Начало гражданской войны в Испании и политика Германии (76147-1)

Посмотреть архив целиком

Начало гражданской войны в Испании и политика Германии

В. А. Горковенко

Несмотря на то, что после окончания гражданской войны в Испании прошло около шестидесяти лет, связанные с ней события продолжают волновать историков всего мира. Важность этой темы продиктована тем, что внутренний конфликт в одной из периферийных стран Европы мог стать прологом к мировой войне.

В 1936 году начали свое формирование два военно-политических блока, явившиеся основными действующими силами в будущей войне. Поэтому представляется важным для определения динамики развития международных отношений в конце 30-х годов, приведших к мировой катастрофе, проследить политику ведущих западных держав по отношению к испанским событиям. Особого внимания, на наш взгляд, требует роль в испанской войне Германии как одного из главных ее участников. Остановимся на тактике германской дипломатии в начале франкистского мятежа.

Изучая испанские события лета 1936 года, следует ответить на несколько вопросов: во-первых, знал ли Гитлер о подготовке мятежа, во-вторых, какие он имел цели в связи с началом испанских событий, в-третьих, какова была мотивация помощи франкистам.

Советская историография, рассматривая эти проблемы, была категорична. Подчеркивалось, что Гитлер с самого начала путча проводил политику поддержки Франко, начал испытания новых видов оружия, а также очень хотел не допустить советизации Испании [1]. Для доказательства данной точки зрения нередко события выхватывались из хронологической цепи, приводились документы более позднего, чем лето 1936 года, времени. Роль испанских событий также истолковывалась очень односторонне, только как звено в цепи подготовки Гитлером новой мировой войны [2].

Знал ли Адольф Гитлер о подготовке переворота? Вполне возможно, что фюрер мог предполагать возможность военного мятежа в Испании. Советские исследователи однозначно утверждают, что заговорщики до начала выступления обращались к Гитлеру по поводу поставок оружия. Так, в марте 1934 года в Берлин приезжал глава Испанской фаланги X. А. При-мо де Ривера, а в марте 1936 года в германской столице побывал руководитель заговора генерал Санхурхо. Там он вел переговоры о закупке большой партии военного снаряжения [3]. В свою очередь, немецкое правительство постоянно следило за политическими событиями на Пиренейском полуострове, и германский поверенный в делах Фелькерс постоянно телеграфировал в Берлин об изменениях обстановки [4]. Впрочем, таким же образом поступали и другие западноевропейские дипломаты, поэтому внимание Германии трудно считать особым. Факт закупок немецкого оружия также нельзя расценивать как подтверждение того, что Гитлер был информирован о мятеже. Вспомним, что Испания в то время была отсталой в военном отношении страной. В испанской армии было всего полтора-два десятка устаревших танков Renault FT 17 и Fiat 3000, не хватало пушек, пулеметов, авиация состояла из самолетов времен первой мировой войны [5]. Поэтому естественным можно считать желание испанского армейского командирования модернизировать национальные вооруженные силы, и ни о какой тайной миссии Санхурхо делать выводы не стоит, тем более что подобные закупки Испания проводила и в других странах, например во Франции.

Гитлер понимал, что Испания тесно связана экономическими нитями с Великобританией, которая контролировала около 20 процентов иностранных инвестиций в испанскую экономику, а осложнять отношения с "владычицей морей" не входило в тот момент в планы фюрера [6]. Многие иностранные исследователи полагают, что Гитлер ничего не знал о заговоре и планах его участников [7]. Косвенным подтверждением этому может служить тот факт, что на момент мятежа фюрера вообще не было в Берлине. Он наслаждался музыкой на Вагнеровском фестивале в городе Байройт. Никаких особых директив на случай каких-либо событий в Испании он не оставил и в заинтересованных министерствах: иностранных дел и военном. Поэтому они и ответили на первые просьбы Франко отказом, а министр иностранных дел Рейха Нейрат настоятельно советовал Адольфу Гитлеру не ввязываться в испанскую авантюру [8].

Но Франко решил продублировать просьбу и обратился напрямую к Гитлеру. Он надеялся, что его хорошо помнят в Германии как начальника испанского генштаба. В июле 1936 года Франко еще не был официальным вождем мятежников, но надеялся, что фюрер выберет именно его для переговоров [9].

Эмиссары Франко прибыли к Гитлеру 25 июля и смогли убедить его в благоприятных перспективах победы, а немецкий предприниматель Бернхард, живший в Испании, доказал целесообразность создания экономической организации для торговли и обмена с Испанией. Как явствует из записи беседы Гитлера и Бернхарда от 25 июля, фюрер счел, что победа мятежников позволит Германии вытеснить англо-французский капитал из Испании и направить туда свой, а рейхсминистр авиации Геринг предложил испытать свои ВВС в военных условиях [10].

Несмотря на протесты Нейрата, военного министерства, И. фон Риббентропа, Гитлер согласился помочь испанским фашистам, рассчитывая, что мятежники быстро захватят власть. Но его согласие было дано не в результате предварительного планирования, а в большей степени импульсивно, под влиянием уговоров Бернхарнда и Геринга [11]. Тогда же в Берлине решили, на кого из участников и руководителей мятежа сделать ставку, но, по свидетельству начальника III отдела германской военной разведки генерал-лейтенанта Р. Бамлера, кандидатуру Франко в качестве руководителя мятежников предложил адмирал Канарис, руководитель Абвера, как человека, наиболее подходящего для осуществления германских интересов в Испании [12].

Поначалу Гитлер не планировал крупномасштабную помощь франкистам. Речь шла лишь о поставке нескольких десятков самолетов транспортной авиации для переброски мятежных войск из Марокко в Испанию. Фюрер не знал позиции Англии и Франции и понимал, что конфликт с ними был не в интересах Германии, он приказал операцию проводить тайно. Только после того, как в результате авиакатастрофы 30 июля 1936 года мировому сообществу стало известно о вмешательстве фашистских государств в испанские события и определилась нейтральная позиция английского и французского кабинетов, в Берлине смогли приступать к разработке дальнейших планов участия в конфликте [13].

Таким образом, лишь с началом операции "Фейерзаубер" (по переброске техники в Испанию) германский диктатор и его ближайшее окружение стали анализировать ситуацию вокруг испанского мятежа и планировать соответствующие действия. В августе 1936 года немецкому руководству стало ясно, что быстрого захвата власти у Франко не получилось и хотя "... националисты делают успехи...", до полной победы им еще далеко [14].

Британский историк К. Лейтц считает, что фюрер прекрасно понимал: Великобритания, имея стратегические интересы в Испании, не будет препятствовать третьей стороне расправиться с коммунистами и помочь националистам [15]. В германских интересах было усилить эту тенденцию британской политики. Для этого удобной была ширма борьбы с большевизмом. Английское руководство опасалось, что с коммунизацией Испании там будут потеряны британские инвестиции и закончится их присутствие на полуострове, не говоря уже об эвентуальной советизации Франции. Поэтому Геринг не случайно заметил, что британские тори могут эксплуатироваться на боязни большевизма. Этим ходом Гитлер сразу убивал двух зайцев, усыплял бдительность английских дипломатов и лишал своего противника - СССР - союзников на западе Европы, что было важной стратегической победой Германии [16].

Предложив в августе 1936 года политику невмешательства в дела Испании, Англия, в определенной степени, начала игру на руку фюреру. Германия согласилась в ней участвовать, так как открытое противостояние с Великобританией было невыгодно Германии ни политически, ни экономически. В немецкой прессе даже прошла пропагандистская акция, в которой правительство запрещало подданным рейха выезжать в Испанию и вводило большие штрафы для капитанов судов, замеченных в испанских водах [17]. Однако согласие на участие в политике "невмешательства" Гитлер, а также Муссолини обусловили присоединением к ней СССР. Соглашение о невмешательстве было подписано в конце августа 1936 года, но уже 15 сентября Мадрид направил ноту протеста Германии, Италии, Португалии и в Комитет по невмешательству в связи с нарушениями этими странами Соглашения, в то время как невмешательство, запрещавшее, в частности, поставку оружия обеим сторонам, фактически превратилось в блокаду законного правительства [18].

Дав согласие на участие в Комитете, Гитлер надеялся, что быстрая победа Франко сведет его работу на нет. Более того, фюрер надеялся с помощью этой организации вбить клин между Великобританией и Францией [19].

С углублением гражданской войны внимание европейской дипломатии к Испании все более усиливалось и отвлекалось от других проблем. К осени 1936 года Гитлер решил воспользоваться моментом, чтобы попытаться удовлетворить свои притязания в Австрии и Чехословакии. Для этого ему нужно было, в первую очередь, отвлечь внимание Италии от Центральной Европы. Поэтому он использовал желание Муссолини получить хотя бы западное Средиземноморье под свой контроль. В беседе с итальянским министром иностранных дел графом Чиано 24 октября 1936 года германский лидер обещал Италии поддержку и заявил, что она должна наращивать присутствие в Испании. Они договорились о разделе сфер влияния: дуче получал Средиземное море, Гитлер - Австрию и Восточную Европу [20].


Случайные файлы

Файл
26708-1.rtf
Kompleksni_chisla.doc
12106-1.rtf
63880.rtf
85914.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.