говорит о категориях как о формах «оказывания» о мире. И сам термин «категория» берется им из грамматики.

Таким образом, Аристотель впервые выделяет категории как формы нашего языка, которые имеют предметный смысл и объективное знaчeнue. И действительно, если мы говорим, что Солнце больше Земли, то мы уверены, что слово «больше» имеет в нашем языке тот же смысл, что и в действительности. Другое дело, что категории являются не только необходимыми формами языка. Прежде всего они являются формами нашего мышления, воплощающими себя как в языке, так и в поступках, во всех разумных действиях человека. По существу категории суть необходимые условия истинности нашего знания о мире. Ведь, будучи формами мышления, они одновременно выступают объективными формами окружающего нас мира.

В результате теория бытия, или сущего как такового, которой Аристотель посвятил свою «первую философию», в то же время оказалась и теорией нашего знания, общей логикой. Но это содержание учения Аристотеля о бытии было потеряно средневековой схоластикой. Сохранив наследие Аристотеля для потомков, схоласты утратили позитивный смысл его метафизики. V них метафизика стала лишь учением об общих формах бытия, тогда как в качестве логики культивировалась аристотелевская силлогистика.

Помимо аристотелевской метафизики и его учения о силлогизмах средневековые мыслители с особым вниманием отнеслись к учению Аристотеля о душе, изложенному в одноименном трактате. Аристотель начинает с того, что душа есть не только у человека. Ее имеют также растения и животные. Растительная душа, по Аристотелю, обладает способностью роста, питания и размножения. Животная душа отличается тем, что обладает чувством. Душа человека есть разумная душа.

Другое важное свойство души, по Аристотелю, ее бестелесность. Аристотель последовательно и аргументированно отстаивает то, что душа не может быть телом, потому что она есть, как выражается Аристотель, смысл и форма. Причем душа как форма живого тела не является внешней формой, а это внутренняя форма живого тела, которую Аристотель называет энтелехией. Вместе с тем, возражая пифагорейцам и своему учителю Платону, Аристотель настаивает на том, что душа неотделима от тела, а потому невозможно переселение душ, или метемпсихоз. В особенности это касается растительных и животных душ.

Что касается души человека, то по вопросу бессмертия Аристотель позволял себе различные суждения, что породило острые споры среди его последователей в средние века и эпоху Возрождения.

Различая растительную, животную и разумную душу, Аристотель не противопоставляет их. Наоборот, здесь речь идет скорее о трех ступенях в развитии одной и той же души. Животное, по Аристотелю, отличается от растения тем, что способно ощущать, а у людей к этому прибавляется еще и разум. Следовательно, обладая способностями к передвижению и ощущению, человек в определенном смысле является растением и животным.

Надо сказать, что Аристотель подробнейшим образом рассматривает в своих работах способности ощущать, представлять и мыслить. Суждения его на этот счет отчасти наивны, отчасти остроумны. Но в некоторых случаях он предвосхищает более поздние представления. Например, сравнивая чувства животных с чувствами человека, он верно замечает, что в осязании человек превосходит все другие существа. Аристотель напрямую связывает это превосходство человека с разумом. Душа человека, таким образом, помещается Аристотелем буквально на кончиках пальцев.

Столь же проницателен Аристотель, когда замечает, что мышление есть сочетание того, что ощущается. Отсюда понятна и связь мышления с воображением. Ведь суждение как сочетание невозможно без разделения. А отделить, к примеру, красный цвет от розы можно только в воображении. Непосредственно в восприятии мы нигде и никогда не встретим розу, лишенную цвета. Но воображение предполагает элемент произвола, оно разъединяет то, что всегда соединено, и соединяет то, что может быть в действительности разъединено. Поэтому воображение, по Аристотелю, есть и источник истины, и источник заблуждения. При этом чувства не заблуждаются, а заблуждается человек, который доверяет или не доверяет своим чувствам, когда судит. А потому центральное место в учении Аристотеля занимает вопрос о критериях истинности наших знаний. К таким критериям он, в первую очередь, относит употребление правильных логических форм.

Наследие Аристотеля столь обширно, что невозможно охарактеризовать все его разделы. Важно отметить, что главные направления его мысли существенно определили дальнейшее развитие европейской философии. С уходом Аристотеля античная философия таких всеобъемлющих философских систем уже не знала.


Случайные файлы

Файл
104365.rtf
33930.rtf
129443.rtf
25933-1.rtf
14022-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.