Поэтический и реальный образ Ярослава Осмомысла (75589-1)

Посмотреть архив целиком

Поэтический и реальный образ Ярослава Осмомысла

М.К.Юрасов

Автор "Слова о полку Игореве" в одном из мест поэмы обращается к галицкому князю Ярославу Осмомыслу (1153 — 1187 гг.): "Галичкы Осмомысле Ярославе! / Высоко седиши на своем златокованнем столе, / Подпер горы Угорскыи / Своими железными полкы, / Заступив королеви путь, / Затворив Дунаю ворота, / Меча бремены чрез облакы, / Суды рядя до Дуная".

В этом отрывке неизвестный автор, поэтически характеризуя военную мощь галицкого князя и стратегическое значение его земель, представляет нам картину величия Ярослава Осмомысла, которое наиболее ярко проявляется в его взаимоотношениях с соседними государствами. При этом подчёркивается роль Ярослава как князя, не только сдерживавшего венгерский натиск на русские земли, но и распространившего свою власть вплоть до нижнего Дуная, т.е. до северных пределов Византии. Безусловно, главной задачей художника слова является создание ярких запоминающихся образов, но у историка невольно возникает вопрос: насколько адекватно поэтическое описание величия Ярослава Осмомысла реальному положению дел на галицком порубежье и насколько велика заслуга самого князя в обеспечении безопасности юго—западных границ Древней Руси?

Вступив на престол в самом начале 1153 г. после смерти своего отца Владимирко Володаревича (1141 — 1153 гг.), Ярослав Осмомысл унаследовал крайне нестабильную ситуацию в отношениях с западными соседями, прежде всего, с Венгрией. Ещё за год до смерти Владимирко Володаревичу пришлось воевать с венграми, король которых Геза II (1141 — 1162 гг.) неоднократно приходил на помощь своему родственнику — киевскому князю Изяславу Мстиславичу. Поражение Владимирко Володаревича могло стоить ему трона, однако (уже не в первый раз) галицкий князь подкупил часть венгерской знати, а затем направил послание главе венгерской церкви и некоторым военачальникам, в которых напоминал об услугах, оказанных им отцу тогдашнего короля — Беле II (1131 — 1141 гг.) 1.

Дары галицкого князя достигли своей цели: Геза II отказался от своих планов смещения престола Владимирка Володаревича. По настоянию его и венгерской знати Изяслав и его союзники, рассчитывавшие на занятие Галицкого княжества, вынуждены были согласиться на принятие присяги Владимирко в верности 2, которую хитрый галицкий князь и не думал исполнять. Более того, в присутствии киевского посла Петра Бориславича Владимирко издевательски назвал крест, на котором он приносил клятву верности "маленьким крестиком" 3. Новую войну предотвратила смерть Владимирка Володаревича.

При вступлении на престол Ярослав Владимирович постарался, насколько мог, снять остроту противоречий, существовавших между его отцом и киевским князем. На словах он изъявил покорность Изяславу, но, на деле, с самого начала пытался проводить независимую политику, что вызвало новое наказание галичан, потерпевших в 1153 г. позорное поражение под Требовлем 4.

Однако в дальнейшем обстоятельства складываются весьма благоприятно для Ярослава Осмомысла, поскольку в 1154 г. Изяслав Мстиславич умирает, после чего в Киеве начинается привычная борьба за власть, победителем в которой вышел Ярославов тесть Юрий Долгорукий, в третий раз ставший номинальным лидером русских земель и сохранивший за собой киевский престол вплоть до своей смерти в 1157 г.

Что же касается внешнего фактора, то начало правления Ярослава Осмомысла ознаменовалось длительным миром с венграми. Король Геза II обещал своим русским родственникам продолжать оказание военной помощи в случае обострения межкняжеских конфликтов, однако не мог этого сделать, поскольку был занят не прекращавшейся до 1156 г. венгеро—византийской войной. Боевые действия на Балканах ограничили возможности короля лишь оказанием материальной помощи своим русским родственникам.

Так, киевская летопись под 6663 (1155) г. сохранила свидетельство о том, что "Володимеръ Мьстиславичь пусти матерь свою Мьстиславлю въ Оугры ко королеви, зятеви своему. Король же вда много имения тещи своей" 5. Под следующим годом летописец рассказывает о том, что приезжавший к Гезе II в Венгрию брат Изяслава Владимир Мстиславич не получил от короля никакой конкретной помощи" 6.

Радикальное изменение ситуации в Южной и Юго—Западной Руси должна была учитывать венгерская правящая верхушка, определяя новые приоритеты своей восточной политики. Возможно, уже тогда при венгерском дворе обсуждался вопрос о восстановлении добрососедских отношений с Галичем, которые существовали при Беле II.

Однако произошло это не сразу, а через несколько лет. Пока же, в 1156 г., замирившись с Византией, Геза II лишь временно отказался от активных внешнеполитических акций на восточных границах своего королевства, поскольку участие венгерского войска в операциях в Галицком княжестве, а затем на Балканах, обострило внутренние противоречия в стране. Братья короля — Ласло и Иштван — заявили о своём недовольстве планами Гезы II завещать престол сыну Иштвану, поскольку это, по их мнению, нарушало сложившуюся в государстве традицию.

О том, насколько далеко простирались их требования, свидетельствует тот факт, что даже создание новых герцогских держаний специально для братьев Гезы II 7 не способствовало нормализации отношений в королевской семье, и вскоре Ласло и Иштван бежали в Византию 8.

Всё это заставило венгерского короля сблизиться с германским императором Фридрихом I Барбароссой, который в то время также стал врагом Византии. По мнению венгерской исследовательницы Марты Фонт, на рубеже 50 — 60—х гг. XII в. могло произойти и галицко—венгерское сближение. Главной причиной тому, скорее всего, была явная антивизантийская политика Ярослава Осмомысла в первые годы его княжения 9.

Едва утвердившись на престоле и воспользовавшись борьбой за Киев Юрия Долгорукого, Ярослав утвердился в Понизье — землях вдоль Днестра и Прута, простиравшихся до нижнего Дуная. Это категорически не понравилось Юрию, попытавшемуся после окончательного подчинения Киева восстановить былые права великих киевских князей на занятые Ярославом территории. Безуспешные попытки Юрия Владимировича продолжил сменивший его на троне Изяслав Давыдович (1157 — 1159), ставленником которого стал берладский князь Иван Ростиславич — двоюродный брат Ярослава.

Утверждение Ярослава Осмомысла в Понизье вызвало негативную реакцию как в Киеве, так и в Византии, Венгрии, Польше и у половцев 10. Однако галицкому князю удалось не только отбить нападение союзных венграм половцев, но и разгромить Ивана Берладника, сначала блокировавшего галицкую морскую торговлю, а затем попытавшегося занять ряд городов, подвластных Ярославу Осмомыслу. Тогда же, в 1158 г., Польша, Венгрия, а также смоленские, волынские и черниговские князья признали власть Ярослава над Понизьем 11.

Изяслав Давыдович, тем временем, не оставлял планов сокрушения могущества галицкого князя и вскоре предпринял новое вторжение на земли Ярослава Осмомысла, чтобы "поискать волости" для Ивана Берладника. Попытка эта оказалась ещё более неудачной, чем предыдущая, и стоила Изяславу великокняжеского престола. Галицкий князь в союзе с волынским князем Мстиславом Изяславичем занял Киев, после чего союзники пригласили княжить туда Ростислава Мстиславича Смоленского (1159 — 1167 гг.). Иван Берладник, о выдаче которого Ярослав неоднократно просил Изяслава Давыдовича, вынужден был покинуть пределы Руси и, в конечном итоге, обосновался в Византии.

Так в Галиче и Венгрии сложилась сходная ситуация, когда родственники правивших монархов находились в Византии, где строили планы захвата престола с её помощью. Все они имели сторонников среди знати, находившейся в оппозиции к венгерскому королю или галицкому князю. Таким образом возникли условия для естественного сближения Гезы II и Ярослава Осмомысла.

Ивану Ростиславичу Берладнику так и не удалось в то время организовать поход на Галич, а в 1162 г. он умирает в Фессалониках, скорее всего, от яда 12. В этом же году уходит из жизни и венгерский король Геза II. Известие о вступлении на трон Иштвана III (1162 — 1172 гг.) подвигло его дядьёв Иштвана и Ласло на начало открытой борьбы за власть над Венгрией с византийской военной помощью. При этом, на первых порах речь шла не о вторжении византийской армии в Венгрию, а лишь о поддержке герцогов оружием и деньгами 13.

Первое правление Иштвана III продлилось всего полтора месяца, после чего престол захватил его дядя Ласло II (середина июля 1162 — середина января 1163). После смерти Ласло II на троне в течение полугода находился его брат, вошедший в историю под именем антикороля Иштвана IV. Наконец, 19 июня 1163 г. армия Иштвана III победила войско Иштвана IV под Секешфехерваром, после чего законный король крепко удерживал бразды правления вплоть до самой смерти.

В то же время император Мануил I Комнин (1143 — 1180 гг.) не терял надежды подчинить Венгерское королевство своей власти. После смерти Ласло II и изгнания из Венгрии Иштвана IV Мануил, заключив в 1164 г. выгодный договор с венгерским королём, выдал замуж за наследника престола Белу (младший брат Иштвана III — будущий король Бела III) свою дочь Марию.

Характерно, что древнерусские летописи и средневековые латиноязычные исторические сочинения королевства Венгрии ничего не сообщают о союзнических отношениях между Ярославом Осмомыслом и Иштваном III. Об этом свидетельствует лишь византийский историк Иоанн Киннам (середина XII — начало XIII в.). Этот автор достаточно подробно описывает военный конфликт, вспыхнувший между Венгрией и Византией после смерти Гезы II, в пятой книге своего труда 14, посвящённого описанию царствований двух представителей династии Комнинов — Иоанна II (1118 — 1143 гг.) и его сына Мануила. Оба они проводили открытую антивенгерскую политику, причём Мануил делал это более агрессивно 15.


Случайные файлы

Файл
65320.rtf
72826-1.rtf
~1.DOC
35221.rtf
63513.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.