“Оруженосцы нации”: вермахт и части особого назначения СС (1934-1939 гг.) (76328-1)

Посмотреть архив целиком

Оруженосцы нации”: вермахт и части особого назначения СС (1934-1939 гг.)

А.М.Ермаков

Одной из общих черт “классических” тоталитарных диктатур XX века было создание милитаризованной партийной милиции, существовавшей параллельно с обычными органами защиты государства — армией и полицией. Во время второй мировой войны на базе таких формирований возникли дивизии НКВД, итальянские дивизии из членов фашистской милиции и германские ваффен-СС. Последние представляли собой “самую крупную, лучше всего организованную и самую боеспособную из военизированных партийных армий” 1. Создание фундамента такой армии происходило в предвоенные годы в условиях соперничества с регулярными вооруженными силами — вермахтом (до 16 марта 1935 г. — рейхсвером). Почему генералы, начавшие свою карьеру еще в кайзеровском рейхе и гордившиеся своим “благородным” происхождением, не подавили в зародыше первую же попытку конкуренции со стороны “выскочек” из СС? Почему им не удалось подчинить вооруженные эсэсовские отряды своему контролю? Почему вермахт бескровно делил с СС лавры бескровных побед в “цветочных войнах” 1936-1939 гг.? Ответы на эти и другие подобные вопросы можно найти, изучив сложную эволюцию взаимоотношений традиционных и новых, специфических институтов тоталитарного государства, представителей старых элит и получивших власть в Германии лидеров радикального движения.

Опубликованные источники — официальная переписка, приказы, распоряжения, речи и воспоминания — позволяют восстановить ход событий и дать объективную оценку политики военного руководства по отношению к вооруженным эсэсовским частям. В отечественной историографии нет специальных работ по этой теме, лишь в немногих исследованиях по истории нацистской Германии содержатся отрывочные сведения. Некоторые принципиальные суждения зарубежных историков приводятся в данной статье.

Установление гитлеровского режима стало возможным только благодаря поддержке рейхсвера, которая базировалась на “частичной идентичности целей” офицерского корпуса и верхушки нацистского движения 2. В союзе консервативных сил Германии с Гитлером армия занимала особое место как организованный и вооруженный инструмент власти. Непременным условием этого исключительного положения и претензии офицерского корпуса на роль социальной и политической элиты общества была монополия на ношение оружия. В соответствии с этим главной целью армии в “третьем рейхе” было сохранение и упрочение своей профессиональной и социально-политической исключительности. Гитлер нуждался в поддержке рейхсвера и поэтому на словах подтверждал претензию офицерского корпуса, выдвинув уже в первые дни своего канцлерства теорию “двух опор” нового государства — национал-социалистического движения и вооруженных сил. Армия, повторял он при каждом удобном случае, была и останется единственным “оруженосцем нации”.

Однако в перспективе не только интересы внутренней стабильности режима нацистской диктатуры, но и запланированная Гитлером война за мировое господство превращали старую армию в помеху. Диктатор проявлял колебания в путях реформирования вооруженных сил государства, но конечной целью его политики всегда была новая революционная армия. “Фюрер” был убежден в том, что победа в войне зависит не от военной подготовки, вооружения, ресурсов страны и других материальных факторов, а от “революционного духа”. “Если ему скажут, что эти партийцы едва ли хорошо обучены, он возразит: революционный энтузиазм — стопроцентная замена мертвой армейской муштры”, — откровенничал он перед Г.Раушнингом 3. Но Гитлер укреплял свою власть внутри страны и раскрывал свою завоевательную программу постепенно, поэтому офицерский корпус сначала не чувствовал угрозы 4 и пытался укрепить свое положение в нацистской системе ценой, как казалось, незначительных уступок различным партийным руководителям, инстанциям и дочерним организациям.

Одним из подразделений НСДАП, имевших милитаристские амбиции, были охранные отряды (СС), организованные в апреле 1925 г. по личному приказу Гитлера. В январе 1929 г. их возглавил Г.Гиммлер, а в марте 1933 г. “фюрер” создал из отряда своих телохранителей немногочисленную “штабную стражу СС — Берлин” под командованием З.Дитриха. Солдатам “стражи” была поручена охрана имперской канцелярии, их военное обучение производилось на базе 9-го Потсдамского пехотного полка. На съезде НСДАП в сентябре 1933 г. это формирование было переименовано в “лейбштандарт Адольф Гитлер” — полк личной охраны “фюрера”. 9 ноября он принял присягу на верность лично Гитлеру, которую историки оценивают как “военно-политическую и конституционно-политическую революцию в миниатюре” 5. Действительно, согласно Веймарской конституции главнокомандующим вооруженными силами страны являлся президент, а канцлер не имел никакого права на собственную “частную” армию. Однако сначала военное командование не проявляло тревоги по этому поводу, ведь небольшое количество, низкий уровень организации и слабая боеготовность эсэсовцев не давали повода для беспокойства. К тому же Гиммлер рассматривался генералами как союзник в борьбе со штурмовыми отрядами (СА).

Рубежом в отношениях армии и вооруженных частей СС стала “ночь длинных ножей”. Казалось, что, избавившись от руководителя СА Э.Рема и его ближайшего окружения, Гитлер тем самым отказался от идеи создания революционной армии и сделал выбор в пользу военных профессионалов. Это подтверждало и обещание “фюрера”, данное командующему VII военного округа (Бавария) генералу В.Адаму: рейхсвер останется единственной вооруженной силой в Германии. Но одновременно события 30 июня 1934 г. показали необходимость организации вооруженных частей, находящихся в непосредственном распоряжении диктатора. СС были отделены от СА и подчинены лично Гитлеру, Гиммлер получил партийный ранг рейхслейтера, а Дитрих — обещание превратить лейбштандарт в “современное вооруженное подразделение наряду с рейхсвером” 6. С этого момента началось соперничество между армией и вооруженными частями СС, которое офицерский корпус отождествлял с усилиями по упрочению своего положения в “третьем рейхе”.

Позиции военного руководства — министра рейхсвера генерала В. фон Бломберга, командующего сухопутными войсками генерала В. фон Фрича и начальника Войскового ведомства (Генерального штаба сухопутных войск) генерала Л.Бека ослаблялись двумя факторами. Во-первых, вооруженные силы соперничали с различными партийными организациями, добиваясь поддержки Гитлера и постепенно утрачивая “надпартийность”. Во-вторых, военные считали СС потенциальным “заместителем” армии внутри страны, ведь рейхсвер традиционно стремился воздерживаться от участия во внутриполитической борьбе.

24 сентября 1934 г. Бломберг издал первое распоряжение, касавшееся организации, задач и подготовки к войне частей особого назначения СС 7. В документе отмечалось, что “СС являются политической организацией НСДАП и для решения политических задач им не нужны ни военная форма, ни военная структура, ни военное обучение. Они вооружены и организованы, исходя из политической точки зрения”. Поэтому вооруженные эсэсовские части — “отступление от принципа”. Батальоны двух полков СС (“Германиа” и “Дойчланд”) не имели общего места дислокации, только лейбштандарт был целиком расквартирован в Берлине. В мирное время части особого назначения должны были проходить боевую подготовку под контролем главнокомандующего сухопутными войсками, а во время войны полностью поступать в его распоряжение. Комплектование эсэсовских частей происходило на добровольной основе из числа военнообязанных, служба приравнивалась к службе в армии. Оружие, снаряжение и воинские уставы закупались у рейхсвера, а обучение командиров (фюреров СС) производилось в трех специальных юнкерских школах. Средства на их содержание выделял рейхсфюрер СС, ведь в приказе Бломберга подчеркивалось, что возможности помощи со стороны рейхсвера “весьма ограничены” 8.

Следовательно, вскоре после “усмирения” СА военное руководство вновь почувствовало угрозу, на это раз со стороны СС, и было заинтересовано в четком определении правового статуса, численности и функций вооруженных эсэсовских подразделений. Но приказ министра рейхсвера устраивал и Гиммлера: существование частей особого назначения было официально признано; в некоторых отношениях они были уравнены в правах с рейхсвером; создавались школы для подготовки офицерских кадров; наконец, ответственность военных специалистов за боевую подготовку эсэсовцев, которую генералы рассматривали как средство контроля, обеспечивала высокую боевую выучку, недостижимую без помощи рейхсвера.

Двусмысленное решение Бломберга стало причиной “окопной войны” между командованием сухопутных войск и руководством СС, содержанием которой стали темпы и пределы расширения частей особого назначения, милитаризация общих СС и правовой статус юнкерских школ 9. Гиммлер старался подчеркнуть свою лояльность в отношении рейхсвера, убеждая Фрича и Бека в том, что СС — своего рода “рыцарский орден”, целью которого является создание “высшей расовой и этической касты”, “дворянства крови”, которое должно будет 2 тысячи лет (!) оказывать влияние на развитие немецкого народа. Цели СС “заключаются не в создании военной организации параллельно с армией, а находятся в воспитательной и демографической области”. Рейхсфюрер СС напоминал генералам, что убийство Рема было совершено “и в интересах рейхсвера”, убеждал в своей полной поддержке монополии рейхсвера на оружие. В то же время он не мог скрыть, что в СС состояло 207 тыс. чел., организованных в 90 пехотных штандартов (полков), 30 моторизованных и 30 саперных штурмов (рот), а также 30 штурмов связи 10. Разумеется, аргументы Гиммлера не могли успокоить генералов, напуганных миражом “вторых СА”.


Случайные файлы

Файл
98377.doc
106824.rtf
27910-1.rtf
95070.rtf
69539.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.