Русская военная мысль Х-ХХ вв. (76800-1)

Посмотреть архив целиком

Русская военная мысль Х-ХХ вв.

О.В. Зотов,кандидат исторических наук

Более чем 1000-летняя история России так или иначе прошла в военной борьбе за выживание и развитие. Шесть веков (более половины отечественной истории) заняло объединение Руси, другую половину – укрепление позиций России на континенте и ее естественно исторический рост, что также связано с целым рядом войн.

Генерал Н.Н. Сухотин (1847-1918) автор «Войны в истории русского мира», выделяет 5 периодов войн России за утверждение на континенте и стабилизацию своих рубежей. Операционные линии войн 1-го периода (862-1054), практически не изменились за все последующие века: менялись обстоятельства, проблемы, противники, но опасные направления оставались теми же самыми.

2-й период истории России (феодальных усобиц) заняла борьба с татаро-монгольским игом, 3-й период – от Куликовской битвы до конца ХУП в., объединение и расширение государства до берегов Ледовитого и Тихого океанов. В этот период почти два века из трех Россия воевала, из них 100 лет – с несколькими противниками одновременно. 4-й период – до конца царствования Петра Великого – практически весь приходится на победоносную Северную войну, что вывела Россию в число великих держав. В 5-й период Россия достигла размеров более чем шестой части земного шара. На этом циклы войн и других потрясений не закончились; новейший период принес их в изобилии, чем не мог не обогатить историю войн и военного искусства.

Каждый период военной истории России своеобразен как событиями, так и характером военной мысли. Уровень развития теории военного искусства не только (и даже не столько) зависит от боевого опыта войск и полководцев, сколько от факторов более фундаментальных и общих – степени зрелости и упорядоченности государства, уровня развития культуры материальной и духовной. В 1-й период восходящего развития русского этноса и государственности успешно развивались и войско, и военное искусство. Русь отстояла себя в борьбе с кочевыми соседями и заставила себя уважать стоявшую за ними Византию. Ярослав Мудрый, объединив Русь, возглавил одну из великих держав Европы. За этот период полководцы Руси превратились из военачальников (Олег, Святослав) в государственных стратегов на все руки (Владимир Святой, Ярослав Мудрый). Первые двое успешно и славно воевали, но проиграли политически; вторые двое прославили себя строительством государства и его обороной в едином процессе высшей стратегии. Так, уже 1000 лет назад на Руси знали, что объектом стратегии является не сама война, а политика безопасности государства, предметом военной мысли – не только и не столько боевые действия, сколько решение проблем политики вооруженным насилием как средством – одним из многих, но крайним.

Во 2-й период Русь увязла в феодальных усобицах. И если в первой четверти ХП в. еще видны блестящие успехи и победы Владимира Мономаха, то затем деградируют и государственность, и военное дело. Поход князя Игоря против половцев (1185) политически бесцелен и даже вреден, а в чисто военном смысле просто безграмотен. Еще хуже повернулось дело с появлением татаро-монголов. На Калке (1223) и Сити (1237) аморфные русские ополчения без единого командования, оптимальной организации, дисциплины и тактики оказались беспомощны против четко и слаженно действовавших регулярных войск Чингис-хана и Батыя. В этих событиях превосходство государственности и военно-политической мысли (военной философии и стратегии) оказалось всецело на стороне завоевателей. Русь могла противопоставить им храбрость и мастерство отдельных бойцов, но не армию и военную мысль.

Однако уже через 3-5 лет после Сити Александр Невский продемонстрировал сочетание лучших русских традиций с татаро-монгольским военным искусством. На Неве в 1240 г. он отказался от «правильного» боя западного типа как коллективного единоборства, атаковав шведов по-партизански внезапно, решительно и беспощадно. На Чудском озере в 1242 г. он применяет принципы китайско-монгольской стратегии и тактики еще полнее: победу обеспечивает задолго до боя, бой ведет с заданным результатом. По оценке военного классика генерала А.А. Свечина, «татарские уроки» вполне были усвоены: активные действия лучников, полков правой и левой руки, большого, сторожевого, засадного, заманивание «псов-рыцарей» в ловушку. Были применены и методы древнекитайского классика Сунь-цзы, наследие которого освоили татаро-монголы: сковать противника правильным боем пешего ополчения; расплющить «свинью» о его строй, прижатый к высокому речному берегу; опрокинуть, преследовать и громить из засады маневром регулярной конницы. В последующие двадцать лет своей жизни Александр Невский совершил серию беспримерных походов в «восточном» стиле, дерзких, маневренных, эффективных. В одном из них он зимой пересек Полярный круг, освободив Карелию от шведов. Итоги войн Александра шведы признавали безропотно целых полтора века после его смерти.

Александр Невский был достаточно скоро канонизирован. Но вслед за ним прославился и был канонизирован полководец его стиля – князь Довмонт-Тимофей Псковский. Он также известен как бескорыстием и благородством (не прибегал к завоеваниям, отстаивал справедливость), так и военным искусством. Не раз он принимал бой с десятикратно и более превосходящим противником – и побеждал; при этом из крестоносцев спасалась едва ли десятая часть. В последний месяц жизни (апрель 1299) Довмонт сумел в жестоком ночном бою внезапным контрударом выбить из Пскова проникших туда рыцарей-крестоносцев, а наутро столь жевнезапно разгромить их в поле.

С точки зрения военной мысли свв. Александр и Тимофей-Довмонт «отрепетировали» позднейшую Куликовскую битву. Эта битва в 1380 г. показала, что Русь безусловно овладела наследием Сунь-цзы и Чингис-хана, их принципами и стратегемами. Сунь-цзы не мог бы найти лучшей иллюстрации положений своего древнейшего в мире военного трактата как в плане тактики, так и стратегии. До самого конца битвы Мамай не догадывался, что не он заманил Дмитрия на Куликово поле, а его самого заманили в ловушку; что стихийность и случайность хода войны, операции и боя умело разыграны русским командованием. Однако высшую оценку развитию Московской Руси и ее победе в Куликовской битве выставил через 15 лет непобедимый Тимур – правитель тогдашней сверхдержавы. Почувствовав себя под Ельцом на краю нового Куликова поля размером во всю Русь, он предпочел отойти, и был прав: Русь провела мобилизацию и стратегическое развертывание организованно и по правилам, которые всю жизнь соблюдал сам Тамерлан.

Ровно через 100 лет после Куликовской битвы татаро-монгольское иго было окончательно свергнуто т.н. «стоянием на Угре». Само это понятие вовсе не предполагало просто выдвижения обсервационной армии на границу степи. Операция высшей стратегии охватила весь регион Восточной Европы (что позволило изолировать Большую орду), операция военная состояла в маневренном прикрытии рубежей и недопущении переправы противника через естественные преграды. В то время как «главные» силы сковывали врага, летучий корпус воеводы Ноздреватого и вассального татарского царевича Нур Давлета совершил рейд вниз по Волге. Столица Орды была разгромлена, тылы – опустошены; хану Ахмаду с Угры стало некуда возвращаться. Еще раз подтвердилась правота Сунь-цзы: обеспечить победу предварительными расчетами и политикой, сковать линейными силами, разгромить – маневренными; главный объект действий – не армия противника, а в целом его государство.

В ХVI-ХVII вв. (до конца третьего периода по Н.Н.Сухотину) русская стратегия старалась придерживаться тех же принципов и правил в борьбе со степными и западными соседями. Но в ХVII в. русская государственность и ее армия начали терять организованность и регулярность; поместно-стрелецкие ополчения не выдерживали конкуренции не только с западными армиями (даже польской), но и крымскими татарами. Все более напоминая удельные формирования, русское войско (а с ним Россия) стояли перед лицом новой Калки и новой Сити. Такая государственность и армия не могли применять стратегемы и дерзкий маневр, приносящие победу даже слабейшему. Частичные и разрозненные попытки царя Алексея Михайловича реформировать государство, внести новые регулярные начала в армию успеха не принесли; его добился Петр Великий. Он вел Северную войну по правилам не западной линейности, неуклюжих и боязливых маневров вокруг складов и крепостей, а масштабно и дерзко. Эти масштабность и дерзость не были авантюрой и бесшабашным риском. Новая армия следовала принципам борьбы с татаро-монгольским игом: опора на ум и умение, расчет и заблаговременная подготовка театра войны во всех отношениях, абсолютное навязывание инициативы противнику, масштабный маневр летучих корпусов (Лесная), бои с заданным результатом (Полтава). Если противник (Карл ХП) делал ставку на правильный бой и победу в генеральном сражении, то Петр – наоборот: не на сокрушение противника в азарте генерального боя, а на его поэтапное истощение с нейтрализацией всех его сильных сторон. Так, при Полтаве боевые порядки профессионалов Карла (превосходивших русских солдат выучкой группового и одиночного боя) были расстроены полевой фортификацией и огнем артиллерии, перестав существовать как слаженный боевой организм. Сильнейший враг был разгромлен с минимальными потерями.

В течение ХVIII в. указанная тенденция активной и продуманной обороны, превосходства ума и искусства над силой получила развитие и закрепилась. Эта метода небезболезненно, но все же была восстановлена в ходе Семилетней войны фельдмаршалом Салтыковым, молодыми генералами Румянцевым и Суворовым, ее усвоил молодой офицер Кутузов. Мы склонны забывать, что молодые новаторы сформировались в маневренных операциях военно-партизанского типа силами легкой пехоты и кавалерии. Реформа армии, проведенная при Екатерине II кн. Потемкиным-Таврическим, закрепила тенденцию воевать «не числом, а умением». Эта система принесла много побед, позволила вернуть все древнерусские земли и Причерноморье, доказала свою действенность в столкновении с революционером стратегии – Наполеоном (уже Суворов начал его побеждать). В 1812 г. стратегия по принципу «большим умом, малыми силами» привела к победе над Наполеоном: его Великая армия «была истреблена, не будучи разбитой». Кутузов – образцовый последователь древнекитайских классиков и великих полководцев евразийского средневековья. Он сделал ставку на истощение противника, искавшего победы в генеральном сражении; сам же генеральное сражение (Бородино) лишь имитировал. Врага сковали основные силы регулярной армии, летучие же корпуса и военные партизаны при поддержке народа били его по частям (истощение противника активной обороной с постепенным, но скорым вытеснением из страны его остатков).


Случайные файлы

Файл
122971.rtf
73088.rtf
111946.rtf
74293-1.rtf
159334.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.