Коллаборационисты: казачьи части вермахта на Украине (75557-1)

Посмотреть архив целиком

Коллаборационисты: казачьи части вермахта на Украине

П.Н.Крикунов

В годы Второй мировой войны, как и во многих войнах прошедших эпох, имело место такое явление как коллаборационизм, т.е. сотрудничество с врагом, против которого вело войну то или оное государство. Были коллаборационисты и в СССР, когда наша страна отстаивала свою независимость в смертельной схватке с гитлеровской Германией.

Причины сотрудничества c противником были разными: от неприятия советского строя до элементарного стремления хоть как-то выжить в условиях оккупации и плена.

Наиболее активная форма коллаборационизма — участие в боевых действиях против Красной Армии и советских партизан. Среди антисоветских формирований, воевавших на стороне вермахта, были и казачьи части.

Что же за люди служили в этих казачьих формированиях и, что заставило их пойти на службу в армию страны, идеология лидеров которой рассматривало славян как недочеловеков? Что это было — слабоволие, ненависть к советской власти или просто желание спасти себе жизнь? Можно не сомневаться, что почти половина "казаков" не принадлежали ни к бывшему казацкому сословию, ни к казачьим частям Красной Армии и называлась казаками лишь потому, чтобы как-нибудь вырваться из лагерей военнопленных и, тем самым, спасти себе жизнь. Какие были условия, если это можно назвать условиями, содержания в немецких концлагерях, объяснять не надо. Происходившее вокруг убеждало военнопленных, что режим питания в плену рассчитан на безусловную голодную смерть в течение 5 — 6 месяцев. Как пример можно привести следующий факт: "Во Владимир-Волынском лагере начсостава осенью 1941 насчитывалось около 8000 человек. До марта месяца 1942 года из этого числа умерло 6000 тыс. человек, а остальные 2000 умерли в апреле — мае месяцах" 1. При этом перспектива голодной смерти не только не замалчивалась, а наоборот широко использовалась вербовщиками в своей агитации за вступление в казачьи отряды. Естественно, что при таких тяжёлых условиях существования, находилось немало охотников стать "казаками" и "послужить" Гитлеру.

Но все ли, согласившись на это, действительно служили немцам верой и правдой? Вот как на этот вопрос отвечает начштаба 10-го Донского полка Долгов, который с группой солдат и офицеров и всей документацией перешёл на сторону советских партизан Пинской области: "Средний и младший комсостав резко делились на три группы. Первая и самая большая — это люди с твёрдым убеждением разложить эти полки и при первой возможности бежать с оружием и с верными патриотами в партизанские отряды. Они между собой были объединены в группы и их старались направлять в одно и тоже подразделение. Вторая группа — это люди загадочные, часть из них молчаливые, трудно узнаваемые, другая часть временами бурно и открыто выступающие против немцев, поэтому от них старались держаться подальше, ибо они могли принести вред. Третья часть — наибольшая, зачастую самая глупая и, к сожалению, выходцы с Украины и других национальных республик, была предательски нашему народу (тут не совсем понятно какая же часть была наибольшей — П.К.). То же можно сказать и о составе штаба формирования. Труднее было определить рядовой состав, весь он поступал из лагерей военнопленных измученным и голодным. Здесь кормили лучше, чем в лагерях военнопленных, они набрасывались на питание и как будто этим только и были заняты" 2.

Показания бывшего офицера-предателя могут вызвать возражения, дескать, он хотел загладить вину, поэтому и сочинил целую легенду о якобы существующей подпольной группе. Но есть и другие факты, подтверждающие, что очень многие шли служить к немцам с одной целью: сохранить свои жизни для последующей борьбы за освобождение Родины. Эти героические люди делали на своей временной службе оккупантам всё для того, чтобы как можно быстрее бежать к партизанам.

Для борьбы против них немцам пришлось даже выработать специальные меры против побегов: "1. Казаки были распределены мелкими группками без офицеров по штыцпунктам (пункт питания — П.К.) под командованием немецких унтер-офицеров. 2. Казачьим офицерам разрешалось быть только там, где имелись немецкие старшие офицеры. 3. Первые месяцы офицерам штаба ездить без разрешения по штыцпунктам запрещалось, а разрешения умышленно не давались" 3. Эти профилактические меры применялись в частности в 10-м Донском казачьем полку, правда, в этом случае они не помогли, так как после перехода на сторону партизан начштаба полка с документами, за ним последовала большая часть личного состава, оставшуюся часть "немцы разоружили и отправили в концлагеря, а командира полка и его заместителя расстреляли" 4. Всех вызывавших подозрения офицеров немцы старались как можно быстрее заменить на своих проверенных людей, поэтому неудивительно, что им часто приходилось жертвовать профессионализмом ради лояльности (очень часто на офицерские должности назначались рядовые, которые, естественно, не обладали необходимыми знаниями). Несмотря на все эти меры предосторожности, воспрепятствоать переходу казаков на сторону партизан не удавалось, поэтому немцам пришлось даже для предотвращения возможности попадания оружия и боеприпасов партизанам, издать приказ о замене русского оружия в полицейских и изменнических формированиях на оружие иностранных систем 5.

Одним из основных центров по формированию боевых частей из казаков был созданный на Украине Главный штаб Формирования Казачьих Войск.

В феврале 1942 года, несколько военнопленных советских офицеров, содержавшихся в Винницком лагере, выступили с инициативой создания казачьих частей. 23 февраля один из них написал заявление, в котором просил разрешения сформировать отряды казаков (казачью сотню). Это заявление 2 марта было передано одному из представителей командования и встретило благожелательное отношение со стороны немецкой администрации. Надо отметить, что эта инициатива была поддержана и частью военнопленных. Впечатление, которое производил инициатор, разгуливая в казачьей форме, было настолько сильным, что вокруг него собиралось всё больше и больше охотников служить немцам.

Уже через месяц, 25 мартаказачий отряд состоял из 38 человек, причём здесь были не только рядовые, но и лейтенанты, капитаны и даже один майор, а численность отряда быстро росла. Как свидетельствует строевая записка от 2 апреля, добровольцев казаков на это момент насчитывалось 508 человек, в том числе 17 человек командного состава. На следующий день казакам был произведён смотр, в результате которого было вынесено положительное решение о будущем казачьих частей. На военнопленных этот смотр произвёл огромное впечатление, поскольку показал серьёзные намерения по отношению к ним со стороны германского командования, и новые добровольцы, ещё вчера колебавшиеся и сомневающиеся, беспрерывно объявлялись — уже к 17 мая 1942 года число их достигло 1600 человек 6.

После смотра все казаки были переведены в отдельные помещения и, таким образом, выделены из общей массы военнопленных. Более того, чтобы можно было отличать их от остальных, всем им на гимнастёрках нарисовали погоны.

27 мая в лагерь прибыл представитель штаба командующего лагерями военнопленных на Украине капитан фон Брауде. Перед собравшимися он произнёс речь, в которой коснулся службы казаков на протяжении всей истории Российской империи, их традиций, жизни при Советской власти, а в конце призвал к объединению и к борьбе за восстановление казачьей жизни, казачьих прав. Эта речь произвела на деморализованных пленом казаков огромное впечатление, они снова почувствовали себя настоящими солдатами, в которых действительно нуждаются. Капитан фон Брауде также огласил приказ о формировании трёх отрядов и отправке их для несения службы вспомогательных войск. Уже 6 июня первые два отряда в составе 400 и 200 человек были погружены в отрытые вагоны и отправлены по назначению. 7 июня 1942 года был отправлен и 3-й отряд, численность которого была 800 человек 7.

После отправки первых отрядов с 9 по 10 июня был произведён новый набор казаков из числа военнопленных, находящихся в общем лагере. В результате было получено пополнение из 118 офицеров и 1320 казаков. 18 июня 1942 года был получен приказ об их отправке в г. Славуту и организации там центра формирования казачьих частей 8. Славута, в соответствии с распоряжением штаба командующего лагерями военнопленных на Украине, становилась местом концентрации всех взятых в плен казаков, которые направлялись сюда из шталагов Ковеля, Дарницы, Белой Церкви и других мест.

Если организация казачьей сотни по инициативе нескольких человек, разросшаяся до формирования отряда в условиях Винницкой действительности, должна рассматриваться как частный случай создания сравнительно немногочисленной воинской части, то, начиная с приказа о переезде казаков в Славуту, этот вопрос перерос рамки частного случая и превратился в систематическую организованную деятельность.

Когда первый транспорт из Винницы прибыл в Славуту, сюда уже были свезены казаки из других лагерей и на 28 июня 1942 года общее их количество достигло 5.826 человек 9. Наличие такой массы людей и ожидание последующего пополнения послужило основанием для принятия решения об организации казачьего корпуса и штаба формирования. Тогда же было решено сформировать части по войсковому принципу, а именно: Донские, Кубанские, Терские и сводные, куда вошли бы казаки небольших областей и представленные в лагере в небольшом количестве.


Случайные файлы

Файл
181175.rtf
27073.rtf
41634.rtf
ref-18680.doc
prognoz.DOC




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.