Политика Германии в Комитете по невмешательству (по немецким дипломатическим документам) (76150-1)

Посмотреть архив целиком

Политика Германии в Комитете по невмешательству (по немецким дипломатическим документам)

М. С. Орехова

В 1951 году совместно Государственным департаментом США и министерствами иностранных дел Великобритании и Франции были опубликованы трофейные документы по внешней политике Третьего рейха. Один из томов тематически был посвящен германской политике во время войны в Испании (1936-1939гг.) [1]. Специалисты, готовившие сборник к изданию, стремились по возможности не акцентировать внимание на некоторых аспектах предвоенной внешней политики Англии, Франции и США, не всегда делавших честь этим странам, что оказало влияние на подборку и характер публикуемых документов. Также следует учитывать, что часть архивов нацисты успели уничтожить до окончания Второй мировой войны. Поэтому во многом картина германской политики в Испании, реконструируемая по официальным документам сборника, особенно ее подлинные цели, не может быть полной.

Мятеж в июле 1936 г. против законного правительства в Испании и последовавшая за ним гражданская война вызвали широкий международный резонанс, приведший в условиях сложной международной обстановки 30-х гг. к интернационализации конфликта. По инициативе французского и британского правительств 27 европейских стран в августе 1937 г. подписали соглашение о невмешательстве в испанские события, а с начала сентября в Лондоне начал действовать Комитет по контролю за соблюдением соглашения о невмешательстве (далее - Комитет по невмешательству). Большое число опубликованных в названном сборнике документов относится к вопросу участия Германии в Лондонском Комитете по невмешательству. Они отчасти позволяют проследить основную линию германской политики, проводимой в комитете.

К началу работы Комитета по невмешательству (9 сентября 1936 г.) Гитлер не просто оказал разовую помощь мятежникам, но и принял решение о некоторой эскалации германского участия в конфликте. Принимая предложение о невмешательстве, немецкое руководство исходило из опасения по поводу возможной поддержки законного правительства Советским Союзом, именно поэтому оно настаивало на обязательном присоединении СССР к соглашению [2]. Кроме того, своим отказом Германия могла навлечь обвинения в содействии развязыванию войны в Испании.

На этапе подготовки к первому заседанию Комитета германской дипломатией было выяснено, что он должен служить только для обмена информацией, а не для контроля над поставками, поэтому Германия могла без затруднения принимать участие в его работе. 31 августа 1936 г. немецкая сторона выступила с предложением, чтобы дипломатические миссии в Лондоне сформировали комитет для обмена информацией под лозунгом нейтралитета, что должно было предупредить появление отдельного представительства с функциями контроля. Подобное предложение натолкнулось на сопротивление французской стороны, но вполне устраивало британских политиков [3]. Позиция Италии была аналогичной: принятие ею невмешательства диктовалось опасением, что промедление с установлением невмешательства поможет испанскому правительству. В действительности со стороны Германии и Италии не было никакого намерения соблюсти заявленные пункты соглашения. В дальнейшем немецкий и итальянский представители в Лондонском комитете тесно контактировали и действовали в соответствии с получаемыми инструкциями "хранить действия комитета на платоническом уровне" [4].

Уже в первый день работы Комитета немецкой дипломатии практически точно удалось оценить намерения французского и британского руководства: германский поверенный докладывал, что на заседании Комитета сложилось впечатление, что Франция и Англия не будут настаивать на немедленных активных действиях, их цель - успокоение оппозиции в своих странах, активизация которой была вызвана испанскими событиями [5]. Следует отметить, что документов, датируемых 9 - 17 сентября 1936 г. (время начала работы Комитета по невмешательству), в сборнике содержится всего 3, и только один из них имеет непосредственное отношение к работе Комитета. Едва ли германская дипломатия настолько невнимательно к нему относилась. Как уже отмечалось выше, можно предположить, что другие документы данного периода либо были уничтожены, либо по тем или иным причинам не были включены в сборник британского издательства.

Также в него практически не вошли документы о деятельности немецкого представителя в комитете в конце сентября - начале октября 1936г. Между тем, это был период достаточно активной работы Комитета и особенно советского представителя С.Б. Кагана. Он неоднократно в течение указанного времени акцентировал внимание его участников на фактах нарушения соглашения о невмешательстве немецкой и итальянской сторонами. Реакция немецкой дипломатии лишь косвенно отражена в документах данного сборника. Как известно, 6 октября 1936 г. С.Б. Каган выступил с предложением немедленно обсудить факты грубого нарушения соглашения Португалией, в портах которой свободно выгружались военные контингенты и техника из Италии и Германии. В качестве меры пресечения предлагалось установление контроля на испано-португальской границе. 7 октября председателю Комитета лорду Плимуту была передана нота советского правительства, в которой вновь обращалось внимание на действия Португалии и содержалось заявление, что в случае непринятия мер СССР будет считать себя свободным от обязательств по невмешательству [6]. К этому времени положение Испанской республики стало катастрофическим: войска мятежников стояли на подступах к Мадриду, и Франко надеялся на скорую победу [7]. 23 октября намерения Советского Союза выйти из Комитета по невмешательству были повторены в еще более категоричной форме [8]. Это вызвало недовольство и раздражение в Англии, Франции и Италии. О реакции немецкой стороны, которую, безусловно, не могли не задеть советские обвинения, можно косвенно судить по двум опубликованным документам: 12 октября посол Германии в СССР Шуленбург сообщил в МИД, что советская угроза отозвать представителя из Комитета является результатом обеспокоенности безнадежным положением Мадридского правительства и попыткой вынудить Англию и Францию к более активной политике. В связи с этим было решено не принимать никаких поспешных шагов, а дожидаться французской и британской реакции [9].

12 ноября 1936 г. в Комитете по невмешательству был единогласно принят ранее предложенный его председателем, лордом Плимутом, план контроля за соблюдением соглашения [10]. Однако его реализация затянулась. Документы сборника не отражают отношения Германии к подписанному плану, но можно предположить, что Германия, как и другие европейские страны, ожидала скорого падения республики. Однако военные операции Франко под Мадридом к середине ноября 1936 г. потерпели поражение, несмотря на то, что победа была настолько близка, что правительства Германии и Италии поторопились официально признать Франко главой Испании [11]. Становилось очевидным, что гражданская война приняла затяжной характер.

В декабре 1936 г. советский представитель в Комитете выступил с предложением распространить соглашение о невмешательстве и на отправку добровольцев в Испанию. В ответ 7 декабря Нейрат заявил, что Германия одобрила действия Франко и контроль не имеет практической значимости [12]. Однако в меморандуме британскому и французскому посольствам от 12 декабря 1936 г. немецкое правительство, вопреки более раннему заявлению, утверждало, что Германия готова продолжить обсуждение [13]. В Комитете немецкий представитель настаивал на том, чтобы вопрос о добровольцах не обсуждался отдельно, а только вместе с вопросами о других формах вмешательства, включая финансовую помощь [14].

24 декабря 1936 г. Англией и Францией был предложен план установления контроля на франко-испанской и испано-португальской границах, а также морского патрулирования прибрежных испанских вод, причем британское правительство призывало каждую страну в отдельности запретить отъезд добровольцев в Испанию, не дожидаясь длительных переговоров в Лондонском комитете [15].

Январь 1937 г. отмечен оживленной дипломатической перепиской между министерством иностранных дел Германии и ее послом в Англии. В сборнике представлено более 10 документов по этому вопросу. В них хорошо прослеживается стремление немецкой дипломатии отсрочить установление действенного контроля. Германия соглашалась принять британский план, но при условии, что все государства сделают то же самое одновременно, на тех же условиях [16]. Меморандум министерства иностранных дел от 13 января проясняет позицию Германии: принимая план контроля, немецкая сторона руководствовалась нежеланием быть втянутой в европейскую войну; к тому же на этом этапе она не собиралась посылать большие военные контингенты в Испанию [17]. Итальянское руководство не могло открыто саботировать принятие плана, но в связи с ожиданием скорой отправки большого контингента войск стремилось затормозить внедрение действенного контроля [18]. Между Римом и Берлином было достигнуто соглашение, что до 31 января должны предприниматься максимальные усилия для помощи Франко, а до этого времени следует затягивать окончательное решение по установлению контроля. Они согласились с его введением, но не раньше середины февраля [19].

Между тем намерения Франко отвергнуть предложения по контролю компрометировало Германию и Италию. В такой ситуации германские дипломаты считали лучшим, если Франко в принципе примет британский вариант, но затем найдет предлог для задержки его реализации [20]. В конце января 1937 г. Франко неожиданно вопреки немецкому совету дал отрицательный ответ на предложение допустить представителей Комитета на территорию, контролируемую мятежниками [21]. В связи с этим 28 января 1937 г. Комитетом по невмешательству было принято решение контролировать внешние сухопутные и морские границы Испании, с которым Германия и Италия полностью согласились [22]. Но, как и в случае с предыдущим планом, вслед за формальным его принятием шла дипломатическая переписка, цель которой - максимальная отсрочка конкретных действий. 16 февраля 1937 г. в Комитете по невмешательству были согласованы тексты документов по вопросам о добровольцах и контроле. Запрет на посылку добровольцев должен был начать действовать с начала февраля 1937 г., новый план контроля - с 6 марта. Оба плана были приняты единогласно, однако германская и итальянская дипломатии вновь прибегли к излюбленной тактике затягивания практического воплощения контроля.


Случайные файлы

Файл
69935.rtf
11321.rtf
169882.rtf
81278.rtf
diplom.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.