Александр Невский - князь Владимирский (54924)

Посмотреть архив целиком

Александр Невский - князь Владимирский

Рассмотрев Владимирский период княжения Александра Невского, можно заметить, что характерные черты политики правления князя остаются неизменными. А весь политический сценарий можно сравнить с хорошо продуманной шахматной партией.

В 1250 году после длительной поездки в Орду Андрей и Александр вернулись во Владимир. Еще возвращаясь домой князья, вероятно, размышляли над коварным решением ордынского правителя: “в руках Александра власть над Русью - Новгородом и Киевом, не считая наследственно удержанных Переяславля и Дмитрова, и, следовательно, Андрей ему подчинен. Но Новгород фактически зависит от Владимиро-Суздальской земли, а потому и Александр - вассал Андрея... Завязался заколдованный узел, который предстояло разрубить, - весь вопрос чем: татарской саблей, русским мечем или, может быть, мечем святого Петра?” “Андрей тотчас отобрал бразды правления у безропотного Святослава Всеволодовича. Но Александр не торопился покинуть старый город. Он чего - то выжидал.

И вот в летописи под тем же годом появляется запись: “Приеха митрополит Кирилл на Суздальскую землю” . Итак, печатник-канцлер галицко-волынского князя, побывав в Никее, вернулся митрополитом не в Галич, не в Киев, а во Владимир. не зря ждал его Александр. Это был первый успех далеко рассчитанной политики князя.

На следующий год митрополит вместе с ним и ростовским епископом Кириллом II отправились в Новгород.” Следующий ход в политической игре с татаро-монголами был сделан Андреем. Решив пойти по пути военного решения конфликта с ордынцами, он объединяет свои силы с братом Ярославом и вступает в союз с галицко-волынским Даниилом Романовичем, ставшим ему в скором времени тестем.

Когда Батый добился преобладающего влияния при каракорумском дворе,... Александр понял, что настал нужный момент. Тогда он решился: “Иде Олександр, князь новгородьскый Ярославич в Татары и отпустиша его Батый с честью великою, давше ему старейшинство во всей братьи его.

Александр Ярославович стал великим князем всей Руси. Он в дружбе с митрополией, ему доверяют Сарай и Каракорум и вероятно, Никею. В Новгороде его наместник сын Василий.” Чувствуя поддержку в Орде Александр начал показывать свой характер, и особенно это проявилось в отношениях с Новгородом. Хотя, по началу, все было спокойно пока “в 1254 г. вспыхнул конфликт между Александром и его младшим братом Ярославом. О причинах ссоры летописи не сообщают. Тверской князь с боярами бежал в новгородские земли. Поначалу, он обосновался в Ладоге, затем перебрался во Псков. В следующем году новгородцы изгнали сидевшего на княжении сына Александра - отрока Василия, а на его место приняли Ярослава.

События приобретали весьма опасный для Александра оборот. Признание в Новгороде было для него не только вопросом пристижа. Оно давало и весьма ощутимые материальные блага. Помимо содержания, которое получал князь от новгородского правительства, он имел здесь и иные статьи дохода: судебные пошлины, всякого рода дары и подношения от бояр. Наконец, князь через своих доверенных лиц, вероятно принимал участие в торговле на Балтике и в различных лесных промыслах на новгородском Севере.

Потеряв новгородский “стол” , Александр лишился бы и значительной части своих доходов. А между тем именно деньги - как в чистом виде (“серебро” ) , так и в виде пушнины или иных ценимых в орде товаров - решали судьбу князя в ханской ставке. Хан, его жена и дети, его приближенные требовали от русского князя щедрых подарков. Скупость здесь была губительна: ярлык на княжение получал лишь тот, кто мог щедро заплатить за него.

Все это и заставило Александра, узнав о новгородской “измене” , немедленно взяться за меч. Как всегда он действовал стремительно и напористо.” В результате предпринятых мер Александр вновь приобрел признание новгородцами его власти. Его брат не решившись вступить с ним в бой, бежал. Новгород сдался без боя.

Следующей проблемной ситуацией во взаимоотношениях с новгородцами стала перепись проводимая по указу Великого хана монгольскими чиновниками, которую вольнолюбивые обитатели Новгорода не хотели признать, считая сей акт ущемлением своих свобод и попранием своего достоинства. Во многом такая ситуация была обусловлена объективными причинами. “Здесь не испытали татарского погрома, не видели воочию страшной лавины с воем несущейся вперед ордынской конницы...

В лето 1257 пришла в Новгород весть из Руси злая, что хотят татары тамги и десятины от Новгорода. И волновались люди все лето. А зимою новгородцы убили Михалка - посадника. Если бы, кто сделал другому добро, то добро бы и было, а кто копает под другим яму, сам в нее ввалится.

В ту же зиму приехали послы татарские с Александром и начали послы просить десятины и тамги. И не согласились на то новгородцы, но дали дары для царя Батыя и отпустили послов с миром” .

Понимая, что строптивость новгородцев может вызвать ханский гнев и новое нашествие на Русь, Александр в 1258г. вновь отправился в Орду....

Александр знал, что на сей раз именно он - как великий князь Владимирский - непременно должен заставить новгородцев смириться с переписью. В то же время князь не хотел доводить дело до вооруженного столкновения с новгородцами, проливать русскую кровь. Да и мог ли он навести татарскую рать на Новгород - город, с которым связана была вся его жизнь?

Задача, стоявшая перед Александром как полководцем и политиком, была крайне сложной: гордые новгородцы поклялись скорее умереть, чем признать над собой власть “поганых” . Казалось, ничто не может подорвать их решимость. Однако князь хорошо знал этих людей - столь же храбрых, сколь легкомысленных, впечатлительных. Скорые на слово, новгородцы были по-крестьянски не торопливы на дело. К тому же их решимость сражаться отнюдь не была единодушной. “Вятшие люди” - бояре, купцы, зажиточные ремесленники - хотя и не решались открыто призвать к благоразумию, но в душе готовы были откупиться от татар.

В начавшейся бескровной или, выражаясь современным языком, “психологической” войне с новгородцами Александр решил прибегнуть к средству, которое, точнее всего было бы определить в данном случае, как хитрость. В Новгород был послан некий Михайло Пинешинич - новгородец, преданный Александру. Он уверил земляков, будто на них уже послано татарское войско. Оно стоит во владимирской земле и в любой момент готов двинуться на Новгород.

Это известие произвело на новгородцев очень сильное впечатление. Перед лицом страшной опасности они дрогнули, вновь обрели здравый смысл и согласились принять татарских “численников” .”

Пользуясь благоприятной ситуацией, Александр поспешил закрепить свое влияние в Новгороде, привезя с собой, помимо ханских чиновников, верных ему князей и бояр, явившихся в сопровождении дружин.

В данной ситуации, можно посочувствовать тем, “кто готов был положить голову за честь “Господина Великого Новгорода” . Тем более, что новгородские бояре переложили основную тяжесть выплаты на плечи “меньших” .

Но вернемся к моменту начала Великокняжения Александра. Не успел Александр, после долгого похода в чужие земли достигнуть Владимирских ворот, как направил разгневанный хан рать неврюеву для усмирения непокорных братьев Ярослава и Андрея. По версии В. Пашута неврюева рать могла быть направлена для поддержки Александра, как помощь в установлении его статуса Великого князя.

Что делал Александр в гостях у Батыя? Почему он пошел против своих братьев? Каковы были мотивы его поступков? Можно ли в данной ситуации его оправдывать или осуждать? Выступив в роли Великого князя, как он ладил с Баярами? Пытался ли договориться с братьями? Как сложатся отношения с Западными соседями? Получить достоверный ответ хотя бы на один из этих вопросов было бы крайне любопытно.

Неврюева рать всей тяжестью обрушилась на простой народ: татары “рассунушася по земли” и “людей бещисла поведоша, да конь и скота и, много зла створише, отидоша” . Массовыми кровопролитиями Орда старалась еще более обессилить завоеванную Русь.” “В эту трудную пору “прибыл от татар великий князь Александр в город Владимир, и встретили его крестами у Золотых ворот митрополит, и все иегумены, и горожане и посадили его княжить на столе отца его Ярослава, и была великая радость в городе Владимире и во всей Суздальской земле” . Спору нет, стол крупнейшего княжества занял достойный и опытный государственный деятель.

Князь бо не туне меч носит” , он глава княжества. Теперь в его руках управление, суд, законодательство, войско. Свои права и обязанности он знает. Но ему и шагу не ступить без думы - совета, его дружиной знати - бояр, богатых горожан и духовенства.” Взойдя на княжеский престол, Александр назначил угодных ему наместников земель - посадников, воевод и тысяцких, ведавших войском, тиунов - управлявших судом, казной, имуществом, которые “кормились” на этих должностях. Княжеские доходы складывались из прямых налогов и повинностей и из косвенных - пошлин.” Вооруженному опытом княжеского правления, Александру не составляло большого труда наладить экономико-хозяйственные функции городов. В этом ему способствовала гибкость в политике, умение идти на компромиссы, устанавливать новые законы и правила, изменяя привычный порядок бытия. “Как и в Псковской земле, Александр твердо и умело правил в Суздальщене: “По пленении же Неврюеве князь великий Олександр церкви воздвигну; грады испольни, люди распуженыа собра в домы своя” . Разбежавшихся крестьян и горожан он привлекал, хотя бы временными, податными льготами, а строительство храмов - признак внимания князя к городу и занятие для бедноты. Чем больше храмов, тем известней и богаче город. Тем праведнее и признаннее князь.” Гораздо труднее обстояло дело с урегулированием внешнеполитической обстановки. Свободолюбивую внутреннюю политику русских городов надо было согласовать с необходимой для выживания покорностью н внешнеполитической арене. Это была нелегкая задача. Тем более, что многие князья, включая братьев самого Александра не желали покоряться “поганым” . “... Столкновение Александра с братьями не миновало Новгород и Пскова. Это стало ясно, когда тверской князь Ярослав Ярославичч предпринял отчаянную попытку поднять против власти Александра обе боярские республики. Это ему удалось без труда. Боярство и прежде скрипя сердце ладило с Александром и не ожидало лучшего теперь, когда он явился в Новгород в качестве Великого князя.” Подавив, описанную ранее, смуту новгородцев, инициатором которой был его брат Ярослав, “... осуществил Александр то, чего при иных условиях добивался его дед: личный и недолговечный суверенитет разных русских (суздальских, черниговских, смоленских и других) князей в Новгороде сменился отныне государственным суверенитетом владимирского князя. Тот из князей, кто всходил на владимирский престол и утверждался на нем Ордой, становился и князем в Новгороде. Политика Александра открывала путь к упрочнению суздальской власти во всей Северной Руси. Это был прямой результат решающего шага Александра в ордынской политике.” Уладив дела восточные, принялся Александр за неспокойные северные и западные рубежи Руси. Но на сей раз он избрал путь переговоров, заключая прочные договоры со всеми соседями.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.