Капитаны и лейтенанты (76360-1)

Посмотреть архив целиком

Капитаны и лейтенанты

Н.С.Панарский

Все воинские корабли российские не должны ни перед кем спускать флага...

Драться до последней капли крови с кем бы то ни было и при всех обстоятельствах.

(Из Морского устава Петра I)

Одним из основных направлений патриотического и нравственного воспитания молодежи является оказание должных почестей и внимания людям, совершившим подвиги во славу родной земли, отдавшим свои силы, талант, а зачастую и саму жизнь за свободу и независимость Родины, до конца выполнивших воинский и гражданский долг. Не одно поколение защитников Отечества училось мужеству и стойкости, героизму и отваге у своих предков, многие из которых были отмечены знаками общественной и государственной признательности.

В России на протяжении всей ее истории существовали самобытные системы наград для воинов, отличившихся в походах и сражениях. Во времена Киевской и Московской Руси воинов награждали одеждой, деньгами, золотыми и серебряными медалями, оружием.

Петр I заложил основы орденской системы европейского образца, в то же время оставив многое из наследия своих предшественников ( например, традицию награждения отличившихся солдат и офицеров специально отчеканенными по случаю победы в том или ином сражении медалями. В Европе в то время для простых солдат наград не существовало).

К 1831 году в России в окончательном виде сложилась наградная система, включавшая в себя 8 орденов для дворянства, офицеров и чиновников, а также специальные знаки отличия для других сословий; награждение оружием, портретами императора, специальными медалями; возведение в графское и княжеское достоинство, присвоение титула барона и т.д.

В то же время известно, что посмертные награждения орденами в дореволюционной России не практиковались. Терялся смысл самого такого награждения, так как по существующему положению каждый награжденный становился действующим членом ("кавалером") особой организации [1] под покровительством того или иного святого и руководимой царем. А необходимость достойным образом отметить героизм и отвагу павшего в бою или умершего офицера, генерала, адмирала существовала.

Поэтому для увековечивания памяти и постоянного напоминания живущим о подвигах героев прошедших войн в российском военно-морском флоте, как и в большинстве других флотов мира, существовала и существует по сей день традиция называть корабли именами офицеров и адмиралов, прославивших русское оружие. Время ее зарождения относится ко второй четверти XIX века.

Члены Адмиралтейств-совета, предлагая новые названия, хорошо понимали значение имени корабля как носителя флотских традиций и государственного престижа. Поэтому в названии корабля подчеркивалось не только величие личности офицера-героя, но в большей степени обращалось внимание на значимость совершенного им самоотверженного поступка во имя России. Это достигалось тем, что кораблям присваивались имена офицеров с указанием звания, которое они имели на момент совершения подвига. (Хотя многие из них впоследствии находились в более высоких чинах).

Впервые именем морского офицера был назван в 1834 году парусный бриг Черноморского флота. Так Родина отметила героический подвиг капитан-лейтенанта Александра Ивановича Казарского.

Наибольшее же развитие данная традиция получила в конце XIX - начале XX вв., когда началось бурное строительство боевых судов с паровыми силовыми установками. Согласно "Списку кораблей русского парового и броненосного флота (с 1861 по 1917)" [2] борта 44 боевых кораблей украшали имена 14 адмиралов и 23 офицеров русского флота. Имена большинства адмиралов [3] хорошо известны сегодня по школьному курсу истории. Менее знакомы широкой аудитории фамилии офицеров русского флота, отличившихся в минувших войнах на море. И хотя о некоторых из них написаны книги, о других знают лишь узкие специалисты.

Кто же эти капитаны и лейтенанты, в честь которых называли боевые корабли? Чем заслужили они такую высокую честь ?

Об этом наш рассказ.

Одной из первых Россия стала строить новый тип кораблей - минные крейсера. Первые три из них получили имена офицеров флота. В 1887 году в состав Балтийского флота вошел минный крейсер "Лейтенант Ильин" [4], а через два года на Черном море вступили в строй "Капитан Сакен" [5] и "Казарский".

Дмитрий Сергеевич Ильин (1738-1803) - герой русско-турецкой войны 1768-1774 гг.

Звездный час лейтенанта Ильина пробил в ночь на 26 июня (7 июля) 1770 года во время Чесменского сражения. Вызвавшись добровольно командовать брандером [6], Ильин под ураганным огнем противника сумел провести свое судно к центру турецкой эскадры, сцепиться с 84-пушечным линейным кораблем, зажечь его (он лично прибил горящий кранец [7] к борту турецкого корабля) и благополучно возвратиться к своему отряду на шлюпке (два других брандера русского флота не смогли подойти к кораблям противника, а третий сцепился с горевшим кораблем). Через некоторое время брандер и корабль противника взорвались. Горящие обломки, разлетевшись на большое расстояние, зажгли другие турецкие корабли, тесно стоявшие в Чесменской бухте, и через несколько часов турецкая эскадра перестала существовать.

Всего было взорвано и сожжено 15 линейных кораблей, 6 фрегатов и много мелких судов. Погибли около 11 тысяч турок.

За этот подвиг лейтенант Д.С.Ильин был награжден орденом "Святого Георгия" 4 степени. В январе 1777 г. он был уволен от службы в звании капитана 1 ранга с "пенсионом".

Скончался Дмитрий Сергеевич Ильин в 1803 году.

Рейнгольд (Христофор Иванович) фон Сакен (1753-1788) - герой следующей русско-турецкой войны 1787-1791 гг.

20 мая 1788 года капитан 2 ранга Сакен, приняв командование дубель-шлюпкой [8] №2, вышел из Глубокой пристани к Кинбурну. На обратном переходе от Кинбурна, напротив устья Буга, был настигнут тринадцатью турецкими галерами. Отправив на шлюпке часть команды к берегу, капитан Сакен принял бой с превосходящими силами противника. Шлюпка была атакована и взята на абордаж четырьмя неприятельскими галерами. Видя безвыходность своего положения и не желая сдаваться, капитан 2 ранга Сакен взорвал свое судно вместе с неприятельскими и погиб геройской смертью.

Этот беспримерный подвиг изумил и испугал турок. Они стали избегать абордажных схваток с русскими кораблями.

Александр Иванович Казарский (1797-1833) отличился во время русско-турецкой войны 1828-1829 гг.

14 мая 1829 года капитан-лейтенант Казарский, командуя бригом "Меркурий", во время разведывательного рейда к турецким берегам выдержал пятичасовой бой с двумя линейными кораблями противника, имевшими десятикратное преимущество в артиллерии [10]. В начале боя турки предложили спустить флаг и сдаться, но экипаж брига единодушно одобрил решение командира вступить в бой, а при угрозе захвата - взорвать корабль. Умелым маневрированием Казарский все время ставил свой бриг так, чтобы затруднить противнику прицельный огонь. Самому "Меркурию" удалось метким огнем нанести кораблям противника серьезные повреждения и вынудить их лечь в дрейф. Потеряв в бою 4 убитых и 6 раненых матросов, получив 22 пробоины в корпусе и большое количество других повреждений, маленький корабль с героическим экипажем благополучно вернулся на базу.

Газеты того времени писали: "Подвиг сей таков, что не находим другого ему подобного в истории мореплавания: он столь удивителен, что едва можно оному поверить. Мужество, неустрашимость и самоотверженность, оказанные при сем случае командиром, офицерами и экипажем "Меркурия", славнее тысячи побед обыкновенных" [10].

За этот подвиг Александр Иванович Казарский был награжден орденом "Святого Георгия" 4 степени, произведен в капитаны 2 ранга и пожалован в флигель-адьютанты. Бриг "Меркурий" был награжден Георгиевским кормовым флагом. Он стал вторым [11] в истории флота кораблем, удостоенным этого отличия.

16 июня 1833 г. Александр Иванович Казарский скоропостижно скончался в звании капитана 1 ранга.

В Севастополе при входе в порт на Мичманском бульваре с 1834 г. стоит памятник с надписью: "Казарскому. Потомству в пример."

В 1901 году в состав Сибирской флотилии был включен бывший китайский миноносец, полученный Россией как трофей после подавления Ихэтуаньского ("Боксерского") восстания в Китае. Он был назван в честь погибшего при штурме фортов Дагу (Тэгу) 4 июня 1900 года офицера канонерской лодки "Кореец" лейтенанта Буракова [12].

После русско-японской войны 1904-1905 гг., в которой российский флот понес тяжелые потери, были предприняты энергичные меры по восполнению корабельного состава флота, причем часть новых кораблей строилась на добровольные пожертвования граждан.

Некоторые из вводимых в строй кораблей получали имена моряков, отличившихся в минувшей войне. Два новых эсминца были названы в честь офицеров миноносца "Стерегущий", героически погибшего 26 февраля 1904 года в бою с превосходящими силами противника - командира корабля лейтенанта Александра Семеновича Сергеева (1863-1904), и его инженер-механика Владимира Спиридоновича Анастасова (1879-1904).

Участь "Стерегущего" постигла 31 марта 1904 года миноносец "Страшный". Приняв неравный бой с шестью вражескими миноносцами, русский корабль погиб, не спустив перед противником своего боевого флага. Имена командира корабля капитана 2 ранга Константина Константиновича Юрасовского (1864-1904) и его офицеров: лейтенанта Еремия Александровича Малеева (1877-1904) и инженер-механика Павла Михайловича Дмитриева (1873-1904) - украсили борта новых эсминцев.


Случайные файлы

Файл
168200.rtf
14509-1.rtf
shpengler.doc
47725.rtf
166822.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.