Дебаты о создании системы ПРО в конгрессе США в 1995-1996 годах и российско-американские отношения (76217-1)

Посмотреть архив целиком

Дебаты о создании системы ПРО в конгрессе США в 1995-1996 годах и российско-американские отношения

Гаврилов Вячеслав Игоревич, аспирант кафедры всеобщей истории Ярославского государственного педагогического университета им. К.Д. Ушинского

Намерение официальных кругов США создать новейшую систему противоракетной обороны (ПРО) стало одним из конфликтных пунктов в российско-американских отношениях после завершения “холодной войны” и приобрело в наши дни особую актуальность. Прологом к такому решению стала инициатива республиканского большинства в конгрессе 104 созыва (1995 –1996 гг.) пересмотреть договор об ограничении противоракетных оборонных систем, подписанный СССР и США в 1972 году. В основу договора, заключенного в годы “разрядки”, был заложен принцип, согласно которому осуществление эффективной политики сдерживания возможно только в том случае, если стратегические силы смогут обеспечить нанесение эффективного ответного удара по агрессору [1]. В соответствии с этим принципом стороны пошли на обоюдное ограничение систем ПРО. Судьба соглашения по ПРО в середине 90-х годов вызвала большие дебаты между основными политическими силами в законодательном органе США и оказала существенное воздействие на межгосударственные отношения Соединенных Штатов и России.

Упреждая инициативы республиканцев, 16 февраля 1995 года группа конгрессменов от демократической партии во главе с ДэФазио внесла в палату представителей проект “Акта 1995 года о защите от баллистических ракет”, обозначив позицию по вопросу о ПРО парламентского меньшинства [2]. Оценивая международную ситуацию и ссылаясь на заявления руководителей разведывательных служб США, авторы законопроекта утверждали, что серьезную угрозу атаки ракетами дальнего действия со стороны каких-либо стран, кроме Китая и России, можно ожидать не ранее чем через десять лет. По мнению демократов, Соединенные Штаты имели в своем распоряжении достаточно средств, чтобы предотвратить распространение баллистических ракет дальнего радиуса действия, и эти средства значительно дешевле, чем создание и развертывание противоракетных технологий [2]. В законопроекте содержалось признание того факта, что с завершением “холодной войны” США должны увеличить свои военные расходы, однако указывалось, что государство наиболее всего нуждается в защите от ракет ближнего радиуса действия. Особое значение авторами билля было уделено сохранению договоренностей между Россией и США по вопросам разоружения. Они обращали внимание на то, что договор 1972 года почти четверть века способствовал сдерживанию гонки оборонных и наступательных типов ядерного оружия и остается важным средством для дальнейших сокращений российских и американских ядерных арсеналов. Поэтому в законопроекте было заявлено, что США должны оставаться верными духу и букве договора по ПРО 1972 года и расходовать предусмотренные биллем ассигнования на защиту от ракетных угроз на 1996 финансовый год в сумме 1,25 млрд. долларов, прежде всего на оборону против ракет ближнего действия [2]. Позицию демократического меньшинства разделял и официальный Вашингтон. На российско-американской встрече в верхах в мае 1995 года президенты России и США выступили с совместным заявлением, в котором отмечалось, что “как Соединенные Штаты, так и Россия привержены Договору по ПРО, являющемуся краеугольным камнем стратегической стабильности” [1].

Иною оценку современной роли договора по ПРО высказывали политики из лагеря республиканцев. Идейное обоснование их позиции сформулировал бывший госсекретарь США Генри Киссинджер, заявивший в 1995 году, что “с концом двухполюсного мира наступила смерть и теории “гарантированного взаимного уничтожения” [3]. “Эта теория не имеет смысла в многополюсном мире, где число ядерных держав все время увеличивается. Угроза взаимного уничтожения вряд ли остановит религиозных фанатиков, отчаявшиеся лидеры могут прибегнуть к шантажу ядерным оружием, и шантаж или инциденты могут выйти из-под контроля”, - считал Киссинджер [3]. Оппоненты администрации Клинтона в конгрессе обратились к проекту создания всеамериканской системы противоракетной обороны в конце лета 1995 года. Республиканцы заявляли, что у Америки на данный момент нет никаких средств защиты даже от одной баллистической ракеты, в то время как исключать случайных запусков таких ракет либо атаки со стороны враждебных режимов нельзя [4]. Результатом дебатов в конгрессе по законопроекту об ассигнованиях на систему ПРО стал компромиссный план, который был подготовлен четырьмя сенаторами – демократами Карлом Левином и Сэмом Нанном и республиканцами Джоном Уорнером и Уильямом Коэном. В соответствии с этим планом министерству обороны поручалось до 2003 года разработать и подготовить к развертыванию систему противоракетной обороны, при этом вопрос о ее размещении предполагалось решать в будущем с учетом стоимости системы, ее эффективности и актуальности. Поскольку создание названной системы вступило бы в противоречие с договором по ПРО 1972 года, план предусматривал проведение переговоров с Россией о его изменении, а также допускал возможность выхода из этого договора [5]. 6 сентября компромиссный план был утвержден сенатом: “за” проголосовало 85 законодателей, “против” – 13 [4].

Однако, несмотря на утверждение плана, в позициях республиканцев и демократов сохранились определенные расхождения по вопросу его реализации. Демократы были серьезно обеспокоены возможными последствиями создания ПРО для отношений между США и Россией. Так, комментируя принятие плана, один из его авторов, демократ Карл Левин, отмечал: “Я не возражаю против того, чтобы иметь готовую и развернутую систему, при условии, что не будет излишней спешки. Я резко возражаю против того, чтобы это делалось таким образом, чтобы повредить нашим отношениям с Россией и планируемому уничтожению ядерных вооружений” [4]. Одновременно с этим сенатор-республиканец Джон Кил, считавший, как и многие его коллеги по партии, договор 1972 года пережитком “холодной войны”, заявлял: “Честно говоря, я думаю, что договор по ПРО следует ревизовать, поэтому я не больно тревожусь, что мы не вполне в него впишемся” [4]. Таким образом, дебаты в конгрессе по компромиссному плану отчетливо показали, что вопрос о развертывании новой системы обороны был напрямую связан с процессом разоружения в США и России и отношениями двух стран в целом.

Принятие сенатом рассмотренного выше плана не поставило точку в дискуссии вокруг создания новой противоракетной обороны. На подготовку к развертыванию системы ПРО требовалось соответствующее бюджетное финансирование. Однако накануне 1996 года президент Клинтон наложил вето на проект военного бюджета Соединенных Штатов, назвав одной из причин своего решения несогласие со статьей проекта, предусматривающей создание и размещение на орбите в течение семи лет космической противоракетной оборонной системы, что вошло бы в противоречие с упоминавшимся выше договором 1972 года [6]. Необходимо отметить, что за законопроект проголосовали 267 членов палаты представителей и 51 сенатор, против – 149 и 43 соответственно, что лишило конгрессменов возможности преодолеть вето президента [7].

Дальнейшие дебаты по вопросу создания новой противоракетной обороны оказались связанными с ратификацией в сенате США договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-2). Член сената от штата Мичиган Карл Левин и еще 13 сенаторов-демократов в конце января 1996 года направили лидеру демократического меньшинства в верхней палате конгресса Тому Дэшлу письмо с призывом блокировать принятие законопроекта о военном бюджете на начавшийся год, пока республиканское большинство не назначит дату ратификации договора. В свою очередь, лидер республиканского большинства в сенате Роберт Доул заявил о своем намерении представить проект военного бюджета на подпись президенту Клинтону до конца текущей недели, надеясь, что до этого времени законопроект будет одобрен сенаторами [8]. В результате межпартийных согласований положительное решение по договору СНВ-2 в последних числах января состоялось [9].

Расхождения в подходах администрации и республиканского большинства по вопросу о противоракетной обороне наиболее отчетливо проявились весной 1996 года, когда на рассмотрение законодателей было вынесено два билля по проблемам обороны. Первый из них – “Акт 1996 года об обороне Америки” – был представлен 21 марта на заседании палаты представителей конгрессменом Бобом Ливингстоном от имени спикера палаты Ньюта Гингрича, председателя комитета по ассигнованиям Флойда Спенса и других лидеров республиканской партии [10]. Выступая в палате, Ливингстон подчеркивал, что данный законопроект резко контрастирует с идеологией администрации Клинтона, а также недвусмысленно провозглашает построение противоракетной обороны одним из высших национальных приоритетов Америки [11]. Соглашаясь с отказом от наступательного подхода к стратегическому сдерживанию времен “холодной войны”, республиканцы считали необходимым для поддержания стабильности в мире усилить сдерживание, основанное в большей степени на способности к обороне. Следует заметить, что целью договора 1972 года было предотвращение гонки как наступательных, так и оборонительных вооружений, то есть нарушение договора объективно наносило удар по разоруженческому процессу.

Ливингстон обозначил основные отличия в позициях республиканцев и администрации по вопросу о ПРО. В законопроекте предлагалось установить твердую дату развертывания национальной системы противоракетной обороны – к 2003 году, в то время как администрация предполагала в ближайшие три года осуществлять лишь подготовку к потенциальному развертыванию этой системы, а принятие соответствующего решения откладывала до 1999 года [11]. В отличие от администрации, республиканцы считали угрозу ракетной атаки по США реально существующей, ссылаясь, в частности, на данные американской прессы о возможном ударе Китая по Лос-Анджелесу. Своевременное создание новой противоракетной защиты, по мнению авторов проекта, уменьшило бы стимулы у враждебных Америке стран создавать или приобретать межконтинентальные ракеты [12]. Кроме того, республиканцы требовали создания системы ПРО, которая бы защищала всю территорию США, и указывали, что план администрации оставляет незащищенными от атак ракет дальнего действия со стороны Северной Кореи Аляску и Гавайи.


Случайные файлы

Файл
105716.rtf
112038.rtf
50129.rtf
33629.rtf
122503.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.