Боспорское царство. Расцвет государства и падение Спартокидов (54971)

Посмотреть архив целиком

Боспорское царство. Расцвет государства и падение Спартокидов

Власть после смерти Сатира I перешла в руки его сына Левкона I (390/389-351/350 гг. до н. э.). Положение государства в начале его правления было критическим. Ему пришлось поделить полномочия главы государства со своим братом Горгиппом. Он предоставил ему решение всех проблем в Азии, а сам обрушивается на Нимфей, захватывает его и вслед за этим возобновляет осаду Феодосии. На помощь ему пришли скифы. Чтобы придать храбрости своим наемникам, Левкон расставил скифских стрелков позади линий гоплитов и приказал скифам расстреливать из луков тех, кто будет плохо противодействовать высадке гераклейских десантников. Эта мера оказалась достаточно действенной, и гераклеоты не сумели добиться успеха. Этому помешало и то, что Левкон создал военный флот, который не только препятствовал высадке гераклейцами десантных отрядов на территории Боспора, но и полностью блокировал Феодосию с моря.

Осада Феодосии после этого была недолгой. Временная деблокада города Тиннихом показала феодосийцам, что они не могли рассчитывать на серьезную поддержку извне. А судьбы городов азиатского Боспора не оставляли сомнений в превосходстве сил Левкона. Это вынудило граждан Феодосии пойти на переговоры с боспорянами и согласиться на вхождение в состав их объединения. Поскольку это было и в интересах Левкона (мир с меотскими племенами был не очень надежен), он пошел на предоставление Феодосии ряда привилегий в обмен на ее вхождение в состав своего государства.

Присоединение Феодосии внесло существенные изменения во все стороны государственной системы. Прежде всего с этого времени в посвятительных надписях у правителя Боспора появляется официальный титул «архонт» (правящий). Не исключено, что это в определенной мере связано с требованием феодосийцев о принятии именно данного титула, формально обозначающего выборного представителя власти в греческих демократических государствах. Правда, этот титул должен был передаваться преемникам Левкона по наследству. До того времени боспорские правители, как и тираны Греции вообще, не очень обращали внимание на титулатуру и, как правило, не пользовались никаким официальным титулом.

Принятие нового титула, надо полагать, делало Левкона более приемлемым в качестве друга и союзника в отношениях с демократическими полисами Эллады, прежде всего с Афинами. Именно на эти государства ориентировался в своей внешней политике Сатир, отец Левкона, да и он сам. Однако эта ориентация вовсе не «указывает на относительно демократический характер их власти», как иногда кажется. Видимо, до подчинения Феодосии проблемы титула просто не существовало. Но, разумеется, принятие официального титула не изменило прежний тиранический характер власти Спартокидов и тем более в сторону ее демократизации.

Известно, что в официальной титулатуре Левкона и его преемников везде называются архонтами «Боспора и Феодосии». Это значит, что Феодосия официально пользовалась в рамках государственного объединения значительно большей автономией, чем другие города государства, исключая Пантикапей. О том же свидетельствует и сохранение ей права чеканки собственной монеты, чего были лишены Синдская Гавань и Фанагория, подчиненные ранее и полностью инкорпорированные в состав пантикапейского (боспорского) полиса. Изучение монетных выпусков Феодосии показывает, что он продолжался в городе до середины IV века до н. э.

Таким образом, с присоединением Феодосии в государственной системе Боспора появляется новое структурное подразделение, более самостоятельное, чем прежние, в своих внутренних делах. Напомним, что данное усложнение системы происходило в рамках традиций эллинских государств. Недаром и титул, принятый Левконом по такому случаю, был чисто эллинский. Управление городом он поручил одному из своих родственников или друзей, приказав ему прежде всего позаботиться о расширении городского порта с целью увеличения экспорта хлеба в Афины и другие полисы Эллады. Хлебная торговля с этого времени надолго стала одним из основных источников доходов боспорских правителей.

Однако война на море присоединением Феодосии не закончилась. Союзница ее, Гераклея Понтийская, имевшая и собственные интересы, продолжала военные действия еще несколько лет. Это вызвано, скорее всего, экономическим и политическим противостоянием города с Афинами, которые установили дружественные отношения с Боспором. Не исключено также, что Гераклея сама претендовала на Феодосию. Но Левкон располагал достаточными силами, способными оказать достойное сопротивление гераклеотам и на море. Не случайно они, организуя высадку десантов там, «где им заблагорассудится», так и не рискнули совершить нападение на Пантикапей или Феодосию.

Как видим, боевая активность Гераклеи не смогла остановить дальнейшее наступление Боспора. Но теперь это наступление было направлено против варваров. Его начало также стало важным последствием войны с Феодосией. В ходе ее прежние дружественные отношения со скифами превращаются в военно-политический союз. Это было обусловлено еще и тем, что меотские племена к тому времени добиваются независимости от скифов, которые могли надеяться восстановить свое положение в Азии с помощью Боспора. Успех союзников под Феодосией стал, таким образом, прологом для дальнейшего наступления Боспора в Азии.

Военные действия начались здесь вскоре после подчинения Феодосии и велись против целой группы меотских племен. База для этого наступления Боспора была подготовлена братом Левкона Горгиппом, который превратил в мощную крепость город Синдская Гавань в месте, наиболее удобном для вторжения в земли меотов. Эта война была недолгой, союзники вышли победителями, но результатами этой победы воспользовался исключительно Боспор. Прикубанские меотские племена — синды, тореты, дандарии и псессы — были не просто подчинены, они вошли в состав Боспора и стали подданными боспорского правителя. Это привело к новым изменениям во внутриполитической структуре государства. Причем эти изменения оказались еще более важными для укрепления власти Спартокидов, чем прежние.

Первоначально Левкон именовал себя «архонтом» по отношению к подчиненным племенам. Позднее этот титул некоторое время сохраняется по отношению к той части синдов, которые еще при Сатире стали союзниками Боспора. И наконец Левкон принимает по отношению ко всем варварским племенам титул «царствующий». Видимо, принятая им титулатура была дополнена новым термином только после полного прекращения сопротивления со стороны меотских племен и установления прочного мира в Азии.

С подчинением варварских племен Прикубанья в составе Боспорского царства появился новый этнический компонент, на который эллины всегда смотрели как на объект эксплуатации. Управление каждым конкретным племенем теперь должно было осуществляться наместником царствующего правителя. В их качестве выступали родственники или «друзья» царя. Племена по социальной и экономической организации, по-видимому, сохранились в прежнем виде. Об этом свидетельствует отсутствие каких-либо значительных следов изменений в организации сельского хозяйства по данным археологии. При этом часть земель меотов (скорее всего, неосвоенные и пограничные) стала собственностью Левкона. Варвары также должны были уплачивать ему дань продукцией своего сельского хозяйства. Учитывая размах торговых связей Боспора с Грецией при Левконе, можно предположить, что он законодательно закрепил за собой право первой покупки производимого местами товарного хлеба, по крайней мере в неурожайные годы. Ряд представителей знати меотов вошел в состав элиты Боспора. Все это давало Левкону полное право рассматривать свою власть по отношению к ним как царскую. У правителей покоренных племен данный титул был распространен и, следовательно, никакого негативного отношения вызывать не мог.

Завершив подчинение племен Азии, Левкон оставил там в качестве наместника своего брата Горгиппа, проявившего себя к тому времени достаточно способным правителем. Город Синдская Гавань за заслуги Горгиппа в его государственной деятельности был переименован в Горгиппию.

Успехами внешней политики можно считать расширение экономических связей с Афинами, которые при Левконе получают половину необходимого их полису хлеба с Боспора — 1 млн. пудов (16 700 тонн) в год. Левкон, как и его отец, предоставил афинским купцам ателию — право беспошлинной торговли и погрузки своих судов первыми. Более того, он распространил это право и на Феодосию, через которую однажды экспортировал более 5 млн. пудов (83 500 тонн) зерна. Взамен афиняне удостоили его права гражданства и соответствующих привилегий в Афинах. Статуя Левкона и стела с постановлением о предоставляемых ему привилегиях была установлена на Афинском акрополе рядом со стелой его отца Сатира.

Привилегии на Боспоре получили и некоторые другие города островной и материковой Греции. Найденные почетные и надгробные надписи свидетельствуют, что Боспор при Левконе имел контакты с Афинами, Митиленой, Аркадией, Хиосом, Синопой, Пафлагонией, Херсонесом, Гераклеей, Кромнами и даже с весьма отдаленными Сиракузами. Более того, устанавливаются и определенные политические контакты с малоазийскими княжествами, подвластными Персии, о чем свидетельствует надгробие пафлагонского наемника, найденное на Боспоре.

Успехи развивающейся экономики были подкреплены при Левконе выпуском первой боспорской золотой монеты, ставшей платежным средством не только на внутреннем, но и на международном рынке. А это еще более увеличило престиж государства. Оно становится широко известным в Греции.


Случайные файлы

Файл
98279.doc
58890.rtf
78617.rtf
151658.rtf
104778.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.